<<
>>

6. ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА НЕСОСТОЯТЕЛЬНОГО ДОЛЖНИКА ТРЕТЬИМ ЛИЦОМ

Для исполнения обязательства несостоятельного должника третьим лицом позитивное право в некоторых странах устанавливает специальное регулирование. Отечественное законодательство представляет собой пример особого регулирования отношений по исполнению обязательства несостоятельного должника.

Первый Закон о несостоятельности <*> периода новейшей истории России не содержал специальных норм об исполнении обязательства несостоятельного должника третьим лицом. Но уже последующий законодательный акт - Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) <**> содержал специальную статью по этому вопросу. Согласно ст. 89 этого Закона собственник имущества должника - унитарного предприятия вправе в любое время до окончания внешнего управления осуществить одновременное удовлетворение требований всех конкурсных кредиторов в соответствии с реестром требований кредиторов (п. 1). Исполнение обязательств должника третьим лицом (третьими лицами) допускается при условии, если такое исполнение одновременно погашает требования всех конкурсных кредиторов в соответствии с реестром требований кредиторов (п. 2).

--------------------------------

<*> См.: Закон Российской Федерации "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. N 1. Ст. 6.

<**> См.: Собрание законодательства РФ. 1998. N 2. Ст. 222.

Из содержания ст. 85 указанного Закона следовало, что исполнение обязательств несостоятельного должника названными третьими лицами рассматривается законодателем в качестве одной из мер по восстановлению платежеспособности должника в процедуре внешнего управления.

В комментариях к процитированной статье отмечалось, что возможность возложения исполнения обязательства должника на иное лицо и обязанность кредитора принять исполнение обязательства, предложенное таким лицом за должника, предусмотрены ст. 313 ГК РФ, а Закон о банкротстве определяет условия такого исполнения обязательств должника <*>. Следует заметить, что сама норма Закона о банкротстве буквально не устанавливает обязанности кредитора (кредиторов) принять исполнение от третьих лиц. Из ее содержания невозможно также сделать вывод о том, на каком основании происходит исполнение обязательств должника третьими лицами - по причине возложения на них этой обязанности должника или по собственной инициативе. Однако в литературе исходя из положений ст. 313 ГК РФ делался вывод о том, что в случае намерения третьего лица исполнить требования всех кредиторов внешний управляющий должен возложить на третье лицо (или третьих лиц) исполнение обязательства должника <**>. Такая оценка данных правоотношений представляется небесспорной. Должник в лице внешнего управляющего, конечно, может возложить исполнение своих обязательств перед всеми конкурсными кредиторами на третьих лиц, однако, если такого возложения не происходит, третьи лица не лишаются права произвести исполнение обязательств должника перед всеми конкурсными кредиторами по собственной инициативе.

--------------------------------

<*> См.: Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" / Под общ. ред. В.В. Витрянского. М., 1998. С. 222 (автор главы А.В. Юхнин).

<**> См.: Телюкина М.В. Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" / Отв. ред. проф. А.Ю. Кабалкин. М., 1998. С. 150.

Нетрудно усмотреть в данной норме и некоторое субъектное различие регулирования. Если в отношении собственника имущества должника - унитарного предприятия (далее - собственник) Закон прямо указывает на его право произвести исполнение (п. 1 ст. 89), и это не может не привести к выводу о наличии корреспондирующей этому праву обязанности кредиторов принять такое исполнение, то в отношении третьего лица в п. 2 этой же статьи о таком праве не упоминается.

Однако мы находим, что такая юридическая техника не преследует цели установления различного правового режима исполнения для третьих лиц и является следствием применения принципа законодательной экономии. Как собственник, так и любое иное третье лицо вправе исполнить обязательство несостоятельного должника при соблюдении условий, установленных в законодательстве. Специальным в отличие от общегражданского порядка (ст. 313 ГК РФ) условием исполнения обязательств несостоятельного должника выступает необходимость одновременного удовлетворения всех требований конкурсных кредиторов. А.В. Юхнин верно отмечает, что удовлетворенные таким образом требования конкурсных кредиторов будут считаться погашенными и это в свою очередь может послужить основанием для утраты должником признаков банкротства <*>. В соответствии со ст. 95 Закона о банкротстве для целей этого Закона погашенными требованиями кредиторов считаются удовлетворенные требования, требования, по которым достигнуто соглашение об отступном или о новации обязательства либо о прекращении обязательства иным образом, а также иные требования, которые в соответствии с этим Законом признаются погашенными. Поскольку произведенное в соответствии с требованиями законодательства исполнение третьим лицом считается надлежащим, согласно ст. 408 ГК РФ такое исполнение прекращает обязательство должника. Таким образом, специальное законодательство о несостоятельности устанавливало дополнительное к общегражданскому условие о правилах исполнения обязательства должника третьим лицом. При этом нет оснований для отмены действий правил ст. 313 ГК РФ, что означает возможность для кредитора отказаться от принятия исполнения, если он имеет законные основания требовать личного исполнения от самого должника. В других случаях его отказ от принятия исполнения будет неправомерным и может повлечь как применение к нему соответствующих предусмотренных мер и другие негативные последствия, так и реализацию механизма, предусмотренного ст. 327 ГК РФ, допускающей для таких случаев (уклонения кредитора от принятия исполнения или иной просрочки с его стороны) внесение долга в депозит нотариуса.

--------------------------------

<*> См.: Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" / Под общ. ред. В.В. Витрянского. С. 222.

Очевидно, что законодательное предположение для данной нормы базируется на представлении о том, что некоторые контрагенты должника, собственники его имущества, учредители и участники могут иметь существенный интерес в сохранении деятельности его предприятий и поэтому готовы погасить его долги, ибо рассчитывают получить от этого большую выгоду.

В литературе указывается, что основанием для подобных действий третьих лиц могут служить долгосрочные договорные связи по поставкам сырья и комплектующих изделий, отношения с должником, являющимся дочерним предприятием, когда материнская компания стремится избежать ответственности за доведение должника до банкротства, и т.п. <*>.

--------------------------------

<*> См.: Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" / Под общ. ред. В.В. Витрянского. С. 223.

Сами по себе основания исполнения обязательства несостоятельного должника третьим лицом, как и мотивы такого исполнения, законом не устанавливаются, и к ним не предъявляется каких-либо требований. Очевидно, в том числе и это обстоятельство послужило основанием для появления на практике примеров, свидетельствующих, что исполнение третьими лицами обязательств несостоятельного должника направлено не столько на восстановление его платежеспособности и сохранение работоспособности его имущественных комплексов (бизнеса), сколько на захват собственности должника или устранение конкурента. Юриспруденция далеко не во всех случаях находит инструментарий для искоренения такой недобросовестной деловой практики или воспрепятствования ей.

Исполнение всех обязательств несостоятельного должника третьим лицом в процедуре внешнего управления создает ситуацию отсутствия у должника просроченной задолженности перед конкурсными кредиторами и свидетельствует о восстановлении платежеспособности. Последствия исполнения третьим лицом обязательств несостоятельного должника, права и обязанности должника и третьего лица зависят от основания такого исполнения. Если исполнение было произведено по просьбе должника, то правоотношения сторон могут в зависимости от условий соглашения между третьим лицом и должником подпадать под регулирование того или иного вида договора (он, например, может быть и займом, и дарением). Если исполнение было совершено по собственной инициативе, то договорных правоотношений между третьим лицом и должником возникнуть не может в силу отсутствия соглашения между ними (исключение могут составить случаи применения условий заключенного впоследствии договора к отношениям, возникшим до заключения договора (п. 2 ст. 425 ГК РФ)). При отсутствии договора отношения сторон, связанные с исполнением третьим лицом обязательства должника, следует классифицировать как отношения вследствие неосновательного обогащения должника. Очевидно, именно это основание эксплуатировалось недобросовестным образом лицами, стремящимися захватить имущество должника с различными незаконными целями. Полагаясь на свое право требования к должнику, возникшее из неосновательного обогащения, третье лицо, исполнившее все обязательства несостоятельного должника, становилось, таким образом, его главным или единственным кредитором, имеющим возможность при отсутствии достаточных средств у должника по существу определять его судьбу. При этом, на наш взгляд, сбрасывалось со счетов, что несогласие должника с исполнением третьим лицом его обязательств в отдельных случаях и с учетом конкретных обстоятельств могло бы послужить основанием для применения п. 4 ст. 1109 ГК РФ, в соответствии с которым не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности, поскольку в тех случаях, когда между должником и третьим лицом не заключается соглашения об исполнении обязательств за должника, у третьего лица отсутствуют какие-либо обязательства перед должником. Следовательно, исполнение обязательства третьим лицом без согласия должника (или вопреки его воле) при отсутствии одобрения таких действий со стороны должника во многих случаях должно свидетельствовать о том, что третье лицо знало об отсутствии обязательств перед должником.

Подобное толкование закона, очевидно, решало бы проблему недобросовестного поведения третьих лиц, исполняющих обязательство должника без его согласия или вопреки его воле. Тем не менее законодатель, возможно, не видя решения на практике этой проблемы обозначенным образом, избрал иной путь регламентации таких отношений - путь, как представляется, отыскания компромисса между интересами кредиторов несостоятельного должника, заключающимися в получении удовлетворения по обязательствам должника за счет третьего лица, интересами добросовестного третьего лица, заключающимися в восстановлении платежеспособности должника, и интересами самого должника.

Статья 113 Закона о банкротстве в новой редакции представляет собой новеллу регулирования отношений по исполнению обязательств несостоятельного должника третьим лицом.

Собственник имущества должника - унитарного предприятия, учредители (участники) должника либо третье лицо (или третьи лица) в любое время до окончания внешнего управления в целях прекращения производства по делу о банкротстве вправе удовлетворить все требования кредиторов в соответствии с реестром требований кредиторов или предоставить должнику денежные средства, достаточные для удовлетворения всех требований в соответствии с реестром требований кредиторов (п. 1).

Упомянутые лица обязаны в письменной форме уведомить арбитражного управляющего и кредиторов о начале удовлетворения требований кредиторов. После получения первого уведомления арбитражным управляющим исполнение обязательств должника перед кредиторами от других лиц не принимается. Если лицо, направившее уведомление, не начало исполнение обязательств в недельный срок после направления уведомления или в месячный срок не удовлетворило требования кредиторов, уведомление считается недействительным (п. 2).

При удовлетворении требований кредиторов или предоставлении должнику денежных средств кредиторы обязаны принять такое удовлетворение, а должник обязан удовлетворить требования кредиторов и уполномоченных органов за счет предоставленных ему средств. В случае невозможности удовлетворения требований кредиторов в связи с нарушением кредитором обязанностей по предоставлению сведений о себе, необходимых для осуществления расчетов с данным кредитором, а равно в случае уклонения кредитора от принятия исполнения обязательств должника иным способом, денежные средства могут быть внесены в депозит нотариуса (п. 3).

Денежные средства считаются предоставленными должнику на условиях договора беспроцентного займа, срок которого определен моментом востребования, но не ранее окончания срока, на который была введена процедура внешнего управления. При этом допускается заключение соглашения между третьим лицом (лицами) и органами управления должника, уполномоченными в соответствии с учредительными документами принимать решения о заключении крупных сделок, об иных условиях предоставления денежных средств для исполнения обязательств должника (п. 4).

Исполнение обязательств должника третьими лицами влечет завершение внешнего управления и прекращение производства по делу о несостоятельности должника в порядке, установленном Законом о банкротстве 2002 г.

Новое регулирование отношений по исполнению третьими лицами обязательств несостоятельного должника, с одной стороны, вызывает ряд вопросов, а с другой - позволяет сформулировать некоторые выводы.

Прежде всего необходимо констатировать, что Закон прямо устанавливает возможность исполнения обязательств несостоятельного должника не только собственником имущества должника - унитарного предприятия, его участниками (учредителями), но и любым иным третьим лицом. Причем регулирование возникающих отношений является единообразным и не зависит от статуса третьих лиц по отношению к должнику.

Обращает на себя внимание то, что предусматривается возможность не только исполнения обязательства третьим лицом за должника, но и предоставления ему денежных средств для самостоятельного удовлетворения требований кредиторов. Представляется, что по большей части это регулирование введено в связи с установленным в публично-правовом законодательстве запретом исполнения налоговых и подобных обязанностей третьими лицами и необходимостью их исполнения исключительно лично. Сам по себе такой запрет вызывает сомнения по существу, однако с формальной точки зрения изложенное законодательное решение позволяет должнику, получив от третьего лица соответствующие денежные средства, лично погасить обязанности перед бюджетом <*>.

--------------------------------

<*> Практика арбитражных судов исходит из неправомерности применения правил ст. 313 ГК РФ к публично-правовой обязанности. См.: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 08.12.2000 N Ф08-3515/2000. Этот подход представляется небесспорным с теоретической точки зрения по той причине, что сами по себе имущественные отношения по расчетам и платежам не представляют собой отношений власти и подчинения и потому могут регулироваться и гражданским законодательством. Добровольная уплата налога как самим налогоплательщиком, так и третьим лицом лежит вне сферы регулирования налогового права. Здесь следует заметить, что в тех случаях, когда обязанность по уплате налога осуществляется посредством банковского перевода (платежным поручением), по существу происходит возложение исполнения обязанности на третье лицо.

Установление особой процедуры уведомления арбитражного управляющего третьим лицом о начале удовлетворения требования кредиторов, предельный месячный срок такого удовлетворения, запрет для других третьих лиц на удовлетворение требований кредиторов и объявление недействительности упомянутого уведомления при отсутствии удовлетворения требований кредиторов являются особенностями законодательства о банкротстве и в общегражданских отношениях, не осложненных несостоятельностью должника, не применяются. Введение этой процедуры, возможно, направлено на упорядочение данных отношений и в известной мере на исключение (разрешение) конфликта интересов между несколькими третьими лицами, каждое из которых желает полностью удовлетворить требования кредиторов несостоятельного должника. При этом законодатель применяет в этой процедуре известный юридический принцип: prior tempore potior jure (первый по времени сильнее в праве).

Указание в законе на обязанность кредиторов принять исполнение от третьего лица восполняет пробел ст. 313 ГК РФ для случаев такого исполнения при отсутствии возложения исполнения и угрозы потери прав на имущество должника (исполнения третьим лицом обязательств должника без согласия и вопреки воле последнего) <*>.

--------------------------------

<*> Это утверждение справедливо при условии принципиального допущения возможности исполнения третьим лицом обязательства должника при возражении или отсутствии согласия должника. По нашему мнению, такое допущение имеет право на существование при известных обстоятельствах.

Установление права третьего лица на внесение денежных средств в депозит нотариуса при отсутствии необходимых сведений о кредиторе или его уклонении от принятия исполнения является излишней нормой, поскольку такое право в общей форме уже установлено подп. 4 п. 1 ст. 327 ГК РФ. При любом уклонении кредитора или иной просрочке с его стороны должник вправе внести денежные средства в депозит нотариуса, такое же право принадлежит и третьему лицу <*>. С другой стороны, эта норма Закона о банкротстве 2002 г. не разрешает иного возникающего на практике вопроса. В соответствии со ст. 316 ГК РФ денежное обязательство должно быть исполнено в месте жительства кредитора в момент возникновения обязательства, а если кредитором является юридическое лицо - в месте его нахождения. Эта норма привела к появлению толкования, согласно которому и при исполнении в депозит нотариуса местонахождение последнего должно определяться исходя из места жительства (нахождения) кредитора. При восприятии этого подхода для третьего лица необходимо для надлежащего исполнения произвести передачу (перечисление) денежных средств нотариусу (нотариусам) по месту жительства (нахождения) каждого из кредиторов. Третьему лицу, особенно в тех случаях, при которых исполнение производится им по собственной инициативе, может оказаться весьма затруднительным как определение места жительства (нахождения) уклоняющихся от принятия исполнения кредиторов, так и производство исполнения в депозит различных нотариусов, находящихся в разных местах. Такое исполнение во многих случаях, ко всему прочему, приведет и к увеличению издержек на передачу денежных средств в депозиты нотариусов.

--------------------------------

<*> Следует заметить, что арбитражная практика исходит из того, что внесение денежных средств в депозит нотариуса допускается лишь в случаях, предусмотренных ст. 327 ГК РФ. При отсутствии таких оснований внесение денежных средств в депозит нотариуса рассматривается как злоупотребление правом. См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 12.08.2001 N 1194/99 // Вестник ВАС РФ. 2001. N 12. С. 36 - 38.

Исходя из сказанного, представляется более целесообразным установление такого подхода, в соответствии с которым при уклонении кредитора от принятия исполнения или иной просрочки с его стороны третье лицо (как и сам должник) имеет право внести денежные средства в депозит любому по его выбору нотариусу либо нотариусу по месту нахождения должника. Такой режим оправдывается тем соображением, что норма ст. 327 ГК РФ является специальной по отношению к ст. 316 ГК РФ и может рассматриваться как имеющая приоритет перед последней, а также тем, что уклонение кредитора от принятия исполнения или иная просрочка с его стороны могут быть поставлены в вину кредитору, в связи с чем все невыгодные последствия такого поведения кредитора вполне обоснованно отнести на его счет. Исходя из этого, подлежит изменению ч. 3 ст. 87 Основ законодательства РФ о нотариате <*>, которая устанавливает, что принятие в депозит денежных сумм и ценных бумаг производится нотариусом по месту исполнения обязательства.

--------------------------------

<*> Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. N 10. Ст. 357.

Нельзя не отметить и то обстоятельство, что законодатель предусматривает возможность исполнения обязательства должника в депозит нотариуса именно по месту нахождения должника при расчетах с кредиторами в конкурсном процессе, при условии открывшейся невозможности перечисления средств на счет (вклад) кредитора (п. 2 ст. 142 Закона о банкротстве 2002 г.).

Признание исполнения обязательства несостоятельного должника третьим лицом юридическим фактом, порождающим отношения по договору займа между третьим лицом и должником, может вызывать определенные сомнения с теоретической точки зрения, поскольку в тех случаях, когда третье лицо производит исполнение по собственной инициативе без согласия или вопреки воле должника, установление договорных отношений там, где отсутствует согласованное волеизъявление сторон, едва ли может быть признано оправданным.

Поскольку согласно закону возврат такого займа невозможен ранее срока, на который было введено внешнее управление, возможности третьего лица по реализации своего права на возвращение займа в меньшей степени могут вступить в противоречие с интересом должника по восстановлению платежеспособности. Предоставленное ему законом время до окончания срока, на который вводилось внешнее управление, при условии прекращения этого внешнего управления может быть использовано должником для улучшения своего финансового положения и успешного расчета в будущем с третьим лицом, оказавшимся займодавцем. При этом проценты на займ не начисляются, и положение должника оказывается даже более льготным по сравнению с периодом моратория во внешнем управлении или по сравнению с отношениями, возникающими из неосновательного обогащения.

При достижении соглашения между третьим лицом и должником могут быть установлены иные условия погашения задолженности должника перед кредиторами третьим лицом. При этом вопреки указанию закона такое соглашение следует считать заключенным не между третьим лицом (лицами) и органами управления должника, уполномоченными принимать решения о заключении крупных сделок, а между третьим лицом и самим должником. Это объясняется следующим: современная доктрина и судебная практика в основном единодушно исходят из того, что органы юридического лица не являются субъектом гражданского права и поэтому не могут быть стороной договора, нести самостоятельную ответственность по обязательствам и не обладают обособленным имуществом для реализации такой ответственности <*>.

--------------------------------

<*> См., например: Гражданское право: Учебник. В 2 т. Том I / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М., 1998. С. 192; Постановление Президиума ВАС РФ от 09.02.1999 N 6164/98 // Вестник ВАС РФ. 1999. N 5. С. 65.

<< | >>
Источник: С.В. САРБАШ. ИСПОЛНЕНИЕ ДОГОВОРНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ТРЕТЬИМ ЛИЦОМ. — 240 с.. 1997

Еще по теме 6. ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА НЕСОСТОЯТЕЛЬНОГО ДОЛЖНИКА ТРЕТЬИМ ЛИЦОМ:

  1. Статья 179. Обеспечение исполнения должником своего обязательства перед должником — третьим лицом
  2. § 42. Личное исполнение должником своего обязательства и исполнение третьим лицом
  3. 3. ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ТРЕТЬИМ ЛИЦОМ ПО СОБСТВЕННОМУ ПОБУЖДЕНИЮ
  4. 9. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ СТОРОН ПРИ ИСПОЛНЕНИИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ТРЕТЬИМ ЛИЦОМ
  5. С.В. САРБАШ 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИНСТИТУТА ИСПОЛНЕНИЯ ДОГОВОРНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ТРЕТЬИМ ЛИЦОМ
  6. С.В. САРБАШ. ИСПОЛНЕНИЕ ДОГОВОРНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ТРЕТЬИМ ЛИЦОМ. — 240 с., 1997
  7. 10. ОТЛИЧИЕ ИНСТИТУТА ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ТРЕТЬИМ ЛИЦОМ ОТ ДРУГИХ ИНСТИТУТОВ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОГО ПРАВА
  8. 8. ИСПОЛНЯЕМЫЕ ТРЕТЬИМ ЛИЦОМ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
  9. 4. ОПАСНОСТЬ УТРАТЫ ПРАВ НА ИМУЩЕСТВО ДОЛЖНИКА КАК ОСНОВАНИЕ ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА БЕЗ СОГЛАСИЯ ДОЛЖНИКА
  10. Последствие исполнения обязательства одним из должников
  11. Проверка кредитором факта возложения исполнения должником обязательства на третье лицо
  12. 10а. Множественность пассивных субъектов обязательства: должники солидарные, долевые, должники по неделимым или по акцессорным обязательствам.
  13. § 5. Особенности несостоятельности (банкротства) отдельных категорий должников
  14. Ш.1.11. Надзор за исполнением законодательства о несостоятельности (банкротстве).
  15. 10. Вправе ли комиссионер передать комитенту права и обязанности по контракту с третьим лицом без согласия третьего лица в случаях, когда контрактом это прямо запрещено
  16. Множественность на стороне должника (солидарные обязательства)
  17. 5. ПЕРЕХОД ПРАВ КРЕДИТОРА К ТРЕТЬЕМУ ЛИЦУ, ИСПОЛНИВШЕМУ ОБЯЗАТЕЛЬСТВО ЗА ДОЛЖНИКА
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -