<<
>>

Органицистская натурфилософия Шеллинга.

Ее общий замысел — показать, каким образом природа стремится к интеллигенции. Немало философов в прошлом, а французские материалисты — в сущности в те же времена пытались вывести вторую из первой.
«Параллелист» Шеллинг, конечно, с ними не согласен. Опираясь на монадологию Лейбница и гилозоистский натурализм Гердера, еще совсем молодой мыслитель вписывает в свою натурфилософскую доктрину идеи новейшего тогда естествознания — открытия Лавуазье и Пристли в области химии, Дюфе — положительного и отрицательного электричества, Гальвани — «животного электричества», Вольта — связь электрических явлений с явлениями органической жизни, последующие открытия связи между электричеством и магнетизмом, светом и химическими явлениями. Углубленное и более конкретное понимание природы в результате всех этих открытий раскрывало ограниченность механистических представлений о мире, казалось бы, навсегда зафиксированных в законах Ньютона. Эта сторона натурфилософии Шеллинга, как уже отмечено, сделала его натурфилософию влиятельной и среди естествоиспытателей, тянувшихся к философии.

Во «Введении к наброску системы натурфилософии, или О понятии умозрительной физики и о внутренней организации системы этой науки» (1799) разъясняется различие между умозрительной («спекулятивной») физикой и «так называемой эмпирической физикой». Последняя «занимается только вторичными движениями», трактуя эти частные движения, фиксируемые в опытных исследованиях, поверхностно, только механистически (XV 20, т. 1, с. 185). Умозрительная физика, постигая природу как «субъект-объект», в ее органицистской всеохватности и непрерывной изменяемости, становлении, убеждает, что «не целое возникает из частей, а части возникают из целого. Следовательно, не мы знаем природу априорно, а природа есть априорно, т. е. все единичное в ней заранее определено целым». Исследование единичных вещей есть механистическое исследование фрагментов этой целостности.

Умозри- 695

тельная физика — «душа истинного эксперимента», она «всегда была источником всех великих открытий в природе» (там же, с. 188— 189).

В свете этих принципов Шеллинг энергично подчеркивает «губительное влияние атомистической философии, сказавшееся не столько на отдельных положениях естествознания, сколько на духе философии природы в целом» (там же, с. 143). Атомизму немецкий философ систематически противопоставляет «динамическую философию», «мертвым атомам» — различные силы.

Здесь его вдохновляли некоторые предшествующие и современные ему философы. «Догматик» Спиноза, у которого субстанция, казалось бы, полностью поглощала субъект, однако, сообщил ему понятия natura naturans (порождающая, производящая природа) и natura naturata (порожденная, произведенная природа), заключавшие в себе как органицистский, так и механицистский аспекты. На обобщенном понятии силы, выражающей нарастание познавательной способности, построена вся монадология Лейбница. Систематическому рассмотрению новоевропейской философии более поздний Шеллинг, ставший членом Мюнхенской академии, посвятил курс лекций «К истории новой философии» (1827) — о Декарте, Спинозе, Лейбнице, Вольфе, Канте, Фихте и Гегеле. Собственную философию автор представил главой «Натурфилософия», содержание которой фактически шире данного названия.

Более конкретные представления о силах, определяющих природу, Шеллинг черпал из современного ему естествознания.

Но важнейшие из них — сила притяжения (attractive) и сила отталкивания (expansive), хотя и составляющие основу механики Ньютона и играющие определяющую роль в космогонии Канта, но, в сущности, заключающие в себе антропоморфную подоснову. Как таковые они осмыслялись различными философами. Силу отталкивания Шеллинг трактует как положительную, поскольку она стремится к беспредельному распространению во всех направлениях. Силу же притяжения он считает отрицательной, ибо она сдерживает беспредельность силы отталкивания.

Такое действие данных сил свидетельствует как об их диаметральной противоположности, так и о неразрывном единстве — подтверждение отмеченной выше диадной, субъект-объектной методологии Шеллинга (в марксистской литературе обычно именуемой диалектической).

Она подкрепляется фактами полярности в явлениях электричества и магнетизма, выражающими «всеобщую двойственность» и даже «всеобщий дуализм природы» (там же, т. 1, с. 100—101). Он, однако, не раскалывает ее на две несвязанные половины, а углубляет фактор ее единства, ибо две названные силы, «представляемые одновременно в единстве и в борьбе, ведут к идее организующего начала, формирующего мир в систему» (там же, с. 93).

Первостепенная проблема натурфилософии Шеллинга — соотношение и взаимодействие неорганической и органической природы. Для ее решения в духе своей «динамической философии» мыслитель использует давно возникшее понятие потенции. «Неорганическая при- рода — продукт первой потенции, органическая природа — продукт второй... Поэтому неорганическая природа предстает вообще, как от века существующая, а органическая — как возникшая» (т. 1, с. 223). БЫЛО бы опрометчиво на основании этих слов считать, что Шеллинг приближается к идее эволюции от неживого к живому. Хотя слово «эволюция» иногда у него встречается в более или менее случайном контексте, натурфилософ далек от идей эволюционизма, которые в его век некоторые философы (как Гердер под влиянием Дидро) высказывали. Считая идею эволюции механистической, автор «Введения к наброску системы натурфилософии» заявил, что «динамическая система отрицает абсолютную эволюцию природы и идет от природы как синтеза (= природа как субъект) к природе как эволюции (= природа как объект); атомистическая система идет от эволюции в качестве изначального к природе в качестве синтеза» (там же, с. 204).

Главную задачу своей натурфилософии Шеллинг видел в решении проблемы жизни как определяющего начала для всей природы. Отказавшись от термина «гилозоизм», философ в духе позднейшего витализма стремится приблизить материю к духу, опираясь на вскрытую естествознанием триадность потенций магнетизма, электричества и химизма, посредством которых «материя утверждает свое самобытие», вбирая в себя эти «формы деятельности» (т.

2, с. 482), соответственно трансформируясь в чувствительность, раздражимость и стремление к формированию.

Важнейшим носителем жизни выступает свет, вместе с которым «к нам приходят положительные элементы электричества и магнетизма» (т. 1, с. 105). Более того, свет — «аналог духа или мышления в протяженном мире», и, как «относительно идеальное в природе», свет «противостоит материи как субъект объекту» (т. 2, с. 478, 481). Платоническая метафизика света прошла через многие последующие философемы, иногда наполняясь естественно-научным содержанием (как уже у Роберта Гроссетеста в XIII в. и даже у Декарта). У Шеллинга он становится особенно устойчивым явлением и принципом натурфилософии, трансформирующейся в метафизику.

Но все же главным, если не исчерпывающим, синонимом природы шеллингианства является жизнь. Если природа мыслится как все более усложняющаяся организация, «всеобщий организм», то именно жизнь составляет ее определяющий фокус. Отсюда и платоническое название произведения Шеллинга, уже цитированного выше, — «О мировой душе». Философ систематически противопоставляет организм механизму. Только организм, используя фактор химизма, способен совершенно самостоятельно ассимилировать внешние компоненты телесности, материи. Жизнь — синоним субъектной активности, выражающейся в саморазмножении. Заостряя воззрения Якоби (в его книге «Дэвид Юм о вере, или Идеализм и реализм»), автор «Мировой души» категорически подчеркнул, что «жизнь не есть свойство или продукт животной материи (как ее трактовали многие гилозоистские натурфилософы. — В. С.), напротив, материя есть продукт жизни» (т. 1, с. 125). 697

Органицизм шеллингианской натурфилософии, отрицая «механистический» эволюционизм, противопоставляет ему воззрение совершенной целесообразности явлений природы, наиболее четко проявляющейся в видовых и родовых формах жизни. Конечно, здесь мыслится имманентная телеология как необходимое следствие всеохватного природного организма с присущей ему всеобщей связью и всеобщей взаимозависимостью, не подкрепляемой, однако, конкретными примерами жизни организмов (основоположными в таком контексте у Аристотеля), поскольку Шеллинг (в отличие, например, от Гете) не был естествоиспытателем-натуралистом.

<< | >>
Источник: В.В. Соколов. Философия как история философии. — М.: Академический Проект. — 843 с. — (Фундаментальный учебник).. 2010

Еще по теме Органицистская натурфилософия Шеллинга.:

  1. Органицистская натурфилософия Шеллинга.
  2. Рассудок и разум. Конечность и бесконечность. Метафизика и диалектика.
  3. Категории Абсолюта как конкретизации спекулятивной логики.
  4. Философия природы.
  5. Людвиг Фейербах и его путь от сенсуалистической трансформации Абсолюта к критике религии и к натуралистическому антропологизму.
  6. Важнейшие аспекты исторического материализма.
  7. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН