<<
>>

§ CV Общий обзор систем философов, начиная с ионийской школы и до Анаксагора. Краткое объяснение системы • Гераклита

...Очевидно, что если Гераклит придерживался ка- кой-то религии, то это было следствием не его философской системы, а скорее того, что, принимая религию, он совершенно покидал свою систему взглядов.
Ведь каждый человек, обладающий здравым смыслом, признав тот принцип, что бог есть земля, море и прочие создания, не колеблясь, придет к выводу, что всякий религиозный культ бесполезен и нелеп.

Не дайте себя обмануть тем, кто ссылается на слова Гераклита о том, что вечный огонь, т. е. бог, соразмерно возжигается и гаснет 323, что все происходит в силу фатальной необходимости 324 и что разум и эфирная материя рассеяны по всей субстанции Вселенной и пропитывают собой семена всех существ 325. Нет атеиста, пришедшего к атеизму посредством рассуждения, который бы не подписался подо всем этим и не считал, что деятельность природы следует вечным и непоколебимым законам, справедливость которых достойна высочайшего восхищения. С этим согласны все спинози- сты, но с момента, когда эта мудрость природы распространяется на бесконечные пространства, оказываясь всюду ограниченной и до такой степени подчиненной необходимости поступать определенным образом, что она не может ни выйти за пределы своей сферы, ни ее заполнить, она не может быть объектом религии. Обращенные к ней голоса, приносимые ей жертвоприношения будут напрасны.

Если вам покажется хорошим тезис Гераклита о том, что все наполнено душами и духами 326, вам придется за это дорого расплачиваться. Ведь он понимал под этими душами и духами лишь тончайшие частички божественной субстанции. Если бы он хорошо философствовал, строго следуя своим исходным положениям, он бы не только сказал, что люди — боги и что боги — люди 327, он сказал бы то же самое о всех камнях, о всех деревьях и т. д. Его принцип, согласно которому мир построен из бога, с неизбежностью привел бы его к таким выводам. Все есть бог, должен был бы он сказать, [значит], бог — форма и материя всех вещей.

Встать на эту точку зрения — значит пойти еще дальше, чем Вергилий 328, заявивший: Jovis omnia plena, т. е. все вещи наполнены Юпитером. Эту мысль Вергилия мы находим у одного греческого поэта 329, сказавшего, что перекрестки дорог, собрания людей, море и порты наполнены этим божеством. Философ Фалес уверял, что все наполнено богами330. Христианские авторы собирали все высказывания такого рода, как манну небесную, с целью доказать, что наши великие истины были известны язычникам. Но нашим авторам следовало бы остерегаться делать это, так как данные высказывания язычников основаны на чрезвычайно безбожном принципе, согласно которому либо мир образован из субстанции бога, либо Юпитер, величайший из богов, есть не что иное, как небо и эфир 331, ниспосылающий на землю чувства, какими обладает все, что производит земля,—души растений, животных и людей 332. Язычники представляли себе нисхождение на землю этих частичек эфира в непристойных образах, и, если вы хотите убедиться, что данное учение отнюдь не является хорошим, вам достаточно лишь вспомнить, что его одобрял Лукреций. Справьтесь по этому вопросу в моем «Словаре» — в примечании (D) к статье «Лукреций»... а также у комментаторов поэмы «О земледелии», о которой я сообщал выше. Можно сказать авторам этих прекрасных высказываний, собираемых с удовольствием многими: вы чересчур далеко заходите. Ведь по мере того как вы рассеиваете божество частями и кусками ио всей массе мира, вы его изгоняете и достигаете того, что ни в одном месте невозможно найти божества. Нам необходим бог весь, целиком, если вы хотите, чтобы мы взывали к нему. Священник, опубликовавший в Женеве в 1582 г. сочинение против атеистов, убедительно представляет нам 333 эту истину. По-видимому, Гераклит насмехается над мольбами, обращенными к статуям 334, полагая, что статуи лишены какого бы то пи было сознания, так что обра- щаться к ним с речью такое же безумие, как разговаривать с домом. В этом он прав, но где же он мог бы найти объекты, более достойные нашего почитания, чем статуи? Разве воздух, море, деревья, материальное небо, лучи света могут считаться богами с большим на то основанием, чем материя, из которой изготовлены идолы?

Рассмотрев в качестве примера систему Гераклита, вы можете легко судить, что все системы древних философов, в которых рассматривалась природа бога, ведут к отказу от религии. И если все упомянутые философы не скатились в эту бездну, то они обязаны этим отступлению от строгих правил логики, что помешало им последовательно рассуждать.

Они покинули свой путь, увлеченные в сторону идеями, которые запечатлело в их уме воспитание, а вскормило и укрепило обучение нравственности. Если бы наши афиняне пожелали быть методичнее, они поставили бы вопросы более последовательно, и это явилось бы препятствием для обращения их в истинную веру.

Один из крупнейших умов Рима 335 занялся исследованием мнений философов о божественной природе. Он обсуждал чрезвычайно внимательно все за и против в этой области. К чему же он пришел? К тому, что оказался атеистом, или почти атеистом, или по крайней мере если и избежал этого, то лишь потому, что питал большее уважение к авторитету своих предков, чем к философским познаниям. Не найдя ничего основательного за пределами авторитета предков, он возвратился к нему, как голубь Ноя к ковчегу 336, так как больше не видел, куда бы мог податься. Если вы соблаговолите поверить, что этот крупный римский ум искренне говорил о своем почтении 337 к традиции, я не стану этому противоречить, хотя знаю, что святой Августин 338 весьма подозревал Цицерона в атеизме. Я не хочу быть в числе тех подозрительных лиц, кото- рые дерзко строят всевозможные предположения и охотно верят, что древние философы очень хорошо знали, что их принципы представляют собой средство устранения всякой религии, делали вид, будто этого не знают либо потому, что признание грозило им костром, либо потому, что они хотели, чтобы народ видел в них прборников благочестия. Эти создатели смелых предположений воображают, что, по утверждению Варрона 339, положения естественного богословия должны обсуждаться лишь в стенах школ, ибо возникающие в связи с этим споры привели бы к гибельным следствиям, вытекающим из признания материальности первосущества. Пусть говорят что угодно, но что касается меня, я не желаю ничего предполагать: все школы древней философии повинны в непоследовательности рассуждений. Их легко было бы убедить в этом посредством доказательств, от которых они не сумели бы увернуться. Например, что может быть более противоречивого, чем два положения стоиков: 1) материя340 не имеет никаких свойств, будучи лишь пассивным объектом воздействий; 2) бог не может исправить содержащиеся в ней недостатки, в силу чего происходят все неурядицы человеческой жизни? Противоречат ли они себе так из-за недобросовестности или из-за невежества? Не знаю.

Есть большие умы, не видящие следствий своих принципов даже после десятилетних размышлений над ними. Другие люди с меньшим умом иногда обнаруживают эти следствия сразу, при первом чтении соответствующего материала. Наши атеисты- афиняне могли принадлежать к последней категории.

Я вижу лишь один хороший философский путь, который ведет к их обращению в истинную веру. Он заключается в том, что вначале устанавливают принцип, согласно которому ничто несовершенное не может существовать лишь благодаря самому себе, а затем делают вывод, что материя, будучи несовершенной, не существует с необходимостью, что она, следовательно, была создана из ничего, что есть, следовательно, бесконечная сила, в высшей степени совершенный ум, который ее создал. Этим путем мы надежно и быстро приходим к религии. Но не вздумайте вообразить, что можно легко догадаться об этом пути без помощи свыше, без благодати божьей, без света Писания. Если вы утверждаете, что человеческий ум достаточно силен, чтобы открыть этот путь, если только его не толкает на путь заблуждения добровольное безбожие, явное намерение объявить войну богу, то вы обязаны это доказать. Вы доставите мне большое удовольствие, если поделитесь со мной соответствующими доказательствами. Но необходимо, чтобы они были более состоятельны, и, в случае если они такими окажутся, вас ждет миллион благодарностей.

И я достигну славы Аполлона 341?

<< | >>
Источник: Бейль П.. Исторический и критический словарь в 2-х томах / Сер.: Философское наследие; год.; Изд-во: Мысль, Москва; т.2 - 510 стр.. 1969

Еще по теме § CV Общий обзор систем философов, начиная с ионийской школы и до Анаксагора. Краткое объяснение системы • Гераклита:

  1. § CV Общий обзор систем философов, начиная с ионийской школы и до Анаксагора. Краткое объяснение системы • Гераклита