<<
>>

Грамотность и память


С тех пор как человек стал говорить и думать, усвоение стало в большой степени делом мышления и речи, а не исключительно только памяти, а по мере развития речи и мышления роль памяти в усвоении все больше и больше отходит на задний план.
Наконец, наступает момент, когда память начинает играть уже небольшую роль. Это момент, когда человек овладевает чтением и письмом.
Книги, которыми я располагаю, это также моя память, культурная память, как называл ее Выготский 13, цивилизованная память, как, пожалуй, правильней ее называть, так как эта память появилась только с начала цивилизации, основным признаком которой
является грамотность. И когда мне надо вспомнить что-либо, я сплошь и рядом не напрягаю своей «натуральной» памяти, а беру соответствующую книгу и читаю в ней то, что нужно мне. Но такую память лучше во избежание недоразумений не называть памятью: это скорее замена памяти, которая в данном случае уже становится мало нужной. Точно так же, если мне необходимо запомнить что-нибудь, я в ряде случаев просто записываю это. Так письмо заменяет запоминание, а чтение — припоминание. Отсюда ясно, какую огромную психологическую революцию переживает овладевший письмом и чтением школьник. Однако результаты этой революции получает он уже не в качестве маленького школьника или подростка, а в качестве взрослого, уже прошедшего школу.
Для того чтобы письмо и чтение могли заменить запоминание и припоминание, надо уметь ориентироваться в книгах *и уметь записывать. Эти умения, которые нам, взрослым цивилизованным людям, кажутся такими элементарно простыми, школьнику даются с большим трудом и весьма постепенно. Если иметь в виду общее согласие наиболее распространенных учебных программ и среднего школьника, то только в подростковом возрасте можно предполагать у школьника достаточно умения пользоваться определенной книгой для целей припоминания. Но и в этом возрасте такое пользование довольно ограниченно: речь может идти только о небольшом количестве таких книг, притом более или менее хорошо известных. Что же касается предпубертального возраста, то в первой половине его, в 1-м и 2-м классах, ребенок лишь овладевает основными элементарными умениями бегло читать, и только во второй половине предпубертального детства (10—13 лет) книга начинает служить средством припоминания и ребенок все чаще и чаще начинает заглядывать в нее с этой целью. Но все же в этом возрасте книга главным образом — материал для запоминания, а не средство припоминания.
То же можно сказать и относительно письма как средства запоминания. Пожалуй, только в подростковом возрасте подобные записи, «заметки» и т. п. входят в уже значительном размере в обиход школьника. Что же касается предпубертального детства, то в первой половине его ребенок овладевает лишь общим умением бегло писать, и только в средних классах школы он понемногу приучается к записям типа «заметок». Однако о записях еще в большей степени, чем о книге, следует сказать, что для школьника они в первую очередь — материал для запоминания, а не средство не забыть.
И свои учебные книги и свои «заметки»-записи школьник заучивает, запоминает. По отношению к ним он в ином положении, чем
взрослый. Мы, образованные взрослые, вряд ли станем заучивать содержание книг, которые у нас иод рукой, и еще в меньшей степени будем мы заучивать содержание наших записных книжек.
<< | >>
Источник: Блонский П. П.. Избранные педагогические и психологические сочинения. В 2-х т. Т. 2. 1980

Еще по теме Грамотность и память:

  1. 1.3. Уровень грамотности
  2. МЕДИА-ГРАМОТНОСТЬ
  3. I. История и социальная память 1.1. Социальная память
  4. Грамотность и образование. Начало книгопечатания
  5. Грамотность п образованность в мещанской среде. Социальная активность мещанства
  6. Образование и грамотность в странах “третьего мира”
  7. Появление грамотности и школьного образования
  8. Грамотная оперативная корректировка
  9. Грамотная постановка цели
  10. Приём на работу грамотного специалиста по подбору персонала
  11. § 6. Память