<<
>>

Теоретизация современной науки. Природа теоретических объектов науки и их соотношение с объективной действительностью (проблема реальности в современной науке)

Одной из особенностей современной науки является ее теоретизация. Это обусловлено переходом от эмпирической стадии развития науки, которая ограничивалась классификацией и обобщением опытных данных, к теоретической стадии.

На этой стадии важную роль в познании мира играют теоретические объекты науки.

Как известно, в основе теоретического познания всегда лежит абстрагирование, схематизация, идеализация. Законы науки описывают не природу «саму по себе», а ее модели, т.е. системы идеализированных (теоретических) объектов, более или менее приближающихся к системам объектов природы.

Упрощения, абстрагирование и идеализацию можно рассматривать как гносеологические предпосылки, которые принимает теория при отображении реальных материальных процессов. Посредством этих операций каждая научная дисциплина вырывает из живой целостности мира объект познания, отделяет от него какой-то аспект и строит систему идеализированных объектов. «Картина», создаваемая наукой, - это «изображение» искусственно сконструированных идеальных объектов и экспериментально-измерительных процедур, интерпретируемых как данные непосредственно эмпирического опыта. Она изменяется по мере развития познания и практики и ее можно рассматривать в качестве теоретической модели исследуемой реальности. Т.е. определяющая роль в формировании теории принадлежит идеализированному объекту - теоретической модели существенных связей реальности, представленных с помощью гипотетических допущений и идеализаций.

Наука ХХ в., особенно современная теоретическая физика, предметом исследования которой становятся объекты, далекие от нашего макроскопического опыта, сделала актуальным вопрос о существовании и реальности этих объектов212. Это проблема является одной из наиболее острых в современной философии науки.

Классическая наука исходила из того, что существует только одна изучаемая ею реальность. Соответственно может существовать только одна истина, относящаяся к этой реальности. Между тем сегодня ясно, что существует вовсе не одна, а много разных реальностей. Это не только та реальность, с которой имеет дело наука, но и реальность повседневной жизни, обыденного знания. Есть субъективная реальность: то, что я сейчас имею конкретные переживания или определенные мысли - это реальные факты моего сознания. Есть реальность идеальных объектов культуры: научных и философских теорий, произведений искусства - то, что Поппер называет «третьим миром». Есть реальность межиндивидуальных отношений, коммуникаций (с нею иногда связывают мир интерсубъективности). Наверное, можно говорить сегодня о появлении виртуальной реальности как особого типа межчеловеческой коммуникации с помощью компьютера. Возможно, есть и какие-то еще типы реальностей. Каждая из них имеет свои критерии существования (иначе мы просто не отличили бы реальность от бреда). Все они друг с другом связаны, исторически возникают друг из друга, взаимодействуют друг с другом, при этом нередко ведут друг с другом борьбу за существование, как бы спор на тему, какая из них «реальнее».

Это касается и отношения научной реальности, и реальности повседневной, и субъективной, и объективной реальности и т.д. Мы начинаем понимать реальность и истину как более сложные и интересные предметы, чем это казалось в недавнем прошлом.

В современной эпистемологии осознается тот факт, что природа исследуемой реальности связана не только с объективной реальностью самой по себе, но и с деятельностью человека. При анализе понятия «реальность» учитывают важную роль, которую играют в формировании содержания данного понятия конструктивно-теоретическая деятельность и практически-экспериментальная деятельность человека как субъекта познания. Т.е. реальность, изучаемая наукой, имеет и когнитивное измерение. Это объективная реальность, преломленная через призму определенной системы упрощений и идеализаций, с точностью до которых отображаются изучаемые теорией системы материальных объектов при принятых этой теорией гносеологических предпосылках исследования. В ее содержание свой вклад вносят три источника: объективная реальность, практика экспериментов и идеальная конструктивно-теоретическая деятельность исследователя. Два последних источника можно назвать субъективными (человеческими) измерениями исследуемой реальности (физической, химической, биологической, социальной).

Имея в виду данное обстоятельство, А. Эйнштейн ввел термин «физическая реальность» и выделил два аспекта этого термина. Первое его значение использовалось им для характеристики объективного мира, существующего вне и независимо от сознания. Во втором своем значении термин «физическая реальность» используется для рассмотрения теоретизированного мира как совокупности теоретических объектов, представляющих свойства реального мира в рамках данной физической теории. Таким образом, «реальность, изучаемая физикой, есть не что иное, как конструкция нового разума, а не только данность»213.

Субъект познания неустраним из содержания физической реальности. Например, А. Эйнштейн, чью позицию в понимании физической реальности называют «реалистической», связывает эту реальность с общими понятиями, с программой, с концептуальным изобретением, т. е. с конструктивно-теоретической деятельностью субъекта познания, Н. Бор - с экспериментальной деятельностью субъекта и возможностями коммуникации. Он подчеркивает ее связь с контекстом при- боров и измерительных установок («инструменталистская» позиция). Но оба едины в том, что именно субъект своей деятельностью наполняет реальность значением и смыслом. Но это не значит, что можно говорить о «возмущении явлений наблюдателем», или «придании атомным объектам физических атрибутов при помощи измерений». Н. Бор подчеркивал, что зависимость квантовых явлений от субъекта ограничивается выбором экспериментальной установки, задающей концептуальную систему отсчета. В этом плане физическая реальность задается посредством языка науки, причем одна и та же реальность может быть описана при помощи разных языковых средств.

Понимание реальности в классической и современной науке значительно различаются. Каждая физическая теория изучает определенный вид физической реальности при специфических ее упрощениях, огрублениях, идеализациях, неизбежных в процессе отображения этой реальности. Поэтому законы теории лишь опосредованно и с определенной степенью точности относятся к объективной реальности. Например, ньютоновская механика непосредственно утверждает нечто о системе идеализированных материальных точек, идеализированных инерциальных систем отсчета (измерения), идеализированных бесконечных скоростях передачи взаимодействий, утверждает идеал полного отсутствия влияния прибора на измеряемый объект и т.п. Другие теории принимают иные предпосылки и допущения.

Современная квантовая физика принимает упрощения и идеализации, которые во многом противоположны ньютоновской механике. Ее объект не является материальной точкой, имеющей вполне определенные пространственные координаты, а, следовательно, не имеющий траектории; измерение проводится не только в инерциальных системах отсчета; скорость измеряющего сигнала конечна и не превышает скорости света (принцип близкодействия); невозможно с полной определенностью одновременно измерить координаты и импульс микрообъекта; невозможно полностью исключить влияние прибора на объект исследования и т.п.214. Физическая реальность квантовой механики представляет не систему динамических величин, а систему вероятностных распределений физических величин. Очевидно, что многие из перечисленных предпосылок очень сильно идеализируют объективную физическую реальность. Однако физические теории всегда идеализируют материальную действительность, создают соответствующие теоретические модели и именно относительно этих моделей формулируют законы. Аналогичная ситуация складывается и в других науках - химии, биологии, социологии и т.п.

В качестве теоретической модели исследуемой реальности можно рассматривать определенную картину мира (КМ). Но идеализированные объекты, образующие КМ, и абстрактные объекты, образующие в своих связях теоретические схемы, имеют разный статус. Последние представляют собой идеализации, и их нетождественность реальным объектам очевидна. Любой физик понимает, что «материальная точка» не существует в самой природе, ибо в природе нет тел, лишенных размеров, но исследователь, принявший механистическую КМ, считает неделимые атомы реально существующими «первокир- пичиками» материи. Он отождествяет с природой упрощающие ее и схематизирующие абстракции, в системе которых создается физическая картина мира. Развитие теории, накопление новых эмпирических фактов оказывает обрат- ное воздействие на КМ, оно уточняет и конкретизирует вводимые в ней представления о реальности215.

J

Таким образом, реальность в научном исследовании - это не объективная реальность в смысле денотата философской категории материи, но скорее, когнитивное образование, содержание которого наполняется объективно-реальными факторами (внеположенной человеку реальностью) и вместе с тем субъективными факторами — теоретической и экспериментальной деятельностью исследователя.

Исследуемая реальность, как утверждает современная наука, имеет множество теоретических описаний. Это обусловлено многоаспектностью, многокачественно- стью самой действительности, что создает объективные предпосылки для этого.

Вполне понятно, что, когда естествознание было занято накоплением эмпирической информации, классификацией и систематизацией многочисленных новых фактов и результатов, легко возникало искушение построить такую логику открытия, с помощью которой можно было бы получать новые истины в науке чуть ли не чисто механическим путем. Не говоря уже о логической машине Р. Луллия, пытавшегося свести мышление к простой комбинации понятий, в опытных науках на роль подобного механизма претендовала индуктивная логика Ф. Бэкона: недовольный силлогистикой Аристотеля, он построил свои, теперь известные каждому изучавшему логику, каноны или таблицы открытия, называемые методами сходства, различия, сопутствующих изменений и остатков. В отличие от «Органона» Аристотеля он назвал свою логику «Новым Органоном» и считал, что с ее помощью можно будет без особых интеллектуальных усилий делать новые открытия в науке.

Нетрудно понять, что с помощью канонов индукции Ф. Бэкона, даже усовершенствованных в прошлом веке Дж. Ст. Миллем, можно открывать лишь простейшие эмпирические закономерности о регулярной связи наблюдаемых свойств явлений природы. Раскрытие же ненаблюдаемых, внутренних механизмов явлений требует обращения к теоретическим понятиям и гипотезам, а это предполагает наличие у исследователя способности не только к широкому, абстрактному мышлению, но и к интуиции, воображению, целостному охвату изучаемых явлений, не говоря уже о таланте, опыте и квалификации. Это означает, что генерирование новых идей в науке есть творческий процесс, который нельзя уложить в заранее заданные логические каноны, схемы или алгоритмы.

В связи с этим в 30-40-е гг. XIX в. начинается критика концепций логики открытия, которые были распространены в XVII и XVIII вв., и постепенно происходит переход к новой концепции методологии научного исследования - к гипотетико- дедуктивной ее модели. Согласно такой модели, логика не играет какой-либо роли в процессе генерирования новых научных идей, гипотез и теорий, ее задача сводится лишь к дедукции следствий из гипотез, найденных нелогическим путем, и проверке их с помощью данных наблюдения и эксперимента. Как отмечал А. Эйнштейн, важнейший методологический урок, который преподнесла квантовая физика, состоит в отказе от упрощенного понимания возникновения теории как простого индуктивного обобщения опыта. Теория, подчеркивал он, может быть навеяна опытом, но создается как бы сверху по отношению к нему и лишь затем проверяется опытом216. Человеческий разум должен, по его мнению, «свободно строить формы», прежде чем подтвердилось бы их действительное существование: «из голой эмпирии не может расцветать познание». Эволюцию опытной науки «как непрерывного процесса индукции» Эйнштейн сравнивал с составлением каталога и считал такое развитие науки чисто эмпирическим делом, поскольку такой подход, с его точки зрения, не охватывает весь действительный процесс познания в целом. А именно - «умалчивает о важной роли интуиции и дедуктивного мышления в развитии точной науки. Как только какая-нибудь наука выходит из начальной стадии своего развития, прогресс теории достигается уже не просто в процессе упорядочения. Исследователь, отталкиваясь от опытных фактов, старается развивать систему понятий, которая, вообще говоря, логически опиралась бы на небольшое число основных предположений, так называемых аксиом. Такую систему понятий мы называем теорией... Для одного и того же комплекса опытных фактов может существовать несколько теорий значительно различающихся друг от друга»217. Сказанное Эйнштейном не означает, что он отвергал роль опыта как источника знания. Однако он считал, что «не всегда является вредным» в науке такое использование понятий, при котором они рассматриваются независимо от эмпирической основы, которой обязаны своим существованием.

Иначе говоря, теории современной науки создаются не просто путем индуктивного обобщения опыта (хотя такой путь не исключается), а за счет первоначального движения в поле ранее созданных идеализированных объектов, которые используются в качестве средств конструирования гипотетических моделей новой области взаимодействий. Обоснование таких моделей опытом превращает их в ядро будущей теории.

Идеализированный объект выступает таким образом не только как теоретическая модель реальности, но он неявно содержит в себе определенную программу исследования, которая реализуется в построении теории. Соотношения элементов идеализированного объекта - как исходных, так и выводных, представляют собой теоретические законы, которые (в отличие от эмпирических законов) формулируются не непосредственно на основе изучения опытных данных, а путем определенных мыслительных действий с идеализированным объектом. Знания теоретического уровня возникают в результате внутреннего развития идей и концепций, а не простого обобщения данных наблюдения.

Из этого вытекает, в частности, что законы, формулируемые в рамках теории и относящиеся по существу не к эмпирически данной реальности, а к реальности как она представлена идеализированным объектом, должны быть соответствующим образом конкретизированы при их применении к изучению реальной действительности.

<< | >>
Источник: В.И. Штанько. Философия и методология науки. Учебное пособие для аспирантов и магистрантов естественнонаучных и технических вузов. Харьков: ХНУРЭ. с.292.. 2002

Еще по теме Теоретизация современной науки. Природа теоретических объектов науки и их соотношение с объективной действительностью (проблема реальности в современной науке):

  1. Многообразие и противоречивость ценностных ориентаций науки как социального института. Сциентизм и антисциентицизм в оценке роли науки в современной культуре
  2. Проблемы структурной организации бытия в контексте современной науки
  3. РАЗДЕЛ 10 Онтологические проблемы современной науки
  4. РАЗДЕЛ 12 Аксиологические проблемы современной науки
  5. РАЗДЕЛ 11 Логико-гносеологические проблемы современной науки
  6. РАЗДЕЛ 2. ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ФИЛОСОФИИ И НАУКИ
  7. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ЭКОЛОГИИ КАК КОМПЛЕКНОЙ СОЦИАЛЬНО-ЕСТЕСТВЕННОЙ НАУКИ О ВЗВАМООТНОШЕНИЯХ ОРГАНИЗМОВ. СОДЕРЖАНИЕ, ПРЕДМЕТ, ОБЪЕКТ И ЗАДАЧИ ЭКОЛОГИИ.
  8. 4. Место науки в культуре человечества. Человек в современном информационно-техническом мире. Кризис культуры и современность
  9. Современное состояние взаимоотношений общества и природы (некоторые важнейшие экологические проблемы современности)
  10. Математизация современной науки
  11. Особенности формализации современной науки
  12. Проблема возникновения науки и влияние представлений о науке на решение вопроса о ее возникновении
  13. Проблема детерминизма в современной науке и философии
  14. ПРОИСХОЖДЕНИЕ СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ
  15. 4. Проблема способа изложения положительной теоретической метафизики как науки
  16. Институализация методологии социогуманитарного познания. «Науки о природе» и «науки о духе»
  17. Науки о природе и науки о культуре
  18. Формализация современной науки