<<
>>

ГЛАВА XV АНГЛИЯ НАКАНУНЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Англия вступила в новый, двадцатый век как первоклас- ** сная торговая и индустриальная держава. Несмотря на утрату промышленной монополии, превосходство в мировом товарообороте и некоторых отраслях промышленности оставалось весьма разительным.

Так, например, в 1906 г. Англия экспортировала больше, чем Германия и США вместе взятые; в стране накануне мировой войны имелось 57 миллионов веретен, а во всей Европе лишь 43 миллиона. Со стапелей британских верфей в 1913 г. было спущено на воду различных судов общим водоизмещением в 1950 тысяч тонн, в то время как в Германии было построено 465 тысяч, а в США — 228 тысяч тонн. Иностранцы, попадавшие в Лондонский порт или деловые кварталы английской столицы, приходили к выводу, что популярные карикатуры, изображавшие «Джона Буля» отощавшим и приунывшим, пожалуй, не отражают действительности ...

И все же прежнее монопольное положение отошло в безвозвратное прошлое; глубоко прав оказался Фридрих Энгельс, который еще в 1881 г. писал, что вскоре центр мировой промышленности переместится из Англии в США *.

Индустрия США и Германии шла вперед куда более быстрыми темпами, их роль в мировой торговле неуклонно увеличивалась. Производство развивалось в этих странах на базе новой техники, а в Англии никак не могли наладить массовый выпуск многих изделий. Что касается производства средств производства, то оно росло в Англии все более медленно. В 1913 г. Англия значительно отстает от Германии по выплавке чугуна и стали, а от США и по добыче угля. В области машиностроения и станкостроения, в таких «новых» отраслях народного хозяйства, как электротехническая и химическая ин-

дустрия, автомобилестроение и производство искусственного шелка, отставание Англии чувствовалось особенно сильно.

В 1907 г. доля «новых отраслей» в индустрии составляла всего 6,5%. В этих отраслях было занято 370 тысяч человек, в то время как в текстильном производстве работало 1250 тысяч.

В электротехнике или сборке автомашин широко внедрялись новые методы производства и изобретения. «... техника с невероятной быстротой развивается в наши дни»1, — писал В. И. Ленин. Но в Англии, где загнивание капитализма повлияло на технический прогресс раньше, чем в ряде других буржуазных стран, усовершенствования вводились довольно медленно. Так, изобретенный в Англии новый способ выплавки стали (томасовский) наибольшее распространение получил в странах континентальной Европы. Если в период между 1876 и 1900 гг. в Англии и США было запатентовано примерно одинаковое количество изобретений, то за следующие восемь лет в Америке число изобретений оказалось в три раза большим, чем в Англии. Первая американская промышленная выставка, открывшаяся в Лондоне в 1909 г., наглядно продемонстрировала, что Англия утратила, свое индустриальное преобладание.

Характерным фактом являлось некоторое изменение структуры английского экспорта. В начале XX в. вывоз из Англии растет, но он увеличивается не столько за счет промышленных изделий, сколько в связи с форсированием экспорта угля. По данным 1913 г., из Англии было вывезено машин на 37 миллионов фунтов стерлингов, а каменного угля — на 54 миллиона фунтов стерлингов. К началу мировой войны Германия перегнала Англию по вывозу машин, причем с 1906 по 1912 г. она увеличила его на 100%, тогда как Англия лишь на 20%.

Темпы роста всего английского экспорта непрерывно падают; даже в текстильной промышленности, казалось, имевшей обеспеченные рынки на Востоке, с 90-х годов стали наблюдаться явления застоя.

Борьба за рынки сбыта во многих случаях идет с успехом для конкурентов Англии. Если США, обладавшие емким внутренним рынком, не были тогда особенно опасным соперником^ то Германия развернула политику торговой экспансии. Этот, по выражению Ленина, «главный конкурент» Англии бил ее беспощадно своей превосходной техникой, организацией, торговой энергией.

Именно так обстояло дело на рынках большинства стран Европы. В Италии, например, в 1880 г. английская торговля в пять раз превосходила германскую, а накануне мировой войны германский ввоз уже превышал английский. В России в 80-е годы по ввозу Германия лишь немного превосходила Англию, а в 1913 г. германский ввоз был уже в четыре раза боль

шим. В Бельгии, Голландии, Румынии, Болгарии и некоторых других странах перевес также перешел на сторону Германии. Перспективы дальнейшей конкуренции с такими странами, как Германия и США, осложнялись для Англии тем обстоятельств вом, что она не была обеспечена многими видами сырья и продовольствия. Вследствие этого торговый баланс страны становился все более пассивным.

Промышленное отставание Англии было явлением, связанным с переходом капитализма в монополистическую стадию, с наступившей эпохой империализма.

Первые монополии, основанные на концентрации производства, стали возникать в Англии в 80—90-х годах XIX в. Развитие монополий имело место как в судостроительной и машиностроительной промышленности, так и в пищевкусовой и химической индустрии. Одной из первых монополий было Солт Юнион («Соляное Объединение»), возникшее в 1888 г. и включавшее 65 фирм. Это объединение контролировало 9/ю производства соли в Великобритании и к 1890 г. подняло цены на соль на 70%. Другим более прочным концерном оказалась компания Левер бразерс, поставившая под свой контроль к началу первой мировой войны 40 более мелких фирм. Крупными акционерными металлургическими обществами к началу XX в. являлись Болдуине, Бирдмор и т. п. В области химического производства крепли позиции компаний Браннер Монд и Нобель.

вать изрядные суммы аристократам — собственникам земли и недр.

Истинные причины утраты промышленной монополии Англией вскрывает ленинская теория империализма.

Обострение неравномерности в развитии капиталистических стран в эпоху империализма — закон, открытый Лениным, — наглядно подтвердилось упадком могущества старых капиталистических стран, и в первую очередь Англии.

Наличие огромных колониальных владений и длительное господство на мировых рынках обусловили то, что в Англии тенденция к загниванию и паразитизму обнаружилась раньше и с большей силой, чем в других странах. Английская буржуазия во многом утратила стимул к систематическому совершенствованию производства. Гигантские вложения в основной капитал в Англии были сделаны задолго до эпохи империализма. Они продолжали приносить крупные прибыли даже после того, как с гегемонией Англии на рынках мира было покончено. Происходило это в силу дальнейшего роста Британской колониальной империи в последней трети XIX в., в силу роста доходов от эксплуатации народов колоний. В эпоху образования финансового капитала банкиры Англии предпочитали помещать свои «избыточные» капиталы не в национальную промышленность, а в различные колониальные предприятия. Погоня капиталистов за наибольшими барышами приводила к тому, что Англия — первая финансовая держава мира — не находила средств на модернизацию многих обветшалых отраслей своей индустрии. В канун первой мировой войны ежегодные капиталовложения в английскую экономику были в два- три раза меньшими, чем капиталовложения в империю.

Весьма прибыльным представлялось, например, производить вложения в плантации или железные дороги Индии, используя ресурсы этой страны и дешевый подневольный труд ее народов. Разве стоило вместо этого рисковать идти на переоборудование каких-либо старых металлургических предприятий или строительство новых химических фабрик на родине? Размеры английских инвестиций в Индии достигли к 1914 г. значительной суммы в 380 миллионов фунтов стерлингов. Обладание Индией давало возможность и английским фабрикантам сбывать туда свою продукцию с немалыми прибылями. Накануне мировой войны около 2/s английского экспорта шло в колонии, а Индия среди всех заморских стран занимала первое место — туда направлялось 13% экспорта Англии.

Большую экономическую и политическую силу в Англии и Британской империи приобретают колониальные монополии. Несколько таких компаний полновластно хозяйничают в африканских колониях, Малайе, Бирме, проникают в такие страны, как Персия и Китай. При помощи английских штыков колониальные монополии захватывали гигантские пространства. Так, привилегированная «Южно-Африканская компания», занимавшаяся глав-

Цифрами на нарте обозначены- I-Британский Гондурас 2 - Гамбия (Брит ) Сьерра-Леоне (Брит 1896т) Золотой Берег (1900т) Британсное Сомали (1884 т ) в-Сев. Родезия (Брит 1893т)

7 - Юж. Родезия {Брит 1889т )

8- Бечуаналенд (Брит 1885т ) в-Трансвааль (Брит 1902т)

Ю-Оранжевая респ. (Брит. 1902) if- Южно- Африн. союз (доминион с 19Ю г ) Брит. Воет. Африка (1890т ) Хадрамаут (Брит 1882-1888тг) Белуджистан (Брит 1876т ) Сикким (зависим с 1890т) Бутан (зависим с 19Ю г ) Лаккадивские о-ва (Брит) Андаманские о-ва (Брит) Никобарские о- ва (Брит)

174^1895              ,/• ‘ '              -¦ -              -.а^Фанн^нг ^

ЪлктЬ Борнео              jAV-              *              J888              ~

_ х w А}**              6 и г :              • о о-ва *о Рождества

Сингапуру //Sr.?lt;ч0Гвинея              « Феникс 1888

Р\*?              \ \iiSLк' °"8а              • о-ва Чагос              С4gt;»              /Л5т,ар6ак

{ Ц. ^Г(gt;—V              Кокосовые о-ва.              '              '“«'-'’v»4'              V

I J]?®' ^ И Н Д И Й Ск И Й Л^ШлЗк ^5              ,°:ф”и"'

(Ври' VJ •ч^/              _J}              п              .•'••1889 оТЛолден

o'! «*::-Фиджи              -• - ..

2 •• • .              *• о-ва Кука

,ы              • 18вв              пуэО

Je --о-ва Гонга              . о Р

л              1900              о. Питкэрн

^              0-“(Aea5"ja^ о-ва Кермадек

МелЩцрШ$amp;идней ^

Веллингтон

w              •¦•о-ва Чатам (Н Зел)

^              -о-ва Баунти(НЗел)

••о-ва Антиподов(Н Зел)

Колониальные захваты Великобритании к 1914 г,

ГуаякильЬф.о^ *Мю$

K * *

\\0.03 l

Антофагаста0 1~р \?Ж

^              iD\' y .

ным образом организацией добычи алмазов и золота, только за пять лет своей кипучей деятельности установила контроль над территорией, в три с половиной раза превышающей размеры Великобритании.

Обладание неисчерпаемыми источниками сырья и дешевой рабочей силы в колониях и сохранившееся превосходство на море наложило свой отпечаток на образование финансового капитала в Англии. Быстрый рост капиталов таких банков, как «Барклейз» или «Ллойд», во многом основывался на беспощадной эксплуатации Египта, Судана, Индии и других стран.

Процесс концентрации капиталов шел весьма быстро. С 1890 по 1915 г. количество банков в Англии и Уэльсе уменьшилось на одну треть, а во время войны окончательно укрепилось господствующее положение так называемой «большой пятерки» лондонских банков: Барклейз, Уэстминстер, Ллойдс, Мидлэнд, Нейшнел провиншиал. После окончания первой мировой войны на их долю приходилось 86% всех депозитов (вкладов) английских акционерных банков.

Лондон начала XX столетия был центром финансовой эксплуатации всего мира; здесь производились операции по кредитованию, заключалось множество вексельных сделок и т. п. За 20 лет, предшествовавших войне, оборотный капитал лондонских банков вырос с 6,5 до 16,5 миллиарда фунтов стерлингов. Фунт стерлингов считался основной единицей мирового денежного обращения. Британские финансисты и дельцы не ограничивались эксплуатацией колоний. Они усиленно «осваивали» страны Латинской Америки, укрепляли свои позиции в Китае и царской России. Так, половина иностранных капиталовложений в Аргентине была английского происхождения, 5/б железных дорог находилось в руках англичан. Из шести крупнейших банков Буэнос-Айреса четыре были английскими. Британские инвестиции во всех странах Южной Америки намного превосходили капиталовложения Германии и других стран — их исчисляют в 750 миллионов фунтов стерлингов, что было раз в десять больше инвестиций США. В Китае было вложено свыше 120 миллионов фунтов стерлингов английских капиталов. «Гонконг-Шанхайский» и другие британские банки играли ведущую роль в закабалении Китая.

В России английский капитал уступал французскому, но британские дельцы старались не отставать в разграблении русских богатств. Они владели рядом фабрик в Петербурге и Москве, им удалось установить контроль над половиной нефтедобычи довоенной России. Используя попустительство царизма, английские капиталисты добивались получения концессий в Казахстане и на Алтае. Например, Л. Уркварт сумел приобрести концессию на Риддерское месторождение цветных металлов на Алтае; территория концессии простиралась на 4 тысячи квадратных километров.

В первые годы XX в. вывоз капитала из Англии стал расти осо

бенно стремительным темпом. Общие размеры заморских капиталовложений, достигавшие 2 миллиардов фунтов стерлингов к 1900 г., уже в 1907 г. составили 3 миллиарда, а к 1914 г. около 4 миллиардов фунтов стерлингов. Эта колоссальная сумма равнялась примерно 40% национального богатства Соединенного Королевства. Доходы Англии «от заграницы» — проценты, которые ежегодно получали британские финансисты, — были настолько велики, что с их помощью можно было оплачивать до Vs ввозимого сырья, продовольствия и других товаров. Вместе с выгодами от фрахтования судов это давало возможность Англии с лихвой покрывать свой пассивный торговый баланс. Чтобы составить представление о доходах британских банкиров и рантье в канун первой мировой войны, достаточно сказать, что в денежном выражении (около 200 миллионов фунтов стерлингов в год) они превышали стоимость всей продукции машиностроительной, судостроительной и сталелитейной промышленности вместе взятых.

Так, Англия — великая индустриальная и торговая страна — превратилась в мирового кредитора, спрута, высасывавшего соки из разных стран земного шара. Английский капитал «опутал весь мир», — указывал Ленин; — «нет кусочка земли, на который этот капитал не наложил бы свою тяжелую руку...»[52]. То обстоятельство, что доходы рантье стали свыше чем в пять раз превышать барыши, полученные от внешней торговли, Ленин считал характерным проявлением империалистического паразитизма[53].

Загнивание и застой, присущие всем капиталистическим странам в эпоху империализма, причиняли много бедствий английскому народу. Кризисы перепроизводства становились все более частым явлением. В период кризиса 1908 г. количество безработных достигало 7,8%. Значительно увеличивался процент непроизводительно занятого населения. По переписи 1911 г., он составлял 27%. Одной только домашней прислуги насчитывалось до двух миллионов человек. />Отличительной чертой загнивания в экономике Англии наряду с технической отсталостью в индустрии был упадок сельского хозяйства. За 1883—1912 гг. общая площадь обрабатываемой земли уменьшилась на 2 миллиона акров; в то же время неуклонно увеличивались территории, отводимые под площадки для гольфа и особенно для разведения дичи. Либеральный политик Ллойд Джордж заметил по этому поводу, что «фазаны вытеснили крестьян». В излишествах и роскоши разбогатевшие буржуа ничем не уступали аристократам; их прибыли составляли все большую часть национального дохода. В те годы примерно 7з всех доходов шла в руки 3% населения.

Большие несчастья народам мира сулило подчинение государственного аппарата узкой клике лиц, наживавшихся на грабеже земель за океанами или непосредственно заинтересованных в поставках для британского флота и армии.

В 90-х годах XIX в. раздел мира между вели-

Колониальные кими капиталистическими державами заканчи- НР=ИЯ вался. В угоду интересам колониальных кругов Англия приняла участие в новых захватах в Китае и Африке. В 1896 г. британские войска под начальством Китченера двинулись вверх по Нилу, добиваясь подчинения Судана. Накануне решающего столкновения с суданскими отрядами английский командующий отдал приказ пленных не брать. «Сражение» под Омдурманом в сентябре 1898 г. было в сущности массовым убийством суданцев: англичане использовали скорострельное оружие (пулеметы «Максим») и без труда добились «победы»; Судан временно попал под иго оккупантов. Продвижение Китченера привело Англию на грань войны с Францией, также претендовавшей на овладение верховьями Нила.

Вдохновителями политики экспансии были Джозеф Чемберлен, близко стоявший к военным магнатам, и организатор захватов в Южной Африке Родс. Оба они видели связь между колониальными сверхприбылями и подкармливанием рабочей аристократии. За счет усиления эксплуатации «цветных» народов эти апологеты империализма полагали возможным стабилизировать социальные порядки в Англии. Родс и Чемберлен с их проповедью спасения Великобритании от гражданской войны путем колониальной экспансии были, по выражению Ленина, «героями дня» в Англии конца XIX в.1.

Идеологи агрессии вынашивали планы прямого подчинения целых континентов. Родс, а за ним Мильнер, Кромер и им подобные поставили вопрос о создании сплошного пояса земель, охватывающих большинство стран Африки и Азии под британским контролем. Эти земли следовало соединить железной дорогой Калькутта — Каир — Кейптаун. Отметим, наконец, что Родс непрочь был помечтать о господстве англосаксонской расы над всем миром.

Правительство Англии послушно шло за колониалистами, втягивая страну в новые и новые авантюры. Внешняя политика Англии обслуживала интересы колониальных кругов империи и была в первую очередь направлена на укрепление господства Англии на море, в Азии и Африке.

Ярким примером переплетения              колониальных

нгло^урская внешнеполитических мотивов              в английской

воина.              ^              i

политике была развязанная в              1899 г. воина

между Англией и двумя республиками в Южной Африке — Трансваалем и Оранжевой. Обе республики, сохраняя независимость, мешали реализации замыслов Родса — Чемберлена; они могли, кроме того, стать объектом экспансии Германии. К захвату Транс

вааля стремились акционерные общества Консолидейтид Голд и др. Они завладели золотыми россыпями в Трансваале, но, добиваясь увеличения дивидендов, не желали считаться ни с какими ограничениями бурских властей. Один из акционеров Консолидейтид Голд цинично признавал, что в результате войны компания выиграет не меньше двух миллионов фунтов стерлингов. Значительную долю вины за агрессию против буров несли военные заводчики Англии и послушные им министры. Из 44 министров 22 являлись пайщиками различных акционерных обществ, постоянно получавших заказы от военного ведомства. Характерно, что Джозеф Чемберлен был особенно заинтересован в расширении военного производства, так как вся его семья руководила рядом бирмингемских фирм, получавших заказы от адмиралтейства и военного министерства. Такие фирмы, как Хоскинс и Кайнош, являлись попросту семейными предприятиями Чемберленов.

Агрессию против буров направлял Родс — премьер Капской колонии и одновременно крупный акционер Консолидейтид Голд. Первоначально Родс намерен был подчинить бурские республики небольшими силами в расчете на поддержку со стороны колонистов («уитлендеров»), работавших в Трансваале на золотых приисках. В конце 1896 г. с согласия Чемберлена капские власти организовали вторжение в Трансвааль отряда, руководимого Джем- соном. Авантюра с позором провалилась, и Родсу пришлось даже отойти от активной политической деятельности. В 1897—1898 гг. напряженность в отношениях с бурскими государствами старательно поддерживалась, а после завоевания Судана решено было начать серию новых провокаций. Английское правительство предъявляло Трансваалю далеко идущие требования, несовместимые с суверенитетом республики в ее внутренних делах. Англия проявляла мнимую заботу об «уитлендерах», хотя их эксплуатировали не бурские власти, а те же золотопромышленники, стоявшие за сценой. Позднее, когда война началась, из числа 80 тысяч английских поселенцев в бурских республиках Англия смогла сформировать только один батальон.

Летом и в конце осени 1899 г. Англия предприняла переброску войск в Южную Африку, вызвавшую законное беспокойство буров. Даже командующий английскими войсками Батлер признавал, что концентрация английских войск вблизи границ бурских республик является провокацией. Однако правящие круги Англии взяли твердый курс на войну. Все уступки президента Крюгера только увеличивали притязания британских империалистов. 11 октября 1899 г. война между Англией и обеими бурскими республиками началась.

В торжественном заявлении 23 октября премьер Солсбери утверждал, что его правительство «не домогается золотых россыпей» и «новых территорий». Однако одновременно шовинистическая пресса Англии («Дейли Мейл» и др.) развертывает кампанию травли буров, явно подготовляя общественность к предстоящей аннексии бурских государств. Британские джингоисты рассчитывали на быструю победу «к рождеству», но события пошли иным чередом, и война надолго затянулась.

Англо-бурскую войну можно подразделить на три периода: С октября 1899 г. до февраля 1900 г. небольшая армия буров нанесла английским войскам ряд тяжелых поражений. Особенно сильное впечатление произвел разгром трех английских корпусов с 10 по 15 декабря 1899 г. («черная неделя»). После этого английское правительство отправляет в Южную Африку много новых войск и поручает командование опытным генералам — Робертсу и Китченеру. С февраля и до конца лета 1900 г. англичане, используя большой перевес в силах и военной технике, проводят большое наступление. 13 мая Робертс захватывает столицу Оранжевой республики — Блюмфонтэн, 31 мая занимает Иоганнесбург — крупный город Трансвааля, а через два дня и столицу Трансвааля — Преторию. Обе бурские республики аннексируются Англией. Чемберлен заявляет, что с войной покончено. Однако на самом деле начинался третий и наиболее длительный период войны. Буры, проявив большое мужество и упорство, перешли к тактике партизанской войны. Действуя небольшими отрядами, они сумели посредством ряда молниеносных операций нанести много чувствительных поражений английским оккупантам. Уже к началу 1901 г. положение настолько осложнилось, что Китченер вынужден был вступить в переговоры с бурскими генералами, прерванные только из-за непримиримых условий, выдвинутых Чемберленом. Буры пользовались сочувствием значительной части населения соседней Капской колонии. Волнения, охватившие эту колонию, вынудили Англию ввести здесь осадное положение. Европейское общественное мнение также сочувствовало борьбе буров против колонизаторов. Из Голландии и других стран в Южную Африку отправлялись группы добровольцев. Значительную помощь бурам оказал русский Красный Крест.

Правительство США предлагало свое посредничество в конфликте, отвергнутое Солсбери. Однако американские империалисты использовали тяжелое положение Англии, чтобы заставить ее отказаться от активной политики в районе Панамского перешейка (договор Хея-Паунсфота, ноябрь 1901 г.), а американские бизнесмены наживались на войне, значительно увеличив свои поставки в Южную Африку для английской армии.

Один успех буров следовал за другим, но их положение к началу 1902 г. стало критическим. Большое значение имело то, что английские колонизаторы стали еще с осени 1900 г. грубо нарушать элементарные нормы международного права. Генерал Китченер прибег к тактике «выжженной земли»: фермы, посевы, скот, принадлежавшие бурам, уничтожались беспощадно; женщины, дети и старики сгонялись в концентрационные лагеря. Один из бурских генералов, впоследствии премьер Южно-Африканского

Союза — Смэтс, доносил Крюгеру, что в результате избранной врагом тактики «зимой 1901 г. наша бедная страна и народ были ввергнуты в состояние опустошения и бедствия, которое превосходит все описания. Почти все фермы и села в обеих республиках были... сожжены, весь хлеб уничтожен, скот, попавший в руки врага, беспощадно истребляется». Подобные зверства даже лидер либеральной партии Кэмпбелл-Баннерман характеризовал как «методы варварства».

Однако британские носители цивилизации этим не ограничились. В конце 1901 г. все чаще в Европу начали проникать вести о казнях тех, кого англичане именовали «мятежниками», об ужасающих условиях в лагерях для военнопленных на Цейлоне и острове Святой Елены. Позором покрыли себя английские колонизаторы своими преступлениями против женщин и детей буров. Такие «изобретатели» системы концентрационных лагерей, как генерал Гренфелл Максуэл и другие, называли их вначале «лагерями беженцев» и пытались доказать, что заботятся о гражданском населении, оставшемся без крова и пищи. Факты свидетельствовали о другом. Несколько десятков лагерей, созданных в Южной Африке, оказались подлинными лагерями смерти. Ллойд Джордж говорил в палате общин, что в трансваальских лагерях умирает 585 из каждых 1000 заключенных. Посетившая в 1901 г. ряд лагерей англичанка Эмилия Хобхоуз оставила потрясающие описания условий жизни в лагерях. «Я считаю эту лагерную систему величайшей жестокостью. Никогда, никогда она не изгладится из памяти людей». Хобхоуз подчеркивала, что больше всего страдали дети: «Это ни что иное, как убийство детей», — писала она.

Всего во время войны в боях было убито около четырех тысяч буров, от ран и в плену умерло еще 2200 мужчин. В то же время бесчинства колонизаторов привели к гибели 4177 женщин и 22 074 детей моложе 16 лет.

Истребительная война в конце концов сломила сопротивление буров. К концу войны продолжало борьбу 15—16 тысяч вооруженных буров. 31 мая 1902 г. бурские вожди вынуждены были подписать капитуляцию. Независимость бурских государств была уничтожена.

На исходе войны прежде всего отразилось гигантское превосходство сил Англии. За время войны в британские вооруженные силы было мобилизовано до 400 тысяч человек; в области боевой техники буры, отрезанные от всего мира, также не могли, конечно, сравняться с англичанами. Еще одним фактором, повлиявшим на результат кампании, явилось то, что буры не закрепили успехи первых недель, когда им надлежало вторгнуться в Капскую колонию. Слабые попытки такого рода были сделаны с большим опозданием. Не следует забывать также, что, хотя буры вели справедливую войну против британского владычества, они сами по большей, части притесняли коренное африканское население. Отсутст

вие единого фронта голландских переселенцев и других африканских народов предопределило победу Англии.

Победа дорого обошлась английскому народу: около шести тысяч человек было убито в сражениях и 16 тысяч умерло от болезней и ран. Военные ассигнования превысили 250 миллионов фунтов стерлингов, что сказалось на жизненном уровне английского народа. Победа дала солидные барыши хозяевам оружейных заводов, банкирам и владельцам россыпей в Южной Африке. Характерно, что после окончания войны поток капиталовложений в Южную Африку увеличился — к 1914 г. общее количество британских инвестиций достигало 370 миллионов фунтов стерлингов, т. е. было почти равно вложениям в Индии.

Англо-бурская война выявила некоторые уязвимые места в системе колониального владычества и военно-политического могущества Великобритании. Обострение империалистической борьбы за колонии и начавшийся подъем национально-освободительного движения против колониализма также требовали подновления самой структуры империи. На рубеже XIX и XX вв. и. в последующие несколько лет Австралия, Канада, Новая Зеландия получают новые льготы в области внутреннего самоуправления. В 1901 г. утверждается статут австралийского доминиона. В 1907 г. Новая Зеландия также закрепляет за собой права доминиона. Доминионы предоставили Англии большие льготы в отношении ввоза товаров, но Англия вынуждена была считаться с самостоятельными решениями их правящих кругов по ряду экономических вопросов.

В Южной Африке колонизаторы англичане стремились для укрепления своего господства сблизиться с бурской верхушкой. В 1910 г. был создан новый доминион — Южно-Африканский Союз, куда вошли Капская колония, Наталь и две бывшие бурские республики. Первым премьером доминиона стал бурский генерал Бота. 3Д населения Южно-Африканского Союза (негры-банту) не пользовались никакими правами. В поисках дешевой рабочей силы золотопромышленники и колониальные власти Южной Африки стали усиленно ввозить китайцев-кули и индийцев. Зверская эксплуатация 50 тысяч китайцев стала достоянием гласности еще в первые годы XX в. Исключительно тяжелым было положение многочисленных переселенцев из Индии. Против них были направлены суровые дискриминационные законы 1906 г. Движение индийцев за гражданские права (кампания «гражданского неповиновения», которой руководил Ганди) привела к тому, что тысячи ее участников были брошены в тюрьмы. Уже накануне первой мировой войны Южно-Африканский Союз становится рассадником расизма.

В Индии английские правящие круги отказывались идти на какие-либо существенные уступки. Реформы Морли-Минто, проведенные незадолго до войны, имели самый поверхностный харак

тер. Морли — известный либеральный общественный деятель, слывший радикалом, — заявил в 1908 г., что он не представляет себе, что настанет время, когда Индия будет свободна и начнет управляться самостоятельно. В погоне за прибылью колонизаторы совершают новые чудовищные преступления против народов Индии. Так, при строительстве железной дороги в Британской Восточной Африке с 1896 по 1903 г. от голода и болезней погибло 64 тысячи вывезенных сюда индийцев.

Положение народов в таких колониях, как Золотой Берег, Нигерия, Малайя, было не менее трагическим — у них были отняты элементарные человеческие права. Накануне первой мировой войны десятки и сотни миллионов «туземцев» стонали под игом британских эксплуататоров. Повсеместно нарастало могучее антиимпериалистическое движение, развернувшееся с большой силой после Великой Октябрьской социалистической революции.

В эпоху империализма в условиях обострения конкуренции английская буржуазия стремится к увеличению своих прибылей не только за счет усиления эксплуатации колоний, она начинает развернутое наступление и против собственного пролетариата. Если к середине 90-х годов часть рабочих добилась сносных условий существования в отношении заработков, то в конце 90-х годов, при господстве консерваторов, уровень жизни ряда категорий трудящихся Англии, в том числе и некоторых отрядов рабочей аристократии, стал падать.

Рабочие оказывали сопротивление настойчивым попыткам предпринимателей снизить зарплату. Однако даже сохранение прежнего уровня заработков давало мало эффекта ввиду систематического роста цен на предметы первой необходимости. Дороговизна оказалась подлинным бичом для рабочих семей. За 14 лет, предшествовавших мировой войне, цены на хлеб выросли на 20%, на сахар — на 25%, на мясо — на 20—40%; вздорожали также и многие другие товары. Средний реальный уровень зарплаты снизился в 1913 г. по сравнению с 1899 г. по крайней мере на 10%.

Исследования филантропов Бутса и Раунтри показали, что минимум, необходимый для удовлетворительного существования рабочего с небольшой семьей, составляет 21 шиллинг в неделю. Однако около одного миллиона взрослых мужчин-рабочих зарабатывали меньше 20 шиллингов. Женщины-работницы зарабатывали обычно значительно меньше мужчин. Так, женщины, изготовлявшие канаты, и табачницы Белфаста получали всего по 7 шиллингов в неделю. 90% батраков в сельском хозяйстве также не зарабатывали 21 шиллинга. В целом свыше 7з трудового населения Англии жило ниже «линии бедности».

Довольно значительное жилищное строительство почти не отражалось на условиях жизни рабочих семей и мелких служащих. Жилищный вопрос, особенно в таких городах, как Лондон, Глазго, Бирмингем и другие, оставался нерешенной проблемой. Спе

циальная обследовательская комиссия 1912 г. признала срочную необходимость в постройке 200 тысяч домов. Длительный рабочий день в ряде отраслей производства и почти полное отсутствие охраны труда составляли еще одну черту положения трудящихся. Количество смертных случаев на производстве только за 1909 г. составило 946, за тот же год имело место 39 020 опасных травм и 77 534 менее опасных повреждений, полученных рабочими.

Английские буржуазные экономисты и статистики немало потрудились, доказывая, что материальные условия жизни рабочих улучшились; они нередко ссылались при этом на рост средней продолжительности жизни англичанина. Однако в этих рассуждениях таилась большая неправда. Так, например, смертность в рабочих кварталах Лондона в два раза превышала смертность в аристократической его части, а средний возраст рабочего достигал лишь 29 лет, тогда как англичанин из эксплуататорских классов мог рассчитывать прожить 55 лет.

Великобритания осталась страной острых контрастов.

В английском рабочем движении вслед за i подъемом нового тред-юнионизма наступило некоторое затишье. По-прежнему тон среди рабочих лидеров задавали сторонники классового сотрудничества. Даже иные из вождей боевых стачек 80-х годов качнулись вправо и начали прислуживать либералам. Так случи- с Джоном Бернсом, который «изменил рабочему классу и продался буржуазии» 1.

Наступление предпринимателей конца 90-х годов застигло тред- юнионы врасплох. В таких отраслях промышленности, как угольная и машиностроительная, капиталисты провели снижение зарплаты. Упорная стачка в Южном Уэльсе в 1898 г. была подавлена после прибытия войск и выстрелов в собравшихся забастовщиков. Широкое применение локаутов и штрейкбрехеров, появление «черных списков», согласованные действия предпринимателей и применение полиции и войск — вот арсенал средств перешедшей в атаку буржуазии.

Чтобы закрепить успех, реакция стала добиваться отмены прогрессивного законодательства 1871—1876 гг. о правах профсоюзов. Со всей очевидностью это обнаружилось после стачки на железной дороге в долине Тафф в Южном Уэльсе в 1900 г. Железнодорожная компания потребовала, чтобы объединенное общество железнодорожников — один из новых тред-юнионов — выплатило ей потери периода стачки.Затянувшийся разбор дела завершился в 1901 г. решением палаты лордов, присудившей капиталистам возмещение в 23 тысячи фунтов стерлингов. Общие потери

профсоюза значительно превысили эту сумму. Развернутая одновременно буржуазной печатью антирабочая кампания предвещала дальнейшие удары по профсоюзам и их денежным фондам. По существу капиталисты старались лишить рабочих права на забастовку.

Такова была обстановка, когда вопрос о сплочении рабочих сил следовало решить безотлагательно, когда возникла особенно острая нужда в массовой рабочей партии, способной отстаивать интересы трудящихся в парламенте и во всей стране. В феврале 1900 г. в Лондон на специально созванную конференцию съехалось 129 делегатов от 70 тысяч членов социалистических партий и обществ и 500 тысяч членов тред-юнионов. Конференция решила создать Комитет рабочего представительства. Этим было положено начало лейбористской партии. Передовые рабочие добивались создания боеспособной партии, которая направит свои усилия на построение нового общества. Гарри Квелч от имени Социал-демократической федерации подчеркивал желательность немедленного провозглашения социалистических задач будущей организации. Однако оппортунисты провалили это предложение; долгое время лейбористская партия не имела никакой программы.

Структура Комитета рабочего представительства была весьма своеобразной: это была федерация ряда тред-юнионов и социалистических организаций. Как показали события, такое устройство по принципу коллективного членства оказалось выгодным для рабочей аристократии.

В начале 900-х годов многие крупные тред-юнионы (горняки, текстильщики и др.) сохраняли контакт с либералами. Через год после Лондонской конференции только 353 тысячи из двух миллионов членов профсоюзов вошли в лейбористский комитет; общее число его членов составляло тогда 375 тысяч. В 1905—1906 гг. в условиях дальнейшего обострения классовой борьбы несколько больших тред-юнионов (механики, текстильщики) примкнули к Комитету, а количество его членов перевалило за 900 тысяч. В 1909 г. к лейбористам присоединились и горняки. На парламентских выборах 1900 г. Комитет выдвинул 15 кандидатов, но прошли только Кейр Гарди и Белл, да и то последний вскоре присоединился к так называемым «либ-лейбс» — открыто перебежал в лагерь либералов.

В период создания лейбористской партии часть пролетариата была охвачена джингоистской агитацией. На конгрессах тред- юнионов в 1900 и 1901 гг. война против буров фактически одобрялась. Позицию правительства поддержало большинство фабианцев. Война порицалась в манифестах Социал-демократической федерации и Независимой рабочей партии.

После окончания войны в Южной Африке все большее место в английской политической жизни приобретали внутренние проблемы. Безработица и дороговизна, выросшие в 1904 г., бесправые тред-юнионов, произвол предпринимателей — все это требовало активизации деятельности Комитета рабочего представительства. Всю рабочую Англию всколыхнул пример русских трудящихся, поднявшихся в 1905 г. на борьбу с самодержавием и применивших такие методы действия, как всеобщая политическая стачка и вооруженное восстание. Но никаких серьезных перемен в рабочих организациях Англии не произошло, если не считать переименования Комитета в лейбористскую партию (после парламентских выборов 1906 г.) и начала создания местных организаций этой партии. Засилье правых оппортунистов и организационная рыхлость остались характерной чертой лейбористского движения.

В январе 1906 г. в Англии состоялись всеоб- Победа либералов щие выборы. Поражение, которое потерпели

1906 г.              консерваторы на выборах, многие буржуазные

историки объясняют провалом протекционистской кампании Чемберлена. Действительно, Чемберлен еще с начала 900-х годов развернул агитацию за отмену фритреда и введение таможенных пошлин на иностранные промышленные изделия, а также на зерно, мясо и т. п. Во время предвыборной кампании 1906 г. Чемберлену удалось убедить лидера консерваторов Бальфура включить требование о введении пошлин в манифест консервативной партии, однако в тот период далеко не все прослойки буржуазии были убеждены в насущной необходимости такой меры. Немало буржуазных дельцов и политиканов отказало тогда в поддержке консерваторам и по другим соображениям: в обстановке подъема революционной волны в ряде стран Европы и Азии и явной непопулярности внутриполитического курса правительства Бальфура они считали своевременным опереться на либералов с их утонченными методами и опытом компромиссов.

Вопрос о протекционизме сыграл свою роль в поражении консерваторов, так как в представлении масс фритред был связан со сравнительно дешевым хлебом и мясом. В еще большей мере на результатах выборов сказался тот перелом в английском рабочем движении, который намечается в эти годы. Либералы вынуждены были обещать исполнить ряд популярных народных требований. Подавляющее большинство кандидатов от либеральной партии в своих избирательных округах дали, например, обещание добиться пересмотра дела долины Тафф.

Консерваторы, окруженные ненавистью народа, потерпели сокрушительную неудачу, потеряв 245 мандатов. Провалился сам лидер консерваторов Бальфур, баллотировавшийся в Манчестере. Вместо него прошел простой рабочий, ранее не участвовавший в парламентской борьбе. У либералов в палате депутатов оказалось большинство в 84 места по сравнению со всеми остальными партиями. Немалого успеха добились на этот раз лейбористы. По их списку прошло 29 депутатов; правда, только трое из них сумели на выборах нанести поражение как тори, так и либералам.

Либеральное правительство вначале возглавлял престарелый приверженец гладстонианских методов Кэмпбелл-Баннерман. С 1908 г. премьером становится Герберт Асквит, заслуживший благодарность правящих классов еще своей расправой с горняками в 1893 г. Пост министра иностранных дел занял Грей, военного министра — Холден. Вместе с Асквитом они еще в период войны с бурами сколотили группировку «либералов-империали- стов». Теперь задачей Грея и Холдена являлась военная и дипломатическая подготовка к вооруженному конфликту с Германией, признанному уже в 1905—1906 гг. в английских правящих кругах необходимым. Активно помогал им в этом бывший тори Уинстон Черчилль, занявший с 1911 г. пост военно-морского министра.

Основная роль в руководстве экономической, а фактически всей внутренней политикой страны выпала на долю Давида Ллойд Джорджа — министра торговли, а с 1908 г. — министра финансов,. Ллойд Джордж был уже известен как выдающийся оратор, умевший зажигать любую аудиторию. Внешне невзрачный, похожий на заурядного клерка, он преображался во время своих выступлений. Красноречие вырывалось у него, по отзыву современника, «сразу, как пламя из горящего здания». Ллойд Джордж завоевал себе- популярность как противник чемберленовской войны в Южной Африке. Но тот же Ллойд Джордж позднее возглавил правительство и вел империалистическую войну «до победы».

Яркую характеристику Ллойд Джорджа мы находим у Арнольда Беннета, изобразившего его под именем Энди Клиса в романе «Лорд Рэйнго». «Энди, — пишет Беннет, — был настоящий борец, с которым никто не мог сравниться. Он был лишен щепетильности, чувства справедливости, достоинства, лояльности; цинизм его доходил до головокружительной дерзости. Он способен был явиться на похороны человека, которого сам же тайно убил. Но зато он умел бороться, его энергия и находчивость не знали границ».

Ллойд Джордж лучше, чем его коллеги, почувствовал в 1906—1907 гг., что массы пробуждаются к активной политической борьбе, что прежняя двухпартийная система господства буржуазии находится в опасности. Обращаясь к либеральной аудитории, Ллойд Джордж говорил в 1906 г., что, если не будут предприняты социальные реформы, в стране «поднимется крик, требующий создания новой партии». Но речь шла о большем. С помощью различных мелких подачек Ллойд Джордж и стоявшие,за ним капиталисты намеревались сохранить раскол в рядах рабочего класса и задержать рост классового создания пролетариата. «Первоклассный буржуазный делец», как называл Ленин Ллойд Джорджа, взялся подновить фасад либерализма и обеспечить «спокойное» существование господ капиталистов.

После сформирования правительства либера- Первые лам пришлось заняться разрешением того во- ГКГого пРосаgt; который возбуждал особенно негодова- правительства. ние рабочих. Через палату был проведен билль, означавший отмену материальной ответственности тред-юнионов за убытки капиталистов в период стачек. На сей раз палата лордов не рискнула противодействовать, и билль стал законом в 1906 г.

В связи с усилившимся стачечным движением Ллойд Джордж предложил систему третейского разбирательства, выгодную для предпринимателей. Осенью 1907 г., использовав предательскую позицию Белла, Ллойд Джорджу удалось сорвать стачку железнодорожников и добиться заключения такого соглашения, по которому в течение ближайших семи лет каждый конфликт передавался на рассмотрение специальных примирительных палат. К тому же хозяева так официально и не признали тред-юнионы железнодорожников. Рабочие-железнодорожники были, конечно, недовольны таким сговором. Только самые крайние оппортунисты, указывал Ленин,— одобрили эти соглашения1. Попытки распространить эту систему на другие отрасли хозяйства не давали ожидавшихся результатов. Но Ллойд Джордж был неистощим в изобретении всевозможных маневров, он стал инициатором нескольких социальных реформ, принятых парламентом.

В 1908 г. для шахтеров был установлен номинальный 8-часовой рабочий день; фактически горняки, правда, оставались в шахтах по 8 72 часов. Кое-какие меры были предприняты по ограничению потогонной системы и ночного труда для женгцин-работ- ниц. Были созданы специальные комиссии по изучению положения безработных и «биржи труда»; последние снабжали заводчиков штрейкбрехерами. В 1908 г. был проведен закон о пенсиях для стариков, широко разрекламированный буржуазной прессой. Англичане, достигшие 70-летнего возраста, получали право на ничтожную пенсию, которая не должна была превышать 5 шиллингов в неделю. Небезынтересно, что еще пенсионный комитет, работавший при консерваторах, констатировал, что, даже если возраст будет установлен в 65 лет, для массы трудового люда он будет недостижим. Последнее из мнимо социалистических мероприятий, проведенных либеральным правительством, относилось уже к 1911 г. Это был закон об обязательном страховании от безработицы, который заменил, наконец, устаревший закон о бедных 1834 г. Закон о страховании не только отрицал за английским населением право на труд, но вводил систему, расплачиваться за которую должен был главным образом сам рабочий. Фонды страхования составлялись из долей рабочего (он должен был платить по 272 пенса в неделю), предпринимателя и государства. Выдача пособий по безработице ограничивалась дополнительными условиями: на пособие могли претендовать лишь рабочие с 18 лет, проработавшие в данной отрасли не менее пяти лет; размер пособия ограничивался 7 шиллингами в неделю, а само пособие могло выдаваться не свыше 15 недель. Существовали и другие невыгодные для трудящихся правила.

Маневры и уступки либералов были рассчи-

Борьба вокруг таны на смягчение классовой борьбы путем бюджетci 1 УиУ г              l              j

расширения системы подачек определенным

группам трудящихся. Асквит и Ллойд Джордж не считали тогда целесообразным прибегать к судебно-полицейским методам для борьбы с рабочим движением. Влиятельные группы буржуазии, стоявшие наряду с лендлордами за спиной консервативной партии, по ряду существенных вопросов занимали аналогичные позиции. Вместе с тем лендлорды и банкиры вовсе не намерены были нести какие-либо, пусть ничтожные, убытки в связи с ростом государственных расходов при проведении реформ. Вопрос о методах финансирования и налоговой политике стал приобретать большое значение. Всплыли и другие разногласия, имевшиеся уже долгие годы между буржуазией и земельными собственниками.

С точки зрения Ллойд Джорджа, возглавлявшего кампанию «борьбы с лордами», эти незначительные расхождения можно было с выгодой использовать. Следовало пустить пыль в глаза и показать, что правительство продолжает «социальные реформы», хотя в основном политика подачек была уже к 1909—1910 гг. свернута. Руководствуясь этими соображениями, Ллойд Джордж предложил несколько видоизменить методы налогооблажения в бюджете на 1909/10 финансовый год.

В бюджете, предложенном правительством, предусматривались незначительные земельные налоги на общую сумму в 500 тысяч фунтов стерлингов. Это было в семь раз меньше введенных одновременно новых косвенных налогов на табак и виски, за которые должны были платить трудящиеся. Ллойд Джордж стремился доказать, что новые налоги вызваны расходами на социальные нужды. Между тем на новые социальные мероприятия предусматривалось израсходовать всего 950 тыс. фунтов стерлингов. Куда большим в расходной части бюджета был удельный вес непрерывно возраставших военных ассигнований: как раз в 1908 г. было решено ускорить строительство линейного флота — в ответ на закладку пяти дредноутов в Германии.

Таким образом, стремление помешать массам разобраться в том, куда же направляются народные средства, было еще одной причиной «похода» против лордов и ранее начатой кампании за «земельную реформу». «... Английский либерализм, — писал Ленин о трюках правительства Асквита, — теряя почву под ногами, выдумывает новый боевой клич, чтобы вызвать в массах избирателей снова на некоторое время доверие к либералам» К

Выступив против финансового плана Ллойд Джорджа как «социалистического», лорды фактически сыграли наруку его демагогии. В ноябре 1909 г., после длительных проволочек, нижняя палата утвердила бюджет Ллойд Джорджа, но палата лордов его отвергла. Такое нарушение установившихся традиций привело вскоре к роспуску палаты общин и назначению новых выборов (1910). Выборы дали неожиданный результат: обе партии собрали почти равное количество голосов. Либералы провели 274 депутата, консерваторы — 273. Кроме того, в палату прошли 41 лейборист и 82 ирландца. Две последние фракции поддерживали либералов, и правительство Асквита осталось у власти.

Несмотря на всю изобретательность, проявленную Ллойд Джорджем по части одурачивания масс, надолго удержать рабочих от активных выступлений либералам не удалось.

Сбрасывая оковы либерального влияния и оппортунизма, рабочий класс Англии становился грозной для эксплуататоров силой. Численность английских тред-юнионов значительно увеличивается. Если в 1905 г. насчитывалось около двух миллионов организованных в профсоюзы рабочих, то в 1914 г. их было уже почти четыре миллиона. Возникали союзы и в так называемых «отсталых» отраслях производства. Среди членов тред-юнионов насчитывалось до 350 тысяч женщин. Правда, узкий профессионализм и организационная раздробленность не были преодолены. Например, в металлургии имелось 14 отраслевых, относительно слабых союзов (кузнецы, проволочники и др.) и один более внушительный — союз металлистов. Общее число тред-юнионов в Англии все еще доходило до полутора тысяч. Поднять такое распыленное войско на боевые согласованные выступления было нелегко, да лидеры многих тред-юнионов и не помышляли о таких действиях.

Прилив новых членов в тред-юнионы, народная инициатива привели к серьезным переменам. Большинство «новичков» принадлежало к низкооплачиваемым категориям пролетариата; именно они особенно жестоко страдали от дороговизны и тяжелых условий труда, именно они стали добиваться объединения и применения всех методов борьбы с предпринимателями, включая и те, какие использовали русские рабочие в 1905 г. Рабочий, писал Уэллс в 1912 г., перестает верить не только в предпринимателя, но также и в то, что закон или парламент могут улучшить положение трудящихся масс. Таким образом рабочий доходит до мысли об общей стачке. Рядовые рабочие требовали у лидеров тред-юнионов отказа от прежней пассивной тактики и ..перехода к «прямым действиям» по свержению старых порядков. Бунтарская тактика «прямых действий» получает большую популярность. Количество стачек и участвовавших в них рабочих непрерывно увеличивались. В 1910 г. бастовало 515 тысяч рабочих, в 1912 г. уже 1463 тысячи. Некоторые заба

стовки возникали наперекор желаниям лидеров тред-юнионов. Так, в конце 1909 г. лидеры горняков Нортумберланда и Дарэма договорились с шахтовладельцами о такой системе смен, которая противоречила интересам шахтеров. Вскоре около трети горняков этого угольного района начали «неофициальную» стачку, продолжавшуюся до апреля 1910 г. Рабочие проявляют растущее единство. Возникают «стачки солидарности» — невиданное со времен чартизма явление в истории Англии. Довольно частыми становятся местные всеобщие стачки.

Буржуазия встревожилась не на шутку: перед лицом подымавшегося рабочего движения лидеры консерваторов и либералов пробуют урегулировать свои разногласия. Ряд секретных заседаний ведущих либеральных и консервативных деятелей в 1910 г. имел явную антирабочую направленность. Уже тогда Ллойд Джордж выражал готовность сотрудничать с таким тори, как Бальфур.

Консерваторы не оказали особого сопротивления реформе палаты лордов, из компетенции которой в 1911 г. были изъяты все финансовые вопросы, а правительство Асквита после принятия закона о страховании окончательно отказалось от каких-либо «социальных» реформ. Либеральное правительство, выполняя волю правящих капиталистических кругов, все чаще стало прибегать к военно-полицейским методам расправы с недовольными.

События, разыгравшиеся летом 1911 г., обнаружили всю остроту классовых противоречий. В июне дружная стачка моряков и кочегаров закончилась быстрой победой. Возникают конфликты и в других отраслях народного хозяйства. Транспортники, объединившиеся в федерацию, куда вошли тысячи неквалифицированных рабочих, выступили с требованиями повышения зарплаты и улучшения условий труда. Кроме 66 тысяч рабочих, входивших в тред-юнионы, в забастовку, начавшуюся стихийно, включилось 50 тысяч человек, еще не состоявших в профсоюзах. Подлинным центром движения стал крупнейший порт Ливерпуль. Докеры, железнодорожники, рабочие многих других профессий Ливерпуля бросили работу и с большой сплоченностью отстаивали свои интересы. Руководящую роль в организации этого движения сыграл Том Манн, незадолго перед тем вернувшийся из Австралии. «Солидарность, — вспоминал он, — произвела действительные чудеса, и многие капиталисты почувствовали приближение социальной революции». Воодушевленные примером ливерпульских рабочих, пролетарии других городов стали следовать их примеру. 17 августа началась всеобщая забастовка 200 тысяч железнодорожников.

Черчилль, тогда еще министр внутренних дел, отправил в Ливерпуль войска, а с моря к нему были подведены два военных судна. 13 августа крупные силы полиции набросились на мирную манифестацию трудящихся: более 200 человек получило повреждения. На следующий день в город были введены новые воинские

части. Начались столкновения и аресты. В Ливерпуле, Лланнели и других местах Великобритании было убито семь рабочих, а многие получили ранения. Войска расположились в ряде городов страны, и даже Лондон стал напоминать вооруженный лагерь.

Рабочий класс оказал сопротивление политике репрессий. Учитывая сложившуюся как раз в эти же недели международную ситуацию, буржуазия и правительство вновь перешли к маневрам. Профсоюзные вожди со своей стороны охотно согласились на незначительные уступки, обещанные предпринимателями.

В конце 1911 г. новый острый конфликт назрел в угольной промышленности. Шахтеры решили добиваться установления гарантированного минимума зарплаты. Шахтовладельцы затягивали переговоры, и тогда с конца февраля 1812 г. горняки стали бросать работу. В начале марта бастовало около одного миллиона шахтеров по всей Великобритании. Официальные лидеры тред- юниона принуждены были выступить в защиту требований рядовых членов. Правительство поспешило вмешаться, а в конце марта через парламент был срочно проведен билль, в котором принцип установления минимальной зарплаты был признан. Это было компромиссным решением вопроса, ибо шахтеры продолжали настаивать на принятии всех требований и, в частности, фиксировании точного размера минимальной зарплаты. Все же оппортунистам, засевшим в руководстве тред-юниона, против воли большинства рабочих удалось добиться прекращения стачки с 11 апреля 1912 г.

Стачка горняков 1912 г., по словам Ленина, «составила эпоху». Ленин подчеркивал, что она прошла очень организованно, что рабочие продемонстрировали свою солидарность и «почувствовали свою силу»1. Такой же упорный характер имели и другие стачки 1912 г.

Крупнейшим событием 1913 г. стала классовая война в ирландской столице — Дублине. Молодой ирландский пролетариат возглавляли замечательные революционеры — создатель Ирландской социалистической партии Джемс Конноли и руководитель Союза транспортников Ирландии Джим Ларкин. Летом 1913 г. бастовало 80 тысяч дублинских рабочих; фактически речь шла о всеобщей забастовке. Ирландские буржуа призвали на помощь английскую полицию. Бесчинства полиции в Дублине превзошли по масштабам аналогичные «операции» в Англии: двое забастовщиков погибло, около 400 было ранено и свыше 200 подверглось аресту.

В Англии вторая половина 1913 г. и начало 1914 г., по мнению С. и Б. Вебб, были кульминационным пунктом тактики «прямых действий». 117 забастовок 1913 г. начались с целью заставить предпринимателей принять уволенных товарищей. За первые семь месяцев 1914 г. произошло 836 стачек, почти столько же, сколько за весь 1912 г.

Передовым отрядом английских рабочих являлись шахтепы. Страшная катастрофа на одной из шахт Уэльса в октябре 1913 г., в результате которой погибло 439 горняков, еще раз показала, к чему приводит хозяйничанье эксплуататоров. Владелец шахты отделался смехотворным штрафом: было подсчитано, что жизнь шахтера буржуазный суд расценил немногим больше одного шиллинга! По инициативе горняков начались переговоры с тред- юнионами железнодорожников и транспортников о взаимной помощи. Формально «тройственный союз» этих тред-юнионов был создан во время войны, но уже летом 1914 г. обсуждались вопросы организации всеобщей забастовки, национализации шахт и др.

Крупнейшим недостатком британского рабо- Рабочие партии qero движения накануне войны оставалось от-

накануне войны, сутствие боевой массовой рабочей партии, стоявшей на марксистских позициях.

Внимательно наблюдая за деятельностью лейбористской партии, В. И. Ленин приходил к выводу, что она «представляет из себя наиболее оппортунистическую и пропитанную духом либеральной рабочей политики рабочую организацию»1. В парламенте лейбористская фракция по большинству вопросов послушно плелась за либералами или ограничивалась робкой критикой деятельности правительства. Среди 40 депутатов лишь немногие признавали себя социалистами. На конференции партии 1913 г. один из делегатов говорил, что иные из представителей лейбористов в палате напоминают консерваторов. Весной 1913 г. при обсуждении вопроса об ассигнованиях на морские вооружения фракция лейбористов отказалась голосовать против военных кредитов, нарушив тем самым решения II Интернационала, членом которого являлась партия.

Преклонение перед парламентаризмом составляло характерную черту деятельности лейбористов. Ход рассуждений Кейр- Гарди был таков: раз трудящиеся составляют 7/ю избирателей, «они являются господами парламента». С помощью парламента можно, как утверждали лейбористские вожди, осуществить постепенно все необходимые реформы. В качестве лидеров партии, оттеснив на задний план Кейр-Гарди, накануне войны выдвинулись более молодые Макдональд и Гендерсон. Оба они в свое время примыкали к либералам и сохранили свои умеренные, мелкобуржуазные воззрения, не имевшие ничего общего с социализмом. Социалист, провозглашал Макдональд, — это прежде всего сторонник эволюции, отвергающий все, что таит в себе насилие. Сужение социальной базы оппортунизма и сдвиги в рабочем движении коснулись и лейбористской партии и такой ее составной части, как Независимая рабочая партия. Весной 1914 г. на конференции Независимой рабочей партии резолюция, осуждавшая беспринципную поддержку либералов, собрала значительное большинство. В 1911 г. наиболее революционные элементы английского пролетариата (левые из Социал-демократической федерации и Независимой рабочей партии) объединились в Британской социалистической партии.

«... Только британские социал-демократы, — указывал Ленин, — вели в течение десятилетий систематическую пропаганду и агитацию в марксистском духе»[54]. Русские большевики-эмигранты были тесно связаны с английскими социалистами. Издатель журнала «Джастис» Гарри Квелч предоставлял свою типографию для печатания «Искры» и других большевистских изданий.

Численный состав социалистической партии был невелик. Сказывалось то, что партия нередко отгораживалась от повседневной работы в массах. Едва ли правильным было решение о выходе из лейбористской партии, принятое еще Социал-демократической федерацией.

Разочарованные в деятельности таких массовых организаций, как лейбористская партия, многие рабочие оказались накануне войны под влиянием синдикализма. Отдали дань синдикализму Том Манн, Джим Ларкин и другие передовые рабочие, трудным путем шедшие к правильному марксистскому мировоззрению.

В 1912 г. Асквит внес в палату новый билль о

Конституцией- гомруле. Сказалось то обстоятельство, что ли- и^Англии!0 бералы с 1910 г. зависели от голосов ирландской фракции. Но в еще большей мере либеральному правительству приходилось считаться с крепнувшей волей ирландского народа, стремившегося к свободе. Билль о гомруле оставлял в ведении английских властей не только вопрос^ внешней политики, войны и мира, но и тарифы, чеканку монет, налоги и полицию.

Однако даже такой куцый проект натолкнулся на ожесточенное сопротивление «оранжистов» — английских помещиков, заправлявших делами в Северо-Восточной Ирландии (Ольстере). «Оранжисты» разжигали искусственную вражду между протестантами — переселенцами из Англии (их было немало в Ольстере) и католиками — ирландцами. Лидер «оранжистов» «лорд Карсон, — писал Ленин, — грозил восстанием и организовал вооруженные банды черносотенцев»[55]. В сентябре 1913 г. создалось нечто вроде временного правительства Ольстера, возглавленное «королем Карсоном», как его тогда окрестили в Ирландии. В других частях Ирландии формировались отряды волонтеров, выступивших против попыток отторгнуть Ольстера от родины.

Бунт ряда генералов и офицеров английской армии («Инцидент в Курра» в марте 1914 г.), отставка военного министра, поставки вооружения из Германии в Ирландию чрезвычайно нака

лили атмосферу в Ирландии и Англии. Английские помещики- консерваторы проявили полное пренебрежение к буржуазной «законности» и вызвали конституционный кризис в стране.

Столь же неудачно действовало либеральное правительство в другом вопросе, волновавшем английскую общественность, в вопросе о предоставлении равноправия женщинам. Хотя еще в 1906 г. большинство депутатов высказалось за предоставление женщинам избирательных прав, правительство отказывалось рассматривать этот вопрос. В 1911 —1913 гг. «суффражистки» — так назывались сторонницы предоставления женщинам равноправия — провели ряд демонстраций и митингов, а также стали прибегать к поджогам и нападениям на министров. В восточном Лондоне в пролетарских кварталах сложилась под руководством Сильвии Панкхерст организация женщин-работниц, боровшаяся за полное политическое и социальное равноправие женщин и связанная с социалистическим движением. Либеральное правительство с беспримерной жестокостью преследовало суффражис- ток, подвергая женщин издевательствам, избиениям и тюремным приговорам (до трех лет заключения). В восточном Лондоне происходили целые сражения между полицией и женскими дружинами самообороны. Такие «подвиги» еще больше подорвали престиж либералов к лету 1914 г.

В ирландском вопросе нерешительные действия Асквита превратили его в посмешище. Вместо того чтобы обратиться к народу и обуздать бунтовщиков, он пошел на поводу у них, согласившись на поправку, оставлявшую возможность изъять Ольстер из сферы действия гомруля. Эти колебания не помешали дальнейшим осложнениям в Ирландии, где фактически начиналась гражданская война. Не был преодолей и разброд в верхах Англии, всегда являющийся показателем назревания политического кризиса. Бесспорно, в основе этого политического кризиса лежало нарастание классовой борьбы в Англии, пробуждение рабочего класса из более чем полувековой спячки, его отход от либеральной политики. Вся демагогия либералов, все мелкие уступки Ллойд Джорджа оказались недостаточными; правление либералов было дискредитировано в глазах масс. Сами либеральные лидеры предрекали неизбежность больших социальных потрясений в ближайшем будущем.

Но нельзя ли переключить внимание масс на проблемы внешней политики? Европа была расколота на два враждующих блока. Не поможет ли начало войны в Европе найти выход из тупика? Таков был ход мыслей многих руководящих деятелей Англии летом 1914 г.

Уже в конце XIX в. перспектива одновремен- Английская ного столкновения с несколькими противника- политика. ми заставила Англию отказаться от прежнего курса, образно названного канадским премьером Лорье политикой «блестящей изоляции». Начинаются поиски

союзников, следуют уступки некоторым из конкурирующих держав. Почти во всех англо-американских спорах — из-за Панамы, Мексики, Канады — США накануне мировой войны навязывают Англии свою точку зрения. Уход английской эскадры из Кариб- ского моря сам по себе символизировал ослабление позиций Англии в Западном полушарии.

В 1898—1901 гг. Англия вела переговоры о союзе с Германией, но не добилась успеха. Удачнее пошло дело с Японией. В 1902 г. был подписан англо-японский союзный договор. Британская дипломатия сыграла значительную роль в разжигании русско-японской войны, а в период этой войны Англия помогала Японии деньгами и оружием.

В начале XX в. англо-германский антагонизм оказывает все большее воздействие на международные отношения. Разбойничий германский империализм готовился к войне за передел мира; при этом он покушался на колониальные владения Англии. Обладая первоклассной армией, Германия приступила также к строительству сильного военно-морского флота. В лице Германии, которая пыталась оспаривать морское преобладание Англии, британские империалисты пали усматривать своего главного врага. Политика Англии, доказывал в своем секретном меморандуме помощник Грея Эйр Кроу, должна исходить из невозможности длительного сохранения мира с Германией.

Англия переходит к сколачиванию системы союзов против Германии. Первым из таких союзов стало «Сердечное согласие» (Антанта) с Францией (1904). Это был сговор колонизаторов, направленный против египетского и марокканского народов. Но вместе с тем, урегулировав свои колониальные разногласия, Англия и Франция, как отмечал В. И. Ленин, стали непосредственно подготовляться к войне с Германией1. Уже в 1905—1906 гг. дипломатические переговоры и совещания представителей генеральных штабов Англии и Франции привели к координации планов правящих кругов этих стран на случай такой войны. В 1907 г. Англия пошла на сближение с царской Россией. Англия и Россия сговорились о разделе Ирана, Афганистана и Тибета на сферы влияния; английская дипломатия стала манить царизм перспективой получения Босфора и Дарданелл после войны с Германией.

Все нити военно-политической подготовки Англии к войне были сосредоточены в Комитете имперской обороны. Узкая клика лиц держала в тайне от народа и парламента масштаб этой подготовки и содержание дипломатических документов. Иные из этих деятелей, как например первый морской лорд Фишер, предлагали начать «превентивную» войну против Германии.

В те годы Англия строила свой флот усиленным темпом. С 1905 г. на вооружение был принят новый тип бронированного морского чудовища — «Дредноут». Накануне войны в Англии

См. В. И. Ленин, Тетради по империализму, 1939, стр. 621.

дгроилось на 60% больше крупных кораблей, чем в Германии. К лету 1914 г. Англия имела гигантский флот. На военно-морские силы расходовалось в 1912 г. свыше 44 миллионов фунтов стерлингов, что в три раза превышало расходы 1890 г. Проводилась реорганизация британских сухопутных сил. Небольшой экспедиционный корпус намечено было отправить во Францию. Постоянная армия к 1914 г. насчитывала в Англии около 170 тысяч человек; 250 тысяч состояло в нерегулярной «территориальной» армии.

Для сокрушения Германии британские правящие круги рассчитывали использовать «пушечное мясо» — армии своих континентальных союзников. Когда Россия к 1911—1912 гг. в значительной степени восстановила свою военную мощь, в Англии усилились тенденции форсировать сроки начала войны. Однако развязывать войну, по мнению английских политиканов, следовало таким образом, чтобы взвалить ответственность за ее возникновение на германских милитаристов и убедить общественное мнение Англии и других стран в миролюбии британского правительства. Так, в период острого международного кризиса, связанного с Балканскими войнами (1912—1913), Э. Грей разыгрывал роль беспристрастного арбитра, стоящего «надсхваткой».

Еще одну задачу английские дипломаты осуществляли при известном содействии США — они давали понять Германии, что на определенных условиях англосаксонские страны могут остаться нейтральными в случае войны на континенте Европы. Ради осуществления поставленных целей Англия в 1913 и начале 1914 г. идет на мнимое сближение с Германией. Было заключено несколько соглашений о возможном разделе португальских и бельгийских колоний, а также о Багдадской железной дороге и месопотамской нефти. Последнее из этих соглашений было подписано 15 июня 1914 г., за две недели до сараевского убийства, представившего империалистам всех стран удобный предлог для начала войны.

Подводя итоги, нельзя не прийти к выводу, что на британских правящих кругах и дипломатии лежит большая доля ответственности за подготовку и провоцирование первой мировой войны.

Конец и начало XX в. явились периодом боль-

Техника, наука ШОго научно-технического прогресса. Немалый и литература              J              r г

в начале XX в. вклад внес при этом и талантливый английский народ. Правда, бросается в глаза неравномерность во внедрении больших достижений тех лет на производстве, транспорте, в жизни и быту Англии.

Так, в автомобилестроении Англия долгое время была позади Франции и США. Только в 1895 г. был построен первый английский автомобиль, или, как тогда называли, повозка без лошади. В 1896 г. отменили старое правило, согласно которому этим безлошадным экипажам должен был предшествовать человек с красным флажком. В тем же году проводились первые автомобильные гонки по маршруту Лондон—Брайтон. Небольшое расстояние (менее 100 километров) первые машины покрыли только за часа, а всего лишь !/з автомобилей (13 из 39) добралась до финиша... Лишь накануне первой мировой войны автомобилестроение сделало значительные успехи в Англии: по дорогам курсировало уже 175 тысяч машин, в Лондоне появилось немало такси, а прежние омнибусы исчезли и были заменены автобусами.

В области самолетостроения Англия также отставала, но шла впереди в радиотехнике. В Англии итальянец Маркони первым после Попова провел удачные опыты по передаче радиосигналов. В 1899 г. сигналы, посланные из Англии, были приняты во Франции, а в конце 1901 г. с радиостанции на полуострове Корнуэлс они достигли Ньюфаундленда. Услышав об этом, известный физик Лодж воскликнул: «Это эпоха в истории человечества!» Достижения в радиотехнике во многом базировались на успехах английской физики, находившейся в расцвете. Из числа крупнейших физиков следует назвать Томсона, Крукса и Уилсона. Томсон установил приблизительные размеры массы электрона, Крукс произвел замечательные опыты с катодными лучами, Уилсон в 1912 г. в специальной камере смог сфотографировать траекторию потока электронов.

Трудно переоценить значение трудов выдающегося английского ученого Резерфорда. Именно он высказал предположение, что ядро несет положительный заряд, а вокруг него расположены отрицательно заряженные электроны. В 1913 г. он же выступил с гипотезой о том, что атомы отличаются друг от друга только числом электронов.

Из крупных работ в других отраслях знаний отметим труд Б. Расселя и Уитхида «Математические принципы» и замечательное открытие Росса о природе малярии, сделанное в конце 90-х годов и облегчившее борьбу с ней в тропической Африке.

Гуманитарные науки, особенно история, находилась в Англии в состоянии упадка. Крупнейшими историками считались Эктон и Бери; оба они защищали в своих работах самые реакционные взгляды. Либеральные концепции исторического процесса пробовал возродить Тревельян («Жизнь Гарибальди» и др.), но в своем манифесте «Муза Клио» (1913) он утверждал, что история — это не наука, и пробовал оправдывать «вольное» обращение с фактами, характерное для буржуазных историков. Серьезные работы по проблемам рабочего движения написали С. и Б. Вебб, Дж. и Б. Хэммонд.

Английская художественная литература характеризуется расширением тематики, выдвижением новых крупных имен. Однако немало писателей продавали свое перо и прославляли деяния колонизаторов. Разлагающее влияние империалистической идеологии коснулось не только ряда заурядных писателей вроде «поэта-лауреата» А. Остина; такой выдающийся прозаик и поэт, как Киплинг, также посвятил ряд своих произведений обоснованию превосходства англосаксонской расы.

Накануне войны проза оставалась господствующим жанром. Продолжал свою плодотворную деятельность писатель-реалист Гарди, автор многотомной серии романов из жизни английской провинции. Джозеф Конрад и А. Конан-Дойль обращались к приключениям и фантастике. Г. Уэллс, помимо известных научно- фантастических романов, в ряде книг (например, «Тоно-Бэнгей») отобразил кризис буржуазной морали.

Голсуорси и Б. Шоу в тот период больше всего прославились своими пьесами, также направленными против лицемерия и фальши буржуазного общества. Особенно велика была обличительная сила произведений Б. Шоу. Нарицательным стал, например, образ выведенного в пьесе Шоу «Майор Барбара» военного заводчика Андершафта. Не случайно несколько его пьес, как и пьес Г. Ибсена, были запрещены для постановки в театрах Англии.

Самыми значительными фигурами в области поэзии были ирландский поэт Йетс и Д. Лоуренс.

Публицист, поэт и мемуарист Блант много сделал для разоблачения хищнической политики империалистов в колониях.

Расцвет творчества Шоу, Уэллса и других замечательных мастеров не мог скрыть общего заметного спада английской литературы. Декадентские мотивы и натурализм все больше пронизывают ее в эпоху империализма.


22 Очерки истории Англии


<< | >>
Источник: Левин Г.Р.. Левин Г.Р. Очерки истории Англии. Средние века и новое время. 1959

Еще по теме ГЛАВА XV АНГЛИЯ НАКАНУНЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ:

  1. ГЛАВА XVI АНГЛИЯ В ПЕРИОД ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  2. АНГЛИЯ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  3. ОБОСТРЕНИЕ КЛАССОВОЙ БОРЬБЫ НАКАНУНЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  4. ПОДЪЕМ РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ НАКАНУНЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  5. Военная стратегия России накануне и в ходе первой мировой войны
  6. 1. Стратегические планы и военный потенциал России и австро-германского блока накануне первой мировой войны.
  7. АНГЛИЯ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  8. Глава 1 ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ВЫХОД РОССИИ ИЗ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  9. ЯПОНИЯ НАКАНУНЕ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  10. ГЛАВА XIII ГЕРМАНИЯ В ПЕРИОД ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ
  11. 3. Политический кризис в России и выход ее из войны. Итоги первой мировой войны
  12. § 1. До первой мировой войны
  13. § 1. До первой мировой войны
  14. ПОСЛЕДСТВИЯ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ войны
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -