<<
>>

ОБОСТРЕНИЕ КЛАССОВОЙ БОРЬБЫ В 1905—1906 гг.

1905—1906 годы знаменовались дальнейшим обострением классовой борьбы: мощным подъемом стачечного движения, демонстрациями солидарности с русской революцией, усилением борьбы за демократизацию страны, укреплением революционного течения в СДПГ.
Подъем рабочего движения был ответом рабочего класса на усиление его эксплуатации и грабежа со стороны империалистической буржуазии. Развитие рабочего и революционного движения в Германии в эти годы проходило под влиянием народной революции 1905—1907 гг. в России. Германский рабочий класс приветствовал революцию в России и выступал в солидарности с революционным пролетариатом России. События Кровавого воскресенья вызвали возмущение народных масс преступными действиями царского правительства. В конце января и в начале февраля в Берлине, в Руре, в Лейпциге, в Гамбурге, Мюнхене, Киле и в других городах Германии происходили собрания рабочих, обсуждавшие события в России. Собрания заявляли о своей солидарности с рабочими России. «Все симпатии немецкого пролетариата на стороне русских борцов за свободу», — говорили на одном собрании; «То, что делают русские братья, мы считаем своим делом», — заявляли на другом; 1 В. И. Л е н и н, Сочинения, т. 21, стр. 283. «Собрание, — указывалось в резолюции третьего, — выражает русским борцам за свободу свои симпатии. Собрание ожидает, что в борьбе, которую они ведут в интересах всего цивилизованного человечества, они не сложат оружия до тех пор, пока царизм не будет полностью уничтожен». Речи о русской революции, «произносимые в революционном духе, — писала Р. Люксембург, —- вызывали в рабочей массе величайший энтузиазм». Рабочие надеялись, что революция в России даст толчок борьбе за освобождение рабочего класса Германии. К. Либкнехт прямо говорил: «Солнце восходит на Востоке и с Востока придет освобождение немецких рабочих!» Каждое событие в России: арест Горького, мир с Японией, восстание на «Потемкине», всеобщая забастовка, декабрьское вооруженное восстание — горячо обсуждалось германскими рабочими.
Интерес к лекциям о России был столь велик, что правление СДПГ организовало специальную лекторскую группу. Между рабочим движением Германии и России существовали давние традиционные связи, заложенные еще Марксом и Энгельсом. В Германии проживало много русских революционных эмигрантов. В Мюнхене Ленин организовывал и издавал первое время «Искру» и «Зарю». Немецкие социал-демократы помогали пересылать эти издания в Россию. В период первой русской революции эти связи умножились. Германские рабочие в 1905—1907 гг. не раз выступали против действий прусской полиции, которая в угоду царю преследовала русских эмигрантов. Проводились сборы средств в пользу жертв Кровавого воскресенья, жертв белого террора после поражения революции. К 1907 г. было собрано 340 тыс. марок. Немецкие рабочие помогали русским революционерам приобретать в Германии оружие и переправлять его в Россию. Рабочие и социал-демократическая пресса разоблачали планы контрреволюционной интервенции германских войск в Россию. Осенью 1905 г., когда кайзер отдал секретный приказ о подготовке военных кораблей для вывоза царской семьи из Петергофа, социал- демократическая газета «Лейпцигер Фольксцейтунг» разоблачил'а эти приготовления и возглавила кампанию протеста. Карл Либкнехт призывал рабочих на всякую попытку «напасть из Германии с тыла на русскую революцию» ответить так, чтобы «нанести основательное поражение и прусско-германской реакции». Выступления немецких рабочих против планов контрреволюционной интервенции в России были связаны с борьбой против агрессивной политики германского империализма в целом. Во время марокканского кризиса в 1905 г. рабочие осуждали агрессивные планы германских правящих кругов, 'угрожавших войной Франции. Левые социал-демократы требовали предотвратить военное столкновение из-за Марокко, призывали рабочих объявить «войну войне», осуждали шовинизм. Вильгельм II отмечал, что «из-за наших социалистов мы не могли бы получить ни одного человека в стране без крайней опасности для жизни и имущества граждан».
В 1906 г. в годовщину Кровавого воскресенья в Германии были проведены мощные демонстрации солидарности с русской революцией. Только в районе Берлина в этот день было 95 митингов. Празднование Первого мая 1906 г. также прошло под лозунгами солидарности с революционным движением России. Морально-политическая поддержка, оказанная русской революции рабочими Германии, имела серьезное значение. Но еще большее значение имело влияние русской революции на германское рабочее движение: оно революционизировало германский рабочий класс, способствовало росту стачечного движения, борьбе за демократизацию, усилению революционного течения в СДПГ. По ъем В годы русской революции в Германии разверну- стачечного лось мощное стачечное движение. Если в 1904 г. движения было 1870 забастовок, то в 1905 г. — 2323, в 1906 г. — 3480 и в 1907 г. — 2792. В 1905 г. в забастовках участвовало 507 964 рабочих, в 1906 г. — 316 042 и в 1907 г. — 281 030 рабочих. Это были годы небывалого размаха стачечной борьбы. В ходе стачек выдвигались не только чисто экономические требования — повышение заработной платы, уменьшение рабочего дня, улучшение условий труда, но и требования политического характера — изменение рабочего законодательства и расширение политических прав. Важнейшей особенностью стачечного движения в Германии в 1905 г. являлся его наступательный характер. Если в 1903 г. число наступательных стачек составляло 50% от общего количества стачек и в них участвовало 46% всех забастовщиков, то в 1905 г. число наступательных стачек составило 60,9%, от общего количества стачек, а число их участников — 91,5% от общего количества бастовавших в этом году. В авангарде борьбы шли коллективы рабочих крупных предприятий, где рабочие были более организованны и активны, чем на мелких предприятиях. Рабочим чаще, чем прежде, удавалось достигнуть успеха. Подъем стачечного движения начался крупнейшей в истории кайзеровской Германии всеобщей забастовкой горняков Рура. Стачка была протестом горняков против тяжелых условий труда на шахтах Рейнско-Вестфальского угольного синдиката. Шахтеры работали под землей при 23—35-градусной жаре, вентиляция была плохой, вода откачивалась слабо, труд не был механизирован, работали вручную, рабочий день продолжался по 972—Н и даже 12 часов. Очень часты были несчастные случаи. Заработная плата шахтеров была низкой. Произволу хозяев благоприятствовало то, что у горняков не было единого профсоюза. К тому же руководители профсоюзов горняков, в том числе и «свободных» — Закс и Гуэ, выступали против стачек. В конце 1904 г. горняки стали добиваться от профсоюзов решения о проведении забастовки. 7 января 1905 г. забастовали рабочие шахты «Брухштрассе». Хотя профсоюзные лидеры уговаривали рабочих ограничить стачку районом «Брухштрассе», стачка распространилась на другие шахты. Рабочие выставили требования: установление 8-часового рабочего дня, запрещение сверхурочных работ, установление рабочего контроля за шахтами, браковкой и т. д., установление минимума заработной платы, отмена штрафов, реформа горного дела и т. п. Предприниматели грубо отказались удовлетворить эти требования. 17 января по настоянию рабочих профсоюзы возглавили всеобщую забастовку. Пришло известие о начале революции в России. Это придало силы бастующим горнякам. К 28 января почти весь Рурский бассейн, в том числе крупные города — Дортмунд, Эссен, Бохум, Оберхаузен и другие, был охвачен стачкой. В стачку включилось 240 тыс. рабочих — 88% всех горняков Рура. В движении солидарности с горняками Рура участвовал почти весь немецкий рабочий класс: собрания солидарности и сборы средств были проведены в Берлине, в городах Средней Германии, в Силезии. Только в одном Берлине 24 января состоялось 28 собраний рабочих, заявивших о своей солидарности с горняками Рура. В рейхстаге фракция СДПГ выступила в защиту интересов горняков. Рурская стачка превратилась в политическое событие огромной важности. Правительство обещало провести реформу горного законодательства и потребовало немедленного прекращения стачки. Под давлением буржуазии и правительства 10 февраля профсоюзные руководители приняли предательское решение о прекращении забастовки. Это решение поддержало и правление СДПГ. Всеобщая стачка горняков Рура продолжалась до 14 февраля. Рабочие не хотели прекращать борьбу, только предательство «вождей» сорвало стачку. Рабочие не добились успеха и возобновили работу на прежних условиях. Правительство и предприниматели торжествовали. Но всеобщая стачка в Руре пробудила весь пролетариат Германии и была началом мощного подъема стачечного движения. За ней последовали стачки горняков в Верхней Силезии, крупнейшие забастовки строительных рабочих Рейнско-Вестфальской области, текстильщиков Саксонии и Тюрингии, рабочих берлинской электропромышленности и ряд других. Мощная волна забастовок прокатилась по Германии весной 1906 г. 5 тыс. горняков Среднегерманского буроугольного района после двухмесячной забастовки добились 9-часового рабочего дня. Бастовали моряки Гамбурга и Бремена, строители Киля. Впереди в стачечной борьбе весной и летом 1906 г. шли металлисты. Много крупных забастовок состоялось и в 1907 г., хотя в связи с экономическим кризисом условия для успешной экономической борьбы рабочих ухудшились. В результате экономической борьбы рабочих средняя денежная заработная плата рабочих в Германии в 1907 г. была на 18% выше уровня 1903 г. Но рост цен и интенсификация труда свели успех рабочих к нулю. В период экономического кризиса 1907 г. предприниматели усилили грабеж и эксплуатацию рабочих. Уроки стачечной борьбы 1905—1907 гг. навсегда сохранят свое значение для германского рабочего класса. Кроме стойкости и стремления к единству рабочих, стачечная борьба 1905—1907 гг. продемонстрировала предательскую роль правых лидеров «свободных» профсоюзов, которые срывали стачки, мешали борьбе рабочих. В профсоюзах образовался разрыв между рабочей массой и оппортунистической верхушкой, «вождями». События 1905 г. в России дали толчок борьбе немецкого рабочего класса за демократизацию страны. Под влиянием русской революции брожение распространилось среди широких слоев германских трудящихся и даже среди военнослужащих на флоте, где среди матросов было много рабочих. Протестуя против плохого обращения офицеров с рядовыми, в июле 1905 г. во время парада в Киль- ской гавани, на котором присутствовал кайзер, матросы крейсера «Фрауенлоб» заперли своих офицеров в каютах и побросали замки от орудий в воду. На глазах императора над крейсером взвился красный флаг. Матросы решились на такое выступление после получения известий о восстании команды броненосца «Потемкин». Но до восстания в германском флоте дело не дошло. В Саксонии с особой силой развернулась борьба за реформу избирательного права. Еще в 1903 г. от Саксонии было избрано на 23 места в рейхстаг 22 социал-демократа. Саксонию стали называть «красным королевством». Рабочие играли руководящую роль в движении за демократизацию, которое в 1905 г. приобрело небывалый размах. 18 ноября в Дрездене и его пригородах состоялись собрания, на которых были выдвинуты требования отмены реакционной избирательной системы и расширения избирательны^ прав. Движение охватило всю Саксонию. Рабочие и примкнувшая к ним мелкая буржуазия на митингах принимали резолюции с требованием всеобщего избирательного права. Мощная пятидесятитысячная демонстрация за расширение избирательного права 19 ноября произошла в Лейпциге. Отказ министерства и консервативного большинства ландтага провести реформу избирательного права вызвал новый подъем массового движения. Рабочие говорили: «Довольно терпели .. .», «Не пойдут нам на уступки, не дадут в ближайшее время всеобщего избирательного права, мы возьмем его силой». В воскресенье 3 декабря повсюду в Саксонии прошли собрания протеста против трехклассной избирательной системы. В Дрездене, Хемнице, Цвиккау и некоторых других городах собрания превратились в крупные уличные демонстрации. В Дрездене полиция открыла огонь по демонстрантам. Много рабочих было ранено и несколько убито. «Кровавым дрезденским воскресеньем» назвали немецкие рабочие эту расправу полиции с безоружными рабочими. Стычки рабочих с полицией произошли также в Хемнице, Плауене и в ряде других городов Саксонии. Кровавые репрессии не запугали рабочих. 16 декабря в Дрездене вновь состоялась мощная демонстрация с требованием введения всеобщего избирательного права. В ряде районов города опять произошли стычки рабочих с полицией. 17 декабря бурные демонстрации рабочих проведены были в Хемнице, Пирне, Крим- мкчау и в ряде других городов. Саксонское правительство вынуждено было обещать реформу избирательного права. Вооруженное восстание в Москве в декабре 1905 г. дало новый толчок борьбе немецких рабочих за избирательное право. На этот раз движение вспыхнуло в Гамбурге. Реакционный гамбургский сенат разработал проект реформы избирательного права, по которому рабочие лишались избирательного права. В ответ на это 5 января 1906 г. в Гамбурге состоялись многолюдные демонстрации протеста. «Те господа, которые посеяли ветер, пожнут бурю», — говорили рабочие. Они требовали от своих руководителей проведения всеобщей политической стачки против принятия антидемократического закона. 17 января 1906 г., когда сенат начал обсуждать этот закон, в Гамбурге забастовало 100 тыс. рабочих. Улицы города были заполнены рабочими. Состоялась стотысячная демонстрация. Когда полиция напала на демонстрацию, рабочие взялись за палки и камни. Началась перестрелка. В двух местах города были сооружены баррикады, которые полиции пришлось брать штурмом. Эти события были названы «красной средой». После них в Гамбурге был установлен реакционный режим и почти все рабочие были лишены избирательного права. Движение за демократизацию избирательного права в местные представительные учреждения — ландтаги развернулось также в Вюртемберге, Баварии, Мекленбурге и, наконец, в Пруссии. 21 января 1906 г. социал-демократическая газета «Бреслауер Фолькс- вахт» призывала: «Пролетарии Пруссии, повышайте вашу готовность к борьбе. Смотрите на Россию, где угнетенный народ в жестокой борьбе за свои права проливает кровь!» В Берлине в этот день с лозунгами солидарности с русской революцией и с требованием демократизации избирательной системы Пруссии состоялось 93 собрания. В них участвовало более 200 тыс. рабочих. Такие собрания состоялись в Рурской области, в Магдебурге, Брауншвейге. В ряде городов были проведены уличные демонстрации. 18 марта и 1 мая 1906 г. вновь по всей стране прокатилась волна митингов и демонстраций с требованием демократизации политического строя. В Берлине 1 мая 25 тыс. рабочих-металли- стов бросили работу и собрались на митинг. В 1907 г. в Пруссии состоялись массовые выступления за демократизацию избирательного права. В ноябре 1907 г. в Берлине было проведено около 50 митингов, а число рабочих, посетивших подобные собрания по всей Пруссии, перевалило за миллион. Но и на этот раз прусская реакция не пошла на уступки. Еще в 1904 г. рабочие добились введения всеобщего избирательного права в Бадене. В феврале 1906 г. под давлением рабочих демократизация избирательного права была проведена в Баварии, в июле 1906 г. — в Вюртемберге. Но в Пруссии, Саксонии, Гамбурге и Мекленбурге движение за демократизацию потерпело поражение. Реакция располагала сильными позициями. К тому же руководители СДПГ не смогли по-настоящему возглавить массовое движение, зачастую сдерживали его, недостаточно подготовили всеобщую политическую стачку в Гамбурге, не решились организовать всеобщую политическую стачку в Пруссии и Саксонии. В значительной мере движение оставалось стихийным. В движении слабо участвовало крестьянство и средние слои города: рабочие не имели союзников. Той течения Революция 1905—1907 гг. в России имела всемир- в СДПГЯ но-историческое значение. Россия стала страной, :в 1905—1907 гг. пролетариат которой выковывал новое оружие, испытывал новые средства борьбы и формы организации для пролетариата всех стран. В. И. Ленин развил учение марксизма о революции, о гегемонии пролетариата, о его союзниках и т. д. Вопросы русской революции — свержение монархии, союз рабочего класса с другими слоями трудящихся, массовые выступления и другие были в то же время проблемами, имевшими важное значение для германских рабочих. Вокруг них развернулась борьба, в ходе которой произошло более четкое размежевание трех течений в СДПГ. Левые социал-демократы — Роза Люксембург, Карл Либкнехт, Франц Меринг, Клара Цеткин считали, что русская революция знаменует начало нового этапа в развитии революционного движения, этапа, на котором рабочий класс должен добиться победы. Карл Либкнехт говорил, что «События в России являются поворотным пунктом в истории народов Европы». Левые утверждали, что в новых условиях центр тяжести следует перенести на массовые выступления рабочих, нельзя переоценивать парламентские методы борьбы. Р. Люксембург заявляла, что русская революция положила конец «длительной фазе парламентской мелкой борьбы» и открыла эпоху массовых боев. При этом они учитывали обострение классовой борьбы в Германии и во всех других странах. Германские левые социал-демократы звали рабочих учиться у русского революционного движения и пропагандировали «русские методы» борьбы — массовую политическую стачку. Р. Люксембург написала книгу о массовой политической стачке. Левые требовали применения массовой политической стачки в борьбе за демократизацию Саксонии, Пруссии и т. д. Р. Люксембург приветствовала политическую стачку в Гамбурге. В период русской революции германские левые социал-демократы сделали шаг к сближению с большевиками. Они считали, что не буржуазия, а пролетариат играет главную роль в русской революции. По ряду вопросов они критиковали тактику меньшевиков. Р. Люксембург, присутствуя на V Лондонском съезде РСДРП, выступила против меньшевиков, поддержала большевиков. На Международном'социалистическом конгрессе в Штутгарте германские левые участвовали в устроенном Лениным совещании левых социалистов и большевиков. Вместе с Лениным Люксембург выступала по вопросу о милитаризме и войне. Германские левые стали глубже критиковать оппортунистов в своей партии. Но левые СДПГ по ряду вопросов расходились с большевиками. Левые социал-демократы не поняли ленинского учения о партии нового типа, продолжали оставаться на неправильных позициях по организационному вопросу, недооценивали значение партии, не могли добиться изгнания оппортунистов из партии, преклонялись перед стихийностью. Они не понимали ленинскую идею союза рабочего класса с крестьянством, с национально-освободительным движением, исказили идею непрерывной революции, считали массовую стачку высшей формой классовой борьбы пролетариата, недооценивали вооруженные методы борьбы за власть. Левые социал-демократы допускали теоретические ошибки, в частности в теории накопления капитала. В то же время в СДПГ ревизионисты-реформисты Бернштейн, Давид, Зюдекум, Легин и другие отрицали международное значение первой русской революции, считали, что она должна проходить под руководством буржуазии и не может перерасти в социалистическую. Они свысока, пренебрежительно относились к революционному движению России, считали, что у русской революции учиться нечему, утверждали, что в странах Западной Европы рабочий класс может прийти к социализму только путем реформ. Они отказывались от массовых методов борьбы, не допускали и мысли о возможности вооруженной борьбы, заявляли, что опыт революционного движения России нельзя использовать в западноевропейских странах. Ревизионисты всячески стремились опорочить теорию и тактику большевиков, осуждали и всеобщую забастовку и вооруженное восстание. После поражения русской революции ревизионисты стали искажать действительные причины ее поражения и стремились, фальсифицируя историю, показать якобы невозможность и обреченность массовых уличных выступлений и тем более вооруженной борьбы. Их реакцией на поражение революции в России было распространение теории «нейтральности» профсоюзов в политической борьбе. Они не хотели видеть, что революция 1905—1907 гг. расшатала устои самодержавия и облегчила борьбу с ним, показала силу и способности революционного пролетариата, что массы закалились и приобрели опыт революционной борьбы. Центристы — Каутский и другие на словах не скупились на похвалы и одобрения рабочему классу России. Они подчеркивали значение «русских методов» борьбы, голосовали за резолюции, в которых говорилось о массовой политической стачке как оружии пролетариата. Вдохновитель центризма Каутский, написавший ряд статей о русской революции, считал тактику большевиков в России более правильной, чем тактику меньшевиков. Он даже заявлял о том, что в случае необходимости пролетариат должен прибегнуть к таким формам борьбы, как вооруженное восстание. Но эти высказывания о массовой стачке, о боевой тактике пролетариата оставались на бумаге. Центристы считали несвоевременным и невозможным организовать в Германии массовые выступления пролетариата, да еще против воли ревизионистов. Каутский продолжал нападки на большевиков и защищал меньшевиков. В частности, он был против распространения в Германии протоколов III съезда РСДРП. В 1906 и 1907'гг. центристы «разочаровались» в русской революции, так как революция терпела поражение. Они стали с новой энергией восхвалять «испытанную» тактику «мирного» периода, пошли на новые уступки реформистам ради «единства и мира» в партии. В 1905—1907 гг. в СДГ1Г развернулась острая дискуссия между представителями революционного течения и реформистами. Главным был вопрос о применении в Германии массовой политической стачки. В мае 1905 г. конгресс «свободных» профсоюзов в Кельне по настоянию правых лидеров принял резолюцию, в которой решительно отклонял возможность массовой политической стачки в Германии. Левые социал-демократы выступили с резкой критикой этого решения. Их поддержали рабочие массы, в том числе крупные профсоюзные организации. Вопрос о массовой политической стачке стал главным вопросом Иенского съезда СДПГ. В защиту «русских методов» борьбы выступали левые социал-демократы во главе с Люксембург, Me* рингом, Либкнехтом, Цеткин. Их поддерживал Бебель. Несмотря на сопротивление реформистов, большинство съезда признало массовую политическую стачку средством защиты и борьбы за расширение прав трудящихся. Во многих местах рабочие начали готовиться к проведению массовой политической стачки, кое-где исключили из партии реформистов, выступавших против резолюции Иенского съезда о массовой политической стачке. Решение германской социал-демократической партии, — писал В. И. Ленин о резолюции Иенского партсъезда по вопросу о массовой политической стачке, — «... окажет, несомненно, немалое влияние на все международное рабочее движение в смысле поддержки и укрепления революционного духа борющихся рабочих»109. Однако решение Иенского съезда не было проведено в жизнь. Реформисты, особенно правые лидеры профсоюзов, срывали забастовки, стремились всю борьбу за демократизацию свести к парламентской борьбе, осуждали массовые демонстрации, требовали, чтобы движение развивалось в «рамках закона», чтобы не нарушались предписания полиции. Центристы выбирали среднюю линию, колебались, тащились в хвосте у массового движения, не смогли обеспечить руководства стачками и борьбой за демократизацию. В 1906 г. центристы, а с ними и Бебель пошли на сговор с реформистами. Реформисты и центристы на партийном съезде СДПГ в Маннгейме в сентябре 1906 г. добились отказа от применения массовой политической стачки в Германии. В то же время съезд признал «независимость» профсоюзов от СДПГ. На съезде СДПГ в сентябре 1907 г. Бебель взял под защиту социал-шовиниста Носке, заявлявшего, что германские социал-демократы во всякой войне будут «защищать родину», то есть поддержат империалистическое правительство. Бебель не видел, что назревает империалистическая война, и думал, что в случае войны Германии с Россией социал-демократы должны стать на сторону якобы более прогрессивной Германии. СДПГ не выступила против преступной колониальной войны Германии с гереро, объявила о своем нейтралитете в этом вопросе. В результате соглашения центристов с реформистами руководство СДПГ сделало еще один шаг по пути оппортунистического перерождения. В партии возникли разногласия между руководством, которое возглавляли оппортунисты, и рядовыми рабочими — социал-демократами: рабочие требовали организации массовых политических выступлений, а руководство вступило в союз с реформистами и не организовывало массовых выступлений. Возник разрыв между революционным духом резолюций Иенского съезда и политикой руководства партии. Практическая работа партии шла по пути оппортунизма. Это отмечал В. И. Ленин, характеризуя линию СДПГ на Штутгартском конгрессе II Интернационала. Левые социал-демократы критиковали реформизм и уступчивость руководителей партии, но их влияние на политику партии оставалось слабым. Они сами не могли до конца разобраться в новой обстановке и противопоставить ревизионистам и центристам четкую революционную программу.
<< | >>
Источник: И. М. Кривогуз, М. А. Коган и др.. Очерки истории Германии с Древнейших времен до 1918. 1959

Еще по теме ОБОСТРЕНИЕ КЛАССОВОЙ БОРЬБЫ В 1905—1906 гг.:

  1. ОБОСТРЕНИЕ КЛАССОВОЙ БОРЬБЫ НАКАНУНЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  2. ОБОСТРЕНИЕ КЛАССОВОЙ БОРЬБЫ В XIV в. ВОССТАНИЕ 1381 г.
  3. МАРОККАНСКИЙ КРИЗИС 1905 — 1906 гг.
  4. Классовая борьба
  5. Классовая борьба
  6. КЛАССОВАЯ БОРЬБА
  7. З.8.8. Классовая борьба — историческая закономерность
  8. Нарастание классовой борьбы
  9. § 2. Обострение политической борьбы
  10. Классовая борьба и диктатура пролетариата
  11. 2. ОБОСТРЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННО- ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ
  12. Классовая борьба в период Пелопоннесской войны
  13. Классовая борьба
  14. Классовая борьба.
  15. ОБОСТРЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ. РЕВОЛЮЦИОННАЯ СИТУАЦИЯ
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -