<<
>>

§ 62. Винительный падеж имен существительных одушевленных и неодушевленных

Как известно, винительный падеж у имен существительных одушевленных совпадает по форме с родительным: в единственном числе — у слов мужского рода 2-го склонения, во множественном числе — у имен всех трех родов (например: я вижу товарища, вижу мужчин, женщин, детей).
Однако понятие грамматической одушевленности не всегда проявляется достаточно четко, поэтому возможны колебания в отнесении некоторых слов к именам существительным одушевленным или неодушевленным. Отметим отдельные случаи. Колебания наблюдаются в названиях микроорганизмов: изучать бактерии и бактерий, уничтожать микробы и микробов, исследовать бациллы и бацилл. То же в отношении слов личинки, эмбрионы, зародыши и др. Отнесение этих слов к существительным одушевленным связано с более архаическим их употреблением или с употреблением в специальной литературе, в профессиональной речи биолога. В различии съел три рыбки — поймал трех рыб сказывается то обстоятельство, что в первом случае имеется в виду кушание (ср.: есть кильки, сардины, шпроты). Обычно, однако, такие сло ва, как устрица, омар, рак, названия рыб, птиц, животных (даже если идет речь о них как о кушаниях) воспринимаются как существительные одушевленные: съесть трех устриц, омара, четырех раков, одного рябчика, трех окуней, карасей, цыпленка. На выбор формы число существительного влияет в следующем случае: спасти животное, но спасти животных (слова среднего рода в единственном числе не обладают категорией одушевленности). Слово лицо в значении «человек» употребляется как существительное одушевленное: лиц, знающих местопребывание пропавшего мальчика, просят сообщить об этом по такому-то адресу, но: увидел знакомые лица. Различие форм выйти в люди — видеть многих людей, поступить в солдаты — встретить маршировавших солдат, пойти в гости — принимать гостей и т.п. основано на том, что в первых формах (винительный падеж одушевленных существительных совпадает с именительным) предмет берется в безлично-собирательном, общем значении, а во вторых (винительный падеж совпадает с родительным) — в конкретном, личном значении.
Первые формы наблюдаются в предложных конструкциях при глаголах, обозначают переход в новое положение, зачисление в какую-нибудь категорию лиц и т.д. В различии вывести положительные типы — проучить этого типа (о человеке сомнительной репутации) сказывается прием персонификации (олицетворения) отвлеченного понятия. Такие же случаи олицетворения находим в выражениях, в которых названия неодушевленных существительных употребляются для обозначения лиц или живых существ, например: опять встретил этого старого колпака; этого пня не убедишь; добыть «языка»; на кинофестивале можно было увидеть всех звезд экрана. Ср. в поговорках: Лапоть знай лаптя, сапог — сапога; Чин чина почитай. На явлении олицетворения основано также различие в формах: обожал своего кумира, сделал себе идола — сделал себе кумир; ср.: видеть покойника — видеть труп. Близки к олицетворению такие случаи: одевать кукол, загнать шара в лузу, найти гриба хорошего. Названия карточных фигур {туз, валет) склоняются, как одушевленные существительные: открыть валета, прикупить туза. Названия планет склоняются, как существительные неодушевленные: наблюдать Марс, смотреть на Юпитер, видеть Нептун (соответствующие имена божеств употребляются как существительные одушевленные: проклинать Марса, бояться Юпитера, воспевать Нептуна). Слово субъект, в зависимости от значения, употребляется то как одушевленное, то как неодушевленное существительное; ср.: знаю этого субъекта — указать субъект суждения. Слово персонаж склоняется, как существительное неодушевленное: ввести еще один персонаж. Колебания встречаются в форме множественного числа: выводит новые персонажи — ...новых персонажей (следует предпочесть первый вариант). Слово адресат склоняется, как существительное одушевленное: найти адресата. Колебания наблюдаются в тех случаях, когда существительные с основным значением одушевленности употребляются для обозначения предметов неодушевленных. Так, в одной и той же статье читаем: «Вряд ли кто удержится от соблазна наблюдать искусственный спутник нашей планеты» и «Однако возможно и сохранить спутника, опустить его на Землю невредимым».
В этих случаях обычно мы исходим из основного значения одушевленности, заключенного в слове, поэтому после запуска первого советского искусственного спутника Земли можно было в печати найти такие фразы: «Жители Вологды видели спутника Земли»; «В Алма-Ате наблюдали спутника Земли» и т.п. В дальнейшем, когда спутники стали более «обычным» явлением, победило понятие неодушевленности, и в настоящее время мы обычно говорим: наблюдать спутник, запустить новый спутник и т.п. В других случаях более обычны формы одушевленных существительных, если даже имеются в виду предметы неодушев ленные. Так, мы говорим: пускать бумажного змея; ср. прежнее употребление: Я решился сделать из нее [географической карты] змей (Пушкин); Дети пошли в поле и взяли змей (Л. Толстой). Имена существительные неодушевленные с суффиксами -тель, -ник, -щик (обозначающие приборы, механизмы, орудия) имеют по общему правилу винительный падеж, совпадающий с именительным: починить выключатель, счетчик; построить бомбардировщик, истребитель и т.п. Отступления встречаются в профессиональной и архаической речи: помножить числителя на знаменателя, сбить истребителя и др. Названия живых существ, употребленные в качестве заголовков литературных произведений, склоняются, как существительные одушевленные, например: смотрел «Ревизора», читал «Слона и Моську». Однако и в подобных случаях возможны затруднения в выборе форм. Так, одинаково неудачно: «читать “Холстомер” Л. Толстого, “Изумруд” Куприна» и «читать “Хол- стомера” Л. Толстого, “Изумруда” Куприна». Это объясняется тем, что, хотя «Изумруд» и «Холстомер» — клички животных, в основном своем значении они принадлежат к неодушевленным существительным. Подобные затруднения следует устранять путем лексической правки, указывая родовое наименование (жанр) литературного произведения: читать рассказ «Холстомер», рассказ «Изумруд». В условных названиях (например, в названиях пароходов) одушевленные существительные могут склоняться, как неодушевленные, например: Курсанты торопились на уходящий в плавание «Товарищ»; Производится посадка на «Седов».
<< | >>
Источник: Былинский К. И.. Литературное редактирование : учеб. пособие / К.И. Былинский, Д.Э. Розенталь. 3-е изд., испр. и доп. — М. : ФЛИНТА : Наука. — 400 с. - (Стилистическое наследие).. 2011

Еще по теме § 62. Винительный падеж имен существительных одушевленных и неодушевленных:

  1. IX. Идем об одушевленном и неодушевленном
  2. 7. Одушевленные и неодушевленные вещи
  3. § 61. Синонимы окончаний родительного падежа единственного числа существительных мужского рода
  4. §73. Синонимическое использование прилагательных и косвенных падежей существительных
  5. § 64. Синонимы окончаний предложного падежа единственного числа существительных мужского рода
  6. § 65. Особенности образования именительного падежа множественного числа существительных мужского рода
  7. § 70. Стилистические варианты суффиксов имен существительных
  8. § 69. Употребление отвлеченных, вещественных и собственных имен существительных во множественном числе 1.
  9. Глава XI СТИЛИСТИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА НЕКОТОРЫХ ФОРМ ИМЕН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ
  10. § 63. Творительный падеж фамилий и названий населенных пунктов с суффиксами -ов, -ин и т.п.
  11. § 111. Падежи дополнения при переходных глаголах с отрицанием
  12. § 87. Значение падежа именной части составного сказуемого
  13. § 76. Особенности сочетаний числительных с существительными
  14. § 114. Нанизывание падежей
  15. § 66. Окончания родительного падежа множественного числа