<<
>>

Глава четвертая ВОСПРОИЗВОДСТВО СТАДА. ПРОДУКТЫ СКОТОВОДСТВА


Анализ полевого материала и письменных источников свидетельствует о том, что формы воспроизводства стада, регулирование величины стада были основаны на вековом эмпирическом опыте, во многом зависели от местных экологических и экономических условий.
Достаточно напомнить, что случка овец проводилась овцеводами в основном на равнине, что объясняется именно учетом природных условий. В архивном документе, относящемся ко второй половине XIX в. и касающемся балкарцев, отмечается: «Выгон овец осенью из гор на плоскость производится с двуякой целью: во-первых, для укрепления их силами на зиму, когда они поступали на скудную порцию сена, и, во-вторых, для случки». Автор подчеркивает, что «от ранней случки молодые овцы могут погибнуть вследствие февральских или мартовских морозов, которые часто случаются, а поздняя случка может весною задержать овец на плоскости», что будет убыточно для хозяйства равнинных жителей. Поэтому, по словам автора, «не следует изменять принятое балкарцами время случки, которая бывает между 20 ноября и 20 декабря»1.
По данным В. П. Пожидаева, в первых числах ноября случку овец проводили и соседние кабардинцы, а по данным нашего полевого материала, в это время и немного позже — и другие народы Северного Кавказа. Проводя это мероприятие именно в ноябре на зимних пастбищах, после возвращения отар с альпийских лугов, горцы исходили из того, что овца носит плод 20 недель и начало окота должно произойти в теплое весеннее время, чтобы ягнята успели набрать силы для предстоящего отгона на горные летние пастбища. Поэтому во избежание беспорядочной случки баранов-производителей содержали отдельно от маток, соединяя их в одну отару только в указанное время и затем (в декабре) снова отделяли и пасли отдельно до следующей осени. Горцы заботились не только о количественном росте овец, но и о качестве потомства, всегда стараясь пополнить ©остав производителей представителями черной карачаевской породы.
По словам В. П. Пожидаева, «повсюду обычной нормой в стаде хорошего овцевода получался один производитель на 10 маток». По другим данным на одного производителя приходилось 20—30 маток 2. Неоднозначны и наши сведения по данному во- просу, собранные от информаторов. В общем все зависело от

I
усмотрения хозяина, который исходил из качества и возраста производителя. Последнего держали в стаде 5 лет, заменяя его затем молодым бараном в возрасте полутора лет. На отбор таких баранов, производившийся обычно во время кастрации, обращали особое внимание.
Случка крупного рогатого скота в основном происходила поздней осенью. Мы уже знаем, что местная порода скота, наилучшим образом приспособленная к горным природным условиям, мало подверглась изменению. Начавшееся еще во второй половине XIX в. распространение в регионе швицкой породы не дало желаемых результатов, особенно в горной зоне*. Томно менее считалось, что «для горной полосы единственной породой для целей метизации остается швицкая». Поэтому в первые годы Советской власти в горную Чечню, например, были завезены 51 бык тнвиц- кой породы и 643 карачаевских баранаОднако ввиду почти полного отсутствия иа местах специал истов-зоотехииков, а следовательно, зоотехнического обслуживания скота, эти меры оказались малорезультативными.

В равнинной зоне местный малопродуктивный горный скот протерпел значительные изменения в результате скрещивания с привозным швицким и другими породами скота. Для случки здесь создавали случные пункты, а крупные скотоводы имели в стадах производителей, которых за определенную плату давали для метизации менее состоятельным. В горах в стаде каждого села содержали одпого-двух бугаев местной породы.
В разделе о коневодстве мы пытались показать усилия коневодов, направленные иа достижение максимального роста поголовья и улучшение породы. Строго регулировалась случка, приурочивая жерёбость к теплым весенним месяцам (апрель — май). При этом к случке допускались кобылы-трехлетки, а жеребцы не ранее 4-летиего возраста. К случному периоду, начинавшемуся обычно в апреле, табуны разбивали на косяки, каждый косяк состоял из 10—15 кобылиц и одного жеребца. Случаи яловости кобылиц и выкидыши были крайне редки.
Выращивание молодняка. Много сходных черт у народов региона в выращпвапии молодняка, которому уделяли исключительно большое внимание. Веками выработанные горцами навыки и приемы широко использовались на практике.
В скотоводческом календаре горцев наиболее ответственным периодом считался окот овец, от успешного завершения которого зависел рост поголовья. Поэтому к нему готовились заранее и довольно основательно. Если зимовки располагались вдали от поселений, то на помощь чабанам посылали членов семьи. Т1а базах же для приема молодняка строили дополнительные помещения, в том число узкие земляные ямы или плетеные из прутьев клетки для овцематок, отказывающихся от приема своих или чужих детенышей. Помещение это имело у каждого парода свое наименование, у осетин, например, оно известно под названием «уарзаепдои», что означает «помещение (или .место) для признания

Карачай.
Метка овец металлическими номерами.
Аул Учту лап.
Фото Г. А. Аргиропуло. 196Н г.
в любви». Опытный чабан умело использовал это помещение для спасания десятков ягнят от гибели.
Перед окотом суягных овец отделяли от стада и содержали отдельной отарой. При окоте в отаре устанавливали круглосуточное дежурство. Опытные чабаны строго следили за каждой овцой, проявляя особенную заботу о молодых мат- ках-первородках, помогая им при трудных окотах. Они были опытными специалистами, могли определить, в каком положении находится ягненок, не является ли он мертвым и как его вывести. После окота слабых ягнят заворачивали во что-нибудь теплое; подпуская их к матери, следили за тем, чтобы в гортань ягненка не попали шерстинки.
Напомним, что карачаевская овца, в отличие, например, от тушинской, очень редко приносила двух ягнят. Если было два ягненка, одного из них приучали к другой овцематке, лишившейся своего детеныша (точно также приучали и ягненка, оставшегося без матери). Делалось это так: матку с чужим детенышем помещали в узкую яму или плетеную из хвороста клетку, оставляя их в течение трех суток, пока матка не принимала ягненка, давая ему пососать. Нередко для ускорения этого процесса туда же бросали щенка или котенка или привязывали собаку. Матка, оберегая ягненка, вскоре привыкала к нему. Существовал и другой способ приучения матки к чужому ягненку. С мертворожденного ягненка сдирали шкуру, сушили и, присыпав солью, надевали на ягненка и клали его с маткой в клетку. Такой приученный ягненок имел у каждого народа свое название. Так, осетины называли его «мадаелон уаерык» (букв, «материнский ягненок»), особо относились к нему, легко узнавали в отаре.
Окот являлся важнейшим событием в жизни овцеводов, от исхода которого зависело их благополучие. Поэтому не удивительно, что он сопровождался у горцев различными поверьями и магическими приемами. В качестве примера снова сошлемся на осетин, отличавшихся глубокой архаикой в быту. Перед началом окота они устраивали пиршество в честь покровителя мелкого рогатого скота Фаелваера, а после окончания окота резали родившегося первым ягненка (его называли «фосысаер» —- глава овец).

Мясо ели только члены семьи. До завершения этого обряда не полагалось отдаривать пли продавать овец из отары.
Чтобы подготовить ягнят к летнему отгону на альпийские пастбища, со временем ягнят по утрам отделяли от маток и содержали отдельно, а вечером снова соединяли. Перед отгоном в горы ягнят обычно совсем отделяли от маток.
Выращивание молодняка крупного рогатого скота ввиду его малочисленности, особенно в горах, требовало меньше хлопот. Горец, имея в среднем 2—3 коровы, хорошо знал время их отела и мог обеспечить телят соответствующими условиями. У многих горцев практиковалось содержание коровы, ие признававшей своего теленка, в темном помещении. Если корова не давала молока, рядом с ней привязывали ее теленка. Еще во второй половине XVIII в. нечто подобное наблюдал у кабардинцев Я. Рей- неггс, писавший: «Так как дойные коровы не дают ни капли молока, пока теленок не стоит рядом с коровой, которую надо доить, то поэтому его привязывают к одной из ее передних ног до тех пор, пока вымя не будет опорожнено»4. Оригинальные способы приучения теленка к корове были записаны Г. X. Мамбетовым у кабардинцев и балкарцев. Поскольку эти записи представляют для нас большой интерес, приведем их целиком.
«В одних случаях,— пишет автор,— корову загоняли в тесное помещение п, коротко привязав ее, завязывали глаза. Около нее клали теленка со связанными ногами. Опытный пастух, засучив руками, тщательно мыл руки и, погрузив правую руку в соленую воду, засовывал ее во влагалище коровы. Вытащив руку, он вытирал ее об теленка. Одновременно соленой водой тер теленка по спине и голове. Затем приводили собаку на цепи и науськивали ее на корову. Боясь собаки, корова и теленок начинали мычать. В этот момент отвязывали корову, развязывали ей глаза, и она сразу бросалась к своему детенышу, облизывала его и давала себя сосать. В других случаях корову заводили в тесную клетку и привязывали к столбу, а ноги связывали веревкой из крученых ветвей... и подпускали теленка, которого тоже держали в этой же клетке. Если корова отелилась двумя телятами и по своей слабости ие могла кормить обоих, то одного приучали к другой корове... К корове, отелившейся мертвым теленком, приучали чужого теленка. Для этого на чужого теленка накидывали кожу павшего, опрыскивали соленой водой и подпускали к корове. Только через о—6 дней сбрасывали кожу и показывали корове голову теленка. Еслп же по соседству никто не имел недавно отелившейся коровы, то с павшего теленка сдирали кожу целиком и, набив ее соломой, обрызгивали чучело соленой водой и ставили возле коровы. Она облизывала его и давала себя доить»5.
Во многих случаях перед доением подпускали телят к коровам с целью получения большего количества молока. Не менее распространенным было подпускание теленка к корове после доения, что «благотворно» влияло «на рост телят и качество моло-
Г». А К алое:?

ка»6. Характерно, что по народному воззрению чеченцев, первая струя из вымени отелившейся коровы предназначалась для земли, вторая струя — для теленка, третья — для человека.
И все же ни к одному животному горцы не относились с такой громадной любовью и заботой, как к лошади. И. Клинген, говоря о выращивании молодняка, писал в конце XIX в. про западных черкесов: «Лошадь приучали ходить, как ручную собаку, она прибегала на свист хозяина, ложилась рядом с ним в траве... Воспитание лошади начинается с первого же года и мало-помалу, действуя исключительно лаской и терпением, черкес делает ее необыкновенно послушной и привязанной к себе»7.
Лошадей пасли в табунах круглый год под открытым небом, они оставались там до 4—5-летнего возраста, постепенно приучаясь сначала к уздечке, затем к седлу и, наконец, к всаднику. Что касается лошади, воспитывавшейся в домашних условиях, то она не обладала такими высокими качествами, какие были присущи табунным лошадям. Напомним, что лошадь у горцев вплоть до начала XX в. использовалась почти исключительно для верховой езды п в вьюке. Если при выучке у лошади обнаруживали хорошие верховые и скаковые качества, то за ней устанавливали особый уход. Таких лошадей пасли на пастбищах только два месяца (июнь, июль), остальное время содержали в конюшнях на особом режиме. Лошадей этих кормили сеном, скошенным в указанные месяцы, считая, что такое сено обладает более высокими качествами, давали ячмень и просо.
А.              X. Зафесов писал о системе ухода за скакунами у западных адыгов: «За 40 дней до скачек ее (лошадь) усиленно кормят просом. Делалось это для того, чтобы уменьшить потливость лошади (установлено, что просо является калорийным кормом, оно способствовало уменьшению потовыделения). За 15—20 дней до скачек хозяин выводил лошадь во двор. Ее не седлали, чтобы не образовывались синяки на спине. Хозяин садился на другого коня, а подготовляемую к скачкам лошадь брал под узду и водил ее некоторое время по полю. Определенное число дней проделывали эту процедуру, затем несколько дней подряд он выезжал на ней, но только без седла, подложив под себя что-нибудь мягкое. Когда лошадь чуть похудеет и кожа станет крепкой, ее можно было уже седлать. Подсушиванию спинной части лошади предшествовало освобождение конечностей коня и живота от излишнего жира. Для этого каждое утро откормленную лошадь приводили к речке и купали ее в холодной и свежей воде»8.
Нам остается рассмотреть кастрацию, проводившуюся в разное время года, в зависимости от вертикальной зональности: на равнине — перед началом летнего сезона, в горах — не позднее июня. На наш вопрос: «Когда производили выхолащивание?» — повсюду слышали ответ: «До наступления жары». Перед этой процедурой сортировали молодняк, отбирали лучшие экземпляры для пополнения состава производителей. Кастрация считалась в скотоводческом календаре важнейшим событием, сопро*

¦ вождалась празднествами и жертвоприношениями. Осуществлю- f лась она приглашенными умельцами, настолько хорошо знавшими свое дело, что, по словам информаторов, к ним нередко обращались за советами ветеринары. В народе считали, что у них «добрые руки» или «они люди с легкой рукой», поэтому доверяли им свой скот, зная, что потери не будет. Кастрировали ягнят- самцов, годовалых быков, жеребцов от одного года до трех.
«Черкесы— писал И. Бларамберг в середине XIX в.— кастрируют жеребцов из опасения, как бы те не выдали их своим ржанием во время набегов на вражескую территорию»9. Однако это была не единственная причина. Состав верховых, вьючных, особенно гужевых коней формировался почти исключительно из меринов. Из данных информаторов мы узнаем также, что единственным инструментом для кастрации служил острый нож из мягкого железа с деревянным приспособлением. Рана посыпалась солью, иногда золой или местным серым порошком.
Нами зафиксировано несколько древних способов кастрации. 1) Ущемление семенных канатиков. Для этого сначала выдавливали семенник вниз, к краю мошонки. Мастер, держа канатики в руках в плоском положении, начинал их ущемлять, нанося по ним мягкие удары колотушкой. 2) Окручивание семенников до тех пор, пока канатики не отрывались. Потом семенники выворачивали обратно, вверх к животу животного, крепко перевязывали шелковой ниткой, оставляя свободной нижнюю часть опустошенной мошонки. 3) Прижигание семенников; способ редко применялся. 4) Самый распространенный способ: мошонку сжимали специальными тисками, затем часть ее обрезали бритвой или острым ножом. Рана заживала в течение трех дней.
<< | >>
Источник: Калоев Б.А.. Скотоводство народов Северного Кавказа. С древнейших времен до начала XX века. 1993 {original}

Еще по теме Глава четвертая ВОСПРОИЗВОДСТВО СТАДА. ПРОДУКТЫ СКОТОВОДСТВА:

  1. Возникновение и становление экономики производства и воспроизводства продукта
  2. Глава шестая ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ СКОТОВОДСТВА
  3. Глава первая СКОТОВОДСТВО: НЕОЛИТ - СРЕДНЕВЕКОВЬЕ
  4. Глава седьмая ВЕРОВАНИЯ, СВЯЗАННЫЕ СО скотоводством
  5. Глава 9 ПРОИЗВОДСТВО И ВОСПРОИЗВОДСТВО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ
  6. Глава вторая ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ СКОТОВОДСТВА: СРЕДНЕВЕКОВЬЕ —НАЧАЛО XX в.
  7. Скотоводство
  8. СКОТОВОДСТВО
  9. скотоводство
  10. Глава 16 РАЗВИТИЕ ОБЩЕСТВА - КАК ПРОИЗВОДСТВО И ВОСПРОИЗВОДСТВО ОБЩЕСТВОМ САМОГО СЕБЯ
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -