<<
>>

Обусловленное понимание: формирование социальной реальности в практике или переживании

В отличии от коммуникативного параметра значения, который в генерализирующих запасах знания обоснован, например, в связи с понятием "семья", обусловленный уровень обоснован знанием, вытекающим из существования в семье, в семейной практике.
Как разъясняет Мангейм на примере античного греческого полиса, "существование в наличествующем полисе объясняется не формированием понятия, а теми духовными отношениями, которые и означают существование полиса" (1980: 248). Так как понятия семьи и полиса имеют оба параметра значения, - коммуникативный и обусловленный, - то "из-за этого в качестве фактического результата возникает двойственность способов поведения каждого в отношении как понятий, так и реалий" (1980:246). Знание, усвоенное в процессе пережитой практики и в то же время ориентирующее эту практику, создающее ориентационные рамки53 или габитус, является "атеоретическим знанием" (Mannheim 1964а: 100) или, как говорил теоретик науки Полани (1985: 14), "подразумеваемым" или "молчаливым знанием" (,tacit knowledge’). Те, кто располагают моментами общности в сфере атеоретического знания, разделяют друг с другом общности переживания, "стратификации опыта" (1964b: 536) в духе "коллективной памяти" (Halbwachs 1985). В сферах, где субъекты располагают такого рода экзистенциальными связями общего переживания, возможно (непосредственное) понимание между ними. Касаясь этих сфер, мы говорим о "пространствах опыта" (ср. Mannheim 1980, в том числе 230-231). В зависимости от вида или типа общности различаются пространства опыта, типичные для поколения, пола, образования и развития. Так, пространства опыта, типичные для поколения, обосновываются в общности переживания, т.е. совместно пережитой практикой действий на определенных этапах исторического развития и кризисов (например, фаза восстановления после второй мировой войны), пространства опыта, типичные для пола, обосновываются общностью совместно пережитой практикой действий в сфере специфических для пола социализирующих взаимодействий и переживания посторонних определений. Пространства опыта, типичные для образования, конституируются на основе как совместного переживания процесса передачи знания в общественных институтах, так и соответствующих институционализированных стереотипов протекания процесса. Пространства опыта, типичные для развития, обосновываются общностью переживания фаз отдельных жизненных циклов и и переходов между ними (например, фазы перехода от школьного образования к трудовой повседневности)54. Следовательно, обусловленные пространства опыта и характерное для них непосредственное понимание формируются там, где совместно пережитая практика деятельности не только интернализируется, но и инкорпорируется, т.е. вписывается в "Как", в modus operandi телесных и языковых практик. В этом смысле опыт отнюдь не сводится к познавательному, а предстает в аналитической позиции социологии знания одновременно как в качестве продукта формирования общественной реальности и в практике, и в переживании, так и в качестве предпосылки этого формирования. Генетический анализ опыта, т.е. документальная интерпретация, нацелен на процессуальную структуру этого процесса формирования, т.е. на modus operandi или габитус, лежащие в основе этой практики действия в качестве такой практики, которая формирует габитус и является инкорпорированной. Здесь проявляются параллели с социологией культуры Бурдье и ее генетической интерпретацией, в которой этот исследователь (ср. прежде всего 1974: 127-128) опирается на историка искусства Панофски. Наше, формулируемое вслед за Мангеймом, различение между интерпретацией коммуникативных и (документальной) интерпретацией обусловленных смысловых содержаний, на котором я остановлюсь подробнее в следующей главе, соответствует у Панофски (1964 и 1975) соотношению между "иконографической" и "иконологической" интерпретациями. С помощью последней Панофски (1964: 115) ссылается на своего современника Мангейма и его категорию "смысла документа". Носителем смысла документа и тем самым предметом иконологической интерпретации является габитус. Бурдье (1982) анализирует генезис габитуса в основном в среде различия. Напротив, наш анализ генезиса габитуса в смысле документального метода происходит прежде всего в процессе реконструкции габитуального совпадения, обоснованного в обусловленных опытах, т.е. в среде обусловливания. 1.
<< | >>
Источник: Н.Конеген, К.Шуберт. Методические подходы политологического исследования и метатеоретические основы политической теории. Комментированное введение. 2003

Еще по теме Обусловленное понимание: формирование социальной реальности в практике или переживании:

  1. Коммуникативное понимание: интерпретационное и определительное формирование социальной реальности
  2. 1.3. К вопросу отематизации проблематики, или В чем состоит социальная реальность?
  3. Обусловленное и коммуникативное понимание: по поводу двойной структуры повседневных смыслов
  4. ПОНИМАНИЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ В ФИЛОСОФИИ И ПСИХОЛОГИИ
  5. § 1. Условия психического развития и развития личности Исторически обусловленные реальности существования человека.
  6. ПОНИМАНИЕ ДУХОВНОЙ РЕАЛЬНОСТИ В СВЕТЕ РАЗЛИЧЕНИЯ ИСТОРИИ И МЕТАИСТОРИИ
  7. 2.4.6. Противоречие между ортодоксальным пониманием смены общественно-экономических формаций и исторической реальностью
  8. § 1. Цель воспитания, ее социальная обусловленность
  9. 1 ОБЩЕСТВО: РЕАЛЬНОСТЬ ИЛИ УНИВЕРСАЛИЯ''
  10. МИФ, МИРАЖ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?