<<
>>

СОВРЕМЕННЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ: НЕОЖИДАННЫЙ ИТОГ МОДЕРНИЗАЦИИ?


В начале 2000-х годов Турция находилась в состоянии глубокого политического и экономического кризиса, усугубленного последствиями землетрясения в Измите, ростом цен на нефть, безудержной инфляцией
до 100 % в год и отсутствием возможности погасить внешний долг, составлявший тогда сумму более 100 млрд долларов.
Фактически, это был кризис третьей ступени модернизации по Эспозито. Националистическая и светская элита не могла справиться с нараставшим снизу политическим, демографическим и экономическим давлением традиционалистов. Те же, в свою очередь, постепенно отказывались от вульгарно-консервативной идеологии, которой можно было сопротивляться силовыми методами, опираясь на светское законодательство. В таких условиях в Турции происходило формирование принципиально новой модернизационной стратегии, опиравшейся на критику вестернизации, но при этом учитывавшей и современные социальные и экономические реалии.
В 2001 году в парламенте места распределялись следующим образом (табл. 1).
Табтща 1
Политические партии в меджлисе Турции, 2001

Политические партии

Число мест в меджлисе

ДЛП

131

пнд

126

ПД

100

по

86

пвп

80

Независимые

18

Итого

541


В парламенте не было ни одной силы, которая могла бы возглавить правительство, однако партии вполне отражали настроения общества. У четырех основных политических направлений было примерно равное количество мандатов. В 2001 году военные обвинили премьер-министра Эрбакана в покушении на светские основы Турции и запретили его партию. ПД раскололась на Партию Счастья (ПС), которую возглавил сторонник Эрбакана Реджаи Кутан, и ПСР, которую возглавил Эрдоган. Первая оставалась на консервативной, традиционалистской платформе. Вторая отказалась от антилиберальной риторики, заявив о поддержке вступления Турции в ЕС. В 2002 году ПСР разработала программу, сочетающую элементы жесткой финансовой политики и умеренной исламской риторики. Сыграв на общей усталости населения от экономических преобразований, партия смогла с большим отрывом обойти конкурен
тов и завоевать беспрецедентное большинство благодаря увеличению проходного барьера на выборах в парламент до 10 % (табл. 2).
Таблица 2
Изменения доли голосов и распределения мест на парламентских выборах в Турции, 1999-2002

Политическая
партия

Доля голосов, %

Количество
мест

Сравнение с результатом выборов 1999 года [число мест (число голосов, %)]

ПСР

34.28

363

+363 (+34.28)

НРП

19.4

178

+178 (+10.69)

ПВП

9.55

0

(-2.46)
/>пнд
8.34

0

(-9.64)

Партия молодежи (ПМ)

7.25

0

(+7.25)

Демократическая Народная партия (ДеНаП)

6.23

0

(+1.48)

ПО

5.13

0

(-8.09)

ПС

2.48

0

(-12.93)

Независимые

0.99

9

+6


Результаты выборов показали, что турецкие избиратели не доверяют либеральным политикам правого толка.
Ни одна из партий, присутствовавших в парламенте 1999-2002 годов, не была представлена в новой легислатуре. На выборах победили сторонники социал-демократического независимого курса (НРП) и умеренные исламисты, для которых был несвойствен популизм их предшественников. Особо следует отметить некоторый успех крайне популистской ПМ медиамагната Джема Узана, которая завоевала 7.25 % голосов за счет применения современных политтехнологий, а также 6.23 % голосов, полученных курдской ДеНаП. Члены последней пришли к выводу, что власти все равно не допустят
прохождения партии через 10 %-ный барьер (который во многом был установлен именно против курдов), и на следующих выборах следует участвовать в качестве независимых кандидатов. На выборах 22 июля 2007 года избиратели вновь поддержали ПСР (табл. 3), и в августе новый состав парламента избрал на пост президента Абдуллаха Гюля.
Табтща 3
Изменения доли голосов и распределения мест на парламентских выборах в Турции, 2002-2007

Политическая
партия

Доля голосов, %

Количество
мест

Изменения по сравнению с итогами выборов 2002 года [число мест (число голосов, %)]

ПСР

46.66

341

-23 (+12.38)

НРП

20.85

112

-66 (+1.46)

пнд

14.29

71

+71 (+5.93)

ДП

5.41

0

(-9.27)

Независимые

5.20

26

+17

ПМ

3.03

0

(-4.22)

ПС

2.34

0

(-0.15)


По результатам выборов 2007 года можно прийти к следующим выводам. Избиратели в целом поддержали политику ПСР. Либеральные силы, ориентирующиеся на Запад, вновь потерпели поражение. В стране росли националистические и антиамериканские настроения, связанные с активностью курдских боевиков на юго-востоке Турции и операцией США в Ираке. Избиратели оказались менее подвержены влиянию политтехноло- гий и стали больше разбираться в политике по сравнению с предыдущим периодом: популистская ПМ набрала всего лишь 3.03 % голосов; 81.8 % голосов были отданы за партии, преодолевшие 10%-ный барьер. Политика курдской ДеНаП, направленная на продвижение независимых кандидатов, оказалась успешной: независимым курдским депутатам удалось сформировать собственную фракцию в парламенте.

В результате единоличного правления ПСР с 2002 года и по настоящее время удалось стабилизировать политическую и экономическую жизнь страны. Среди ее достижений можно выделить следующие. Остановлена инфляция, достигнут стабильный рост экономики на уровне 8 % в год, что превратило Турцию в самую динамично развивающуюся экономику Европы. Сокращен разрыв между богатыми и бедными. Повсеместно проведены в жизнь многочисленные социальные программы, ранее опробованные в Стамбуле. Турция заняла более независимую, взвешенную, прагматичную политическую позицию на международной арене. Значительно улучшились отношения с Россией, Ираном, арабскими странами. Не было допущено участие турецких войск в войне в Ираке. Поддерживаются на высоком уровне отношения с ЕС, проводятся реформы, положительно оцениваемые странами, входящими в ЕС. Руководство страны активно критикует США и Израиль, что находит живой отклик среди избирателей-мусульман. Турция довольно спокойно пережила кризис 2008-2009 годов без обвала рынков и банковской системы.
Правда, споры между сторонниками условно третьей и четвертой ступени модернизации по Эспозито не утихают. Все годы единоличного правления ПСР проходят под знаком борьбы в судебных инстанциях между светскими и религиозными силами. Причем в большинстве случаев удача оказывается на стороне правящей партии.
Позиции сторон кратко представлены в табл. 4.
Правительству удалось инициировать ряд громких судебных процессов против бывших и действующих военных, а также ряда известных политиков, обвиняя их в подготовке военного переворота по образцу 1960, 1971 и 1980 годов. В настоящее время около 100 человек находятся под следствием. Дело о тайной организации «Эргенекон» вот уже несколько лет не сходит с первых полос турецких газет и является своего рода символом открытой войны, объявленной новыми политическими силами против старой элиты. Кроме судебных процессов, правящая партия также занимается постепенной сменой руководства полиции и университетов, заменяя светских руководителей своими сторонниками. В ряде случаев создаются параллельные структуры: например, в противовес «светскому» союзу промышленников и предпринимателей ТиБ!АБ был создан «мусульманский» МЬ^ДО. Фактически в современной Турции учреждения образования, медицины, науки, культуры, бизнеса, медиахолдинги
и общественные организации делятся на светские и религиозные, что отражает накал политического противостояния.
Табтща 4
Идеологические размежевания в Турции

Идеологический раскол турецкого общества

ПСР, исламисты.
Открытая экономика и политика.

НРП, армия, националисты-секу- ляристы. Ограниченно открытая экономика и политика.
Антинационализм, ориентация на наследие Османской империи, ориентация на вступление в ЕС, экономическая либерализация (сотрудничество с МВФ) — борьба с госмонополиями. Особая цивилизация, субъект международной политики. Общественные организации на основе тарикатов, исламский феминизм. Евразийство, многополярный мир. Позитивная консолидация, неомодернизм. Национализм, этатизм, ориентация на наследие Ататюрка, госкорпорации, О YAK. Часть мировой универсальной цивилизации, объект международной политики. Сохранение традиционной бюрократии. Культурная либерализация (алкоголь, свободы), эмансипация. Подавление этнических меньшинств. Негативная консолидация, консерватизм.


Светским силам пока не удается одержать каких-либо значимых побед в этом противостоянии. Неоднократно инициированные процессы в Конституционном суде по обвинению ПСР в нарушении светского законодательства закончились ничем. Исключением стало нашумевшее инициированное ПСР дело об отмене запрета на ношение традиционной мусульманской одежды в образовательных учреждениях в 2008 году. В остальном дело ограничивается проведением действительно заметных многотысячных демонстраций протеста и резкими заявлениями в светской прессе.
Сегодня трудно прогнозировать, кто победит в этом политическом противостоянии. Светские круги стремительно наверстывают упущенное, выходят на мировые рынки, создают собственные исследовательские центры и университеты, активизируют влияние в медиа-бизнесе. Однако пока негативную тенденцию им преодолеть не удается. Впрочем,
турецкая армия обладает настолько непререкаемым авторитетом и мощью, что в любой момент можно ожидать развития событий по самым неожиданным сценариям.
Пока же можно констатировать, что в XX веке Турция смогла преодолеть тяжелое имперское наследие прошлого и провести радикальную модернизацию по европейскому образцу. В начале XXI века Турция смогла выработать собственную модернизационную стратегию, основанную на органичном синтезе западного опыта и собственных традиций. Пока эта стратегия дает уникальные результаты, запечатленные в экономических показателях и росте политического и культурного влияния страны за рубежом. Для России опыт Турции может оказаться весьма полезным и в силу близости путей исторического развития наших стран, общих корнях и проблемах постимперского развития.
ЛИТЕРАТУРА
Алиев Г.З. Турция в период правления младотурок. М., 1972.
Данилов В.И. Политическая борьба в Турции. 50-е—начало 80-х годов XX в.
(Политические партии и армия). М., 1985.
Данилов В.И., Базиянц А.П. Причины государственного переворота 1960 г. // Проблемы современной Турции. М., 1963.
Иванов С.М. Османская империя в мировой экономической системе. Вторая половина XIX—начало XX века. СПб., 2005.
Коптевский В.Н. Россия — Турция: этапы торгово-экономического сотрудничества. М., 2003.
Корсун Н.Г. Кавказский фронт Первой Мировой войны. М., 2004.
Лазарев М.С. Курдский вопрос (1891-1917). М., 1971.
Лазарев М.С. Курдистан и курдский вопрос (1923-1945). М., 2005.
Леонова Е. Опыт либерализации экономики в Турции // Вопросы экономики. 1992. № 2.
Льюис Б. Что не так? Путь Запада и Ближнего Востока: прогресс и традиционализм. М., 2003.
Миллер А. Ф. Очерки новейшей истории Турции. М.; Л., 1948.
Новейшая история Турции // Отв. ред. А.М. Шамсутдинов. М., 1968.
Петросян Ю.А. Младотурецкое движение. М., 1971.
Фадеева И.Л. Османская империя и англо-турецкие отношения в середине XIX в. М., 1982.
Фадеева И.Л. Официальные доктрины в идеологии и политике Османской империи (османизм — панисламизм). XIX—начало XX вв. М., 1985.

Шеремет В.И. Османская империя и Западная Европа. Вторая треть XIX в. М„ 1986.
Шпилькова В.И. Младотурецкая революция 1908-1909 гг. M., 1977.
Anastosopoulos A. Crisis and State Intervention in Late Eighteenth-Century Kara- ferye (mod. Veroia) // The Ottoman Balkans 1750-1830. Princeton, 2005.
Crossing the Aegean. An Appraisal of the 1923 Complsory Population Exchange Between Greece and Turkey. New York, 2004.
Earle E.M. The New Constitution of Turkey // Political Science Quarterly, March 1925. Vol. 40, N1.
Esposito J.L. The Islamic Threat: Myth or Reality? New York: Oxford University Press, 1992.
Ficici A. Political Economy of Turkish Privatization (cm.: http://www.hks.harvard. edu/kokkalis/GSW3/Aysun_Ficici.pdf).
Hale W. Turkiye’de Ordu ve Siyaset. Istanbul, 1996.
Kirisci K., Winrow G.M. The Kurdish Question and Turkey. An Example of Trans- State Ethnic Conflict. Portland, 1997. P. 44 45.
Lewis B. The Emergence of Modem Turkey. London, 1961.
Mango A. The Turks Today. London, 2004.
Turkey A. 1944: Mill iyctc і I ik Olayi. istanbul, 1968.
Turkey since 1970: Politics, Economics and Society. New York, 2001.
Weiker Ж The Turkish Revolution 1960-1961. Aspects of Military Politics. Washington, 1967.
Weiker W. The Turkish Revolution: 1960-1961. Aspects of Military Politics. Westport, 1980.

<< | >>
Источник: В. Гельман, О. Маргания. Пути модернизации: траектории, развилки и тупики : Сборник статей. — СПб. : Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге. — 408 с.. 2010

Еще по теме СОВРЕМЕННЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ: НЕОЖИДАННЫЙ ИТОГ МОДЕРНИЗАЦИИ?:

  1. Тема ТЕНДЕНЦИИ ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ В XVIII в. ВРЕМЯ ДВОРЦОВЫХ ПЕРЕВОРОТОВ: КОЛЕБАНИЕ МЕЖДУ МОДЕРНИЗАЦИЕЙ И УКОРЕНЕНИЕМ ТРАДИЦИОННОСТИ ОБЩЕСТВА
  2. ПОНЯТИЯ СОВРЕМЕННОСТИ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ
  3. Основные тенденции в политическом лидерстве современной России
  4. Современные тенденции в политическом режиме России
  5. Содержание политической модернизации
  6. 21.4. Особенности российской политической модернизации
  7. 21.3. Понятие и содержание политической модернизации
  8. Предпосылки и факторы политической модернизации
  9. Лекция XI ПРОБЛЕМА ПОЛИТИЧЕСКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИИ
  10. Особенности постсоветской российской политической модернизации
  11. Тема 13. ПРОЦЕССЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ В СТРАНАХ ВОСТОКА
  12. Примеры влиятельных концепций модернизации политической сферы