Архаическая Греция

Вслед за гомеровской Греция вступает в эпоху, охватывающую YIII-YI вв. до н.э., которую традиционно называют архаической. В это время Греция, заметно опустевшая после дорийского завоевания, переживает мощный демографический взрыв, невероятно быстро развиваются торговля и ремесла, возникают невиданные доселе формы государственного правления, зарождаются наука, философия, литература, происходит настоящая революция в искусстве - одним словом, в Греции происходит величайший культурный переворот.
Сравниться с ним по миасштабу влияния на всю дальнейшую историю человечества может, пожалуй, только европейское Возрождение. С конца XIX столетия в научной литературе, как правило, довольно скупой на эмоциональные оценки, этот исторический период характеризуется как “греческое чудо”. Правда, “чудо” следует понимать не в том смысле, что в Греции в это время происходило нечто сверхъестественное. Речь идет об уникальности и кажущейся необоснованности исторического переворота, которому трудно найти рациональное объяснение. [Илл. - Доспехи древнегреческих воинов. Стр. 356] Одной из причин “греческого чуда” многие ученые считают особую форму правления, окончательно сложившуюся к этому времени, - античный полис. Это город-государство с весьма ограниченным количеством юридически полноправных граждан (как правило, несколько десятков тысяч человек), обладавших монопольным правом собственности на землю и составлявших гражданское ополчение - основную военную силу полиса. Небольшое число граждан давало возможность каждому из них лично принимать участие в управлении государством, решать любые вопросы как внешней, так и внутренней политики. Кроме того, хотя каждый полис был изолированным, обособленным государством со своими традициями и обычаями, греки никогда не теряли чувства этнической, языковой и культурной общности, а сложившееся “единство в многообразии” делало их более восприимчивыми и терпимыми к любому проявлению инаковости. Однако политические свободы, которыми пользовались граждане в полисах, в историческом плане оказались все же не так важны, как ни с чем не сравнимое расширение личных свобод во многих греческих полисах. Если этого не происходило (например, в Спарте, где полноправные спартиаты, вероятно, оказывали влияние на политику государства, но почти не пользовались личной свободой) - такой полис фактически выпадал из общегреческого культурного переворота. Второй важной предпосылкой “греческого чуда” явилось смелое, если не сказать безоглядное, расшатывание традиционного уклада, тормозившего все новшества в культуре. Уже одно то, что примерно в VIII в. до н.э. греки возвращаются к практике захоронения трупа вместо распространившейся с XI в. до н.э. кремации, говорит о неожиданном подрыве традиционных норм в, казалось бы, самой консервативной сфере общественной жизни. Греческое искусство там, где оно соприкасалось с культом, всегда было свободнее и смелее, чем искусство народов Востока, где влияние религии на искусство доходило до полного запрета всяких изображений (традиция, позднее унаследованная от древних религий в иудаизме и исламе). Да и сама религия вряд ли когда-либо была для греков регулятором поведения в общественной и личной жизни. [Илл. - Курильница в виде сфинкса.
Афины. Терракота. VII в. до н.э. Стр. 165] И все же, кажется, самыми существенными факторами “греческого чуда” стали две определяющие черты самого мироощущения греков. Первая заставляет вспомнить давний спор историков и философов о том, кем греки были по преимуществу - оптимистами или пессимистами. Когда новая Европа после мрака и аскетизма Средневековья заново открыла для себя древнегреческую культуру, утвердилось мнение, что греки жили более счастливой и радостной жизнью благодаря их близости к природе, свободе от груза суеверий и предрассудков. Именно тогда появились представления о счастливом - эллинском - детстве человечества и о Греции как о земном рае. [Илл. - Древнегреческие монеты. Стр. 283 ] Категоричность этого мнения, естественно, вызвала обратную реакцию, и с середины XIX века неизменно подчеркивалось мрачное и трагическое начало в мировосприятии греков. Достаточно вспомнить проникнутый глубоким пессимизмом греческий миф о деградации человечества от золотого века к железному. Или весьма распространенное в греческой литературе мнение, что человеку лучше вообще не рождаться, а уж если родился, то единственно возможное счастье - как можно скорее умереть. Вся греческая трагедия пронизана скорбью по поводу печальной участи человека, и пусть это была не более чем дань жанру, уже сама популярность этого жанра в античных Афинах говорит о многом. Однако утверждать, что греки были отчаявшимися пессимистами, так же неверно, как настаивать на их неизбывном оптимизме. В первую очередь грекам была свойственна сосредоточенность на земной жизни, они верили в возможность достижения человеком счастья - и только в результате собственных усилий. А для успешного продвижения вперед нужен как раз-таки не столько оптимизм, сколько вера в свои силы, не абстрактные, а конкретные, повседневные усилия. И второй чертой, предопределившей успех “греческого чуда”, было то, что любого грека больше заботила слава или порицание его поступка со стороны сограждан, чем соответствие или несоответствие этого поступка некой внутренней системе ценностей. Кем бы человек ни был - поэтом, воином, атлетом, гончаром - главное счастье заключалось в том, чтобы снискать себе добрую славу у современников и потомков. Грекам (как и римлянам) вообще была несвойственна скромность в том смысле, как сейчас понимаем ее мы. Они не считали неприличным открыто демонстрировать свои заслуги, во всеуслышание говорить о своих достоинствах. Самопрославлением не гнушались ни поэты, ни скульпторы, ни ремесленники, ни художники. Как рассказывает Геродот, после победы при Саламине греческие военачальники голосованием решали, кто из греков наиболее достоин награды за доблесть, и каждый подал голос в пользу самого себя. Геродот (ок. 484 — 425 гг. до н.э.) — виднейший греческий историк. Саламин — остров близ Афин. В 480 г. до н.э. стал местом крупной морской победы греков над персами. Иногда стремление к славе побуждало на весьма сомнительные предприятия: печально известный Герострат поджег храм Артемиды в Эфесе, чтобы прославиться; Алкивиад изуродовал красивую и дорогую собаку, отрубив ей хвост, чтобы афиняне говорили именно об этом его поступке. Жажда славы, снедавшая некоего Павсания, стала причиной смерти Филиппа, отца Александра Македонского: задав одному софисту вопрос, как можно снискать наибольшую известность, Павсаний получил ответ - убить того, кто свершил наибольшее. До нашего времени сохранились поэтические списки - своего рода древнегреческая книга Гиннесса: перечни людей, прославившихся тучностью или худобой, низким ростом или обжорством, пьянством или глупостью. [Илл. - Так называемый портрет Алкивиада. Стр. 82] Алкивиад (ок. 450 — ок. 404 гг. до н.э.) — знаменитый афинский военный и политический деятель. Естественно, что при таком внимании к собственной репутации и при таком желании прославиться греки очень чутко реагировали на порицание или хулу. Известно утверждение Плутарха, которое он приписывает одному из семи мудрецов, Клеобулу: “Народ благоразумнее всего ведет себя там, где граждане боятся порицания больше, чем закона”. Это изречение очень хорошо характеризует формы и способы контроля общества над человеком, господствовавшие в Греции во всяком случае от гомеровской до классической эпохи. Семь мудрецов — семь философов и писателей VII-VI вв. до н.э., почитавшиеся во всей Греции. С другой стороны, к славолюбию греков и боязни хулы прибавляется еще одна занятная черта - дух соперничества, соревновательности, пронизывавщий любые сферы деятельности человека. В Древней Греции соревновались все: пахари, чесальщицы шерсти, ремесленники, аэды, поэты, кифаристы, комедиографы, трагики; известно, что в Элиде устраивались состязания в красоте среди мужчин, а в Афинах на празднике Хоев соревновались в питии вина. К соперничеству побуждали не столько блага, получаемые в результате борьбы, сколько стремление быть лучше самого лучшего, желание превзойти непревзойденного. У греков борьба в жизненно важных сферах - на войне, в политике, в экономике - подчас становилась не борьбой за победу, за должность, скажем, а самоцелью; дух соперничества проявлялся даже в самых неутилитарных сферах, где успех не сулил ничего, кроме признания того, что ты достиг большего, нежели твой соперник. Именно благодаря этим чертам грека архаической эпохи называют “агональным человеком” (в переводе с греческого agon означает “соревнование”), а греческое общество в целом - компетитивным. Праздник Хоев — “праздник кружки”, во время которого участники пили вино из громадных кружек. Рассмотрев все вышеперечисленные факторы, современный петербургский ученый А.И.Зайцев предложил оригинальное решение загадки “греческого чуда”. Согласно его теории, получившей название “агональной”, ориентация греков архаической эпохи на успех и первенство не только в жизненно важных делах, но и там где эта ориентация мотивирована устремлениями, только соперничеством как таковым (при том, что сама среда всячески поощряла творческие задатки личности, даже если первые плоды ее умственной деятельности не приносили никакой практической пользы и выгоды) - так вот, эта ориентация на успех и стремление быть первым распространились и на духовные, интеллектуальные сферы деятельности человека, дав мощный толчок развитию науки, философии, искусства, мобилизовав все лучшие силы греков буквально в любом деле, за что бы они не брались. Важным дополнительным фактором А.И.Зайцев считает сам полис как форму греческой государственности, а также восприимчивость греков ко всему новому, их смелость в разрушении традиционных устоев. [Илл. - Полимед Аргосский. Статуи Клеобиса и Битона. Дельфы. Мрамор. Ок. 600 г. до н.э. Стр. 113] Немаловажную роль в культурном перевороте сыграла колонизация, достигшая в период с VIII по VI вв. до н.э. такого огромного размаха, что по справедливости вошла в историю как Великая греческая колонизация. Участие в ней в различной степени принимал весь греческий мир, а сама колонизация развивалась в основном в трех направлениях: западном - по побережьям Италии и Сицилии и дальше на запад; южном - по южному берегу Средиземного моря и северо-восточном - по побережьям Геллеспонта (Дарданелл), Пропонтиды (Мраморного моря) и Понта Эвксинского (Черного моря). [Илл. - Триера. Рисунок процарапан моряком на стене греческой усадьбы. Стр. 638] Подобно древним финикийцам, греки, обычно основывали свои поселения в пределах прибрежной полосы, не заходя в глубь страны. Одной из древнейших греческих поселений был город Кумы, основанный в первой половине YIII в. до н.э. на западном побережье Италии выходцами с острова Эвбеи и малоазийских Кум. Первой греческой колонией на Сицилии был Наксос. Вслед за Кумами и Наксосом греки постепенно колонизировали все побережье Южной Италии и Сицилии, оттеснив местное население за пределы прибрежной полосы. Вскоре весь этот регион - от Кум на севере (чуть севернее современного Неаполя) до Регия, на самом краешке носка “сапога” - получил название Великой Греции. Отсюда экспортировались хлеб, лес, вино, оливковое масло, шерсть, шкуры домашних животных. Южное побережье Средиземного моря оказалось не столь гостеприимным к греческим колонистам, главным образом потому, что здесь давно и прочно обосновались финикийские колонии. Здесь были основаны лишь два города - Навкратис в дельте Нила и Кирена к западу от Египта. Множество колоний возникло в северо-восточном направлении, в том числе на северном побережье Понта Эвксинского. Основными колонизаторами здесь были ионийцы - одна из самых передовых греческих народностей, принадлежащая восточной ветви. В YI в. до н.э. ионийцами была основана Ольвия и несколько крупных колоний на восточном побережье Крыма и по берегам Керченского пролива (в древности он назывался Боспор Киммерийский): Пантикапей (нынешняя Керчь), Феодосия (на месте современной Феодосии), Фанагория, Гермонасса, Кепы - на Таманском полуострове. Самым северным греческим поселением был Танаис на побережье Меотиды - так древние греки называли Азовское море. Единственной колонией дорийцев был Херсонес, основанный в 3 км. от нынешнего Севастополя. Ольвия — крупнейшая греческая торговая колония на черноморском побережье. Северочерноморские колонии стали не только крупным рынком сбыта продукции для греческих ремесленников, но и основными экспортерами в Грецию хлеба, сырья и рабочей силы - рабов. [Илл. - Греческая галера. Стр. 682] Переселение в колонию было настолько же заманчивым, насколько рискованным и трудным предприятием. Неудивительно, что в колониях собирались более энергичные и деятельные, чем в метрополиях, люди, более склонные к разнообразным новшествам. Консервативные устои рушились здесь гораздо быстрее еще и потому, что граждане колонии были выходцами из разных греческих городов, с разными культурными обычаями, а общение с местным населением еще более ослабляло обычную внутриполисную замкнутость греков. Неудивительно поэтому, что колонии сыграли столь важную роль в греческом культурном перевороте. Метрополия — город, которому подчинялась колония, организованная его гражданами. Основными причинами колонизации стали изменившиеся в YIII- YI вв. до н.э. исторические условия: рост производства вызвал переход к рабовладельческому строю, увеличение численности населения вело к обезземеливанию свободных граждан. Иногда колонии основывались исходя из исключительно мирных целей - например, создание торговых факторий. Иногда потенциальных колонистов привлекали местные ресурсы, и в этом случае колонизация была скорее насильственной. Отношения вновь образованной колонии с ее главным полисом - метрополией строились как отношения независимых государств. Попытки метрополий слишком настойчиво диктовать свои условия и вмешиваться во внутреннюю жизнь колонии могли привести к военным столкновениям. Однако колонии никогда не прерывали связи с родным городом, символом чего был привезенный в колонию священный огонь из главного святилища метрополии. Если колонист возвращался на прежнюю родину, его наделяли всеми правами коренного жителя метрополии. [Илл. - Ольвия, первая греческая колония в Северном Причерноморье. Стр. 473] Еще одним заметным явлением в истории архаической Греции была тирания. Выходцы из аристократии нередко узурпировали власть в полисе, игнорируя традиционные учреждения - совет старейшин, народное собрание. Внешне положение тиранов напоминало положение монарха - единоличного носителя власти, да и сами они не скрывали своего стремления во всем походить на прежних царей-басилеев. Правление тиранов, как правило, отличалось популизмом, заигрыванием с демосом. Чтобы привлечь народ на свою сторону они прибегали к самым разным приемам: заступничеству в судах, обвинению богатых аристократов, конфискации их имущества и земель, частичным разделам конфискованных земель между обедневшими свободными гражданами. Тирания — прогрессивная форма государственной власти в Греции, при которой фактическая власть находилась в руках одного правителя. Основной целью раннегреческой тирании было ослабление родовой аристократии, и хотя тирания стала в период архаики общегреческим явлением, ее характер и отдельные проявления в различных полисах были неодинаковыми. Тирания в материковой Греции - в Коринфе, Мегарах, Афинах была более прочной и долговременной благодаря ее пронародному характеру, строгому соблюдению законов полиса. Тирана Кипсела, изгнавшего из Коринфа в середине YII в. до н.э. царский род Бакхиадов, широко поддерживал коринфский демос, а в Афинах тирания вообще началась с движения беднейшей части афинского крестьянства, во главе которого стал Писистрат. Он и захватил афинский акрополь, а значит, и власть в полисе. В 560 г. до н.э. Писистрат ввел государственный кредит для нуждающихся земледельцев, установил льготы в отношении налогов и принял ряд мер, улучшивших положение аттического крестьянства. Кроме этого, он ввел должность разъездных судей, разбиравших судебные дела на местах и избавлявших сельских жителей от потери времени на поездки в город. Главной задачей Писистрата было усиление экономической мощи Афин, он стремился создать новые внешние и внутренние рынки для растущей афинской торговли и ремесел. При Писистрате Афины разрослись и превратились в большой цветущий город. Благодаря оживлению строительной деятельности беднейшее городское население получило работу. Аттика — область Древней Греции с центром в Афинах. Немало сведений сохранилось и о самосском тиране второй половины YI в. до н.э. - Поликрате. Поликрат не был аристократом, богатство унаследовал от отца, занимавшегося морской торговлей, а сам владел мастерской бронзовых изделий. Навербовав дружину в 50 человек, Поликрат захватил власть на острове Самос. Поначалу его соправителями были два его брата, затем он узурпировал всю власть в своих руках. Поликрат покровительствовал торговле и ремеслам, в ущерб интересам аристократии вел активную внешнюю и внутреннюю политику. За время его правления Самос украсился великолепными постройками, среди которых был колоссальный храм Геры, а также водопровод, подававший воду в город. Во всей Греции Поликрат был известен как покровитель художников и поэтов, в числе его «протеже» были два прославленных греческих поэта - Анакреонт и Ивик. Анакреонт (сер. VI в. до н.э.) — выдающийся греческий лирик. Ивик (2-я пол. VI в. до н.э.) — греческий поэт-лирик, опоэтизированный в эллинистическую эпоху.
<< | >>
Источник: Золоева Л., Порьяз А.. Древний мир.древняя Греция.Древний Рим. 2000

Еще по теме Архаическая Греция:

  1. АРХАИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО КАК НОРМАТИВНОЕ
  2. 3.1. Общества архаические
  3. ? ДВА ТИПА ТРАДИЦИОННОГО ОБЩЕСТВА: АРХАИЧЕСКОЕ И РЕЛИГИОЗНОЕ
  4. РЕЛИГИОЗНЫЙ МАКСИМАЛИЗМ: АРХАИЧЕСКИЕ ФОРМЫ
  5. ГЛАВА 7 АРХАИЧЕСКИЙ ИСТОРИК ГЕРОДОТ: ГЕНДЕРНЫЙ АСПЕКТ
  6. Глава 2 АРХАИЧЕСКАЯ ЭПОХА
  7. АРХАИЧЕСКАЯ ПРИРОДА СЕМЬИ
  8. ГЛАВА IV. АРХАИЧЕСКИЕ МЕГАРЫ
  9. НАЕМНИКИ НА СЛУЖБЕ У ТИРАНОВ В АРХАИЧЕСКУЮ ЭПОХУ (VIII—VI вв. ДО Н. э.)
  10. О. В. КУЛИШОВА ДЕЛЬФИЙСКИЙ ОРАКУЛ И ТИРАНИЯ В АРХАИЧЕСКОЙ ГРЕЦИИ
  11. Тема I. Древнейшая Греция (5 ч)
  12. ЭКОНОМИКА ГОМЕРОВСКОГО И АРХАИЧЕСКОГО ПЕРИОДОВ
  13. АРХАИЧЕСКИЕ ЭЛЕМЕНТЫ В ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОЙ РЕЛИГИИ
  14. ГРЕЦИЯ
  15. Греция
  16. 2. Источники по истории архаической и классической Греции