<<
>>

Фольклор И современная литература Африки


АвтоРские литературные произведения до на-
              чала нашего века в Африке весьма немного
численны. Это в основном дидактические или поэтические произведения религиозного или пропагандистского характера (амхара, суахили, фульбе, хауса).
О создании собственно литературы Африки можно говорить лишь начиная с первых десятилетий нашего столетия.
Возникновение любой национальной литературы возможно лишь при усвоении многовековой народной фольклорной традиции, и африканская литература не составляет в этом смысле исключения.
Первые авторские литературные произведения относятся к 30-м годам XX в., когда в Париже увидел свет роман сенегальца (фульбе) Бакари Диалло «Сила-Добро». Ныне в африканских странах живет много писателей: прозаиков, поэтов, драматургов. Многие из них пишут на европейских языках, некоторые начинают писать на местных.

Особенно развивается литература на суахили. Однако перед африканскими писателями стоит выбор в отношении к наследию устного народного творчества: развивать ли его или полностью следовать литературным школам и традициям развитых европейских литератур, отрекаясь от традиции. И большинство их склоняется к первому пути.
Первые франкоязычные авторы, например, обращаются к традиции, народному эпосу, истории. Так, «Догисими» Поля Хазуме посвящен историческим событиям в доколониальной Дагомее. Афим Ассан- га рассказывает в романе «Черная волна» (в 1927 г. переведен на русский язык) о сыне легендарного Самори.
Африканские писатели, особенно в первых своих романах, очень этнографичны. Усман Соссе, Сембен Усман, Киприан Эквенси любовно и подробно, в мельчайших деталях, описывали людей, костюмы, обычаи, дома, обстановку в них.
Уже с первых лет складывания литературы африканских авторов развивалась борьба мнений вокруг проблемы взаимодействия двух культур, принятия или непринятия европейской культуры. Одни с самого начала выступали за отказ от «пыльных» традиций и полное приобщение к Западу, другие (это хорошо показал Усман Соссе в романах «Карим» и «Парижские миражи») на прим-ере судеб своих героев утверждали, что принятие чужой культуры, отказ от традиций и наследия предков ведет к уничтожению1 личности.
В 1934 г. в Париже вышел первый номер газеты «Черный студент», вокруг которой объединилась талантливая африканская молодежь, будущие идеологи «негритюда». Основной их идеей был отказ от всего «не негритянского», опора на якобы присущие только африканской культуре гуманистичность, одухотворенность, чувственность в противовес рационализму и индивидуализму Запада. Именно деятели и основатели этой теории стали- первыми, кто серьезно обратился к изучению народного творчества. В эти годы Леопольд Сенгор (Сенегал) переводит поэмы серер, изучает стилевые особенности народной африканской поэзии; Бираго Диоп исследует народное творчество волоф; Жак Рабеманандзара обращается к фольклору и истории Мадагаскара.
В предвоенные и военные годы окончательно оформляется это движение, а в 1947 г. появляется постоянный его рупор — журнал «Пре- занс Африкен».
Возникнув как реакция на политику культурной ассимиляции, концепция «негритюда» была в то же время безусловно явлением антиколониальным. Но уже тогда негритюд принял расистскую окраску. Расовое самосознание стало основополагающей идеей этой концепции. Главной целью сторонников «негритюда» стало возвышение достоинств черной расы, воспевание особенностей «негритянского образа мышления».
«Презанс африкен» стал не только культурным, но и обществен но-политическим журналом. В те годы идеи его были достаточно популярны. Вокруг «Презанс африкен» объединились поэты, прозаики, публицисты, ученые Африки, Северной и Латинской Америки. Журнал стал центром, где сталкивались различные концепции культурного
и социального развития Африки, и эти столкновения становились все чаще и резче.
Попытки реконструкции прошлого, даже его некоторая идеализация, воспевание своего, самобытного, способствовали пробуждению национального самосознания, возвращению к вере в ценность культурного наследия, в творческие силы народа. Отказ от пустившего корни чувства неполноценности, конечно, вел к «духовной деколонизации». Отсутствие социальной остроты в работах активных деятелей «негритюда» и откровенно расистский характер высказываний некоторых из них привели к борьбе в среде африканских деятелей культуры. Это ярко показали международные конгрессы негритянских писателей и деятелей культуры в Париже (1956 г.) и Риме (1959 г.). Особенно.резко против концепций единой бесклассовой негро-афри- канской цивилизации выступили гаитянский писатель-коммунист Жак Стефан Алексис, Франц Фанон и писатель-негр из США Ричард Райт. Алексис назвал «негрипод» «расизмом навыворот». Лучшие представители африканской поэзии отказались от этой теории. Гвинейский поэт Ненекхали Камара уже в 1959 г. выступил с ее резкой критикой. Другие писатели не критиковали ее в печати, но активно не принимали. Например, нигериец (йоруба) Воле Шойинка подчеркивал, что у него нет неприязди к английскому языку и к белым, как нет и чувства солидарности, основанного лишь на .цвете кожи.
Африканские писатели уже на рубеже 50-х годов вступали на путь активной социальной борьбы, отказывались от националистически расового направления, создавая поэзию и прозу, проникнутую духом сопротивления, единства всех угнетенных. В прозе писателей Камеруна, Сенегала, Берега Слоновой Кости, Нигерии, Французской Экваториальной Африки (ныне Конго) звучат резкие антиколониальные ноты. Мастера художественного слова видели в своем творчестве активную силу, силу борьбы и преобразования. Аушстиньо Нето, Анри Лопес, Бернар Дадье и многие другие писатели сочетали творческую деятельность с активной политической борьбой. После достижения странами Африки независимости ее литература все более приобретает гражданский характер. Писатели исследуют социальные проблемы сегодняшнего общества; преобладают гражданские темы, роман становится реалистическим.
Однако и на этих этапах развития литературы, когда она становится остросоциальной, ее связь с традицией, с устным народным творчеством не прерывается. Африканская литература 50-х годов еще чрезвычайно близка фольклору, но несколько иначе, чем прежде: она не пересказывает его, не имитирует, а использует его элементы. Рядом с записью и публикациями сказок, описаниями обычаев, появляется и использование фольклорной традиции в современной литературе. Иногда писатели берут форму и сюжеты сказки, как, например, Амос Тутуола в «Путешествии в город мертвых», который расценивают как переходную ступень между фольклором и литературой.
Бернар Дадье с Берега Слоновой Кости в сборниках своих сказок «Африканские легенды» и «Черная повязка» использовал фольк

лорные формы и сюжеты, чтобы обратиться к злободневным темам, борьбе добра и зла, поискам справедливости. В его сказках о животных звучат мотивы восстания, борьбы, предостережения после победы.
Гвинеец Кейта Фодеба, музыкант, режиссер, писатель, общественный деятель, также использовал традиционную форму народного сказания («Африканские поэмы») для передачи острополитического содержания. Он говорил еще на I Международном конгрессе негритянских писателей и деятелей культуры: «Было бы абсурдно связывать наш фольклор с прошлым страны... Фольклор современной Африки не менее самобытен, чем фольклор древней: оба они отражают жизнь нашей страны в разные периоды ее истории».
Неразрывную связь имеют мифы йоруба и современная действительность в писательской и драматургической деятельности нигерийского писателя Воле Шойинка: «Дорога», «Танец леса». Но этот писатель обращается к мифологии, фольклору и истории своего -народа не для пустого любования, не для создания высокопарных легенд о былом величии, а ищет в них уроки, могущие разъяснить сложности современного различия.
Обработке народной сказки посвятил свое творчеств. Бираго Диоп. «Дерево,— говорил он,— растет потому, что его корни уходят в глубь кормилицы земли». Человек современных взглядов и большой культуры, он отстаивает лучшие народные традиции и высмеивает отмирающие косные обычаи африканской деревни. Главное внимание писатель обращает к тем сказкам, где утверждаются народные моральные нормы:              верность в дружбе, трудолюбие, уважение к
старшим, к обществу в целом, помощь слабому, скромность и щедрость и т. п.
Другие писатели и поэты используют не сюжеты фольклора, а форму и строй повествования. Так, в форме «рассказывания» слушателям, собеседнику построено «Путешествие в город мертвых» Амоса Тутуолы. Леопольд Сенгор написал элегию памяти Айнина Фалля, профсоюзного деятеля, железнодорожника, убитого в Тиесе во время забастовки, как традиционный плач. Так же написана поэма на смерть главы партии Союз народа Камеруна.
С каждым годом обостряется идеологическая борьба по коренным вопросам дальнейшего развития Африки. Это налагает особую ответственность на писателей Африки. Однако положение их довольно сложно. Они чувствуют ответственность перед читателем, но книги их, как правило, имеют ограниченный круг читателей, так как большинство продолжает писать на европейских языках, недоступных народным массам. Об этой проблеме, в частности, говорил в Кампале (Уганда) в 1962 г. на конференции африканских англоязычных писателей южноафриканский писатель Эзекиель Мпахлеле. Во многих странах идет активная борьба с неграмотностью. Некоторые писатели ищут и другие пути" к читателю. Сембен Усман, например, обратился к кино, считая, что это искусство в условиях неграмотной массы африканского большинства может играть более прогрессивную роль, чем литература.

<< | >>
Источник: Львова Э.С.. Этнография Африки. 1984

Еще по теме Фольклор И современная литература Африки:

  1. Особенности фольклора Африки
  2. Бочаров В. В.. Власть. Традиции. Управление. Попытка этноисториче- ского анализа политических культур современных государств Тропической Африки,—-М.: Наука. Главная редакция восточной литературы.— 296 с., 1992
  3. Художественные ремесла В современной Африке
  4. Этническо развитие в современной Африке. Политика независимых государств по национальному вопросу
  5. Современное развитие музыкального и танцевального искусства Африки. Национальные ансамбли.
  6. Фольклор
  7. Иностранный фольклор.
  8. Массовая культура и фольклор
  9. Лейдерман Н.Л. н Лнповецкнй М.Н.. Современная русская литература: 1950— 1990-е годы. В 2 т. — Т. 2, 2003
  10. 163. Современная литература.
  11. Лейдерман Н.Л. и Липовецкий М.Н.. Современная русская литература: 1950— 1990-е годы, В 2 т. — Т. 1968. — М., 2003
  12. СОВРЕМЕННАЯ РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА (1881–1925)
  13. НАРОДНАЯ МУЗЫКА – см. Фольклор
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -