<<
>>

I. Медики

Первыми специалистами, приглашенными в Московское государство на царскую службу, оказались врачи. Обращаясь к истории медицины допетровской России, ученый Ф. Л. Герман выделил три периода. Первый (988-1480 гг.) характеризовался тем, что все медицинские познания были привнесены в нашу страну главным образом духовенством из Византии, в руках которого находилось и все врачебное дело.
Второй период (1480-1620 гг.) ознаменовался появлением в России западноевропейских врачей, обслуживающих исключительно царя и его приближенных. Наконец, третий период (1620-1682 гг.) заложил основу для обособления врачебного дела, основания Аптекарского приказа, создания медицинской школы и аптек, что в конечном итоге способствовало появлению отечественных врачей в России4. Профессиональные врачи, известные европейцам со времен Римской империи, на Руси появились лишь в XV веке. Первый из них оказался при дворе Ивана III, по всей вероятности, после его женитьбы на Софье Палеолог. В царствование Грозного врачебное дело постепенно начинает развиваться на более прочных основах. В 1557 г. английская королева Мария Тюдор прислала со своим посланником А. Дженкинсоном доктора Стэндиша. В последующие годы по приглашению царя из Англии прибыло еще несколько врачей: Арнульф, Иоганн, Ричард Эллис, Рейнольдс, а также печально памятный Елисей Бомелий. Большим доверием Грозного пользовался доктор Роберт Якоб (прозванный в России Романом Елизаровым), который прибыл в Москву в 1581 г. вместе с аптекарем Дж. Фрэншем и фельдшером. C собой врач привез рекомендательное письмо от королевы Елизаветы, которая информировала о хорошей репутации своего придворного лекаря. C той поры, по утверждению Ф. Jl. Германа, вошло в обычай требовать от вновь прибывших врачей рекомендательные письма или аттестаты, без которых их не только ни принимали на службу, но даже не допускали в пределы Московского государства356. Пользовавшийся большим доверием царя доктор Якоб, помимо своих прямых обязанностей, исполнял также отдельные конфиденциальные поручения Ивана Грозного. К примеру, именно он участвовал в сватовстве царя к леди Гастингс. В то же время доктор неукоснительно извещал свою королеву обо всех московских событиях. Таким образом, по утверждению ученого Н. П. Загоскина, складывался «интересный тип врача — дипломата, который неоднократно повторяется впоследствии, и в течение XVII века»357. Быть может, Грозный догадывался о «двойном» назначении своего врача и потому не доверял ему полностью. Во всяком случае, лекарство из его рук царь никогда не принимал. Как правило, назначенное снадобье подносилось царю его ближним боярином, как гарантия, что в нем не содержалось какого-либо яда. Ко времени правления Ивана Грозного относится также основание первой аптеки в Москве. Это событие совпало с прибытием из Англии аптекаря Джеймса Фрэншема (Якова Астафьева). В 1585 г. он был отпущен на родину по просьбе королевы для прощания с умирающим отцом. В Россию Фрэншем вернулся для продолжения службы уже в 1602 г. На этот раз его сопровождали жена и дети. С собой он вез большую партию медикаментов. Роспись «зелья», привезенного аптекарем из Англии, составляла 164 наименования. Она включала: масла, эссенции, спирты, настои («водки»), коренья, сиропы, семена розмарина, александрийский лист, горький миндаль, шалфей, алоэ, камфару, перец и т.
п.358 В правление царя Федора Иоанновича в Россию вновь возвратился доктор Якоб. Он считался хорошим акушером и потому именно его королева Елизавета рекомендовала царице Ирине в письме от 24 марта 1585 г., отмечая, что он «всякие женские болезни знает, и... нас в наших болезнях лечил». По просьбе царя королева прислала в 1594 г. еще одного своего придворного врача, отличавшегося ученостью и большим опытом — доктора Марка Ридли. После смерти царя Ридли возвратился на родину. Борис Годунов, по замечанию С. М. Соловьева, «особенно дорожил медиками, потому что трепетал за свое здоровье и здоровье своего семейства». Опасаясь покушений на свою жизнь, он хотел «окружить себя искусными людьми, которые могли бы противодействовать вражьим замыслам». Всего в распоряжении Годунова имелось шесть иностранных медиков359. Главным среди них был уже известный нам англичанин М. Ридли. И, как отмечал ученый М. И. Радовский, Борис Годунов очень дорожил этим лейб-медиком, «ценя в нем не только врача, но и приятного, полезного собеседника, с которым он любил проводить время в своей загородной резиденции»360. Впрочем, далеко не все английские медики пользовались расположением царя. Так, присланный в 1599 г. королевский доктор Томас Виллис так и не был принят на царскую службу. Причиной отказа Годунова взять к себе на службу Виллиса послужило недоверие царя к англичанину, которому будто бы были даны поручения королевой, не относящиеся к врачебному делу. Борис Годунов «не очень-то доверял дипломату»361, а посему поручил одному из своих приближенных — боярину Василию Щелканову провести экзамен доктора. «Есть ли у тебя докторская грамота и докторские книги, и лечебные зелья?» — начал испытание Щелканов, обратившись к Виллису. «Были у меня докторские книги, да оставил я их в Любеке, чтобы меня пропустили сюда, — отвечал англичанин. — He взял я собою и докторских зельев, так как нас, докторов, к вам не пропускают». «А как узнаешь ты в человеке болезни?» — продолжал допытываться Щелкалов. «В человеке всякую болезнь можно узнать и без книг, — отвечал врач. — Легкую болезнь можно познать разумом... Впрочем, — добавил Виллис, — у меня имеется и старая докторская книга: она у меня — в голове»362. Полученные ответы не удовлетворили сановника, а потому доктора после экзамена выпроводили из страны. После этого случая Борис Годунов перестал приглашать врачей из Англии. Свое предпочтение он перенес на лекарей из Венгрии, Лифляндии и Любека. Начало XVII века было отмечено знаменательным в истории русской медицины явлением — учреждением Аптекарского приказа, правительственного учреждения, ведавшего всем врачебным делом в России. Как правило, Аптекарский приказ возглавляли заслуженные бояре: в 1637 г. — И. Б. Черкасский, в 1642 г. — Ф. И. Шереметев, в 1646 г. — Б. И. Морозов, в 1662-1668 гг. — И. Д. Милославский, в 1673 г. — А. С. Матвеев, в 1678-1686 гг. — князь Н. И. Одоевский, в 1689 г. — князь Я. Н. Одоевский. В состав Аптекарского приказа, как правило, входили: доктора (терапевты), лекари (хирурги), аптекари, окулисты, цирюльники, рудометы (кровопускатели), костоправы, подлекари (фельдшеры), часовых дел мастера, а также переводчики, сторожа, огородники, собиратели трав, ученики. Аптекарский приказ занимался набором персонала, назначал жалованье, распределял обязанности, вершил суд и увольнял со службы нерадивых работников. Первая аптека, основанная англичанами, располагалась в Кремле и обслуживала исключительно царский двор. Начиная со второй половины XVII в. лекарства из аптеки стали отпускать также частным лицам и иностранцам. В военное время Аптекарский приказ направлял лекарственные средства в полки. Лекарства, предназначенные для царской семьи, хранились в особой комнате, опечатанной дьяком Приказа. Склянки и ящики со снадобьем были также опечатаны. Приготовленные лекарства трижды пробовались: доктором, который их прописал, главой Аптекарского приказа и тем служащим, который доставлял снадобья непосредственно царю. В 1672 г. царь Алексей Михайлович издал указ об учреждении новой аптеки «для продажи всяких лекарств всяких чинов людям»363. Эта аптека располагалась на Новом гостином дворе. Внутреннее ее убранство поражало современников своим великолепием. Один из иностранцев заметил, что «никогда не видывал столь превосходной аптеки». Вся аптечная посуда была изготовлена из шлифованного хрусталя, закрывалась позолоченными крышками. Отдельные предметы выполнены из чистого серебра. Лекарственные снадобья чаще всего привозили из-за границы: Англии, Голландии, Германии. Нередко их приобретали за баснословные цены. Во второй половине XVII столетия в Москве устроили три огорода для выращивания лекарственных трав: на Москве-реке, у Мясницких ворот и в Немецкой слободе. Цари из династии Романовых, как и их предшественники, продолжали приглашать к себе на службу врачей из Европы. Н. П. Загоскин приводил данные о количестве медиков, принятых на царскую службу во второй половине XVII века. При Михаиле Романове приняли на службу 8 докторов, 5 лекарей, 4 аптекарей; при Алексее Михайловиче — 11 докторов, 3 лекарей, 6 аптекарей, I главврача; при Федоре Алексеевиче — 4 докторов, 9 лекарей, 4 аптекарей364. Наибольшим влиянием при дворе по-прежнему пользовались английские медики. В сентябре 1622 г. на российскую службу прибыл доктор Артур Ди, который вручил царю Михаилу похвальную о себе грамоту от короля Якова I. Сын известного математика, Артур Ди у себя на родине прославился как способный врач. Он обучался в Оксфорде и Вестминстере, после чего был принят на королевскую службу, став лейб-медиком монарха. Находясь на царской службе в России вплоть до 1634 г., Артур Ди усиленно занимался алхимией и даже написал о том научный труд, который издал в Париже. Главным врачом царя Алексея Михайловича на протяжении почти 9 лет являлся уже известный нам Самуэл Коллинс. До приезда в Россию он обучался в Кембридже и Оксфорде. В 1630 г. получил докторскую степень и через несколько лет отправился в Москву. По завершении службы занялся литературным творчеством, написал трактат по анатомии и книгу о России, изданную в 1674 г. Летом 1665 г. по договору с агентом Гебдоном приехал в Россию еще один английский врач — Томас Вильсон. Надо заметить, что попасть иностранным врачам на царскую службу было не просто. Аптекарский приказ относился к выбору врачей крайне разборчиво, требуя от претендентов на службу хороших рекомендаций и аттестатов. Подобные рекомендации могли давать не только коронованные особы, но и сами врачи, коллегии, города. Приезжавших на свой страх и риск медиков выдворяли из страны. Если кандидат не предоставлял аттестата, то ему устраивали экзамен. Так, по протекции английского посланника в 1601 г. был принят на царскую службу без диплома доктор Христофор Ритлингер. Позднее диплом доктора медицины он получил из рук самого царя, особым расположением которого пользовался. В 1631 г. известный доктор Артур Ди экзаменовал французского аптекаря Филиппа Брийота. Иностранные врачи имели определенные обязанности. Ежедневно они должны были являться в Аптекарский приказ, где получали различные поручения. Примечательно, что тех врачей, которые «манкировали» своими обязанностями и вовремя не являлись на дежурство, штрафовали, вычитая из их жалованья кормовые деньги за два месяца. Состоявшие на государевой службе врачи обслуживали не только царя и его семью, но и всех придворных. Особые требования предъявлялись к тому врачу, который пользовал царицу. Он ни в коем случае не должен был ее видеть, а потому комната, в которой происходил осмотр, была с плотно занавешенными окнами. Врачу не дозволялось прикасаться к обнаженной руке царицы, и чтобы проверить пульс, ее руку окутывали тонкой материей. В обязанности придворных врачей входило также обслуживание знатных иностранцев, проведение экспертизы, а также сопровождение царя в путешествиях. Как правило, царь заранее издавал указ, в котором сообщал, кому из врачей надлежит отправляться с ним в путь. Так, 5 декабря 1675 г. Алексей Михайлович издал указ, из которого следовало, что в село Хорошево с государем поедут доктор Симон Зомер, аптекарь Эглер, костоправ Степан Максимов, лекарь Федор Ильин, а также истопник, сторож, ученик. Под лекарства и разные снадобья отрядили три подводы14. Какими были условия содержания иностранных медиков? По признанию зарубежных источников (G. Bussow), положение врачей в России было хорошим, они пользовались «полным доверием и почтением»365. Первые медики, прибывшие из Англии, получили от Ивана Грозного солидное жалованье (от 200 до 300 руб. в год), а также ежемесячные припасы для семьи (16 возов дров, 4 бочки меда и пива) и ежедневно с царского стола 3-4 блюда366. Борис Годунов всем иностранным медикам предоставлял богатое содержание и подарки, «почитая их, как больших князей или бояр». Ф. JI. Герман приводил следующие данные о содержании медиков при Борисе Годунове: ежегодное жалованье в 200 руб., ежемесячная провизия, а также ежедневная выплата от 10 до 14 руб. для закупки свежих продуктов, полторы кварты водки и уксуса, свиного сала. Ко всему прочему, полагалось 3-4 кушанья с царского стола. Помимо жалованья, иностранным медикам оплачивали проезд, поденный корм, путевые деньги. По приезде в столицу им вручали богатые подарки. Так, Борис Годунов каждому из врачей подарил отличных лошадей со своей конюшни, для которых еще и выделил средства на пропитание. Для ежедневных выездов в Кремль или в аптеку врачу полагался «добрый» конь, а для экипажа его супруги еще две лошади. Если прописанное лекарство оказывало на царя благотворное действие, то врачу дарили «хороший кусок камки или бархат на кафтан, или прекрасных сорок соболей». Короче говоря, заключал Ф. JI. Герман, «врачи не имели недостатка ни в чем в правление этого государя»367. Примечательно, что Борис Годунов первым создал прецедент, награждая придворных медиков поместьями. Каждого врача он наделял земельным наделом с 30-40 крестьянами. Царь Михаил Романов, очень дороживший врачом Артуром Ди, подарил ему дом в центре Москвы, у Ильинских ворот, а также поместье. Врач Алексея Михайловича С. Коллинс, имея в год жалованье в 250 руб., ежемесячные «кормовые» в 50 руб., получил от царя еще и большой дом у Яузских ворот. Таким образом, подчеркивала И.Любименко, «по богатству и почету врачи занимали в России исключительное положение среди иностранцев»368. Неудивительно поэтому, что их просьба к Годунову выстроить в Немецкой слободе протестантский храм, была исполнена в кратчайший срок. Покровительственное отношение царей к иностранным медикам порой вызывало недовольство приближенных. Особенно возмущали православных доверительные беседы Ивана Грозного, а затем и Бориса Годунова с врачами на религиозные темы. Это недовольство нередко использовали в своих целях политические противники царя. К примеру, боярин Богдан Вельский, узнав о смерти Годунова, попытался вызвать народный гнев против иноверцев, в первую очередь, против врачей. Он утверждал, что «доктора были самыми близкими советниками и помощниками Бориса, что они при нем очень разбогатели, что в погребах их находятся разные сорта дорогих вин, и что следует отправиться и все выпить, а ответственность за это он берет на себя». Речи Вельского возымели действие: толпа бросилась к домам иностранцев, прежде всего врачей. В результате погромов пострадали не только винные погреба, но и имущество медиков, так как возмутители спокойствия забирали все, что попадалось им на глаза369. С учреждением Аптекарского приказа, по мере развития врачебного дела в Русском государстве, правительство принимало меры, направленные на обучение своих сограждан медицинским наукам у иностранных специалистов. При Алексее Михайловиче в Аптекарском приказе числилось 20 русских учеников. К 1678 г. в его состав входили отечественные специалисты: 2 аптекаря, 5 лекарей, 8 учеников. При царе Федоре Алексеевиче число русских лекарей возросло до 58 человек370. Ко времени Азовского похода в 1695 г. в войске Петра I из 21 лекаря семеро были русскими371. Предпринимались также первые шаги в обучении молодежи врачебному делу за границей. Одним из таких «студентов» стал сын дьяка Посольского приказа Петр Посников, который, обучившись медицине в Европе, в 1701 г. возвратился на родину. Таким образом, можно заключить, что иностранные специалисты, прежде всего выходцы с Британских островов, внесли весомый вклад в становление и развитие врачебного дела в России. 2.
<< | >>
Источник: Лабутина Т. Л.. Англичане в допетровской России.. 2011 {original}

Еще по теме I. Медики:

  1. Глава 6 ПСИХОЛОГО-МЕДИКО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ КОНСИЛИУМЫ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХУЧРЕЖДЕНИЯХ, ПСИХОЛОГО-МЕДИКО- ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ КОМИССИИ И КОНСУЛЬТАЦИИ
  2. Глава 8. Медико-экологическая характеристика регионов России
  3. Медико-социальная работа
  4. 6.2. Психолого-медико-педагогические комиссии и консультации
  5. ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ И МЕДИКО-ГИГИЕНИЧЕСКИЕ ЦЕЛИ
  6. Приложение 2 Примерное положение о психолого-медико-педагогическом консилиуме образовательного учреждения (№ 27/90.1-6 от 27.03.00)
  7. 6.1. Психолого-медико-педагогические консилиумы(ПМПк) в образовательных учреждениях
  8. 3. Философия и медико-биологическое знание
  9. Глава 9. Медико-экологические проблемы Северо-Запада России
  10. Медико-санитарное обеспечение лиц, осужденных к лишению свободы
  11. Феоктистова О.Г., Феоктистова Т.Г.. Медико-биологические основы безопасности жизнедеятельности. Учебное пособие. –М.: МГТУ Г.-   с., 2002
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -