<<
>>

Учителю и ученику

Предание гласит, что рыбаки с острова Кос однажды вытащили из моря золотой треножник и отнесли его Фалесу, так как оракул велел отдать его самому мудрому человеку в Греции. Фалес сказал: «Я не самый мудрый» - и отослал треножник Бианту в Приену.
Биант переслал его Питтаку, Питтак - Клеобулу, Клеобул - Периандру, Периандр - Хилону, Хилон - Солону, а Солон - обратно Фалесу. Тогда Фалес отослал треножник в Дельфы с надписью: «Аполлону посвящает этот треножник Фалес, дважды признанный мудрейшим среди эллинов». Помимо житейской мудрости, прославившей семь греческих мудрецов, Фалес отличался подлинно научным складом ума, что заставляло его задумываться не только над вопросами, занимавшими семь мудрецов, вроде «что полезнее или вреднее всего?» или «какой дом лучший?», или «какой город лучший?». Фалеса интересовали натурфилософские проблемы возникновения всего живого: в действительности ли существует такое множество различных веществ, или все многообразие чувственного мира лишь кажущееся. Нельзя ли свести это бесконечное множество если не к единству, то хотя бы к небольшому, очень небольшому числу веществ? Не возник ли мир из таких немногих веществ, а не из хаоса и темного ничто, как учит мифология? Можно ли установить некий общий закон смены и превращений форм, благодаря которому возникает чувственное многообразие веществ? Мысль первого философа переходила от безграничного количества к ограниченной множественности, а от нее к единству, пока Фалес не пришел к заключению о том, что «в начале была вода», и из нее возникли уже остальные вещества, или элементы. Мало того, все вещества, возникнув из праматери-воды, вновь в эту первостихию и возвращаются. Путь, намеченный Фалесом, не мог, в конце концов, не привести к той мысли, что лишь основная форма вещества реальна и истинна, а все остальное только призрачные обманы чувств. Как только зародилось сомнение, что дерево или железо не что иное, как вода или воздух, то это пробужденное устремление к упрощению не могло уже остановиться, подобно однажды пущенному колесу, которое катится, пока однажды не наткнется на препятствие. Вслед за Фалесом свое учение о первостихии предложил Анаксимандр, заменив фалесову воду другим первовеществом, наполняющим все пространство. [Илл. - Анаксимандр. Античная мозаика. Стр. 91] Анаксимандр (ок. 611 — 546 гг. до н.э.) — древнегреческий натурфилософ. Эта бесконечная первостихия не была ни одной из известных нам стихий, так как все они, непрерывно переходящие одна в другую, казались Анаксимандру равноправными в том смысле, что ни одна из них не могла претендовать на имя создателя всех остальных. Его первостихия — апейрон, «бесконечная неопределенность» — только одна была неуничтожимой и невозникшей, у нее не было начала, значит, не было и конца, а все, что возникает (мог бы воскликнуть Анаксимандр вместе с Мефистофелем), достойно гибели. Третий из великих милетцев, Анаксимен, возвратился к пути, на котором стоял Фалес, но предложил считать первоэлементом не воду, а воздух.
Подобно своим предшественникам, Анаксимен наделил свою первичную материю беспредельностью, непрестанным движением. Из нее возникли все остальные формы материи. Он первым - и в этом его вечная слава - объяснил истинную причину возникновения и изменения форм вещества: сгущение и разряжение, то есть различное расположение частиц вещества - вот что сообщает всем элементам их различия. Анаксимен (ок. 585 — 525 гг.до н.э.) — древнегреечский философ, представитель натурфилософской школы. Примерно в это же время в соседнем Милету Эфесе великий Гераклит, признавая, что все произошло из единого целого, выдвинул еще одну стихию, претендующую называться первопричиной всего. «Все на свете создалось из огня», — утверждал этот мудрец, потому что из всех стихий огонь самый изменчивый и самый быстродвижущийся. А что может быть лучшей основой для вечноизменяющегося мира, в котором ничто не вечно, кроме самих изменений? Все течет, все изменяется. Дважды нельзя войти в одну реку, потому что та вода, в которую мы ступили, уже давно утекла. Ни о чем нельзя сказать, что оно «есть», а только что оно «становится» чем-то. [Илл. - Гераклит. Стр. 241] Гераклит (Гераклит Темный, ок. 554 — 483 гг. до н.э.) — древнегреческий философ, один из самых загадочных философов эпохи. От его работ сохранилось крайне мало отрывков. Если у Анаксимена залогом непрерывных изменений было свойство воздуха разрежаться и сгущаться, то Гераклит считал причиной вечного движения и изменения в природе борьбу противоположностей. «Война - отец всего и царь всего». Гераклита трудно понять не только нам, знающим только разрозненные части его учения. Не понимали его и греки, прозвавшие Гераклита Темным. Впрочем, он и не стремился быть понятым, досадуя на жизнь среди переменчивых людей с их переменчивыми законами и нежеланием добраться до сути, до ритма, закона совершающихся перемен. Когда сограждане попросили его написать законы для родного города, Гераклит ответил: «Никакими законами вас не удержишь». Он отказался от наследственной власти, передав ее брату, сел под стеной храма Артемиды и играл с мальчишками в кости, считая, что это занятие ничем не отличается от политики. Итак, на востоке греческого мира натурфилософы, или физики, как позднее назовет их Аристотель за пристрастие первых философов к изучению явлений природы (physis - природа), предложили три элемента, из которых все возникло и в которые все вернется: вода, воздух и огонь. А на другом конце греческого мира, в Южной Италии, в Кротоне, совсем иначе наставлял своих учеников Пифагор. «Все на свете создалось из числа», - говорил он, обращая при этом внимание не на качество вещества, а на его пространственные формы. Согласно Пифагору, разница между веществами не в том, из чего они состоят, а в их внутреннем строении. Но ведь внутреннее строение есть не что иное, как размеры и соотношения частей, которые определяются числом и только числом. Следовательно, число - начало всего, числом можно выразить сущность любого предмета. Ароистотель (384 — 322 гг. до н.э.) — выдающийся древнегреческий философ и ученый. Пифагор (ок. 540 — 500 г. до н.э.) — древнегреческий философ и математик, основатель религиозно-философского учения пифагорейцев. Навело Пифагора на мысль «первостихийности» числа его великое открытие, установившее зависимость высоты тона от длины колеблющейся струны. Пифагор проводил опыты на своем монохорде, состоявшем из одной струны, натянутой на деку, которую благодаря передвижному бруску можно было делить на различные части и таким образом получать от одной и той же струны и высокие, и низкие звуки. Расстояния звуков - кварта, квинта, октава и т.д. - отныне были сопряжены с точными числовыми отношениями. Измерив вещественную причину звука и подчинив строгому закону то, что казалось неуловимым и непостижимым, Пифагор решил, что все на свете можно измерить и определить числом. До нас не дошло ни одной строчки, написанной Пифагором, да и вообще считается, что он, как позднее Сократ, ничего не записывал, а влиял на окружающих силой слова и примером. У Пифагора было много учеников. Учились они по пятнадцать лет: первые пять лет ученики молчали и сосредоточенно слушали; их так и называли - «слушатели». Следующие пять лет они могли слушать речи Учителя, но не видеть его, и только последние пять лет ученики могли беседовать с Пифагором лицом к лицу. Пифагор давал своим ученикам довольно странные наставления о том, как надо жить, нарочно говоря настолько иносказательно, что многие из его «наставлений» так и остались загадками. Например: «Не наступай на обрезки волос и ногтей», «Обувай первой правую ногу, а мой - левую», «Не оставляй след горшка на золе». Однако некоторые разгадки сохранились. К примеру, «По торной дороге не ходи» означало: не следуй мнениям толпы. «Что упало, не поднимай» - перед смертью не цепляйся за жизнь. «Не разгребай огонь ножом» - не раздражай вспыльчивого человека. [Илл. - Пифагор. Стр. 519] Нет объяснения и самому знаменитому наказу Пифагора ученикам - не есть бобов. Точнее, объяснений много, но одни из них неубедительны, другие вряд ли кто-нибудь станет проверять. И вряд ли сами пифагорейцы, не евшие бобов якобы из-за того, что те более других подобны по своей природе человеческому организму, когда- нибудь «брали цветок боба, уже потемневший, клали его в глиняный сосуд, на девяносто дней закапывали в землю», а потом открыв, обнаруживали там «вместо боба человеческую голову». Из-за бобов Пифагор и погиб. Народ в Кротоне не любил Пифагора и его учеников. Люди не хотели терпеть в своем городе «секту» пифагорейцев и подняли против них мятеж. Пифагор, спасаясь от преследования, остановился перед полем, засеянным бобами, решив, что лучше погибнуть, чем топтать бобы. Здесь его и убили. Но, как утверждал сам Пифагор, душа его после смерти должна была переселиться в новое тело и начать новую жизнь - так же, как она жила, прежде чем переселиться в Пифагора, в Этолиде, сыне Гермеса, потом в троянце Евфробе, которого ранил Менелай, потом в милетце Гермотиме, и, наконец, в Пирре, рыбаке с острова Делос. Если вопрос о бессмертии души Пифагора достаточно спорный, то бессмертие его учений и его открытий никто не станет отрицать. Пифагорейство еще долго влияло на умы адептов кротонского мудреца, в числе которых оказался и самый, быть может, парадоксальный философ Древней Греции — Парменид, выходец из южноиталийской Элеи, находившийся недалеко от пифагорейских мест. Парменид (ок. 540 — 480 гг. до н.э.) — древнегреческий философ-пифагореец. Мудрый элеец нашел достойный выход из противоречий, порожденных натурфилософами. В добавление к окружающему нас миру, в котором все течет и изменяется, в котором все хаотично и беспорядочно, в котором все должно родиться и умереть, Парменид придумал другой мир, мир мысли, где все неизменно и вечно. И именно этот последний, «придуманный» мир и был для Парменида и его учеников настоящим, а мир человеческих ощущений, весь окружающий мир — фикция. Мир мысли, или мировое существо Парменида не подвержено разнообразным видоизменениям, как первоэлементы Фалеса, Анаксимена, Гераклита, - и вчера, и сегодня оно является не только тем, чем было от века, но и тем, как было и будет в вечности. Мировое существо Парменида не только неизменно и вечно, оно едино. Ему не нужна упорядоченность, в нем нет частей, оно однородно во времени и пространстве. Оно не меняется, его не становится ни больше, ни меньше, к нему нельзя ничего ни прибавить, ни отнять. Поскольку в идеальном мире царит Единство, неизменное и вечное, то в мире человеческих ощущений ему противостоит все, что бесконечно движется и меняется. Вот на движение и вечность и обрушили все силу своих убеждений ученики Парменида, в том числе - самый известный из них, Зенон. Вслед за своим учителем он повторял, что бесконечности, самого беспорядочного, что есть в мире людей, не существует. Если допустить, что бесконечность существует, получаются всякие нелепости. Зенон превратил такой ход мыслей в метод: он доводил до абсурда положения противников Парменида. [Илл. - Зенон Элейский. Стр. 314] Зенон (ок. 490 — ок. 430 гг. до н.э.) — греческий философ и логик. К примеру, говорил Зенон, если бесконечность существует, то Ахилл никогда не сможет догнать черепаху, при том условии, что она находится шагов на сто впереди него. Пока Ахилл пробежит эти сто шагов, черепаха уползет вперед еще на один шаг. Ахилл легко пробежит и этот шаг, но черепаха за это время уйдет еще на сотую часть шага. Ахилл одолеет и сотую часть шага, черепаха продвинется на сотую сотой. Разрыв между ними не исчезнет никогда, хотя будет все микроскопичнее. «Нелепость», - говорил Зенон, а все из-за того, что отрезки пути Ахилла и черепахи делились до бесконечности. А если нет бесконечного деления, то и вообще никакого деления нет, а есть только неделимое Единство.
<< | >>
Источник: Золоева Л., Порьяз А.. Древний мир.древняя Греция.Древний Рим. 2000

Еще по теме Учителю и ученику:

  1. УЧИТЕЛЬ И УЧЕНИК
  2. УЧИТЕЛЬ И УЧЕНИК
  3. Ключевое понятие - конструктивное взаимодействие учителя с учеником
  4. Учителю и ученику
  5. Строительство вихар Лумэ, учителем и учениками
  6. 6.7. Деятельность учителя и ученика в различных видах обучения
  7. Учителю и ученику
  8. Учителю и ученику
  9. Учителю и ученику
  10. Учителю и ученику
  11. 16.3. Личность ученика и учителя в учебно-воспитательном процессе
  12. Самосознание учителя состоит в правильном ^ отношении к ученикам и родителям
  13. Беседа 15 УЧИТЕЛЬ И УЧЕНИК: ТАЙНА, НЕ ПОДДАЮЩАЯСЯ ОБЪЯСНЕНИЮ 17 октября 1986 г., Бомбей