<<
>>

Н. С. Тимашев СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ МАКСИМА КОВАЛЕВСКОГО 463 I. Основания социологии Ковалевского

Российская социология, возможно, лучшая из всех возможных иллюстраций фундаментальных теорий социологии знания, в которой научная мысль рассматривается как функция социальной ситуации в ее целостности.

В течение второй половины девятнадцатого века верхушка российского общества была разделена на два сектора: (1) правящую бюрократию (поддерживаемую большинством дворян) и (2) «интеллигенцию», социальную группу, состоящую преимущественно из академических преподавателей и профессионалов, однако включающих также значимые меньшинства групп, поддерживаемых оппозиционным лагерем — среди дворян всегда были «либеральные бюрократы» и «социальные работники». Первый сектор развил консервативную идеологию, выраженную в хорошо известной триаде «самодержавие, православие, народность», в то время как второй примкнул к западным идеологиям либерализма и социализма. Общая структура российской культуры требовала, чтобы оба сектора отстаивали соответствующие им позиции на высоко теоретическом уровне. Результатом стало увеличение многочисленных социологических систем, которые все имели одну общую тенденцию к обслуживанию политических целей.

Обоснования, использовавшиеся консервативным сектором, вытекали из хорошо известной идеологии славянофилов, базисное положение которой состояло в том, что Россия есть особый мир, полностью отличный от Запада и, следовательно, не подверженный законам эволюции, характерным для него. Наиболее интересная работа этого направления — «Россия и Европа» Н. Данилевского, который сформулировал большинство допущений, получивших широкое освещение в мире после того, как были повторены Освальдом Шпенглером464. В наши дни теория получила новую жизнь в работах так называемых «евразиатов» 465.

Социология интеллигенции имела множество направлений. Она может быть разделена на несколько следующих «школ»: (1) субъективистская школа П. Л. Лаврова (1822-1900) и Н. К. Михайловского (1842-1904), которая предвосхитила современную социологию знания в том, что признала «существование истин, которые не могут быть признаны до определенного времени... вследствие субъективных причин неготовности общества понять вопрос в его активной постановке», предугадав Макса Вебера в его попытках использовать в социологии концепцию вероятности, а также предвосхитила учение Тарда о новации и подражании в исследовании роли личности в социальном процессе, но которая совершила методологическую ошибку, допустив, что социология — нормативная наука; (2) марксистская школа, главным образом представленная ортодоксальным Г.В. Плехановым и нетрадиционным В.И. Лениным; (3) анархистская школа Принца Петра Кропоткина; и (4) революционная школа В. М. Чернова. Объединяет все школы, во-первых, принятие идеи об одностороннем прогрессе и, во-вторых, идеи о том, что социология должна служить путеводителем в борьбе за прогресс, против бюрократии и консервативных групп, поддерживающих ее. Вне такого деления, но в рамках школы прогресса стоит профессор Н.И. Кареев (1850-1931), единственный представитель академических кругов в этом движении, первый, кто опубликовал учебник по российской социологии (1897 г.), представлявший собой во многом компетентную дискуссию о социологических теориях того времени.

Острота конфликта между бюрократией и интеллигенцией сдерживала подъем чисто научной социологии в России, но не сделала его невозможным. Данную тенденцию с честью преодолел М. М. Ковалевский, самый выдающийся российский социолог довоенного периода. Он в полной мере покончил с российской традицией и построил свою систему не на политических размышлениях, но на тщательном исследовании истории социальных, политических, правовых и экономических институтов. Разрыв с традицией был настолько радикальным, что в своих работах он никогда не упоминал российских социологов 466. II.

<< | >>
Источник: Ковалевский М. М.. Социология. Теоретико-методологические и историко-социологические работы / Отв. ред., предисл. и сост. А. О. Бороноев.— СПб.: Издательство Русской христианской гуманитарной академии.— 688 с.. 2011 {original}

Еще по теме Н. С. Тимашев СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ МАКСИМА КОВАЛЕВСКОГО 463 I. Основания социологии Ковалевского:

  1. Ковалевский М. М.. Социология. Теоретико-методологические и историко-социологические работы / Отв. ред., предисл. и сост. А. О. Бороноев.— СПб.: Издательство Русской христианской гуманитарной академии.— 688 с., 2011
  2. ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ КЛАССИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ: ОСНОВНЫЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ И ШКОЛЫ (КРАТКИЙ ОБЗОР)
  3. Влияние Ковалевского на социальные науки
  4. Жизнь и творчество Ковалевского
  5. ПРЕДИСЛОВИЕ ПРОФ. М.М. КОВАЛЕВСКОГО
  6. М. М. Ковалевский как теоретик * и историк социальной мысли
  7. 4.1. Философские, психологические и социологические основания теории социальной работы
  8. 00.htm - glava19 М.М. Ковалевский и его западные друзья (Ф. де-Куланж, Гексли, Тард, Дюркгейм, Вормс, де-Грееф, Бергсон, Эсмэн, Ферри, Спенсер, Тэйлор, Маркс, Вандервельд, Верхарн и др.)
  9. 4.1. СОВРЕМЕННЫЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ
  10. I. ОБ ИСТОРИИ И СИСТЕМАТИКЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
  11. Универсальные системы социологической теории
  12. Классические социологические теории