<<
>>

.Оказание помощи и причинение вреда: природа просоциального поведения и агрессии

• В новостях вы смотрите репортаж о гражданской войне, идущей на другом краю Земли. Вы видите невероятно худых мужчин, женщин и детей в лагерях беженцев, безучастно смотрящих в камеру.

Голос за кадром говорит, что для обеспечения беженцев едой и лекарствами необходима срочная материальная помощь, иначе они умрут. Чувствуете ли вы жалость к этим людям? Сделаете ли что-нибудь, чтобы помочь им?

• Каждый год более чем 1,8 миллиона женщин подвергаются побоям со стороны своих мужей (Straus & Gelles, 1988); жены также жестоко обращаются со своими мужьями, хотя такие действия, по-видимому, реже заканчиваются серьезными травмами для жертвы (например, Holtzworth-Munroe & Stuart, 1994).

• Убийство является основной причиной смерти афроамери-канцев мужского пола в возрасте от 15 до 34 лет в США (Butterfield, 1992).

• В магазине вы замечаете сидящего в тележке и плачущего маленького мальчика. Женщина, вероятно его мать, бьет его по лицу и кричит: «Прекрати плакать, или будет еще хуже!» Вам жаль мальчика, но не усугубите ли вы ситуацию, если скажете что-нибудь его матери?

• В США за один год произошло 6621 140 насильственных преступлений (1992; U.S. Department of Justice, 1994).

352 Глава 9. Оказание помощи и причинение вреда

• В том же году произошло 140 930 жестоких изнасилований и 657 550 вооруженных нападений, закончившихся телесными повреждениями (U.S. Department of Justice, 1994): больше одного изнасилования каждые 5 минут и больше одного нападения каждые 28 секунд.

Эти примеры указывают на важность двух явлений, давно занявших центральное место в социально-психологических исследованиях: оказание помощи и причинение вреда, или просоциалыюго поведения и агрессии. Психологи хотят понять и научиться прогнозировать просоциальное поведение — действия, которые приносят пользу другим людям, но не имеют очевидной пользы для людей, их совершающих, — и агрессию — намеренное причинение какого-либо вреда другим людям.

На первый взгляд эти формы поведения могут казаться двумя сторонами одной медали: разве отказ в помощи, как показано на рис.

9.1, не означает причинение вреда? Когда кто-то наносит вред другому человеку, разве он не делает нечто, противоположное оказанию помощи? Действительно ли оказывать помощь хорошо, а причинять вред плохо'} На эти вопросы мы отвечаем да с оговоркой: следует учигы-

Рис. 9.1. Причинение вреда и оказание помощи: противоположны ли они друг другу?

Жертвы агрессии часто нуждаются в помощи, люди помогают тем, кому причинили боль, но иногда вредят, отказываясь помочь. Таким образом, из-за того что агрессия и просоциальное поведение оказываются следствиями разных факторов, их нельзя считать прямыми противоположностями друг друга..

Природа просоциального поведения 353

вать, как мы увидим в этой главе, что причины просоциального поведения и агрессии часто оказываются совершенно разными, и механизмы, лежащие в основе этих форм поведения, также различаются. Таким образом, в то время как здравый смысл может говорить о том, что оказание помощи и причинение вреда являются противоположностями, их, вероятно, лучше всего рассматривать как различные формы поведения. В этой главе мы сначала выясним, что же социальным психологом известно о просоциалыюм поведении, а затем обратимся к теме агрессии.

Природа просоциального поведения

Просоциалыюе поведение впервые привлекло особое внимание социальных психологов в 1960-х годах. Одно нашумевшее событие, к которому мы еще не раз обратимся, побудило многих ученых к созданию теорий и проведению экспериментов для выяснения, почему сторонние наблюдатели иногда реагируют, а иногда не реагируют на чрезвычайное происшествие. Мы увидим, как эти первые пробные работы привели к полномасштабным исследованиям, далеко выходящим за рамки первоначальных интересов. В различных ситуациях исследователи имели дело с внешними факторами, влияющими на просоциалыюе поведение. Мы рассмотрим также дополнительные теоретические объяснения просоциальной мотивации.

Чем объясняется равнодушие сторонних наблюдателей

Событие, давшее ход исследованиям просоциального поведения, произошло ранним утром 13 марта 1964 года в Нью-Йорке.

Кэтрин (Китти) Геновезе возвращалась с работы (она работала менеджером бара). Когда она шла от своей машины к дому, к ней подошел мужчина с ножом. Женщина побежала; он погнался за ней, схватил ее и ударил ножом. Кэтрин стала звать на помощь, и в нескольких окнах, выходящих на улицу, зажегся свет. Атаковавший ее мужчина отступил, но затем вернулся к своей истекающей кровью жертве. Кэтрин закричала снова, но он продолжал наносить ей удары до тех пор, пока она не скончалась. Позднее выяснилось, что за этим ужасным сорокапятиминутным действием наблюдали 38 человек, но никто из них не пришел на помощь Китти Геновезе и даже не позвонил в полицию (Rosenthal, 1964).

12 Зак. 121

354 Глава 9. Оказание помощи и причинение вреда

Вслед за выпуском новостей, рассказавшем об этом поведении наблюдателей, развернулась широкая дискуссия о том, почему никто не оказал женщине помощь. Были эти люди апатичны, холодны и равнодушны к чужим проблемам? Или что-то не так в нашем обществе? Может, городская жизнь сделала людей бесчувственными? Когда человек сидит в удобном кресле и читает о чрезвычайных происшествиях, у него нет никаких сомнений относительно того, что нужно делать. Свидетели убийства Кэтрин Геновезе должны были, по крайней мере, закричать и вызвать полицию. Однако все оказывается по-другому, когда вы сами сталкиваетесь с подобными ситуациями; не так-то просто сделать именно то, что требуется. Латане и Дарли (Latane & Darley, 1970) обрисовали серию из пяти ступеней выбора, которые должны пройти наблюдатели (часто бессознательно), чтобы решиться оказать помощь. Отметим, что на каждой стадии наиболее простым выбором является путь наименьшего сопротивления — не делать ничего и, следовательно, не оказывать помощи.

Шаг 1. Наблюдатель должен осознать чрезвычайность ситуации. Мы не проводим всю жизнь, праздно стоя на месте в ожидании, что с нами или вокруг нас произойдет что-нибудь чрезвычайное. Наоборот, мы обычно чем-то заняты, мы думаем о чем-то своем, когда в нашу жизнь вторгается чрезвычайное происшествие.

Чтобы сделать первый шаг к оказанию помощи, мы должны перевести свое внимание с собственных дел на неожиданное происшествие. Большую часть времени мы игнорируем происходящее вокруг, потому что это не имеет для нас значения. В результате мы легко можем пропустить чрезвычайное происшествие.

Дарли и Бэтсон (Darley & Batson, 1973) исследовали, как занятость может помешать просоциальным действиям. Экспериментаторы дали студентам семинарии задание пройти в соседнее здание и прочитать там лекцию по выбору: о библейской притче о добром самаритянине или о работе. Чтобы усилить воздействие фактора занятости, исследователи для разных участников эксперимента создали разные режимы давления времени. Одним они сказали, что у них много времени до назначенной лекции, другим — что они придут как раз вовремя, а третьим — что они уже опаздывают на встречу. Тем самым первая группа должна была располагать большим временем (быть наименее занятой), а третья — наиболее занятой. По пути к зданию, где должна была состояться лекция, каждый семинарист сталкивался с ассистентом экспериментатора, который тяжело опускался на землю, кашляя и издавая стоны. Замечали ли они этого внешне

Природа просоциального поведения 355

, больного или пострадавшего человека и помогали ли ему? Если тема [ предстоящей беседы (работа или добрый самаритянин) не имела ни-\ какого влияния на поведение семинаристов, то занятость (давление -времени) влияла на них. 63% из тех, у кого было много времени, ока-1 зали помощь. Оказание помощи снижалось до 45% среди тех, кто шел 1 на встречу вовремя, и до более низкого уровня (лишь 10%) среди тех, кто очень торопился. Многие из наиболее занятых семинаристов : просто перешагивали через жертву и неслись дальше на свою лек-I цию. Понятно, что если вы не замечаете проблему, то вы и не окажете помощь.

Шаг 2. Правильная интерпретация ситуации как чрезвычайного ! происшествия. В наших повседневных контактах с незнакомыми Г людьми мы чаще всего не задумываемся о том, что они делают и почему. Если нас заинтересовало, почему мужчина бежит мимо нас по I тротуару, гораздо легче найти рутинное, повседневное объяснение, |чем какое-нибудь очень необычное или невероятное (Macrae & Mil-i ne, 1992). Например, он может бежать, чтобы успеть на автобус, найти свою собаку, заниматься спортом или — что совсем маловероятно — чтобы схватить вора, который только что его ограбил. Согласитесь, драматическое преследование, следующее за ограблением среди бела дня, не является первым, что придет вам в голову. Трудность в интерпретации ординарного события как экстраординарного, чрез-\ вычайного происшествия состоит в том, что вы не хотели бы выставить себя в глупом виде. Если вы не убедитесь, что действительно являетесь свидетелем чрезвычайного происшествия, вы не окажете помощь, потому что причины помогать отсутствуют, и вы хотите избежать глупой ошибки.

Если существует хоть какая-нибудь неопределенность в том, что [ происходит, потенциальные помощники колеблются и ожидают боль-I шей информации. Если сигналы смешаны — одни указывают на то, [ что все хорошо, а другие на то, что существует серьезная проблема, — I люди склонны придавать больше значения информации, указываю-' Щей на то, что ничего не следует предпринимать (Wilson & Petruska, | 1984). Когда ситуация неясна, вы, скорее всего, начнете проводить со-I циальное сравнение (см. главу 7), чтобы утвердиться в собственных I впечатлениях, пытаясь определить, что говорят или делают другие г люди. Это не сложно, когда наблюдатели знакомы между собой: они могут обсудить ситуацию друг с другом, сильно уменьшая тем самым эффект наблюдателя (Rutkowski, Grader & Romer, 1983). Однако ес-и наблюдатели незнакомы друг с другом и никак не реагируют на

356 Глава 9. Оказание помощи и причинение вреда

ситуацию, препятствие к оказанию помощи оказывается очень сильным. Жертва не может ожидать помощи от группы неосведомленных наблюдателей, которые неправильно интерпретируют ситуацию, а также сдерживаются, чтобы не оказаться в глупом положении, потеряв хладнокровие.

Эта реакция группы, называемая плюралистическим неведением (см. главу 3), была выявлена в ходе эксперимента, где чрезвычайной ситуацией являлось появление дыма (Latane & Darley, 1968). Участники эксперимента должны были заполнить анкету. Некоторые делали это в комнате в полном одиночестве, другие находились в комнате еще с двумя участниками. Через несколько минут экспериментаторы через вентиляцию пускали в комнату дым. Как вы думаете, влияло ли число наблюдателей на то, воспримут ли студенты дым как сигнал о чрезвычайной ситуации? Ведь могло оказаться, что здание охвачено огнем! 75% тех, кто находился в комнате в одиночестве, покинули комнату, чтобы рассказать кому-нибудь о дыме, причем половина из них — в первые же две минуты. Наоборот, среди тех, кто находился в комнате в компании, лишь 38% отреагировали на дым, в то время как 62% не сделали абсолютно ничего — даже когда дым стал настолько плотным, что сквозь него едва можно было видеть. Из предпринявшего какие-либо действия меньшинства лишь один человек сделал это в первые четыре минуты. Как видите, группа, не проявляющая никакой реакции, может являться серьезным препятствием для принятия решения действовать.

Шаг 3. Ответственность за действия. На третьем этапе выбора наблюдатель может взять или не взять на себя ответственность за предполагаемые действия. Во многих ситуациях ответственность очевидна: если горит дом, то оказанием помощи занимаются пожарные. Если ограблен магазин, за помощь отвечают полицейские. Если кто-то травмирован, ответственность на себя берут врачи. Однако, когда ответственность менее определенна, мы склонны предполагать, что действовать должен тот, кто находится в роли лидера (Baumeister et al., 1988). То есть профессор должен справляться с чрезвычайной ситуацией в аудитории, водитель автобуса ответственен за действия при чрезвычайном происшествии в своем автобусе, а взрослый должен нести ответственность в группе детей.

Одна из причин того, что одинокий наблюдатель с наибольшей вероятностью предпримет какие-либо действия, состоит в том, что никто, кроме него, не может взять на себя ответственность. Таким образом, распределение (диффузия) ответственности является одним

Природа просоциального поведения 357

из объяснений того, почему сторонние наблюдатели иногда никак не реагируют. Психологи считают, что когда один человек видит кого-то, нуждающегося в помощи, ответственность наблюдателя ясна; но когда свидетелей чрезвычайной ситуации много, как в случае убийства Китти Геновезе, каждый знает, что мог бы действовать, но не всегда так поступает. Убийство Кэтрин видели 38 человек, и каждый имел лишь 1/38 полной ответственности, этого было недостаточно, чтобы побудить кого-либо из них к действию. Согласно гипотезе, с ростом числа наблюдателей вероятность просоциального поведения уменьшается. Более того, многие эксперименты подтвердили это предположение. Например, в эксперименте Дарли и Латанэ (Latane & Darley, 1968) ничего не подозревающие участники исследования сталкивались с человеком, с которым случался эпилептический припадок. Люди гораздо реже оказывали помощь, если их было пятеро, и чаще — когда были в одиночестве. Более того, среди тех, кто все-таки оказал помощь, люди из большой группы начинали действовать позднее, что и показано на рис. 9.2. Даже когда наблюдателей было всего двое, оказание помощи становилось менее вероятным, если один из

180

Рис. 9.2. Эффект стороннего наблюдателя: больше наблюдателей - меньше помощи В первоначальном эксперименте, созданном для изучения эффекта наблюдателя, студенты оказывались в ситуации, когда с одним из них случался припадок. Участники были либо в одиночестве, либо вдвоем, либо впятером. При увеличении числа наблюдателей процент людей, пытавшихся помочь «жертве», уменьшался. Кроме того, если кто-то и оказывал помощь, то вместе с увеличением числа наблюдателей увеличивалось и время, спустя которое участники начинали оказывать помощь. (Источник: основано на данных из Latane & Darley, 1968.)

358 Глава 9. Оказание помощи и причинение вреда

них (по какой-либо причине) не чувствовал личной ответственности за оказание помощи.

Шаг 4. Знать, что делать. На четвертом этапе наблюдатель должен понять, знает ли он, как оказать помощь. Некоторые чрезвычайные ситуации просты. Если вы видите, как кто-то поскользнулся на обледеневшем тротуаре, вы помогаете человеку подняться. Если вы видите, как два неприятных типа пытаются забраться в припаркованный автомобиль, вы поднимаете трубку и звоните 911. Другие ситуации требуют специальных знаний или способностей. Так, в программе новостей однажды сообщалось, что оказать помощь водителю грузовика смогли автомобилисты, ранее обучавшиеся проводить кардиопуль-мональную реанимацию. Точно так же если вы не умеете плавать, вы не способны оказать немедленную помощь тонущему человеку.

В любой ситуации, когда наблюдатель владеет необходимыми знаниями, опытом или способностями, он берет на себя ответственность и оказывает помощь независимо от присутствия или отсутствия других наблюдателей. Например, из наблюдателей, присутствующих при аварии, медицинские работники предлагают помощь чаще, чем люди, не имеющие соответствующих знаний; но в ситуации с единственным наблюдателем одинаково полезными оказываются и люди, владеющие медицинскими знаниями, и люди, не владеющие ими (Cramer et al., 1988).

Шаг 5. Принятие окончательного решения об оказании помощи. Даже пройдя через все четыре предыдущих этапа выбора, ответив «да» в каждом из них, наблюдатель может так и не решиться оказать помощь: ему может помешать страх негативных последствий. Пытаясь помочь поскользнувшемуся человеку, вы можете упасть сами. Если вы помогаете кашляющему и стонущему человеку, ваша одежда может испачкаться или вы можете заразиться. Наиболее серьезные из возможных последствий состоят в том, что окружающие могут ошибочно подумать, что именно вы были причиной происшествия. Короче говоря, если у человека нет особой мотивации, оказание помощи может и не произойти, потому что ее потенциальная цена кажется слишком высокой (McGuire, 1994).

Кто оказывает помощь?

Исследования, о которых мы рассказали, подчеркивали аспекты ситуации, увеличивающие или уменьшающие вероятность просоци-альных действий. Мы также указывали, что люди с большей вероятностью оказывают помощь, если обладают необходимыми знаниями

Природа просоциального поведения 359

І* 11 -I П 4t^(№E||. tl ІШТИІІІ^ІТ1! ГІ ІЬІ

Рис. 9.3. Индивидуальные различия в готовности оказать помощь

Способность к оказанию помощи, как оказывается, играет ключевую роль в дифференциации участников -просоциального поведения. Очевидно, что с этой точки зрения люди значительно различаются между собой.

> или способностями (например, оказание первой медицинской помощи)- Тот факт, что одни люди более, а другие — менее склонны оказывать помощь, ярко иллюстрируется двумя фотографиями на рис. 9.3.

( Некоторых глубоко беспокоят любые несчастья, которые случаются с окружающими; другие кажутся совершенно безразличными и равнодушными к чужому горю. Психологи считают, что готовность по-

i мочь определяется множеством факторов. Например, люди, имеющие большую потребность в одобрении, с большей вероятностью помогают другим, предположительно потому, что им доставляет особое

' удовольствие выражение благодарности и признательности. Их готовность помочь проявляется с большей очевидностью, если ранее их уже вознаграждали за подобное поведение (Deutsch & Lamberti, 1986). Но согласитесь, если вам требуется помощь, вы не будете придираться к эгоистическим мотивам человека, который ее оказывает.

Самая значительная попытка дать определение альтруистической личности была предпринята Бирхофом и его коллегами (Bierhoff,

I Klein & Kramp, 1991). Они рассмотрели несколько типов личности, ? выделенных в предыдущих просоциальных исследованиях, и сравни-i ли количество людей на месте происшествия, оказавших или не ока-| завших первую медицинскую помощь до приезда «скорой помощи».

• Эти две группы были сопоставлены с точки зрения пола, возраста и социального положения, затем их сравнивали по личностным параметрам. В результате было выявлено пять компонентов альтруисти-

I ческой личности.

\ 1. Для тех, кто оказывал помощь, важной частью «Я»-концепции была эмпатия. Люди, оказавшие помощь, также описывали себя как ответственных и общительных, хорошо контролирующих себя,

360 Глава 9. Оказание помощи и причинение вреда

желающих произвести хорошее впечатление, склонных к компромиссу и терпимых.

2. Те, кто оказал первую помощь, верили в справедливость мира. Люди считали, что оказание первой помощи является правильным действием и что человек, оказывающий помощь, получит от этого пользу. В целом, они воспринимали мир как справедливый и предсказуемый и верили, что хорошие поступки вознаграждаются, а плохие — караются; люди получают то, что заслуживают.

3. Социальная ответственность также дифференцирует тех, кто оказывает помощь, а кто — нет. Человек с высоким показателем этой характеристики убежден, что мы все должны стараться помочь окружающим.

4. Альтруистические личности характеризуются как люди с внутренним локусом контроля. Это

означает убежденность в том, что человек может вести себя так, чтобы увеличить до максимума положительные результаты и уменьшить до минимума отрицательные, — что человек способен проводить различия и не полагается беспомощно на удачу, судьбу или другие неконтролируемые силы.

5. Люди, оказавшие помощь, имели более низкий показатель эгоцентризма. Те, кто не оказал помощи, были в большей степени поглощены собой и склонны к соперничеству.

Интересно, что одни и те же пять переменных оказались характерными для людей из разных европейских стран, активно участвовавших в спасении евреев от преследования фашистов (Oliner & Oliner, 1988).

Кто получает помощь?

Вы идете по улице в большом городе и видите мужчину, лежащего без сознания на обочине. Вы с большей вероятностью остановитесь и окажете ему помощь, если 1) в руке он сжимает бутылку вина, а его одежда испачкана и порвана, или 2) он опрятно одет и у него кровоподтек на лбу? Скорее всего, у вас будет более твердая мотивация помочь второму мужчине, а не первому. Почему? Характеристики жертвы являются важными детерминантами оказания помощи: мы склонны помогать тем, кто нам нравится, включая тех, кто более похож на нас (глава 7), и тех, кто не несет ответственности за положение, в котором он оказался.

Оказание помощи жертве, которая нам нравится. На основе изложенного в главе 7 материала о влиянии привлекательности на наши

Природа просоциального поведения 361

оценки окружающих можно предположить, что чем больше нам нравится человек, тем сильнее наше стремление предоставить ему необходимую помощь. И это так (Clark, 1987). Какими бы ни были причины, усиливающие привлекательность, они также усиливают и просо-циальные реакции. Например, физически привлекательный человек получает больше помощи, чем непривлекательный (Benson, Karabe-nick & Lerner, 1976).

В главе 7 обсуждался также тот факт, что многие люди рассматривают гомосексуальность как стигму. Принимая во внимание это широко распространенное предубеждение, основанное на сексуальной ориентации человека, Шо и коллеги (Shaw, Borough & Fink, 1994) предположили, что незнакомый человек с гомосексуальной ориентацией, нуждающийся в помощи, получит меньше помощи, чем тоже

Рис. 9.4. Помощь незнакомому человеку с гомосексуальной или гетеросексуальной ориентацией

Используя метод «неправильно набранного номера», ассистент экспериментатора звонил по случайному телефонному номеру и спрашивал свою подружку или друга по имени. Обнаружив, что набрал «неправильный номер», он извинялся, говорил, что у его автомобиля спустилась шина и что он опаздывает на первую годовщину их отношений, но у него больше нет мелочи для телефона-автомата, поэтому он просил ответившего незнакомого человека перезвонить вместо него Лизе или Рику, чтобы все объяснить. Когда звонивший определял себя как человека с гетеросексуальной ориентацией, большинство людей оказывали ему помощь, сделав требуемый звонок. Когда звонивший определял себя как человека с гомосексуальной ориентацией, большинство людей отказывались ему помочь. Кажется очевидным, что негативное отношение к человеку, которому требуется помощь, может помешать просоциальному поведению. (Источник: основано на данных из Shaw, Borough, & Fink, 1994.)

362 Глава 9. Оказание помощи и причинение вреда

незнакомый, но с гетеросексуальной ориентацией. Чтобы проверить это предположение, исследователи использовали метод «неправильно набранного номера». Ассистент экспериментатора набирал случайный номер и, если отвечал взрослый человек, говорил, что пытался дозвониться с телефона-автомата, использовав последнюю монетку, но ошибся номером; затем он просил незнакомого человека сделать для него звонок. Номер, который он давал, был номером другого ассистента, который мог определить, набрал ли человек требуемый номер или нет.

Чтобы указать на гетеросексуальные отношения, звонивший («Майк») спрашивал свою подружку Лизу. В гомосексуальном условии он спрашивал друга Рика. В обоих условиях, обнаружив, что набрал «неправильный номер», Майк извинялся за ошибку, затем объяснял, что у его автомобиля спустилась шина и он опоздает на первую годовщину своих отношений с партнером противоположного или своего пола. Поскольку у Майка больше не было мелочи, он просит незнакомого человека перезвонить Лизе или Рику вместо него. Помощь незнакомого человека состояла в том, чтобы действительно сделать телефонный звонок в следующие три минуты. Отказ оказать помощь включал следующие варианты: человек бросал трубку, отказывался записать телефонный номер Лизы или Рика, отказывался сделать звонок или не звонил по требуемому номеру в течение следующих трех минут. Как показано на рис. 9.4, чуть больше половины из сорока мужчин и сорока женщин, которым позвонил Майк, сделали требуемый звонок, но гораздо реже люди помогали человеку с гомосексуальной, чем с гетеросексуальной ориентацией.

Поскольку сходство обычно оказывает положительное влияние на привлекательность, было бы логичным ожидать, что люди помогают тем, кто похож на них самих. Часто это действительно так: реакция на просьбу человека с гомосексуальной или гетеросексуальной ориентацией может частично отражать большую готовность помочь людей с гетеросексуальной ориентацией похожему на них человеку (по воле случая большинство случайных звонков попадало именно на людей с гетеросексуальной ориентацией). Однако существуют дополнительные факторы, срабатывающие в некоторых ситуациях. Например, иногда сходство не имеет никакого значения. Борнштейн (Bornstein, 1994) провел метаанализ 23 исследований и показал, что чем больше жертва зависит от помощи других, тем больше вероятность, что ей действительно помогут. Для чрезвычайно зависимой

Природа просоциального поведения 363

жертвы сходство или отсутствие сходства с человеком, предоставляющим помощь, теряет значение. Принципы интеграции

1. Просоциальному поведению может помешать занятость, неправильная интерпретация неоднозначной ситуации, недостаток ясности в том, кто должен взять на себя ответственность, отсутствие необходимых знаний и способностей, а также страх возможных последствий. При принятии решения активизируются следующие процессы: интерпретация невербальных сигналов и их атрибуция (глава 2), познание (глава 3) и социальное сравнение (глава 7).

2. Просоциальное поведение облегчается при наличии некоторых переменных, среди которых наиболее важной является эмпатия, с которой также связан уверенный стиль общения (глава 7). Определенную роль играют «Я»-концепции (глава 4) и локус контроля (глава 11).

3. Жертвы с наибольшей вероятностью получают помощь, если они нравятся наблюдателю по любой из причин, описанных в главе 7. Сходство между жертвой и наблюдателем обычно способствует готовности помочь, но слишком большое сходство иногда может пугать и приводит к тому, что потенциальные помощники начинают обвинять жертву.

Причины просоциального поведения

До сих пор в этой главе мы рассматривали некоторые факторы, влияющие на просоциальное поведение — занятость посторонними делами, страх негативных последствий, сходство между потенциальным помощником и человеком, нуждающимся в помощи, и т. д. Но вы можете спросить: почему появляется просоциальное поведение? Какие психологические механизмы заставляют людей помогать другим, даже не ожидая ничего в ответ? Некоторые исследователи сосредоточили свое внимание на роли эмоциональных состояний, предполагая, что существует взаимосвязь между эмоциональным состоянием потенциального помощника и определенными аспектами чрезвычайной ситуации. Наиболее общим предположением является то, что люди реагируют таким образом, чтобы увеличить до максимума положительные эмоции и уменьшить до минимума отрицательные. Например, Бэрон (Baron, 1997) обнаружил, что оказание помощи было более вероятным, если рядом находилось приятно пахнущее заведение (пекарня), и менее вероятно рядом с заведением, не имеющим какого-либо запаха (Магазин одежды): приятные запахи обычно вызывают позитивные эмоции, что в свою очередь вызывает большую готовность помочь. Можно предположить, что чем сильнее позитивные

364 Глава 9. Оказание помощи и причинение вреда

эмоции по сравнению с негативными, тем больше вероятность того, что человек будет вести себя просоциально.

Немного упрощая, можно сказать, что наблюдатель будет помогать жертве, если акт помощи воспринимается как вызывающий более позитивное или менее негативное эмоциональное состояние наблюдателя. Теоретические объяснения того, почему человек может оказывать помощь незнакомцу, попавшему в беду, обычно выделяют эгоистические и бескорыстные (альтруистические) мотивы поведения (Campbell & Specht, 1985). Как вы можете догадаться, люди обычно объясняют свою собственную готовность помочь бескорыстными мотивами («Было правильным поступить именно так»), в то время как наблюдатели могут объяснять подобное поведение других с одинаковой вероятностью как бескорыстными, так и эгоистическими мотивами («Он хотел произвести хорошее впечатление») (Doherty, Wei-gold & Schlenker, 1990).

На рис. 9.5 показаны четыре теоретически возможных варианта мотивов, лежащих в основе просоциального поведения. В данном разделе мы последовательно рассмотрим каждую из этих теорий.

Бескорыстная мотивация: сопереживание приводит к помощи. Мы уже определяли эмпатию как способность пережить эмоциаль-ное состояние другого человека, испытывать к нему симпатию и воспринимать ситуацию с его точки зрения. Отталкиваясь от такого понимания, Бэйтсон и его коллеги (Batson et al., 1981) предложили гипотезу сопереживания—альтруизма, согласно которой по крайней мере, какая-то часть просоциального поведения мотивируется совершенно бескорыстным желанием помочь человеку, нуждающемуся в помощи. Человек поступает так даже в ущерб себе или группе в целом. То есть, чувство сострадания может перевесить такие понятия, как справедливость (Batson, Klein, et al, 1995; Batson & Weeks, 1996).

Когнитивный компонент усиливает эмоциональный эффект — опыт сопереживания дает информацию о том, что человек ценит благополучие другого человека и, следовательно, должен стремиться оказать помощь; этот эффект с наибольшей вероятностью проявляется тогда, когда человек сам уже оказывался в подобной неприятной ситуации (Batson et al., 1996).

Чтобы проверить альтруистическое объяснение просоциального поведения, Бэйтсон и его коллеги разработали экспериментальную процедуру, позволяющую управлять эмнатией наблюдателя и дать человеку возможность оказать помощь (Batson et al., 1983; Toi & Batson, 1982). Каждый участник был «наблюдателем», когда другой сту-

Природа просоциального поведения

Теоретические объяснения лросоциального поведения

Гипотеза

сопереживания

альтруизма

Человек наблюдает чрезвычайную ситуацию

Модель облегчения негативного состояния

Человек наблюдает чрезвычайную ситуацию

Мотивация

оказания

помощи

365

для

того, оказание

Возникает сопереживание

Причина почему помощи происходит

Человек оказывает помощь просто потому, что жертва

нуждается помощи,

и потому, приятно

что ему

оказывать помощь

=3

Человек

оказывает

помощь

для того, чтобы уменьшить

собственный

=& Негативный аффект вызван

чрезвычайной ситуацией,

или человек

испытывает

в

негативный

аффект почувствовать

себя лучше

негативный аффект по другой причине

Гипотеза

радости

сопереживания

Человек наблюдает чрезвычайную ситуацию

Модель

генетического

детерминизма

Человек наблюдает чрезвычайную ситуацию

Ситуация вызывает

желание действовать

и оказать

положительное

влияние на

жертву

Подсознательное желание

помочь

появляется, если

человек воспринимает

жертву генетически

как

похожую на него самого

Человек оказывает помощь, чтобы участвовать в

деятельности, приносящей положительные результаты, и

почувствовать себя лучше

Человек оказывает помощь для

того,чтобы увеличить

до максимума

шансы

выживания человека,

генов

похожего на самого наблюдателя

Рис. 9.5. Четыре альтернативных варианта объяснения готовности оказать помощь Для объяснения мотивации, лежащей в основе просоциального поведения, были предложены четыре различных варианта. Согласно гипотезе сопереживания-альтруизма, люди помогают другим, потому что кто-то нуждается в помощи, и потому что оказание помощи доставляет им удовольствие. Модель облегчения негативного состояния подразумевает, что люди помогают для того, чтобы уменьшить свои негативные эмоции. Гипотеза эмпатического удовольствия подразумевает, что люди помогают для того, чтобы реально и результативно помочь нуждающемуся в их помощи. Согласно модели генетического детерминизма, люди помогают тем, кто похож на них самих, в силу подсознательного желания увеличить шансы передачи общих генов последующим поколениям. Были получены данные в поддержку каждого из перечисленных вариантов, и, вероятно, каждый из них является правильным. То есть, оказание помощи может быть обусловлено более, чем одним мотивом, в зависимости от ситуации и личности человека, оказывающего помощь. (Источник: основано на данных из Forgas, 1994.)

дент выполнял задание, во время которого он (предположительно) получал беспорядочные удары электрическим током. На самом деле «наблюдателям» демонстрировалась видеозапись с участием студентки, помощницы экспериментатора. После того как эксперимент начался, она сказала, что ей больно, и призналась, что в детстве у нее был неудачный опыт общения с электрическим прибором. Хотя девушка

366 Глава 9. Оказание помощи и причинение вреда

была готова продолжать задание, экспериментатор спрашивал, не хочет ли наблюдатель поменяться с девушкой местами. Уровень эмпа-тии контролировался с помощью информации, позволявшей делать вывод о том, что испытывающий боль человек очень похож на наблюдателя (высокий уровень эмпатии) или совсем не похож на него (низкий уровень эмпатии). Когда уровень эмпатии был низким, а по условиям эксперимента участник мог прекратить его в любой момент, участники обычно уходили вместо того, чтобы выполнять просоци-альные действия. Когда уровень эмпатии был высоким, участники изъявляли желание занять место жертвы и получать электрические удары даже при наличии возможности отказаться от участия в эксперименте. Бэйтсон и его коллеги сделали вывод, что альтруизм мотивировался эмпатией.

Отметим, что люди с большей готовностью покидают место события, если уровень сопереживания невысок. В конце концов, цена помощи достаточно высока — наблюдатели-то уверены, что будут получать подлинные электрические удары. Что произойдет, если человек может выбирать, сопереживать ему или нет? Шо и его коллеги (Shaw, Batson & Todd, 1994) просили студентов принять участие в новой программе помощи бездомным — программе, предполагавшей либо низкий уровень затрат (провести час, занимаясь подготовкой писем для сбора пожертвований), либо высокий (встретиться с бездомным человеком три раза в течение полутора или двух часов). Затем студенты имели возможность получить дополнительную

и

информацию, включающую либо сухое фактографическое описание бездомного человека, либо эмоциональное, вызывающее эмпатию сообщение о том, что тому пришлось пережить и как это повлияло на его жизнь. Когда уровень затрат был низким, большинство студентов хотели услышать эмоциональное сообщение. Когда же затраты ожидались высокими, большинство хотели услышать информационное сообщение. Другими словами, они пытались избежать эмпатии, чтобы не быть мотивированными к оказанию помощи, цена которой была высока.

Эгоистическая мотивация: оказание помощи для того, чтобы почувствовать себя лучше. Люди иногда действуют просоциально просто для того, чтобы почувствовать себя лучше. В более общей форме эта идея известна как модель облегчения негативного состояния (Cialdini, Baumann & Kenrick, 1981). Эта модель подразумевает, что просоциальное поведение мотивируется в первую очередь желанием улучшить собственное эмоциональное состояние.

Природа просоциального поведения 367

При этом не имеет значения, возникают отрицательные эмоции до чрезвычайного происшествия или они вызываются этим происшествием. У вас может быть плохое настроение, потому что вы перед этим поругались с другом или потому что вы огорчились, увидев, как человек на костылях споткнулся и упал. В любом случае вы включаетесь в просоциальное поведение, потому что хотите почувствовать себя лучше (Fultz, Schaller & Cialdini, 1988).

В соответствии с этой теоретической моделью эмпатия выступает лишь в роли дополнительного источника негативной эмоции. Например, Чалдини и его коллеги (Cialdini et al., 1987) обнаружили, что одна из сопровождающих эмпатию эмоций — грусть. Когда экспериментаторы смогли отделить чувство эмпатии от чувства грусти, они обнаружили, что грусть сама по себе увеличивает желание помочь, а эмпатия сама по себе — нет.

Эгоистическая мотивация: помогать, потому что результативное действие приятно. Другую интерпретацию роли эмпатии предложили Смит и его коллеги (Smith, Keating & Scotland, 1989). В соответствии с гипотезой эмпатического удовольствия, сопереживание приводит к оказанию помощи, потому что помогающий человек предвидит приятные чувства после достижения конкретного результата.

Какая разница между тем, что вы чувствуете себя лучше оттого что помогаете, и тем, что вы знаете, что ваша помощь привела к реальному результату? Смит и его коллеги (Smith et al., 1989) подчеркивают, что при чисто эмпатической мотивации тому, кто оказывает помощь, не нужна обратная связь относительно эффективности его помощи. Гипотеза эмпатического удовольствия предполагает, что одного сопереживания недостаточно; за альтруистическим действием должна" следовать информация об его результативности — эгоистическое вознаграждение. Исследователи провели эксперимент, в котором участники смотрели видеозапись студентки, страдавшей от одиночества и стресса и говорившей, что подумывает бросить университет. Смотревшие пленку люди имели возможность дать ей совет. Одним было сказано, что они получат информацию об эффективности своего совета, а другим — что они не получат никакой информации о дальнейшей судьбе девушки. Эмпатия участников вызывалась сообщениями о сходстве девушки с ними; отсутствие сопереживания создавалось сообщениями об отсутствии сходства. При этих усло-I виях эмпатия приводила к оказанию помощи (совету) лишь тогда, когда участники думали, что получат информацию о влиянии своего [ совета. Другими словами, одного сопереживания было недостаточно,

368 Глава 9. Оказание помощи и причинение вреда

чтобы вызвать просоциальное поведение; знание о действенности своего совета было необходимым, чтобы пережить эмпатическое удовольствие.

Конечно, можно рассматривать любой акт альтруизма как эгоистический, просто потому что приятно помогать человеку, оказавшемуся в беде (например, Williamson & Clark, 1989). Позитивные эмоции, сопровождающие просоциальное поведение, известны как блаженство оказывающего помощь — чувства умиротворения, собственной ценности и сердечности (Luks, 1988). Действительно, иногда бывает настолько приятно быть полезным, что если жертва отказывается от предлагаемой ей помощи, человек, настроенный просоциаль-но, разочарован и очень сердится (Cheuk & Rosen, 1992). Точно так же отказ кому-либо в помощи вызывает уменьшение позитивных эмоций (Williamson, Clark, Pegalis & Behan, 1996).

Эгоистическая мотивация: оказание помощи похожим на нас людям с целью сохранения общих генов. Если предыдущие объяснения просоциальной мотивации основаны на роли эмоций, модель генетического детерминизма основана на более общей теории человеческого поведения. Раштон (Rushton, 1989) и другие психологи-эволюционисты делали акцент на том, что мы неосознанно реагируем на генетическое влияние; они предположили, что мы поступаем так во многих ситуациях. Любое поведение, увеличивающее способность человека к успешной репродукции (получившее название пригодность), будет представлено в последующих поколениях более часто, чем поведение, не связанное с репродуктивным успехом или мешающее репродукции (Archer, 1991).

Изучение других видов живых существ указывает на то, что чем больше генетическое сходство между двумя животными, тем больше вероятность того, что одно животное будет помогать другому, когда тому потребуется помощь (Ridley & Dawkins, 1981). Считается, что такое поведение является результатом работы «эгоистического гена»; потому что, когда один помогает другому, генетически похожему на него существу, возрастает вероятность сохранения их общих генов и передачи их следующим поколениям — даже если помогающий умрет во время этого процесса (Rushton, Russell & Wells, 1984). Предположение состоит в том, что каждый человек подсознательно мотивирован не только жить достаточно долго, чтобы передать дальше собственные гены, но и увеличивать репродуктивные шансы другого человека, имеющего такие же гены (Browne, 1992). Следовательно, помогая похожим на нас людям, мы поступаем так, чтобы сохранить

Природа агрессии 369

рбщие гены, которые, вероятно, у нас имеются (Burnstein, Crandall & Kitayama, 1994).

Анализируя литературу, посвященную альтруизму, Бак и Гинз-. бург (Buck & Ginsburg, 1991) сделали вывод, что не существует никаких данных о гене, определяющем просоциальное поведение. Тем не ; менее у людей есть основанные на генах способности передавать | свои эмоциональные состояния и формировать социальные связи. Эти наследуемые аспекты социального поведения делают вероятным ; и то, что мы окажем помощь друг другу, когда в этом будет необходимость. Другими словами, люди от природы дружелюбны, и, взаимодействуя в социальных отношениях, «они поступают просоциально, обычно готовы помочь и часто альтруистичны» (Fiske, 1991, с. 209). Возможно, вы были бы больше удовлетворены, если бы мы могли ' объявить одно из этих объяснений правильным, а три других ошибоч-; ными, но мы не можем этого сделать. С большой долей вероятности ' мы предполагаем, что просоциальное поведение вызывается разными мотивами; и, по-видимому, мало пользы в том, чтобы назвать одни из них бескорыстными, а другие — эгоистичными. Независимо от при-' чины, лежащей в основе такого поведения, оказывать помощь — хорошо, и хорошо ее получать, особенно когда она вам необходима.

Принципы интеграции

1. Большая часть теоретических объяснений~мотивации просоциального поведения касается эмоционального состояния потенциального помощника и эмоционального эффекта, являющегося следствием такого поведения.

2. Хотя исследователи спорят о бескорыстности или эгоистичности просоциального поведения, в основном все соглашаются, что альтруистические причины возникают потому, что они увеличивают позитивные эмоции и/или уменьшают негативные. Эмоциям уделяется одинаково большое внимание в исследованиях познания (глава 3), социальных установок (глава 5), предубеждения (глава 6), аттракции и взаимоотношений (глава 7) и агрессии.

<< | >>
Источник: Р. Бэрон, Д. Бирн, Б. Джонсон. СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ. 2003

Еще по теме .Оказание помощи и причинение вреда: природа просоциального поведения и агрессии:

  1. Раздел 5 ^^ЕДИЦИНСКАЯХАРАКТЕРИСТИКА СОСТОЯНИЙ, ТРЕБУЮЩИХ ОКАЗАНИЯ ПЕРВОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ, И МЕТОДЫ ОКАЗАНИЯ ПЕРВОЙ МЕАИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ
  2. ОказАНИЕ ДОВРАЧЕБНОЙ ПОМОЩИ ПЕРВАЯ ПОМОЩЬ ПРИ ТРАВМАХ
  3. § 1. Принцип вины и принцип причинения в обязательствах из причинения вреда в советском гражданском праве
  4. § 6. Содержание, форма и порядок исполнения поручения о правовой помощи. Основания отказа в оказании правовой помощи
  5. 5 ОКАЗАНИЕ ПОМОЩИ
  6. 2. Заглаживание лицом вреда, причиненного преступлением.
  7. § 3. Возмещение вреда, причиненного военнослужащим186
  8. § 2. Понятие обязательства, возникающего вследствие причинения вреда
  9. Природа агрессии
  10. § 2. Социально-экономическое значение обязательств из причинения вреда
  11. § 6. Обязательства из причинения вреда публичной властью
  12. § 1. Понятие совместного причинения вреда
  13. § 1. Дела о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья
  14. § 4. Обязательства, возникающие в связи с предупреждением причинения вреда
  15. § 9. Обязательства из причинения вреда жизни и здоровью граждан
  16. § 1. Значение причинной связи в обязательствах из причинения вреда
  17. Убийства и причинение тяжкого вреда здоровью
  18. 2.4. Вина в причинении морального (неимущественного) вреда
  19. § 79. ОРГАНИЗАЦИЯ СПАСАНИЯ И ОКАЗАНИЯ ПОМОЩИ НА МОРЕ
  20. 261. Оценка вреда, причиненного телесными повреждениями.
- Cоциальная психология - Возрастная психология - Гендерная психология - Детская психология общения - Детский аутизм - История психологии - Клиническая психология - Коммуникации и общение - Логопсихология - Матметоды и моделирование в психологии - Мотивации человека - Общая психология (теория) - Педагогическая психология - Популярная психология - Практическая психология - Психические процессы - Психокоррекция - Психологический тренинг - Психологическое консультирование - Психология в образовании - Психология лидерства - Психология личности - Психология менеджмента - Психология педагогической деятельности - Психология развития и возрастная психология - Психология стресса - Психология труда - Психология управления - Психосоматика - Психотерапия - Психофизиология - Самосовершенствование - Семейная психология - Социальная психология - Специальная психология - Экстремальная психология - Юридическая психология -