<<
>>

ГЛАВА X АНГЛИЯ в ГОДЫ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИИ НАПОЛЕОНОВСКИХ ВОЙН (1789—1815)

j4 о времени французской буржуазной революции 1789— 1794 гг. Англия выдвинулась на первое место среди других стран по своему экономическому развитию.

Хотя Англия и не стояла непосредственно перед новой революцией, но очевидно, что революционная буря по ту сторону Ла- Манша неизбежно должна была вызвать в Англии острую реакцию.

Разумеется, эта реакция была различной со стороны различных классов и партий английского общества.

alt="" />

Английская земельная аристократия и верхушка буржуазии с самого начала встретили французскую революцию отрицательно. Это делает понятным и отношение английских партий к революционным событиям во Франции.

Тори и правые виги встретили революцию резко враждебно. Они были страшно напуганы событиями во Франции, усматривая в них непосредственную угрозу существовавшим в Англии порядкам.

Правые виги, которые раньше враждовали с тори, теперь выступают солидарно с ними. Они вместе выступают против всякой парламентской реформы, которую требовали радикальные элементы. Руководитель торийской партии Питт заявил, что реформа — это не что иное, как «подготовка к свержению всей системы управления».

В октябре 1790 г. идеолог тори Эдмунд Берк, ранее принадлежавший к правым вигам, опубликовал проникнутый страхом перед революцией памфлет под названием «Размышления о французской революции», в котором он называет революцию во Франции «хаосом легкомыслия и жестокости». Берк решительно выступает против теории естественного права и народного суверенитета — в защиту наследственной монархии и существующих в Англии общественных порядков. Общественное устройство Англии, по мнению Берка, — лучшее в мире.

«Размышления» Берка имели большой успех у правящих классов Англии. Король Георг III рекомендовал всем читать эту книгу.

Книга вышла одиннадцатью изданиями в течение года. «Размышления» вызвали восторг у французской реакции, вдохновляя ее на сопротивление революции. Сам Людовик XVI тайно переводил книгу Берка на французский язык.

Иную позицию, чем тори и правые виги, заняли левые виги, выражавшие интересы среднебуржуазных кругов. Они сначала пытались играть роль друзей французской революции. Организованное с их участием «Лондонское общество революции», созданное для торжественного празднования столетия «Славной революции», решило послать приветственный адрес Национальному собранию Франции. Лидер левых вигов Фокс, хотя и высказывал сожаление по поводу кровопролития, которым сопровождалось начало революции, все же заявил, что взятие Бастилии — это «величайшее в мире событие».

Уже в 1791 —1792 гг. левые виги начали говорить о необходимости предотвращения революции в Англии путем проведения парламентской реформы. «Общество друзей народа», организованное зимой 1791/92 года левыми вигами — писателем Макинтошем, лордом Эрскином, герцогом Бедфордом и другими, выпустило обращение к народу Англии, в котором было сказано: «Пример Франции достаточен для того, чтобы мы воздержались от всяких нововведений. Мы заявляем, что реформы, которые мы имеем в виду, не являются нововведениями. Мы намерены не изменять, а восстанавливать нашу конституцию в духе ее первоначальных основ». Левые виги всячески открещивались от французской революции и хотели лишь добиться мелких уступок.

Говоря о враждебном отношении английской буржуазии к французской революции, Энгельс замечает: «Впрочем, среди буржуазии было все же прогрессивное меньшинство, — люди, интересы которых не особенно выигрывали от компромисса. Это меньшинство, состоящее главным образом из менее зажиточной буржуазии, относилось с симпатией к революции, но в парламенте оно было бессильно»[21].

Деятельность этого «прогрессивного меньшинства» протекала в различных обществах, главным образом в «Лондонском обществе революции» и в «Лондонском корреспондентском обществе».

В первом из них наряду с левыми вигами были такие прогрессивные деятели, как ученые Джозеф Пристли (1733—1804) и Ричард Прайс (1723—1791). Последний в отличие от большинства членов общества считал, что теперь очередь Англии следовать примеру Франции, чтобы «завершить» революцию 1688 г. Французская революция — это победа законов и разума над королем и духовенством, это — победа принципов народного суверенитета.

Свои взгляды Прайс изложил еще в 1789 г. Ответом на его выступление были «Размышления» Берка. В числе других последнему ответил крупный физик и химик Пристли.

Пристли опубликовал четырнадцать «Писем к Берку», в которых он защищает французскую революцию от нападок Берка. Пристли утверждал, что дата казни Карла I — это день гордости для англичан, как и день взятия Бастилии — гордость для свободных французов. В ответ на критику Национального собрания со стороны Берка Пристли утверждал, что английский парламент — это насмешка над самой идеей свободного представительства.

Берку ответил и другой член «Лондонского общества революции» — известный юрист Макинтош. Последний писал, что необходимо приложить все усилия, чтобы не было революции, но для этого необходимы реформы. Макинтош высказывается за введение всеобщего избирательного права в Англии. Он категорически против требований о реформе имущественных отношений, ибо имущественное неравенство — это стимул для развития общества .

Эти ответы Берку весьма характерны для всего «Лондонского общества революции», которое приветствовало французскую революцию на первом ее этапе, но выступало весьма умеренно, когда речь шла об исторических уроках, вытекающих для Англии из французского опыта.

Более решительно и последовательно выступа-

Возникновение ло «Лондонское корреспондентское обш(ество», «Корреспондент- В03НИКШее в январе 1792 г. Это общество было более демократическим по своему составу, чем «Лондонское общество революции»: основную массу его членов составляли мелкая буржуазия и рабочие. Организатором общества был бывший сапожный подмастерье Томас Гарди.

Аналогичные «Корреспондентские общества» образовались также в Шеффильде, Ковентри, Лидсе, Бирмингеме, Глазго, Бристоле, Ноттингеме, Эдинбурге и в других городах Англии. Формально все эти общества были связаны между собой только посредством переписки, фактически же «Лондонское корреспондентское общество» было центром для всех имевшихся в стране обществ.

«Корреспондентские общества» ставили своей задачей борьбу за радикальную реформу парламента и всеобщее избирательное право.

Объединяя в своих рядах квалифицированных рабочих, ремесленников, общество вместе с тем сумело привлечь в свои ряды многих известных политических деятелей. Так, членом общества стал известный английский публицист — буржуазный демократ Томас Пэйн (1738—1809), незадолго до этого вернувшийся из США, где он боролся за дело американской независимости. В ряды общества вступили и видные деятели литературы, как поэт Блейк и другие.

«Корреспондентские общества», исходя из идей Руссо, отстаи

вали принципы естественного права и общественного договора. Они требовали всеобщего избирательного права, свободы слова, печати, совести, союзов, неприкосновенности личности и введения прогрессивно-подоходного налога.

Некоторые члены «Корреспондентских обществ» прямо говорили о необходимости свержения власти олигархии в Англии. «Если парламент не выражает больше воли народа, то наш долг не рассуждать, а действовать», — писал Гарди. Большинство членов обществ считало, что необходимо добиться установления в Англии республиканского строя.

«Лондонское корреспондентское общество» довольно быстро превратилось в широкую демократическую организацию, имевшую своих сторонников среди рабочих, ремесленников, прогрессивно настроенной интеллигенции и даже среди солдат и моряков английских вооруженных сил.

Общество насчитывало только в Лондоне 30 тысяч членов, а по всей Англии, по некоторым данным, число членов превышало 100 тысяч. Интересно отметить, что среди членов общества находили распространение перепечатанные памфлеты левеллеров времен английской революции, от которых они заимствовали принцип всеобщего избирательного права. Энгельс подчеркивал, что рабочий класс прислушивался к принципам «Корреспондентского общества» и поддерживал активно его программу. «Чартизм ведет свое происхождение от демократической партии, которая развилась в 80-х годах XVIII века одновременно с пролетариатом и внутри его»1, — писал Энгельс, подчеркивая значение «Корреспондентского общества» для пролетариата.

«Лондонское корреспондентское общество» приветствовало французскую революцию. В адресе Национальному конвенту, посланному обществом в 1792 г., говорилось: «Французы! Вы уже свободны, мы же только готовим победу свободы в Британии . . . Вы заслужили завидную славу передовых борцов за свободу, мы же только мечтаем о счастье, которое предстоит человечеству . .. Друзья! Вы боретесь за все человечество!»

Французскую революцию приветствовали многие выдающиеся писатели и публицисты Англии. Одним из них был Вильям Годвин (1756—1836), пользовавшийся большой популярностью в демократических кругах. Находясь под влиянием идей французских просветителей XVIII в., Годвин, который в молодости был священником, сложил с себя духовный сан и занялся литературным творчеством. Он отказался от предложения Фокса стать платным писателем левых вигов и примкнул фактически к «Корреспондентскому обществу» в его борьбе с тиранией в Англии.

В 1793 г. Годвин опубликовал книгу «О политической справедливости», в которой осудил институт частной собственности. Год- [22] [23]

вин выступает за проведение социальных реформ, отрицая необходимость революционного насилия. Годвин был анархистом, он утверждал, что любое правительство стесняет свободу человеческой личности. Характерно, что свою книгу Годвин посвятил французскому Конвенту.

С «Лондонским корреспондентским обществом» был связан и другой демократический публицист — Томас Спенс (1750—1814), автор трактата «Действительные права человека» (1793), в котором он выдвигал проект уничтожения помещичьей собственности на землю и передачи всей земли в руки общин.

Особенно большой популярностью среди членов «Корреспондентских обществ» пользовалась книга Томаса Пэйна «Права человека». Первая часть ее вышла в 1791 г., а вторая в 1792 г. В своей книге Пэйн горячо защищает французскую революцию, в противоположность Берку Пейн утверждал, что существующее монархическое правительство в Англии является тираническим. Пейн остро критикует монархический строй вообще. Разделяя иллюзии просветителей, Пэйн утверждает, что изменение политической формы правления должно привести к улучшению всех социальных противоречий. Если будет уничтожена монархия, то это приведет к миру между народами, так как основная причина войн — споры о престоле. Республика является формой правительства, соответствующей воле народа. Аристократия, господствующая в Англии, по мнению Пэйна, — это трутни, поглощающие ренту и предающиеся праздности. Все это должно исчезнуть, ибо наступает «политическое лето». В 1795 г. Пэйн опубликовал книгу «Аграрная справедливость», в которой он высказывается за национализацию земли путем выкупа ее у собственников. Пейн выступал за отмену налога в пользу бедных, за введение прогрессивно-подоходного налога. Он настаивал на обеспечении и обучении за счет государства всех детей бедняков до 14 лет и добивался назначения небольшой государственной пенсии всем беднякам старше 60 лет.

За книжку «Права человека» английское правительство привлекло Пейна к ответственности, ему, однако, удалось бежать во Францию. Здесь он получил гражданские права и был избран депутатом Конвента. Однако за близость к жирондистам он при якобинцах оказался в тюрьме, а затем эмигрировал в США, где преследовался буржуазными кругами до дня своей смерти. Если Пэйн был близок к жирондистам, то большинство деятелей «Корреспондентского общества» симпатизировало якобинцам. Как и якобинцы, члены «Корреспондентского общества» допускали в своей среде только обращение «гражданин». Во время войны революционной Франции с коалицией они на своих встречах провозглашали тосты за поражение английских войск и за победу французской революционной армии, которая «сражается за свободу». Отделения общества вербовали волонтеров в армию Конвента.

По мере углубления революции во Франции по-

Внутренняя литика правящих кругов Англии становилась и внешняя поли-              *              »

тика правящих все более реакционном.

кругов Англии. Если в начале революции Питт делал вид, что события во Франции Англию не затрагивают, то, после того как революция распространила свое влияние на Бельгию (австрийские Нидерланды), Питт и стоявшие за ним аристократия и крупные финансисты забили тревогу: они боялись приближения революции к своим границам.

Уже в 1790 г. правительство Питта начало переговоры с Австрией и Пруссией, убеждая их в необходимости сближения и преодоления разделявших их острых разногласий (в связи с борьбой за гегемонию в Германии).

Летом 1790 г. в силезском городке Рейхенбах состоялась конференция представителей Австрии и Пруссии для обсуждения спорных вопросов. На конференцию явились и представители Англии, и под их давлением было заключено Рейхенбахское соглашение, по которому Пруссия и Англия обязались помочь Австрии в восстановлении ее господства над Бельгией, а Австрия должна была выступать вместе с Пруссией против французской революции.

Рейхенбахское соглашение было важным шагом по пути создания австро-прусского союза под покровительством Англии против французской революции. В 1791 г. в замке Пильниц (Силезия) была обнародована декларация австрийского императора и прусского короля о совместных действиях против революционной Франции. Это был явный шаг к войне. За этим последовало создание австро-прусского союза в феврале 1792 г. и начало войны революционной Франции против этой коалиции.

Англия сначала прямого участия в войне не принимала, и жирондисты, пришедшие к власти после революции 10 августа 1792 г., рассчитывали, что им удастся и дальше обеспечить нейтралитет Англии. Однако они просчитались. Дальнейшее углубление французской революции в 1792—1793 гг., широкое демократическое движение в самой Англии в эти же годы вызвали сильнейшую тревогу в правительственных кругах Лондона. Весной 1793 г. правительство Питта Младшего втянуло Англию в прямую войну против революционной Франции. Англия соединилась в первой коалиции против Франции с Австрией, Пруссией, Испанией и Пьемонтом и с этого времени становится активнейшей участницей всех коалиций против французской революции, Директории и империи.

Английские войска и флот приняли непосредственное участие в военных действиях против революционной Франции. В 1793 г. они осадили Дюнкерк, а в районе Средиземного моря захватили Корсику. По призыву жирондистов, восставших в Тулоне, английский флот захватил этот порт. Английское правительство создало во Франции широкую шпионскую сеть. Английские агенты производили скупку предметов первой необходимости, искусственно взвинчивая цены.

Однако якобинцы, опираясь на широкие народные массы, сумели справиться с внутренними и внешними трудностями. 17 декабря 1793 г. французские революционные войска освободили Тулон, а в начале 1794 г. одержали победу над английскими и голландскими войсками и на севере.

Внутри страны торийское правительство Англии, обеспокоенное ростом симпатий к якобинцам среди народных масс, решило расправиться с «Корреспондентскими обществами» и начало с разгона созванного ими конвента.

В ноябре 1793 г. в Эдинбурге (Шотландия) состоялся «Все- британский конвент народов трех наций». На этот конвент, созванный по инициативе «Лондонского корреспондентского общества» и Томаса Гарди, были приглашены английские, шотландские и ирландские радикальные демократы, входившие в состав «Корреспондентских обществ». Всего присутствовало 146 делегатов от 40 обществ.

На конвенте выявились два крыла — революционно-демократическое и конституционалистское, но преобладало первое, представлявшее рабочих, ремесленников и мелкобуржуазную интеллигенцию.

Конвент, заседавший две недели, принял решение о «более равном представительстве народа в палате общин и о сокращении сроков депутатских полномочий в парламенте». Конвент высказался за всеобщее голосование и ежегодные выборы. Конвент осудил работорговлю и высказался за немедленное освобождение рабов. По предложению ряда делегатов, конвент был назван «Британским конвентом делегатов народов, объединенных для достижения всеобщего избирательного права и годового парламента». «Конвент делегатов народов» послал приветственное обращение к Национальному конвенту Франции, в котором приветствовалась борьба с монархией и торжество якобинцев.

5 декабря власти Эдинбурга предложили закрыть конвент, а через пять дней виднейшие деятели конвента были арестованы и отданы под суд. Началась расправа над всеми участниками борьбы за избирательную реформу.

Правительство поощрило банды громил на организацию погромов. Они публично сожгли изображение Томаса Пэйна, разгромили лабораторию Джозефа Пристли, разгромили книжную лавку Томаса Гарди и убили его жену. Гарди, Горн Тук и другие видные деятели «Корреспондентских обществ» были арестованы по обвинению в государственной измене. мая 1794 г. король обратился с посланием к парламенту, в котором обвинил «Корреспондентские общества» в пренебрежении к парламенту, в стремлении к анархии. Вслед за тем Питт внес в парламент билль о приостановке на восемь лет «Хабеас Корпус Акта». Против этого билля выступили левые виги — Фокс, Шеридан и другие. Правительство в качестве главного довода в пользу принятия такого акта приводило созыв «Конвента представителей трех наций». Питт пугал лево-вигскую оппозицию анархией, которая якобы угрожала Англии.

Билль был принят парламентом большинством в 201 голос против 39, и это означало установление в Англии террористического полицейского режима. Результаты принятия билля не замедлили сказаться.

В октябре 1794 г., т. е. когда во Франции уже пала якобинская диктатура и на смену революционному Конвенту пришел термидорианский, начался ряд судебных процессов над членами «Корреспондентских обществ» — Томасом Гарди, Горн Туком и другими.

Боясь народного возмущения, суд в Лондоне оправдал руководителей демократической партии, но в ряде городов деятели «Корреспондентских обществ» были осуждены.

Против преследования демократических деятелей «Корреспондентские общества» организовали многочисленные митинги во многих городах страны. В Лондоне на митинге участвовало 150 тысяч человек. Возмущение народных масс было так велико, что однажды королевская карета была остановлена толпой и забросана камнями.

Правительство Питта использовало этот факт для новых преследований. В 1795 г. оно добилось издания двух актов о мятежных митингах и собраниях, которые фактически отменяли право собраний и ставили демократическую партию вне закона. После этого «Корреспондентские общества» начинают распадаться на мелкие группы и их деятельность постепенно замирает.

Слабость «Корреспондентских обществ» состояла в том, что они получили распространение лишь в крупных городах и не превратились в общенациональную партию. «Корреспондентские общества» были весьма разношерстными организациями, включавшими и рабочих. Однако они охватывали лишь часть квалифицированного пролетариата, основная же масса рабочих не была включена в борьбу за демократию.

Как раз во время развертывания деятельности «Корреспондентских обществ» в английских городах были часты выступления народных масс с требованиями улучшения их положения. Особенно активно выступали рабочие, создававшие свои профсоюзы (союз суконщиков в йоркшире, союз прядильщиков и т. д.). Уже тот факт, что правительство по требованию буржуазии должно было издать в 1799 и 1800 гг. «Законы против коалиций», запрещавшие союзы рабочих и их забастовки, свидетельствовал о серьезности этого движения. Однако «Корреспондентские общества» недостаточно привлекали всю массу рабочих к активной борьбе за демократические преобразования.

Значительную роль в демократической партии играла мелкая буржуазия и прогрессивная мелкобуржуазная интеллигенция, но они не могли придать движению подлинно широкий размах, чтобы справиться с силами английской реакции.

Однако влияние «Корреспондентских обществ» и их демократических идей еще долго ощущалось в массовом народном движении, оно сказалось и во время восстания в английском флоте в 1797 г.

Во флоте было заметно сильное недовольство

Восстание в ан- невыносимыми условиями, существовавшими глииском флоте „              J

„ 1707 ^              на кораблях флота.

в 1797 г. и его _ г              ~              ^

подавление. Бунты на отдельных кораблях были быстро

подавлены, но в апреле 1797 г. в восстании уже участвовали матросы свыше 40 кораблей, находившихся в Портсмуте, Ярмуте, Плимуте и Норвиче.

Сигнал к восстанию был дан в Портсмуте, где первыми выступили матросы кораблей «Королева Шарлотта», «Ройял Джордж» и «Ройял Соверейн». Матросы последнего создали судовой комитет и их примеру последовали восставшие к этому времени матросы и других кораблей Северного флота.

18 апреля собрание делегатов восставших выбрало свои органы — «Центральный комитет» по наблюдению за порядком на всех кораблях и «Комитет 12», игравший роль главного штаба. Командующим всем восставшим флотом был избран председатель ЦК — матрос Ричард Паркер, которого матросы назвали «красным адмиралом». По решению делегатов, на всех кораблях был поднят красный флаг, а большинство офицеров арестовано.

Восставшие сначала выставили требования экономического характера: они требовали повышения жалованья матросам и улучшения жизненных условий на кораблях. Матросы требовали также человеческого к себе отношения со стороны офицеров. Когда восстание приобрело широкий размах, наряду с этими требованиями стали фигурировать в матросских петициях и политические. В них говорилось о необходимости реформы парламента, об обеспечении свободы для всех англичан. Это, несомненно, свидетельствовало об известном влиянии идей, распространявшихся «Корреспондентскими обществами». Правительство Питта напрягло все силы, чтобы быстрее разгромить восстание во флоте. Оно даже обратилось к царскому правительству с просьбой о помощи в подавлении восстания со стороны царской эскадры, которая в то время находилась с визитом в Англии. Однако английскому правительству удалось внести разлад в среду восставших обещанием удовлетворения экономических требований восставших и амнистии всем участникам восстания в случае прекращения борьбы. Однако, добившись прекращения восстания, правительство вероломно казнило Паркера и несколько десятков других матросских руководителей. Несколько сот матросов было присуждено к различным срокам тюремного заключения.

Почти одновременно с восстанием во флоте Восстание 1798 г. произошло восстание в Ирландии. Это восста- у              ние было подготовлено тайной революционной

организацией, добивавшейся национальной независимости Ирландии, — «Обществом соединенных ирландцев». Руководство восстанием обратилось к правительству Директории с просьбой о помощи.

Французское правительство направило в помощь ирландцам против Англии 15-тысячное экспедиционное войско под командованием генерала Гоша, однако буря рассеяла корабли французской эскадры.

Отсутствие реальной помощи со стороны Франции привело к тяжелым последствиям, восстание было подавлено, его участников вешали без суда.

Вслед за зверским подавлением восстания английское правительство провело полную государственную унию Англии и Ирландии. Самостоятельный ирландский парламент был в 1800 г. уничтожен. В 1801 г. Ирландия получила право посылать несколько депутатов в английский парламент.

Восстание 1798 г. было национально-освободительным по своему характеру. Главной силой его было крестьянство и городские низы. Восстание носило стихийный характер. Ставшее во главе его национально-буржуазное «Общество соединенных ирландцев» не сумело придать ему общеирландский характер и поднять народ на борьбу за освобождение от английского гнета.

Таким образом, французская революция нашла глубокий отклик в Великобритании. Англия не прошла через новый буржуазно-демократический переворот, так как для него не было ни объективных, ни субъективных предпосылок. Однако революционные выступления народных масс потрясали Англию вплоть до конца XVIII в.

После подавления этих выступлений английская олигархия могла концентрировать все свои силы на борьбу с Францией.

Англия вела ожесточенную борьбу против Англия и Франции не только потому, что та была очагом антифранцузекив революционной «заразы». Английская крупная

буржуазия боялась конкуренции со стороны Франции, их интересы сталкивались и на почве колониального разбоя. Англия стремилась использовать революционную бурю во Франции для ее экономического ослабления и для подрыва ее позиций в первую очередь на европейском континенте. Об этом свидетельствует политика Англии после падения якобинской диктатуры. Хотя революция уступила место контрреволюции, Англия продолжала оказывать помощь роялистам в Вандее, а в 1795 г. Англия высадила десант в Кибероне, в Бретани, на помощь отрядам местных роялистов и шуанов. Даже после того как из первой коалиции вышла Пруссия, заключившая в 1795 г. мир с Францией в Базеле, а затем Австрия, заключившая мир с Францией в г. в Кампоформио, Англия продолжала войну.

Чтобы нанести удар по Англии, Директория носилась с планом вторжения на Британские острова через Ла-Манш, но в г. Наполеон, назначенный главнокомандующим, заявил Директории, что без кропотливой подготовки это было бы рискованным предприятием.

Директория согласилась с планом Наполеона о походе в Египет, чтобы создать угрозу колониальным владениям Англии в Индии. Командующий английским флотом на Средиземном море адмирал Нельсон знал о приготовлениях в Тулонском порту, но не знал о назначении этих приготовлений. О намерениях Франции Нельсон понял лишь тогда, когда французский флот уже стоял у берегов Мальты, а английская эскадра находилась у северных берегов Сицилии.

Английский флот под командованием Нельсона начал погоню за наполеоновской флотилией, однако французский флот до встречи с английским успел доставить в Египет экспедиционную армию, которая начала завоевание Египта. Французская армия захватила Александрию, а после битвы у пирамид — Каир. Тем временем французский флот в количестве 13 линейных кораблей находился в Абукирской бухте. Нельсон направил свою эскадру к Абукиру, а утром 1 августа 1798 г. английский флот навязал французскому сражение, которое закончилось уничтожением И французских линейных кораблей. Только двум кораблям удалось спастись бегством. Французы потеряли 3500 человек убитыми и ранеными. Потери англичан составили около 900 убитыми и ранеными. «Победа — недостаточно сильное слово для этого события», — говорил Нельсон об этом сражении. Действительно, последствия Абукир- ского морского сражения были значительными. Французский флот был изгнан из Средиземного моря, которое очутилось во власти англичан. Английский флот захватил Мальту и другие важные пункты на Средиземном море и отрезал французскую армию в Египте от Франции. Когда Наполеон был уже в Суэце, он узнал об Абукирской катастрофе, а также о том, что союзницей Англии стала Турция. Чтобы укрепить свои позиции, Наполеон начал завоевание Сирии, дойдя до Акры. Но английский флот своим фланговым огнем помогал обороне этой крепости, в обороне участвовала и английская морская пехота. В тылу у Наполеона восставали арабские селения. Бесплодная осада Акры решила исход сирийской кампании, и французские войска вернулись в Египет.

В это же время Наполеон получил известие о том, что Англии удалось организовать вторую коалицию, в состав которой, кроме самой Англии, вошли Австрия, Россия, Испания, Неаполитанское королевство и Турция. Коалиция ставила своей целью ликвидацию всех французских завоеваний в Европе и восстановление старого порядка во Франции.

Войска коалиции начали успешные действия против Франции. Войска России под командованием Суворова стремительным наступлением разбили французов в северной Италии и к маю 1799 г. очистили весь север страны от французских войск, приближаясь к границам Франции. Ряд блестящих побед одержал над французами русский адмирал Ф. Ф. Ушаков, очистивший от их войск Ионические острова. В это же время английские войска высадились в Голландии, а флот, базировавшийся на Сицилии, успешно действовал в Средиземном море.

Опиравшийся на верхушку буржуазии, Наполеон решил использовать благоприятную для него ситуацию, чтобы установить в стране военную диктатуру. Бросив армию и передав командование в Египте Клеберу, Наполеон вернулся во Францию, где вскоре произвел государственный переворот — низложил Директорию и стал первым консулом. Вслед за этим Наполеону удалось разгромить Австрию и заставить ее капитулировать, а также, пользуясь англо-русскими противоречиями, добиться выхода России из войны. Вторая коалиция фактически распалась.

Это был настолько внушительный удар по английским планам, что он вызвал замешательство в английских правящих кругах.

Питт Младший вынужден был уйти в отставку, а во главе министерства стал Аддингтон, который был креатурой короля Георга III и принадлежал к той группировке тори, которой считала необходимым прийти к соглашению с Францией, учитывая происшедшие в ней политические перемены и роль Бонапарта как душителя революционного и демократического движения. Однако пока мир не был заключен, Англия в союзе с Турцией продолжала военные действия в Египте против французской армии.

В ночь с 7 на 8 марта 1801 г. 18-тысячная английская армия высадилась в Абукирской бухте, а 15-тысячная турецкая армия начала наступление с востока. Это наступление англо-турецких сил привело к капитуляции французской армии в Египте. Все попытки Наполеона и его генералов спасти эту армию не увенчались успехом, так как британский флот прочно удерживал господство на Средиземном море, и французским кораблям прорваться к Александрии было невозможно. Все эти обстоятельства заставили Францию и Англию пойти на заключение мира в Амьене 27 марта 1802 г. По условиям мира, Египет был возвращен Турции, но в Европе Франция сохранила свой контроль над Бельгией и Голландией, что представляло прямую военную угрозу Великобритании.

Амьенский мир оказался лишь небольшой передышкой. Уже 12 мая 1803 г. английский посол покинул Париж.

Последовавшее за этим нападение английских военных кораблей на французские и голландские торговые корабли означало возобновление войны. Оно повлекло за собой и внутриполитические изменения.

Тори остались у власти, однако Аддингтона в мае 1804 г. заменил в качестве главы правительства Вильям Питт.

Возвращение Питта к власти было продиктовано тем, что английская буржуазия возлагала на него большие надежды, видя в нем единственного деятеля, способного противостоять Наполеону. Вильям Питт действительно проявил большую энергию в борьбе с Наполеоном. Его правительство в результате больших усилий сумело организовать новую (третью) коалицию против Франции.

В коалицию вступили Австрия и Россия. Наполеон на этот раз имел своими союзниками Испанию и Голландию. Используя последнюю в качестве одного из плацдармов, он намеревался осуществить вторжение на Британские острова. Но главные приготовления велись в районе Булони и других городов побережья Ла-Манша, где были сосредоточены отборные корпуса Даву, Нея, Мюрата, Ланна и других. В бухтах Па-де-Кале было собрано большое количество транспортных средств для осуществления десантных операций. Масштаб подготовки к вторжению был очень обширен. «Три дня туманной погоды — и я буду господином Лондона, парламента, английского банка», — говорил Наполеон. Над Англией нависла серьезнейшая угроза вторжения.

Со своей стороны, Англия готовилась к отражению десанта. «Страна готова встретить десант, которым так давно грозят...»,— доносил в Петербург русский посол в Лондоне Воронцов. Однако в конце августа 1805 г. Наполеон отказался от плана вторжения и направил силы в центральную Европу. Он вынужден был это сделать в связи с тем, что войска коалиции начали в августе широкие военные действия.

Судьба Англии была тесно связана с судьбой всей Европы. Россия и Австрия это прекрасно понимали. Эти государства предвидели неизбежность столкновений с Францией и поэтому пошли на соединение своих сил. Это, конечно, обеспокоило французское командование. Но особенно Наполеон был встревожен быстрым маршем русских войск под командованием М. И. Кутузова к границам Баварии. Именно это заставило Наполеона отдать тайный приказ о свертывании Булонского лагеря и отказаться от планов вторжения в Англию. Таким образом, Англия была спасена Россией от угрозы вторжения.

Наполеону удалось разбить австрийскую армию при Ульме и заставить ее капитулировать. Имея перед собой превосходящие силы французов, Кутузов отошел за Дунай. Однако план вторжения в Англию был сорван, и вдохнуть в это предприятие новые силы оказалось невозможным. Это тем более было невозможно после Трафальгарского сражения 21 октября 1805 г., во время которого английский флот разгромил франко-испанскую эскадру. Английский флот также понес большие потери, во время битвы погиб выдающийся английский флотоводец Нельсон, однако это сражение закрепило за Англией морское превосходство па весь остальной период войны.

Если в 1802 г. Англия имела 202 линейных корабля, а Франция — 39, то вскоре после Трафальгарского сражения соотношение было 250 против 19, а вместе у Франции, Испании и Голландии было всего 92 линейных корабля. Превосходство Англии на море было подавляющим. Франции приходилось концентрировать почти все свои усилия на суше и отказаться от вторжения на Британские острова.

Разгром австрийцев, вступление Наполеона в Вену 13 ноября г. и последовавший затем успех Наполеона в битве при Аустерлице укрепили его положение. Третья коалиция фактически распалась.

Успехи Наполеона произвели ошеломляющее впечатление в Англии. Среди землевладельцев и буржуазии царила растерянность, усилившаяся после смерти Вильяма Питта в январе г. Для более энергичного ведения войны с Францией было создано коалиционное правительство из тори и вигов во главе с Гренвилем. В состав правительства вошел и Фокс в качестве министра иностранных дел.

Не без активного воздействия Англии была создана четвертая коалиция (1806—1807), в которую вошли, кроме Англии, Россия, Пруссия и Швеция.

Действия этой коалиции не были успешными. Уже в октябре 1806 г. была разгромлена Пруссия и французские войска вступили в Берлин. Здесь 21 ноября Наполеон издал свой знаменитый декрет о континентальной блокаде Британских островов. Всякая торговля купцов Франции и ее сателлитов с Великобританией запрещалась. Английское имущество подлежало конфискации, а английские подданные, находившиеся на подчиненных Франции территориях, подлежали интернированию.

Континентальная блокада означала объявление экономической войны Англии путем закрытия для нее всех европейских рынков.

Хотя Наполеону не удалось достигнуть своих целей, но континентальная блокада создавала весьма серьезное положение для Британии. Ответом последней на континентальную блокаду были так называемые «приказы в совете», изданные в январе 1807 г. Согласно этим приказам объявлялась ответная блокада всех портов Франции и ее союзников.

Однако, так же как континентальная блокада имела действие бумеранга для Франции, заставляя наполеоновское правительство идти на нарушение им же объявленной блокады, так и «приказы в совете» ухудшали положение и самой Англии.

В военном отношении английское правительство стремилось действовать только при помощи флота. Оно ничем не помогло России, когда после захвата Берлина все основные силы Наполеона были двинуты против этой ее союзницы.

После ряда сражений французские войска дошли до Немана. Россия вынуждена была пойти на заключение Тильзитского мира с Францией, объявить войну Англии и включиться в континентальную блокаду.

Такой исход войны четвертой коалиции против Наполеона был во многом определен политикой Англии, которая стремилась

воевать чужими руками и считала, что с ее стороны достаточна денежная помощь союзникам, уделом которых была расплата кровью за эту «помощь». Плачевные результаты войны с четвертой коалицией вызвали правительственный кризис в Англии. На смену коалиционному правительству пришло торийское министерство герцога Портленда. Министром инстранных дел и фактически душой кабинета был молодой еще тогда политический деятель Джордж Каннинг, пользовавшийся огромным влиянием в палате общин. Большую роль в кабинете играл военный министр Кэстльри.

Новое правительство, состоявшее из приверженцев Питта, сторонников беспощадной борьбы с Наполеоном, начало проводить более энергичную политику блокады Франции и подчиненных ей стран. Английское правительство приступило к энергичным военным действиям и на Пиренейском полуострове.

Наполеон I хотел окончательно «закрыть» Европу для Англии. Но этому, между прочим, мешала позиция Португалии, которая находилась в тесном союзе с Англией и отказалась примкнуть к континентальной блокаде.

Французское правительство сначала пыталось использовать для нажима на Португалию послушное ему испанское правительство, но, когда Португалия отвергла требования Испании о присоединении к системе континентальной блокады, Наполеон двинул свои войска через испанскую территорию против Португалии. В ноябре 1807 г. французские войска вступили в пределы Португалии и заняли Лиссабон. Вслед за тем французские войска приступили к захвату северных провинций Испании (до реки Эбро), а затем и всей Испании. Королем этой страны Наполеон сделал своего брата Жозефа. Испанская знать пресмыкалась перед наместниками Наполеона, однако народные массы поднялись на борьбу за независимость. Началась народная война (герилья) против наполеоновского ига, длившаяся в течение ряда лет.

Событиями в Испании воспользовалась Англия, и в 1808 г. 20-тысячное английское войско под командованием генерала Уэлсли (будущего герцога Веллингтона) высадилось в Португалии. При помощи португальских частей английские войска вытеснили французов из этой страны. Уэлсли мог бы продолжать активную борьбу за изгнание войск Наполеона из Испании, опираясь на ее народные силы, однако именно этого английское командование не хотело. Генерал Уэлсли ничем не помогал испанским герильясам, он выжидал благоприятного момента. Объяснялось это в первую очередь тем, что английские реакционеры боялись народных масс и пока не хотели помогать герилье. Кроме того, Англия готовила удар по французским войскам в Бельгии, что отвлекало значительные силы. Однако и здесь действия английских войск не были успешными. Неудачи и медлительность английской армии вызвали борьбу в самом правительстве — между министром иностранных дел Каннингом и военным министром

Кэстльри, который стоял за тактику выжидания. Споры в кабинете закончились отставкой министерства и образованием нового торийского правительства во главе с Персивалем (1809—1812). Однако политика выжидания в Испании продолжалась. Лишь в 1811 г., когда Наполеон перебросил часть своих войск из Испании на восток в связи с подготовкой нападения на Россию, действия английских войск несколько активизировались. Но основные их операции развернулись летом 1812 г., после того как Наполеон начал свою войну против России.

Начав широкое действие против наполеоновской армии в Испании, Веллингтон не мог больше игнорировать силы герильясов. Он установил контакт с руководителем герильясов Эмпесинадо, английские войска и испанские отряды начали вместе громить французов. 12 августа англо-испанские войска вступили в Мадрид. Однако стоило французским генералам перейти в контрнаступление, как Веллингтон бросил своих союзников и отступил в Португалию.

В 1813 г., когда события в Испании и во всей Европе шли к развязке, английские войска снова появились в Испании и начали всячески помогать правым консервативным элементам испанского общества восстанавливать старые феодально-абсолютистские порядки.

В английской буржуазной историографии всячески преувеличивается роль Веллингтона в освобождении Испании от наполеоновского ига, при этом замалчивается решающая роль испанского народа в освобождении своей родины. Испанский народ внес свой большой вклад и в борьбу против наполеоновской тирании во всей Европе. Решающую роль в сокрушении этой тирании сыграл русский народ, поднявшийся в 1812 г. на Отечественную войну против Наполеона. Как известно, именно на полях России была решена судьба первой империи, и поэтому война 1812 г. имела всемирно-историческое значение.

В 1813—1814 гг. Наполеон предпринимал новые, но тщетные усилия, чтобы отсрочить неизбежную гибель империи. Битвы шестой коалиции (1813), в которую входили Англия, Россия, Пруссия, Австрия и Швеция, лишь довершали разгром наполеоновской Франции. Такое же значение имело сражение при Ватерлоо, которое привело Наполеона после «Ста дней» к окончательному поражению и в котором английские войска сыграли немалую роль.

Объединенные силы антифранцузской коалиции в конечном итоге сокрушили Наполеона. Буржуазия Англии, борясь за сохранение и упрочение позиций английского капитализма, пыталась играть роль «защитницы» народов против наполеоновского ига и заявляла о своем стремлении спасти народы Европы от французского гнета. В действительности же английская буржуазия стремилась к экспансии, к захвату новых рынков сбыта и источников сырья, к захвату новых колоний. Эти свои стремления Англия весьма отчетливо проявила на Венском конгрессе.

Осенью 1814 г. собрался Венский конгресс, ко- Венский конгресс ТОпЫй должен был подвести итог длительной

Изахват™^^              полосе войн в Европе. Однако сначала на конг

рессе развернулась борьба вокруг польского и саксонского вопросов, которая привела к образованию двух блоков: Англии, Франции и Австрии против России и Пруссии.

Правящие круги Англии старались не допускать дальнейшего усиления России и признания ее решающей роли в победе над Наполеоном. Этим и следует главным образом объяснить тот факт, что Англия вступила в блок со вчерашним врагом против своей союзницы России и вместе с Австрией пошла даже на заключение тайного договора с Францией, направленного против России и Пруссии (3 января 1815 г.).

Возвращение Наполеона I в марте 1815 г. к власти заставило союзников ускорить достижение соглашения между собой. Был заключен так называемый второй Парижский мир, по которому границы Франции были установлены в том виде, какими они существовали в 1792 г., до начала периода войн.

Особенно выиграла по этому миру Англия. Она расширила торгово-промышленную гегемонию в Европе, закрепила свое превосходство на морях и в колониях. Англия добилась значительных территориальных приобретений, присоединив к своим колониальным владениям Капскую землю (на юге Африки) и остров Цейлон, представлявшие собой важнейшие стратегические пункты на путях к Индии, а также Тринидад (в Вест-Индии). В западной части Индийского океана Англия захватила острова Сешельские, а у берегов Мадагаскара — остров Маврикия. Англия закрепила за собой остров Мальту, важнейший опорный пункт на Средиземном море, и отнятый у Дании весьма важный пункт на Северном море — остров Гельголанд[24]. Кроме того, державы согласились на протекторат Англии над Ионическими островами[25].

Огромное значение имел для Англии захват мыса Доброй Надежды, владение которым позволяло ей контролировать морской путь вокруг Африки.

Территориальные захваты Англии позволили ей еще больше грабить свои колонии и вкладывать дополнительные капиталы в свою промышленность.

Таким образом, вместе с другими участниками Венского конгресса Англия совершенно игнорировала интересы и волю народов. «Народы покупались и продавались, разделялись и соединялись, исходя только из того, что больше отвечало интересам и намерениям их правителей»[26].

В годы наполеоновских войн ухудшились отношения между Англией и США. После образования США англо-американские отношения остались напряженными. Континентальная блокада и ответная блокада Франции со стороны Англии затрагивали интересы США, так как мешали их торговле с европейскими странами. Особенно большой ущерб американской торговле наносила Англия, военные корабли которой обыскивали и захватывали американские торговые суда. Фактически Англия блокировала Атлантическое побережье США, а также порт Новый Орлеан на юге Луизианы, проданной Францией США в 1803 г. В июне 1807 г. дело дошло до того, что английский военный корабль «Леопард» открыл огонь по американскому военному фрегату «Чизапик», капитан которого отказался разрешить делать обыск на своем судне. В ответ на действия Англии и Франции правительство США обнародовало в декабре 1807 г. билль об эмбарго, согласно которому США прекращали всякую торговлю с воюющими странами.

Политика эмбарго наносила большой удар по Англии, которая до этого наводняла своими промышленными изделиями рынок США.

С целью изменения политики США англий-

Англо-американ- ское правительство вступило' в контакт с ру- ская воина              г              ,              _

1812—1814 гг.              ководителями оппозиционной партии федера

листов, вмешиваясь таким образом во внутренние дела США. Отношения обострялись и тем, что в правящих кругах США были сильны стремления воспользоваться войнами Англии с Францией для того, чтобы захватить Канаду, казавшуюся легкой добычей.

18 июня 1812 г. началась англо-американская война, которая в основном прошла под знаком превосходства Англии. Частичные успехи американской армии в 1813 г. не изменили общего итога войны. В 1814 г. английские войска высадили десант на восточном побережье США, обратили в бегство американские части и двинулись к Вашингтону, овладев в конце августа 1814 г. американской столицей. Однако предпринятые англичанами попытки захватить Балтимору и Нью-Йорк потерпели крах, так как на защиту страны выступили народные массы, что и делало эту войну второй «войной за независимость».

В конце декабря 1814 г. между представителями Англии и США в Генте был заключен мир на условиях статус-кво. Однако эта война заставила Англию пересмотреть свое отношение к США и отказаться от обращения с ними, как со своей колонией.

Ухудшение Беспрерывные войны с Францией и ее союзни-

экономического ками, война с США требовали огромных расположения ходов и вызвали рост английского государст- Англии. венного долга:              если в 1793 г. он составлял

230 миллионов фунтов стерлингов, то в 1815 г. он достиг колоссальной суммы в 864 миллиона фунтов стерлингов. Для пополнения казны английское правительство прибегало к займам и главным образом к увеличению прямых и косвенных налогов. Все

В 1785—1795 гг. квартер пшеницы стоил 54 шиллинга, в 1795— 1805 гг. — 81 шиллинг, в 1805—1815 гг. — 97 шиллингов. В отдельные годы цена на хлеб поднималась до 120 шиллингов.

В результате дальнейшего ухудшения положе-

Движение ния рабочего класса усилилась борьба послед-

разрушителеи              r              J              г

машин. него ПР0ТИВ капиталистической эксплуатации,

но эта борьба снова приобрела форму луддизма. Особенно широкий размах движение разрушителей машин получило в 1811 —1812 гг.

Начало массовому луддизму было положено в Ноттингеме. 11 марта 1811 г. рабочие-вязальщики собрались на одной из площадей города и поклялись разрушить станки тех фабрикантов, которые платят рабочим низкую заработную плату.

Уже в марте на некоторых предприятиях Ноттингема были сломаны станки. Движение продолжалось все лето и осень 1811 г. Современник этих событий пишет: «Вязальщики собирались в разных местах около Ноттингема в большом числе и оттуда направлялись к собственникам станков; замаскированные люди силой врывались в дома, требовали прекратить работу и повысить заработную плату». Луддиты обычно ломали железные части машин, а деревянные сжигали. Дело иногда доходило до вооруженных столкновений между охраной фабрик и луддитами.

Из Ноттингема движение разрушителей машин перебросилось в Лестершир и Дербишир.

По настоянию буржуазии местные власти мобилизовали войска и отряды местной милиции против луддитов. Но последние не прекратили своей деятельности, они только изменили тактику. Современник пишет: «Они дожидались, пока охрана случайно не уходила, затем входили в мастерские, уничтожали все станки и, прежде чем могла быть поднята тревога, по сигналу своего командира исчезали во тьме». Волнения луддитов в Ноттингеме, Лестершире, Дербишире продолжались и в январе — феврале 1812 года.

Лишь после того как предприниматели обещали удовлетво

рить все требования рабочих, движение разрушителей машин в Ноттингеме пошло на спад.

Движение разрушителей машин охватило также йоркшир и Ланкашир. В йоркшире на борьбу с машинами поднялись суконщики, главным образом рабочие-стригали. В связи с тем что в 1811 —1812 гг. начали применяться новые ворсильные машины, усилилась эксплуатация рабочих-стригалей. Предприниматели использовали новые машины для снижения зарплаты рабочим. Рабочие ответили на это созданием своей боевой организации. Каждый примыкавший к организации луддитов должен был принести особую клятву. Текст ее гласил: «Я по своей собственной воле заявляю и торжественно клянусь, что никогда ни одному лицу или лицам под сводом небесным не открою имен тех, кто участвует в этом тайном комитете, их действий, собраний, потайных мест ... в противном случае пусть самое имя мое будет вычеркнуто из жизни и никогда не вспоминается иначе, как с презрением и отвращением».

Движение стригалей Йоркшира носило более боевой характер, чем движение вязальщиков. В ряде мест графства луддиты регулярно собирались, устраивали смотр своим силам и даже практиковались в стрельбе. Они были разбиты на отряды, во главе которых стояли избранные начальники. Последние во время смотров делали перекличку. Среди луддитов Йоркшира была популярна песня стригалей:

Идите все стригали смело и твердо,

Пусть больше крепнет ваша вера;

О, ребята-стригали в графстве Йорк Разбили машины на фабрике Фостера.

Ветер дует,

Искры летят,

Весь город скоро тревогой наполнит.

Во время нападения на фабрики луддиты предварительно выставляли посты у входов и выходов, а затем ломали машины и поджигали фабричные здания.

Луддиты разгромили фабрики Фостера в Хорбери, Вильяма Картрайта в Рауфольдсе и многие другие. Во время нападения на фабрику Картрайта и на другие предприятия луддиты применяли и огнестрельное оружие. Иногда нападения на фабрики сопровождались убийством их владельцев.

Почти одновременно с движением в Йоркшире развернулось движение луддитов и в Ланкашире. Здесь большинство разрушителей машин состояло из ткачей, которые страдали от безработицы, явившейся результатом широкого применения механических станков, и снижения заработной платы. Первыми поднялись рабочие Стокпорта, а затем движение перекинулось в Болтон и Манчестер. Борьбу против машин здесь возглавляли комитеты, избранные рабочими. Комитеты организовывали не только нападения на фабрики, но и целый ряд митингов и собраний. Интересно отметить, что на некоторых из таких собраний в Манчестере раздавались требования избирательной реформы.

По просьбе предпринимателей правительство тори провело через парламент билль, каравший смертью за разрушение машин, а затем начало разгром луддитов. В Ноттингем, йоркшир и Ланкашир были направлены дополнительные военные части для подавления луддитов. Над активными участниками движения были устроены многочисленные процессы. В Ноттингеме много активных луддитов было осуждено к различным срокам тюремного заключения, в Йоркшире судили 50 человек, из них 14 были приговорены к смертной казни. В Ланкашире по первому процессу в Честере из 28 подсудимых 16 были приговорены к смертной казни, а остальные — к тюремному заключению и ссылке; по второму процессу в Ланкастере к смертной казни было приговорено восемь человек.

Таким образом, господствующие классы Англии свирепо расправились с участниками движения разрушителей машин в 1811— 1812 гг. Так как симпатии народных масс были на стороне преследуемых и угнетенных луддитов, буржуазно-аристократическая печать развернула их травлю в печати и в парламенте. Их изображали разбойниками и грабителями, чтобы оправдать в глазах народа террористические меры, принятые по отношению к рабочим, доведенным голодом и нищетой до отчаяния. Даже некоторые виги вынуждены были признать, что буржуазия мстила рабочим за тот страх, который ей внушал луддизм. Лорд Брум, например, говорил по поводу судебных приговоров: «Это — месть оптом».

Вне парламента некоторые левые радикальные деятели во главе с Вильямом Коббетом выступили против правительственных преследований, а в парламенте известный английский поэт Байрон был единственным, кто искренне протестовал против преследований рабочих и против билля о смертной казни. После своей поездки в графство Ноттингем он выступил со своей первой речью в верхней палате, в которой ярко описал страдания рабочих и горячо протестовал против смертных приговоров, вынесенных судами многим луддитам. Говоря о положении английских рабочих, Байрон заявил:

«Я проехал через Пиренейский полуостров в дни, когда там свирепствовала война, я побывал в некоторых из наиболее угнетенных турецких провинций, но даже там, под властью деспотического нехристианского правительства, я не наблюдал такой невыразимой нищеты, какую увидел со времени своего возвращения здесь, в самом сердце христианской страны. И каковы же ваши лекарства против нее? После месяцев бездеятельности, после месяцев деятельности еще худшей, чем бездеятельность, появляется, наконец. . . безошибочное средство, которым действовали все государственные лекари от времен Дракона до наших дней — смертная казнь!»

Речь Байрона была обвинительным актом английской буржуа

зии и землевладельческой аристократии. О сочувствии Байрона рабочим свидетельствует и его замечательная «Песня луддитов».

Движение разрушителей машин 1811 —1812 гг. ничем почти не отличается от луддизма конца XVIII в. Это все та же ранняя форма классовой борьбы еще незрелого пролетариата.

Луддиты сами рассматривали свое движение как борьбу за восстановление докапиталистических форм производства. Но по существу движение разрушителей машин было стихийным массовым протестом против капиталистической эксплуатации. Их настроение хорошо передает «Песня о царе Паре», которая начиналась такими словами:

На свете есть царь, беспощадный тиран,

Не сказки страшной забытый кошмар,

Жестокий мучитель бесчисленных стран ...

Тот царь называется Пар.

Рука его грозно протянута вдаль,

Рука у него лишь одна,

Но рабскую землю сжимает, как сталь,

И тысячи губит она.

Маркс подчеркивал, что требуется известное время и опыт, чтобы рабочий научился выступать непосредственно против капиталистической эксплуатации.

С развитием классовой борьбы пролетариата, ростом его классового самосознания не осталось и почвы для массового луддизма. Все большее значение приобретали профессиональные организации рабочих, хотя они и были под запретом.


alt="" />

<< | >>
Источник: Левин Г.Р.. Левин Г.Р. Очерки истории Англии. Средние века и новое время. 1959

Еще по теме ГЛАВА X АНГЛИЯ в ГОДЫ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИИ НАПОЛЕОНОВСКИХ ВОЙН (1789—1815):

  1. Внешняя политика России в эпоху Наполеоновских войн (1801—1815)
  2. Т е м а 2. ЗАПАДНАЯ И ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРОПА ПОСЛЕ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ XVIII В. (1794—1815)
  3. ГЛАВА XI АНГЛИЯ В 1815—1832 гг. БОРЬБА ЗА ПЕРВУЮ ПАРЛАМЕНТСКУЮ РЕФОРМУ
  4. § 2. Период наполеоновских войн
  5. ГЛАВА XIII АНГЛИЯ В ГОДЫ ЕЕ ПРОМЫШЛЕННОЙ ГЕГЕМОНИИ(50—60-е ГОДЫ XIX в.)
  6. § 3. Период наполеоновских войн
  7. Тема 1 Европа в эпоху Наполеоновских войн (2 ч)
  8. ПОЛИТИЧЕСКАЯ И ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ПЕРИОД НАПОЛЕОНОВСКИХ ВОЙН
  9. § 3. От 1815 г. до войн эпохи империализма
  10. § 4. От 1815 г. до войн эпохи империализма
  11. Тема 1 Европа в эпоху Наполеоновских войн
  12. Глава 8 В годы войн
  13. 392. Секуляризация актов гражданского состояния революцией 1789 года.
  14. АНГЛИЯ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  15. Глава XXVIII ШВЕЦИЯ ПЕРИОДА РЕВОЛЮЦИОННЫХ ВОЙН И НАЧАЛА ВОЙН НАПОЛЕОНА I (1792—1809 гг.)
  16. 5. Советский тыл в годы войн
  17. АНГЛИЯ НАКАНУНЕ РЕВОЛЮЦИИ
  18. АНГЛИЯ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  19. ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И КЛАССОВАЯ БОРЬБА В АНГЛИИ
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -