<<
>>

ПОМЕЩИК ГНЕВАЕТСЯ НА ПРОВИНИВШЕГОСЯ СТАРОСТУ

Когда пришел младший Мейер, помещик сказал ему: Мейер, я вынужден сместить старосту. Однако, несмотря на то что он сильно провинился, некоторые обстоятельства заставляют меня заботиться о сохранении за ним пожизненно части его служебного дохода.

Ты состоятельный человек, Мейер. Думаю, что, если я сделаю тебя старостой, ты не откажешься уделить старику сто гульденов ежегодно из твоего заработка. Если вы считаете меня годным для этой должности, милостивый господин, то я, как обычно, подчинюсь вашим приказаниям. Хорошо, Мейер. Приходи завтра ко мне в Арнбург, я покончу с этим делом. Теперь скажу тебе еще вот что: ты должен вместе с моим писарем и судьей Эби опечатать все бумаги и счета Гуммеля. Следите хорошенько, чтобы от вас не утаили ни одной бумажки.

Мейер вместе с господином писарем и с судьей Эби отправились к старосте и опечатали бумаги.

Жена старосты взяла мокрую губку и подошла к исписанной мелом стенной доске. Мейер заметил ее намерение, остановил ее и велел сейчас же списать все написанное на доске.

Мейер, писарь и судья Эби удивились, когда прочитали на доске: «В субботу, 18-го сего месяца, лингардов- скому Иосифу три талера денег». За что это? — спросили они старосту и его жену.

Но те не хотели сказать. Когда же Мейер, писарь и

судья Эби пришли с этой записью к пастору, то находившийся в его доме помещик также удивился этим трем талерам и спросил: А знаете ли вы, за что были даны деньги? Никто не хотел нам ответить, когда мы осведомились об этом,— ответили все трое. Я быстро разузнаю, в чем тут дело,— сказал помещик,— когда придут Флинк и тюремный сторож; велите им привести, сюда старосту и Ганса Бюста,

ПАСТОР СНОВА ПРОЯВЛЯЕТ СВОЕ ДОБРОЕ СЕРДЦЕ

Как только пастор услыхал об этом, он тихонько вышел из дому, отправился в трактир и сказал старосте: Ради бога! Что означают эти три талера, данные Иосифу? Ты навлечешь на себя нёсчастье, если не скажешь этого.

Помещик очень сердится.

Тогда староста со слезами признался пастору во всей истории с Иосифом и деньгами.

Пастор вернулся в свой дом, где оставался Арнер, и рассказал ему обо всем деле и о грустном признании старосты. Он еще раз просил помещика отнестись милостиво к бедному человеку. Не беспокойтесь, господин пастор. Вы убедитесь, что я проявлю достаточно человечности и сострадания,— сказал Арнер.

Затем он приказал арестовать и связать Иосифа и привести его вместе с Бюстом и старостой.

Староста дрожал, как осиновый лист. Вюст, охваченный тихой грустью, стоял терпеливо, сосредоточенный в самом себе. Иосиф со скрежетом зубов обратился к старосте: Ты, чертов сын, ты во всем виноват.

Арнер велел привести арестованных, одного за другим, в нижнюю комнату пасторского дома, где он допросил их в присутствии Мейера, Эби и приказного служителя.

Писарь дословно записал все показания, прочитал их арестованным, и те повторили и подтвердили их. После этого Арнер велел доставить арестованных к липе на общинной площади и распорядился звонить для сбора общины*

<< | >>
Источник: И. Г. Песталоцци. Избранные педагогические произведения в трех томах.Том 1. 1961

Еще по теме ПОМЕЩИК ГНЕВАЕТСЯ НА ПРОВИНИВШЕГОСЯ СТАРОСТУ:

  1. Государственные преступления в XVIII веке
  2. Книга вторая БОЖЕСТВЕННЫЙ АВГУСТ
  3. Глава 8 БРАТЬЯ-РАЗБОЙ НИКИ и ИХ КРОТКИ И КУЗЕН
  4. Глава 10 Антигерои ЕЛИЗАВЕТИНСКОГО ЦАРСТВОВАНИЯ
  5. ПОМЕЩИК ГНЕВАЕТСЯ НА ПРОВИНИВШЕГОСЯ СТАРОСТУ
  6. Часть 2. Оккупация
  7. Глава 6 Русское государство в начале XVI в.