<<
>>

Структура и характер личности

Абсолютизировав ранние идеи Фрейда о сексуальной энергии, Рейх занялся изучением неврозов и биологической энергии человеческого организма. На основе экспериментов и теоретических обобщений венский психиатр пришел к выводу, что здоровье и болезнь человека зависят от степени возможного достижения разрядки сексуальной энергии. В отличие от Фрейда, который соотносил невроз с та- ними психическими нарушениями, которые связаны с «сексуальностью», трактуемой в широком смысле этого понятия, Рейх акцентирует внимание на энергетическом источнике невроза, считая, что «невротический психический аппарат отличается от здорового психического аппарата постоянным наличием неразряженной сексуальной энергии»

Исходя из этого, в своей претендующей на строгую «научность» теории «сексуальной экономии» он пытается опереться на методы исследования точных наук (в частности, использовать количественное измерение биологической энергии, процессов возбуждения и разрядки человеческого организма как замкнутой биологической системы).

Претендуя на сочетание в своей теории психоаналитических взглядов Фрейда с экономической теорией К.

Маркса, Рейх называет ее «сексуально- экономической», но используемый при исследовании неврозов термин «экономия» приобретает у него специфический смысл, ничего общего не имеющий с марксистской терминологией. (Он служит для определения сексуальной энергии, возникающей в человеческом организме. При этом энергетический источник сводится к физиологическому напряжению, электрическому заряду и биологическому потенциалу индивида.) Тем более нет ничего общего в содержании самих концепций: рейховские рассуждения об экономических процессах оказываются преломленными через призму структурных уровней человеческой психики. С другой стороны, если для теории Фрейда характерно сочетание натуралистического и субъек-, тивно-идеалистического феноменологического подходов, то Рейх придерживается сугубо натуралистической ориентации, сводящей все психические процессы к физическим и биологическим закономерностям развития и функционирования человеческого организма. Не случайно он говорит о «биоэлектрической энергии», «оргонной энергии» организма, называя свой метод лечения неврозов «биофизической оргонной терапией» 104.

Предлагаемая Рейхом терапевтическая процедура лечения неврозов полностью соответствует его представлениям об источниках образования неврозов, заключающихся в физиологических и психических нарушениях нормальной сексуальной жизни человека. Поскольку проявление индивидом сексуальности в современной буржуазной культуре рассматривается им как паталогическая каррикатура на естественную человеческую любовь, то «сексуально-экономическая» терапия Рейха сводится к установлению предпосылок для осуществления естественно- природных отношений между полами и развития подлинно человеческой способности к любви, что «зависит как от социальных, так и от психических условий» Сама клиническая практика натолкнула Рейха на мысль о социальной обусловленности неврозов. Это особенно бросалось в глаза в тех случаях, когда психиатру приходилось иметь дело с невротиками из необеспеченных семей, из среды рабочих. Фрейд, как частный практикующий врач, не сталкивался с такими случаями неврозов, поскольку к нему на лечение приходили пациенты из обеспеченных слоев общества. Собственно говоря, ни прежняя психиатрия, ни психоанализ Фрейда не сосредоточивали, как правило, своего внимания на социальных условиях существования пациентов, в то время как часто именно социальная и экономическая помощь являлась первой необходимостью для успешного лечения больных.

На это обратил внимание Рейх. Для него стало очевидным, что психоанализ Фрейда, нацеленный на раскрытие болезненного расщепления психики, не может рассматриваться в качестве эффективной терапии, используемой на массовом уровне. Проблема лечения неврозов выходила за рамки индивидуальной психотерапии и превращалась в острую социальную проблему, разрешение которой зависело не столько от совершенствования методов психоанали- за, сколько от социального устройства общества И Рейх зафиксировал этот факт.

Правда, момент этот не ускользал и от основателя психоанализа, который осознавал пределы использования психотерапевтических методов лечения в буржуазном обществе. «Для широких слоев населения, тяжело страдающих от неврозов,— отмечал Фрейд,— мы пока ничего не можем сделать» Он надеялся, что когда-нибудь «проснется совесть общества» и государство признает необходимым оказание терапевтической помощи бедным, введя бесплатное лечение. Но при всем этом Фрейд стремился оградить свое учение от практического вторжения в социально-политическую жизнь общества Хотя он и выступал с критикой буржуазной морали, культуры, религиозных предубеждений, он считал, что не дело врача выступать с конкретными реформами переустройства существующей системы В отличие от него Рейх активно включился в практическую деятельность по претворению своих идей в жизнь. В конце 20-х годов он, в частности, создал в Вене несколько психотерапевтических клиник, рассчитанных на широкие массы. Он хотел привлечь внимание общественности к сексуальным проблемам, без разрешения которых, по его мнению, невозможно осуществление социальной революции.

161

11 В M Л с и би її

Все эти рейховские представления и выводы имели под собой теоретическую основу, наиболее рельефно выраженную в концепциях о природе человека, структуре и характере личности. Согласно предложенному Рейхом новому, отличному от Фрейда, варианту структуры личности, она состоит как бы из трех автономно функционирующих слоев, или уровней, организации: «поверхностный слой» — фальшивый, «притворно-социальный слой» или «слой социальной кооперации», где подлинное лицо человека скрыто под маской любезности, вежливости и учтивости, где индивид прикрывается искусственной социальностью и искусственным самоконтролем перед лицом существующих моральных установлений и социальных институтов общества; «промежуточный слой» — «антисоциальный слой», или фрейдовское «бессознательное», представляющий сумму разнообразных «вторичных импульсов», включающих грубые, садистские, сладострастные порывы и извращенные бессознательные влечения; «глубинный слой», или «биологическое ядро», состоящее из «природно- социальных импульсов», излучая которые человек предстает здоровым и гармонически развитым, честным и трудолюбивым существом, способным на искреннюю, подлинно человеческую любовь. Наиболее важной и существенной частью структуры личности, по Рейху, является именно «глубинный слой», свидетельствующий о естественно-природной и здоровой основе человеческого существа, где проявление всех влечений и импульсов человека носит если и неразумный, стихийно-бессознательный, то все же подлинно человеческий характер. «Природно-социаль- ные импульсы» приобретают извращенную, иррациональную окраску лишь на втором уровне структурной организации личности, где они преломляются и искажаются до неузнаваемости. Поднимаясь на поверхностный слой личности, эти искаженные и иррациональные импульсы искусственно маскируются, создавая специфический характер человека, свидетельствующий о мнимой примиримости агрессивных влечений с существующим социальным порядком.

На этой основе возникает, по Рейху, так называемый «невротический характер», который служит своеобразной защитой от чрезмерного давления со стороны внешнего социального мира и искусственной преградой для свободного проявления природно-социаль- ных импульсов индивида.

Предложенная Рейхом модель структуры личности отличается от фрейдовской картины человека тем, что здесь фрейдовские инстанции «Я» и «Оно» как бы поменялись местами. Так, если бессознательное Фрейда со всеми присущими ему необузданными порывами и агрессивными влечениями являлось глубинным слоем человеческой личности, над которым надстраивался слой сознательного «Я», то в рейхов- ской интерпретации человека «глубинный слой» представлен «природной социальностью», которая становится иррациональной лишь на промежуточном уровне, где природно-социальные инстинкты к труду, любви и познанию под воздействием социальных, идеологических, моральных и культурных санкцио- образований буржуазного общества приобретают отчужденный и извращенный характер

Отсюда проистекают и те различия, которые наблюдаются между учениями обоих теоретиков об этиологии неврозов, мотивах поведения личности, движущих силах человеческой деятельности. Если для Фрейда невроз представляет собой болезненное расщепление психики человека, искаженное удовлетворение бессознательных влечений, свидетельствующее об искусственном примирении бессознательного «Оно» и сознательного «Я», то для Рейха невроз и «невротический характер» личности являются не отдельными проявлениями болезни индивида, а общей патологией человека, патологией его существования в конкретно-исторических социальных условиях жизни. Поэтому для Рейха важно не столько исследование отдельных симптомов проявления психических расстройств личности, сколько целостное изучение характера человека

Рейх различает два основных характера личности: уже упомянутый «невротический», создаваемый культурными и социальными условиями существования человека в буржуазном обществе, и «здоровый», свидетельствующий о свободном, неизвращенном проявлении индивидом своей природной социальности. Первый служит своеобразной маской и соответствует тому поверхностному слою личности, который получает наибольшее развитие в современной буржуазной культуре, когда личность ориентируется на внешний социальный мир, пытаясь приспособить-, ся к нему. Второй отражает глубинный уровень структуры личности, на основе которого развиваются или по крайней мере должны развиваться есте- ственно-природные побуждения к труду, любви и познанию, когда индивид ориентируется на свои внутренние потребности.

Очевидно, что возникновение «невротического характера» Рейх ставит в непосредственную связь с культурными и социальными условиями существования индивида в обществе В условиях буржуазной цивилизации происходит «убиение» природных задатков человека, развитие которого получает патологический характер: формируются такие черты инди- вида, которые подчеркивают его одиночество, бессилие, страх перед социальными силами и т д. Все это приводит к отчуждению человека от своих внутренних потенций, от присущей ему «природной социальности», превращению этих потенций в искаженные, иррациональные влечения Рейх прямо утверждает, что такое отчуждение «имеет не биологический, а социальный и экономический источник»

Таким образом, продолжая линию «социологизи- рованного психоанализа», Рейх идет дальше Адлера: он не останавливается на абстрактных рассуждениях о социальных чувствах и социальных отношениях между людьми, а апеллирует к социально-экономическим условиям жизни людей в буржуазном обществе. Такое понимание взаимосвязей между характером человека и социальной системой предвосхищает последующие размышления неофрейдистов, посвятивших свои исследования выявлению отношений между психологическими и социальными факторами формирования личности (например, Э Фромма105). Но если неофрейдисты культурной и социологической ориентации не придавали сексуальности особой роли в образовании неврозов и развертывании человеческой деятельности, то Рейх сделал сексуальность центром, вокруг которого, как полагал он, развивается не только индивидуально-личностная жизнь человека, но и общественный прогресс в целом Это накладывает печать не только на его теоретические исследования, в которых преобладает сексуальная проблематика, но и на практическую деятельность по осуществлению социальных реформ.

С позиций своего толкования структуры личности и процессов формирования характера человека, в частности понимания роли «глубинного слоя» личности, в котором как бы заложены природно-социальные импульсы к труду, любви и познанию, подошел Рейх и к рассмотрению вопроса об агрессивных влечениях человека Он подверг критике фрейдистский тезис о господстве в человеке инстинктов саморазрушения и смерти, будто бы внутренне присущих человеческой природе. Агрессивные влечения рассматривают- ся им как искажение природных импульсов, имеющее место в определенных социальных условиях; соответственно и «инстинкт смерти» расценивается как результат и продукт буржуазного общества Таким образом, Рейх выступил в роли социального критика этой гипотезы Фрейда, а затем и его постулата об «эдиповом комплексе» Рейх пришел к заключению, что этот основной постулат классического психоанализа сохраняет свою значимость только в буржуазной культуре, что с изменением социальной организации людей, с изменением общественных отношений «эдипов комплекс» должен исчезнуть.

Если отвлечься от вопроса о научной правомерности употребления самого понятия «эдипов комплекс» и его психоаналитического толкования \ можно признать, что рейховская критика воззрений Фрейда носила позитивный характер, поскольку она опиралась на рассмотрение социальных связей и отношений, сложившихся в буржуазном обществе. Рейх подметил действительную связь между специфическими сексуальными отношениями, внутренними конфликтами человека, скрывающимися под тем, что Фрейд назвал «эдиповым комплексом», и конкретно-определенными (буржуазными) социальными условиями жизни людей.

Попытка осмысления внутрипсихической деятельности людей в связи с определенными социальными отношениями и предопределила позитивные стороны рейховской психологии.

<< | >>
Источник: В.М. ЛЕЙБИН. ПСИХОАНАЛИЗ и ФИЛОСОФИЯ НЕОФРЕЙДИЗМА. Москва. Издательство политической литературы. ПОЛИТИЗДАТ. . 1977

Еще по теме Структура и характер личности:

  1. § 1. Понятие личности. Социализация личности. Структура психических свойств личности
  2. 2.7. СМЫСЛОВАЯ РЕГУЛЯЦИЯ КАК КОНСПИРИРУЮЩАЯ ФУНКЦИЯ ЛИЧНОСТИ. Смысл В СТРУКТУРЕ ЛИЧНОСТИ
  3. 1. Личность как субъект общественных отношений. Структура личности
  4. §14.3. Дифференциальный подход в исследовании индивидуальных свойств личности Методика 1 Самооценка характера
  5. Структура личности
  6. Личность и ее структура
  7. 1.1. Структура личности
  8. § 6.1. Принципы конструирования структуры развивающейся личности
  9. Личность, ее структура и типология
  10. Эстетическая структура личности
  11. §5.5. Интегративная модель структуры личности в системе конструктивной типологии
  12. Раздел III. Характер как мера развитияи эволюции индивидуальных психологических свойств личности
  13. § 6. Самовоспитание в структуре процесса формирования личности
  14. Смысловые структуры социального страха личности