<<
>>

§ 6. Этнософия М. Херсковица и концепция культурного релятивизма как основа требования уважения культурных различий и политики мультикультурализма

В 1947 г., в канун голосования Генеральной Ассамблеи ООН по вопросу принятия Международной Декларации прав человека, Американская антропологическая ассоциация обратилась с заявлением в комиссию, занимающуюся подготовкой проекта Декларации.
В заявлении доказывалось, что уважать права индивидуума — значит уважать культурные различия. Поэтому попытка формулировать нормы, порожденные ценностями одной конкретной культуры, противоречит Декларации прав человека, рассматривающей человечество в целом. Ассоциация настаивала, что даже в тех обществах, которые отрицают право граждан на участие в управлении или пытаются завоевывать слабые народы, основополагающие культурные ценности могут быть актуализованы для того, чтобы привести народы этих стран к осознанию последствий действий их правительств и тем самым остановить дискриминацию и порабощение283.

Позиция Американской антропологической ассоциации формулировалась, как известно, М. Херсковицем, одним из ведущих представителей школы культурного релятивизма284. Суть данного научного направления состоит в признании равноправия различных культур независимо от уровня их развития, сложности и самобытности.

Квинтэссенцию своих теоретических изысканий М. Херсковиц иногда называл «этнософией» — своеобразной философией культурно-антропологических исследований. Большое духовное влияние на формирование взглядов М. Херсковица оказал В. Дильтей, один из ведущих представителей философии жизни.

М. Херсковиц представлял человеческое общество как совокупность разнонаправленно развивающихся культур, каждая из которых состоит в специфической системе ценностей. Эта система имеет конкретный «культурный фокус». Так, доминантой культуры некоторых островов Микронезии является выращивание ямса, доминантой культур ряда коренных народов Севера — использование оленя и пр. Из разнообразия систем ценностей вытекает несоизмеримость критериев прогресса в связи с наличием различных типов культур.

Автор выделяет три аспекта культурного релятивизма: методологический, философский и практический285.

Методологический аспект касался способа познания культур на основе ценностей, принятых у данного народа, соответственно в его рамках описывать жизнедеятельность индивидов необходимо в терминах их собственной культуры. Философский аспект культурного релятивизма состоит в отрицании обязательной последовательности этапов социальной эволюции и признании множественности путей культурного развития. Практический аспект допускает неприкосновенность одних архаических культур и модернизацию других подобных культур, по возможности, без разрушения их культурной самобытности. Этот аспект культурного релятивизма С.А. Токарев формулировал в виде следующего принципа: «Нельзя присваивать себе право вмешиваться в жизнь какого-то племени под тем предлогом, что оно неспособно к самостоятельному развитию».

Культурный релятивизм критиковался за абсолютизацию локальных автохтонных ценностей. В каждой культуре, безусловно, существовали и существуют ценности, которые дисфункциональны не только в локальном, но и в глобальном, общечеловеческом масштабе. Поэтому последовательный культурный релятивизм должен состоять в релятивизации ценностных систем всех локальных культур.

Благодаря идеям М. Херсковица большее внимание стало уделяться достижениям архаических и традиционных культур. Плодотворность идей данного исследователя в достаточной мере подтвердилась в опыте модернизации «отсталых» народов, который показал, в частности, что это может вести к массовой деградации населения, алкоголизму, преступности.

Отстаивавшийся М. Херсковицем принцип уважения культурных различий нашел определенное отражение в Конвенции МОТ № 169 «О коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни, в независимых странах» 1989 г. Так, в ст. 5 Конвенции указывается: «При применении положений настоящей Конвенции: а) признаются и охраняются указанные социальные, культурные, религиозные и духовные ценности и практика указанных наро- дов и должным образом учитывается характер проблем, с которыми они сталкиваются как группы и как отдельные лица; b)

уважается неприкосновенность ценностей, практики и институтов указанных народов; c)

проводится политика, направленная на смягчение трудностей, переживаемых указанными народами в связи с новыми условиями жизни и труда, с участием соответствующих народов и в сотрудничестве с ними»286.

В своей преамбуле Конвенция ссылается на Всеобщую декларацию прав человека, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, международный пакт о гражданских и политических правах. Таким образом, выраженные в перечисленных документах ценности не отвергаются, а принимаются в качестве основания для уважения права на культурную самобытность.

«Декларация свободного развития народов Севера», принятая Международной конференцией народов Севера «Права человека и народов Севера», которая проходила параллельно Московскому Совещанию по безопасности и сотрудничеству в Европе, также подчеркивает (в ст. 2), что коренные народы имеют право на полное и эффективное осуществление всех прав человека и основных свобод, которые признаются в Уставе ООН и других международных документах по правам человека. Кроме того, данная Декларация предусматривает:

«4. Коренные народы имеют право сохранять и развивать свои особые этнические и культурные характеристики и самобытность.

5. Коренные народы имеют право на защиту от культурного геноцида, включая предотвращение и надлежащее возмещение за:

а) любое действие, направленное на лишение народов их самобытности как отдельных обществ или их культурных или этнических характеристик или самобытности или приводящее к такому лишению;

б) любую форму насильственной или недобровольной ассимиляции или интеграции;

в) лишение права владения землями, территориями или ресурсами;

г) навязывание другой культуры или образа жизни или д) любую пропаганду, направленную против них»287.

Заметным представляется то обстоятельство, что представители коренных народов не отказываются от использования культурных достижений, ценностей и прав других народов. В результате такого эклектического подхода неизбежным становится либо конфликт ценностей, либо проведение чрезвычайной гибкой политики двойных стандартов, когда в зависимости от прагматической целесообразности организации, представляющие коренные народы, будут выбирать ту или другую позицию.

Так, примечательны в этом отношении положения следующих статей Декларации:

«17. Коренные народы имеют право быть освобожденными от воинской повинности или на добровольное прохождение воинской службы на территориях своих республик, краев, областей и округов. 18.

Ни при каких обстоятельствах ни один коренной народ не может быть лишен средств к существованию.

Государство берет на себя такую гарантию. 19.

Ни при каких обстоятельствах ни один коренной народ не может быть лишен родины или части ее. Государство берет на себя такую гарантию»288.

Очевидно, что ст. 17, с одной стороны, и 18 и 19, с другой, в своей взаимосвязи противоречат общему духу европейской концепции прав человека. Коренные народы требуют от государства многочисленных гарантий, но снимают с себя всякие обязательства перед ним. Впрочем, эта асимметрия обусловлена общей асимметрией юридической конструкции западной традиции права, декларирующей права безотносительно к обязанностям. Поэтому пробелы западной традиции права при необходимости могут быть тактически грамотно использованы в интересах отдельных лиц и групп лиц.

Определенный прагматизм позиции представителей коренных народов выражается в положении ст. 16: «Коренные народы имеют право на специальные меры по защите в качестве интеллектуальной собственности традиционных проявлений их культурной деятельности, таких, как литература, рисунки, визуальные и исполнительские искусства, культурные сорта растений, лекарства и знание полезных свойств фауны и флоры»289.

Это положение, развивающее идеи М. Херсковица, представляется все более и более экономически перспективным в условиях перехода человечества к информационному обществу. Правда, его реализация требует разработки эффективных правовых механизмов.

<< | >>
Источник: Ю.В. Попков, Е.А. Тюгашев. Философия Севера: коренные малочисленные народы Севера в сценариях мироустройства. — Салехард; Новосибирск: Сибирское научное издательство. — 376 с.. 2006

Еще по теме § 6. Этнософия М. Херсковица и концепция культурного релятивизма как основа требования уважения культурных различий и политики мультикультурализма:

  1. § 6. Этнософия М. Херсковица и концепция культурного релятивизма как основа требования уважения культурных различий и политики мультикультурализма