<<
>>

Принцип воли

Принцип воли, столь существенный для определения естественного закона, вместе с тем раскрывает и разумный аспект этого закона. Воля или хотение есть такая «склонность» души, посредством которой возможен нравственный выбор, т.
е. обращение человека либо к добру, либо ко злу, либо к добродетели, либо к греху334. Более определенно можно сказать, что выбор обусловливается той мерой, которая полагается предмету хотения. В свою очередь, мера устанавливается разумом. От этого же зависит и польза (или вред) такого предмета335. Не случайно поэтому, что одной из главных добродетелей полагается умеренность.

В.Н. Татищев дает еще одно интересное применение воли, ставя в зависимость от способов ее ограничения ту или иную форму правления. Целью всякого порядочного правления является достижение благополучия. Воля же выступает необходимой составляющей благополучия, поскольку по неволе и в неволе никто не бывает счастлив. Более того, воля, соединенная с разумным рассуждением, неизменно приносит человеку пользу336. Однако пользу может принести и особого рода неволя. В.Н. Татищев полагает три рода неволи: по природе, по своей воле и по принуждению. От рода неволи, т. е. от формы отчуждения воли зависит форма государственного правления. В качестве примера можно привести монархию. Монархическая власть основывается на природном превосходстве разума правителя над разумом подданных, в результате чего и происходит передача воли. Добровольное, или по терминологии В.Н. Татищева, «своевольное» и «своесиль- ное» отчуждение воли осуществляется по договору337. Так в естественном законе находит опору политика. В политике естественный закон регулирует, с одной стороны, отношения между властью и подданными, а с другой, — отношения с посторонними народами338.

Предметом специального рассмотрения принцип воли становится в трактате Феофана Прокоповича «Правда воли монаршей».

Точнее говоря, Феофан Прокопович рассматривает «волю народа» и способы ее циркуляции в обществе в зависимости от формы правления. Прежде всего, в начале всякого правления, по мнению Феофан Прокоповича, лежит согласие народа («воля народная»), хотя бывает и насильственное присвоение власти. Основное внимание он уделяет монархии. В зависимости от вида монархии (наследственная или ненаследственная) Феофан Прокопович различает и изначальную волю народа339. В ненаследственной или «избирательной» монархии воля народа «совлекается» и передается полностью монарху, но только до его смерти. После смерти монарха воля возвращается народу340.

В наследственной монархии воля народа «не словом, но делом изъявленная» передается лишь один раз341. При этом Феофан Прокопович специально оговаривает, что народной волей непосредственно управляет божество. Иными словами: «... несть власть аше не от бога. И того ради вся долженства, как подданных к Государю своему, так и Государя к добру общему подданных своих, не от единой воли народной, но и от воли божиеи происходит»342. Если при наследственной монархии государь умер не выразив ясно свою волю («без завета преставился»343), то народ все равно не получает назад свою волю, а должен «испытывать и толковать» необъявленную волю покойного правителя344. И лишь когда «оскудеет вся ближайшая фамилия» правителя, тогда только воля возвращается народу345. Однако надо признать, что Феофан Прокопович дает лишь внешнее описание принципа воли, показывает лишь ее функционирование в обществе. Внешнее определение воли, приводимое Феофаном Прокоповичем, не случайно. Лело в том, что воля как раз и есть то, что проявляется во вне. В себе воля не определима. Общежительный, социальный потенциал воли заложен в ее стремлении к внешнему проявлению, в формировании бытия-для-другого. Сама по себе воля не имеет структуры, она длится, происходит, свершается. Воля направлена на преодоление формы, она стремится к расползанию и, по возможности, к безграничному распространению.

Предоставленная самой себе воля тяготится всяким социальным установлением. Она разрушительна. Поэтому социальное значение воли может быть изъяснено только в терминах предела, границы, отчуждения. Отсюда следует общежительная конститутивность' принципа «неволи». То, что воля создает — это не социальная структура, не властная иерархия, а событие, происшествие. Воля переходит, трансформируется, но не фиксируется, ей не полагаются пределы. Способ передачи воли осознается уже как процесс формирования власти и закрепляется формой правления. В строгом смысле история не занимается формами правления. В.Н. Татищев справедливо относил этот вопрос к области философии346. История имеет дело с существующими вещами, которые есть, точнее, которые длятся, происходят, т. е. с происшествиями или событиями. История есть способ развертывания, выражения особой сущности таких длящихся, происходящих, сбывающихся вешей. Это моральная сущность или воля, проявляющаяся во вне. Предмет истории, таким образом, составляют воплощения воли.

Однако этим не исчерпывается то основание, которое политика находит в естественном законе. Естественный закон не есть нечто гипотетическое. Он является общим всем народам. Этим, в частности, объясняется сходство законов у древних народов347. Естественный закон внутренне структурирован и подразделяется на правила благоговения, справедливости, содружества и благоразумия. Правила благоговения или благочестия и благонравия состоят в научении разумной силы души или ума управлять волей и «содержать в добром порядке» три ее основные склонности: «любочестие, любои- мение и плотиугодие». Правила справедливости сводятся к следующим: 1) силой, посредством суда или войны отстаивать свои права; 2) устанавливать подчинение или взаимные обязательства между людьми по любви и обещанию или по договору. Правила содружества предусматривают любовь, учтивость и пристойность. Правила благоразумия, в широком понимании, могут быть отнесены к политике. Они раскрываются в двояком отношении: либо как упорядочивание своей воли, т. е. правила благонравия, либо как урегулирование отношений с другими людьми, т. е. собственно политика348.

<< | >>
Источник: А.В. Малинов. Философия истории в России XVIII века. СПб.: Издательско-торговый дом «Летний сад». — 240 с.. 2003

Еще по теме Принцип воли:

  1. § 78. Бог — принцип и истинный объект воли
  2. 89. Применение принципа автономии воли к юридическим сделкам.
  3. ПРОГРАММА РАБОЧИХ, ЧЛЕНОВ ПАРТИИ «НАРОДНОЙ ВОЛИ» (Издание редакции«Народной воли») 1
  4. 4. Соответствие воли и волеизъявления участника сделки
  5. 4. Физика и «свобода воли»
  6. ИЗЪЯВЛЕНИЕ ВОЛИ. СОГЛАСИЕ ЛИЦА НА ДЕЙСТВИЕ
  7. § 3. ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ЮРИДИЧЕСКОЙ СДЕЛКИ 84. Автономия воли.
  8. § 7. Сделки с пороками воли
  9. Детерминизм и свобода воли
  10. РАЦИОНАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СИЛЫ ВОЛИ
  11. О              детерминизме и свободе воли.
  12. ИСПОЛНЕНИЕ БОЖЬЕЙ ВОЛИ
  13. _ 30. Разграничение правонарушений по роли в них сознания и воли учинителя
  14. § 4, Развитие и воспитание воли у детей
  15. 1. ДОГОВОР И СВОБОДА ВОЛИ
  16. § 1. Понятие воли, болевая регуляция поведения
  17. 11.2. Виды действий в процессах воли
  18. О ПРИЧИНЕ ХОТЕНИЯ И О ПРИРОДЕ ВОЛИ
  19. Спор с Лютером о свободе воли
  20. 114. «ЛЮДИ ДЛИННОЙ ВОЛИ»