<<
>>

Иностранное вмешательство во внутренние дела эйалета Западный Триполи в первой половине XIX в.

После Венского конгресса 1815 г. и создания «Священного Союза» соотношение политических сил в Европе изменилось. Произошли изменения и в положении в бассейне Средиземного моря. Англия захватила важный стратегический пункт — Мальту.
Давнишний соперник Англии — Франция была ослаблена, и ее флот перешел к союзникам. Английская буржузия стремилась использовать сложившуюся в районе Средиземного моря благоприятную для себя обстановку, чтобы ликвидировать ограничения на торговлю, установленные правителями стран Северной Африки, а также закрепить свое влияние в этих странах, которые она рассматривала как плацдарм для военно-торговой экспансии в глубь Африки. Исходя из этого, Англия настаивала на включение в повестку дня Венского конгресса вопроса о безопасности Средиземного моря. По этому вопросу на конгрессе докладывал министр иностранных дел Сардинского королевства барон Валлецца. Решение этого вопроса было заранее предопределено предложением Англии к странам-победительницам (Англии, России, Австрии и Пруссии), изложенным в письме английского адмирала Сиднея Смита в августе 1814 г. В письме указывалось, что при обсуждении вопроса о запрете торговли рабами на западном побережье Африки нелогично не обратить внимание всего мира на корсарские налеты на торговые корабли в Средиземном море. Для борьбы с ними Смит в своем письме требовал создать международный флот '[27, с. 171]. После обсуждения вопроса о безопасности Средиземноморья на конгрессе было принято решение положить конец корсарству и запретить превращение христиан в рабов. Под флагом борьбы с корсарством Англия стремилась осуществить свою военно-торговую экспансию, опираясь на кол лективные действия европейских государств. Однако она не торопилась защищать интересы малых государств Средиземного моря, KOTqpbie в первую очередь страдали от морского разбоя. Дело в том, что у Англии к тому времени сложились хорошие отношения со странами Северной Африки, и в первую очередь с эйалетом Западный Триполи. После захвата англичанами Мальты Юсуф-паша продолжал сохранять свой важный источник дохода — продажу острову продовольствия. Это обстоятельство помогло английскому консулу наладить дружественные отношения с правителем Западного Триполи и оказывать на него влияние до конца войны в Европе. Решение Венской конвенции о прекращении пиратства никак не отразилось на Юсуфе. Пользуясь покровительством англичан, он отдал приказ своему флоту продолжать налеты на суда враждебных Англии и эйалету государств. По данным английского консула Уоррингтона, к концу 1815 г. триполийским флотом было захвачено шесть датских судов. Перевозимые на этих судах товары оценивались в 500 тыс. пиастров. К этому времени в тюрьмах Триполи находились 1500 пленных, большинство из которых были итальянцы. Англичане не предпринимали никаких действий против KqpcapoB. Ho как только в 1815 г. триполийские корсары захватили английское торговое судно и привели его в порт Триполи, Уоррингтон поднял этот вопрос перед английским судом на Мальте.
Суд постановил вернуть судно и наложить штраф в 500 фр. на корсаров Триполи. Опасаясь возможных акций со CTqpoHbi английского военно-морского флота, Юсуф Караманли согласился с этим решением суда и возвратил судно и товары. Инцидент был исчерпан. Через несколько дней на жизнь правителя Западного Триполи было совершено покушение. Юсуф-паша, заподозрив, что нападение на него раба-христианина было осуществлено по подсказке английского консула, в отместку разрешил корсарам захватывать английские корабли. Через несколько дней капитан KqpcapcKoro корабля Раис лль-Магриби захватил торговое английское судно и привел его в порт. По обычаю, когда корсарский корабль входил в порт после удачного рейда, установленные в крепости орудия давали два залпа. На этот раз наша приказал не давать залпов и поспешил принести извинения английскому консулу, чтобы снять с себя ответственность за случившееся. Однако Уоррингтон потребовал, чтобы Раис аль-Магриби был повешен на мачте корабля на виду всего Триполи. Юсуф-паша пытался протестовать против такого вмешательства в его внутренние дела, но вынужден был согласиться при условии, что этого капитана повесят мусульмане. Однако Уоррингтон упорствовал и настоял на его казни командой захваченного корсарами английского корабля. Своеволие английского консула и проявленная в этом инциденте мягкость Юсуфа вызвали широкое недовольство населения двором Караманли, который стал уступать иностранцам- христианам, вмешивавшимся во внутренние дела страны. После реставрации династии Бурбонов во Франции были восстановлены дружественные связи между Османской империей и Францией. Французский консул в Триполи стал оказывать на Юсуф-пашу воздействие, в результате отношения между Юсуф- пашой и Англией начали ухудшаться. Признаком этого явился провал попыток английского консула урегулировать отношения Западного Триполи с Австрией и Королевством обеих Сицилий. Это подтолкнуло англичан к применению решительных коллективных санкций против стран Северной Африки. Используя решение Венского конгресса о борьбе с пиратством, единым фронтом в поддержку Англии выступили Сардиния и Королевство обеих Сицилий. Поводом к этому послужили враждебные акции корсарских кораблей Алжира по отношению к английским судам, а также непрерывные нападения на Сардинию и на побережье в районе Неаполя тунисских и триполийских корсаров. В начале 1816 г. к берегам Северной Африки направилась эскадра под командованием лорда Эксмаута, состоявшая из пяти фрегатов и голландского корвета. Войдя с эскадрой в порт г. Алжира, Эксмаут подверг город семичасовой бомбардировке. В результате нее было убито 140 и ранено 742 человека. После этого командующий эскадрой потребовал от дея Алжира заверений в прекращении корсарства. Опасаясь, что город будет снова подвергнут бомбардировке, дей дал обещание, что алжирские корабли отныне вообще прекратят пиратские нападения. Затем Эксмаут со своей эскадрой направился в Тунис, где он также добился заверений о прекращении корсарства, ликвидации практики порабощения христиан и выкупа пленных и, кроме того, по поручению королей Сардинии и обеих Сицилий заключил с беем Туниса договоры о мире и свободной торговле [133, с. 390]. В конце апреля эскадра Эксмаута прибыла в Триполи. Под жерлами ее пушек Юсуф-паша пообещал положить конец корсарству и прекратить превращение христиан в рабов. Лорд Эксмаут вынудил пашу заключить с Англией соглашение, по которому на все острова Ионического моря, населенные греками и принадлежавшие английской короне, распространялся договор' о дружбе и мореплавании между Англией и эйалетом Западный Триполи. Кроме того, Эксмаут, руководствуясь полномочиями от королевств Сардинии и обеих Сицилий, навязал Юсуф-паше договоры о дружбе и торговле с этими странами. Заключение этих договоров означало, что Сардиния и Королевство обеих Сицилий освобождались от уплаты ежегодной дани и приравнивались в вопросах торговли и мореплавания к положению Англии и Франции. В завершение своей миссии Эксмаут настоял на освобождении 580 невольников-христиан, выходцев из различных районов Апеннинского полуострова. На эскадру Эксмаута фактически возлагалась защита кон* сульств европейских государств и их подданных в Алжире, Тунисе и Западном Триполи, и Англия поспешила использовать возложенную на нее миссию, чтобы узаконить свое господство на Средиземном море. В 1817 г. министр иностранных дел Англии предложил созвать конференцию, чтобы обсудить предложение о формировании специальной эскадры для борьбы с корсарством в Средиземноморье. Франция, Англия и Россия отклонили это предложение под предлогом, что право использования силы против стран Северной Африки принадлежало Османской империи, так как они являлись ее провинциями. В действительности же европейские государства не хотели, чтобы командование совместной эскадрой было сосредоточено в руках англичан [101, с. 147]. Имевшиеся противоречия среди европейских государств не остались не замеченными правителями эйалетов Османской империи. Они продолжали морской разбой, но уже с учетом реального соотношения сил европейских государств. Так, Юсуф-паша, после того как эскадра Эксмаута покинула порт Триполи, приказал раисам корсарских кораблей возобновить свою деятельность. Вскоре было захвачено несколько кораблей, принадлежавших Папской области, и команда судна, занимавшаяся ловлей рыбы у берегов Тосканы. Корабли были доставлены в Триполи [27, с. 178]. Вплоть до конгресса в Экс-ла-Шапелле в 1818 г. подход к вопросу о безопасности европейских стран в Средиземном море зависел от их интересов в этом районе. В ходе конгресса все европейские государства сошлись во мнении о необходимости направить странам Северной Африки строгое предупреждение о том, что любое посягательство на торговлю европейских государств будет сурово наказываться. На Англию и Францию была возложена задача ознакомить с этим предупреждением эйалеты Алжир, Тунис и Западный Триполи [44, с. 266—267]. 8 октября 1818 г. в Триполи прибыли английская и французская эскадры. Их командующие, Фремантл и JIe Гравье, передали Юсуф-паше текст предупреждения и потребовали от него письменного ответа. В своем официальном ответе правитель Западного Триполи утверждал, что из портов эйалета уже давно не выходили корсарские корабли, что власти прилагают все усилия для удовлетворения пожеланий Англии и Франции, что Западный Триполи во всем полностью согласен с европейскими государствами и намерен выполнять свои обязательства честно и верно [27, с. 183]. Однако и после подписания этой ноты в августе 1819 г. время от времени вспыхивали морские войны между Западным Триполи и малыми европейскими государствами. Эти инциденты в основном вызывались тем, что последние отказывались от др- говорных обязательств перед эйалетом, не выплачивали дани и не преподносили полагавшиеся его правителю подарки. К этому их подстрекали Англия и Франция, взявшие на себя обязательства защищать интересы этих государств. В действительности соперничавшие между собой Англия и Франция использовали защиту интересов европейских стран только как предлог для вмешательства во внутренние дела Западного Триполи и оказания давления на Юсуф-пашу. Если вначале Сардинское королевство соблюдало пункты договора, то начиная с 1822 г. оно стало нарушать статьи договора о выплате консульской дани. Это привело к тому, что в 1825 г. Юсуф-паша издал приказ об взыскании полагающихся по договору 4 тыс. пиастров с сардинского консула, прибывшего в Триполи. В результате препирательств между двумя сторонами 7 августа 1825 г. Юсуф-паша разорвал отношения с Сардинией и объявил ей войну. Помимо этого он приказал блокировать сардинские суда в порту Триполи, задерживать капитанов и команды этих судов. Король Сардинии, подстрекаемый Англией, решил провести военную экспедицию против Западного Триполи. С этой целью он снарядил эскадру под командованием Франческо Сивири. Эскадра вышла из Сардинии 11 сентября 1825 г. и уже 25 сентября появилась у берегов Западного Триполи. Для исследования акватории и изучения обстановки Сивири направил корвет под английским флагом в порт Триполи. Одновременно командующий эскадрой обратился к английскому консулу Уоррингтону с просьбой быть посредником в переговорах между ним и правителем эйалета. Английский консул согласился на посредничество между сторонами и предложил Юсуф-паше условия мира Сардинии. Однако правитель Западного Триполи отвергнул их, потребовав уплаты 30 тыс. пиастров. В ответ сардинская эскадра подвергла город бомбардировке. Большие потери, которые понесли обе стороны в результате решительных действий Франческо Сивири, а также мужества и отваги защитников Триполи подействовали отрезвляюще на противников и вынудили их искать посредничества у Уоррингтона. Между двумя сторонами была достигнута договоренность о восстановлении мира. Под орудийные залпы крепости и сардинских кораблей над консульством Сардинии вновь был поднят флаг Савойской династии, а вернувшийся прежний консул Паради и командиры сардинских судов были с честью приняты во дворце Юсуфа Караманли. В соответствии с новой договоренностью Сардиния вместо ежегодной дани согласилась уплатить единовременно 7 тыс. фр. В 1826 г. правительство Папской области также отказалось преподносить подарки правителю Западного Триполи, что явилось нарушением статей заключенного ранее между сторонами договора о мире. He добившись подношения подарков, Юсуф отдал распоряжение корсарам захватить корабли папы. Ждать пришлось недолго. Корсары захватили три судна и привели их в порт Триполи. Одновременно Юсуф-паша объявил, что он не возвратит эти суда до тех пор, пока правительство Папской области не предоставит ему обещанные ранее подарки. Поскольку Уоррингтону было поручено защищать интересы Папской области в эйалете Западный Триполи, папа ожидал, что английский консул сделает все, чтобы освободить эти корабли. Когда же папа убедился в том, что Уоррингтон не спешит с посредничеством, он прибегнул к услугам Франции, прося ее помощи в наказании паши за дерзкий вызов Папской области. Папа рассчитывал воспользоваться противоречиями, существовавшими между Англией и Францией в Западном Триполи. Уоррингтон, у которого сложились хорошие отношения с Юсуфнпашой, занял колеблющуюся позицию. Он не хотел из-за интересов Папской области подрывать доверие правителя Западного Триполи и тем нанести ущерб интересам Англии, которая в этот период стремилась превратить эйалет в плацдарм для захвата колоний в Центральной Африке. Английский консул также рассчитывал на то, что, поддержав требования Папской области, французский консул окончательно испортит отношения с Юсуф-пашой. В свою очередь, французский консул Руссо полагал, что Франция должна была выступить в роли единственного защитника интересов малых европейских государств, продемонстрировать свою военно-морскую силу и поставить на место зарвавшегося !пашу. Поэтому он расценил обращение папы за помощью как удачный повод для поднятия престижа Франции в глазах всей Европы. Угрожая применить силу, французский консул потребовал от Юсуф-паши возвратить корабли Папской области. Когда же паша не придал серьезного значения этой угрозе, французское правительство решило наказать его за нарушение всех соглашений, запрещавших корсарство. В феврале 1826 г. в порт Триполи прибыли три военных корабля под командованием Арно де ла Солссепа, KOTqpbifi потребовал от Юсуф-паши немедленного освобождения судов, принадлежавших Папской области [43, с. 34]. Под угрозой бомбардировки города правитель Западного Триполи был вынужден согласиться подписать мирное соглашение. В соответствии с соглашением от 18 февраля 1826 г. он освободил суда Папской области, возвратил грузы и товары, находившиеся на них, и на будущее обязался уважать суда, плавающие под флагом этого государства [43, с. 35]. Паша согласился также выплатить 2 тыс. пиастров в качестве возмещения ущерба, нанесенного хозяевам захваченных судов, капитанам и членам их команд. В 1828 г. Неаполь объявил, что 'Прекращает выплату ежегодной дани, которую выплачивал в соответствии с заключенным ранее договором. Правительство Неаполя потребовало от Юсуф-паши, чтобы он относился к Неаполю как к другим государствам, которые не выплачивают дани. Однако Юсуф-паша настаивал на том, чтобы неаполитанцы выполняли свои обязательства, в противном случае угрожая им войной. Консул Неаполя в Триполи пытался убедить пашу в справедливости требований его правительства, однако паша не обращал внимания на доводы консула и приказал блокировать корабли королевства Неаполя и задерживать его капитанов. Чтобы оказать давление на Юсуфа, в апреле 1828 г. правительство Неаполя послало два военных корабля в Триполи. Тем не менее паша упорствовал. Капитанам кораблей не было дано указание бомбить город, и они возвратились в Неаполь. В августе 1828 г. в Триполи прибыло 20 судов из Неаполя {43, с. 35]. Население Триполи в ожидании бомбардировки укрылось в убежищах. Командующий флотилией обратился к английскому консулу с просьбой, чтобы тот посредничал в переговорах с пашой и помог убедить его согласиться на условия неаполитанцев. Ho попытки Уоррингтона посредничать между двумя сторонами не принесли положительных результатов. Паша отказался удовлетворить требования Неаполя, и его флот начал обстрел Триполи. На бомбардировку города орудия крепости и прибрежных укреплений ответили массированным огнем, тем самым не позволяя кораблям противника приблизиться к стенам Триполи. Огонь корабельной артиллерии не причинил городу большого ущерба. Боеприпасы неаполитанцев были быстро израсходованы, попытки высадить десант с кораблей провалились. Вскоре после этого Уоррингтону удалось убедить обе стороны подписать мирный договор. Согласно этому договору правительство Неаполя передало пленных трипо- лийцев без всякого выкупа. Кроме того, неаполитанцы обязались выплатить 33 тыс. фр. и тем самым освобождались от уплаты ежегодной дани, однако должны были преподносить подарки Юсуф-паше каждый раз при назначении нового консула {43, с. 35]. В результате отношения между Юсуф-пашой и Неаполитанским королевством были нормализованы. Флот покинул Триполи и направился в Неаполь. Над консульством Неаполя вновь был поднят флаг. Отказ от корсарства не мог не отразиться на экономическом положении Западного Триполи, так как лишал его важного источника доходов. Состояние морской войны на Средиземном море позволяло эйалету получать дань со стран, котот рым он обеспечивал свободное плавание по морю. Так, например, в первое десятилетие XIX в. Дания ежегодно выплачивала дань в размере 5 тыс. пиастров, Швеция — 8 тыс., Голландия — 5 тыс. пиастров Г101, с. 227]. Нападение на торговые суда враждебных государств или стран, с которыми были расторгнуты договоры, давало корсарам Триполи большую добычу. Помимо грузов они захватывали команды и пассажиров кораблей, которых превращали в невольников. Их продавали в рабство или отпускали за выкуп, получаемый от богатых родственников. Таким образом, морская война давала значительные, хотя и непостоянные, доходы. По данным ливанского историка Николы Зийаде, в 1795—1798 гг. Юсуф-паша получил от морских держав 332 тыс. пиастров [132, с. 302—309]. Однако высокие доходы не могли сохраняться долго. Изменение соотношения сил европейских государств и усиление их боевых флотов ставило пределы этому источнику пополнения казны. Общая сумма дани постепенно снижалась, и к моменту подписания Юсуф-пашой декларации о прекращении корсарства значительно сократилась, не говоря уж о том, что запрещалось превращать членов команд кораблей и их пассажиров в невольников. По мере уменьшения основного источника доходов от морского разбоя все большее значение начинала приобретать торговля. К началу третьего десятилетия XIX в. установление безопасности в Феццане способствовало превращению Мурзука в важный центр транссахарской торговли. В Мурзук прибывали товары из Центральной Африки: Вадаи, Борну, Кацины, Томбукту и Сокото. Оттуда они направлялись в Триполи, Бенгази, Каир через оазис Ауджила. По данным шведского консула, в 1823—1828 гг. из Центральной Африки в Триполи прибывали ежегодно 2,5 тыс. черных рабов (из Триполи они затем экспортировались в Тунис, Египет и страны Леванта), примерно 10 тыс. мискалей золотого песка, или около 1,5 тыс. унций, 7 тыс. кантаров соды, 3 тыс. кантаров сенны, 15—17 тыс. больших тюков перьев и пуха страусов, 3—4 тыс. кантаров красных квасцов, 15—20 кантаров слоновой кости [84, с. 292]. Часть товаров из Центральной Африки оседала в Триполи, а остальные направлялись в европейские страны. К африканским товарам прибавлялись и местные. Из эйалета вывозились морем шерсть, кожи, щетина, ковры, оливковое масло, пшеница, овес, яблоки, финики, скот, воск, шафран, губки, соль и морена для окраски тканей. В эйалет Западный Триполи из Европы и стран Леванта ввозились льняные ткани, полотна, холсты, камчатные ткани, шелк, парусина, изготовляемая на фабриках Мальты, изделия из дерева, монетное серебро, кофе, писчая бумага, изделия из цветного стекла, бусы, бисер, кораллы, украшения для жен паши и придворных женщин, сахар, винные изделия, а также оружие, латунь и красная медь Леванта, которые использовались для чеканки монет и изготовления украшений для холодного и огнестрельного оружия. Часть товаров, доставляемых в Триполи, направлялась в глубь Африки по караванным дорогам; к ним добавлялись ковры из Мисураты и глиняная посуда ЙЗ Гадамеса. Товары перевозились по четырем дорогам через Мизду, Сокну и Мурзук, Гат, Кацину и Туат в Томбукту. Товары, привозимые в Триполи из Мурзука и стран Европы и Леванта, продавались на рынках города, которые действовали по вторникам и пятницам, а в Таджуре — по понедельникам и четвергам. Торговлей занимались как местные, арабские купцыг так и евреи и европейцы — подданные Франции, Англии и Hea- поля. Немалую роль в торговле играли и паломники, которые направлялись в священные города Мекку и Медину через Триполи. Они везли с собой местные товары стран Западной и Северной Африки, часть которых продавали на рынках, чтобы купить необходимое для продолжения паломничества продовольствие. С годами по Meipe развития морского транспорта количество паломников, направлявшихся в Мекку через Триполи, уменьшилось. Они предпочитали добираться до Египта по морю на судах европейских стран. Кроме того, на уменьшение числа паломников повлияло то обстоятельство, что Юсуф-паша неохотно давал разрешение на проход паломников через территорию эйалета Западный Триполи. Некоторые сведения о том, что представляли собой караваны паломников, дает описание, сделанное шведским консулом в Триполи Грабергом. В 1834 г. в Триполи прибыл караван паломников из Феса, который состоял из 3 тыс. мужчин, нескольких сотен женщин и детей и 2 тыс. верблюдов. Паломники пробыли в Триполи около месяца, а затем часть их продолжала путь сушей, а другая — морем ["84, с. 292]. Наиболее оживленная торговля эйалета в 30-е годы XIX в. велась с Мальтой, откуда, например, в 1834 г. прибыло 27 из 94 кораблей, посетивших в тот год Триполи f84, с. 293]. Значительные доходы Юсуф-паша получал также от налогов. По данным французского консула в Триполи Мюра, приводимым в его отчете морскому министерству Франции I июля 1820 г., налоговые поступления складывались из следующих сумм: Гадамес уплачивал ежегодно 2 тыс. пиастров, Мурзук — 50 тыс., Ауджила — 5 тыс., Бенгази и Дерна — по 50 тыс. пиастров. Прибрежные города, начиная от Мисураты до Завии, и район Западного Джебеля совместно с пригородами Триполи выплачивали 150 тыс. пиастров. Таможенные налоги, сбор которых отдавался на откуп родственникам Юсуфа Караманли, составляли 50 тыс. пиастров. Налоги на вино приносили казне эйалета 15 тыс. пиастров ежегодно. Кроме того, собирались налоги с евреев — в целом 4 тыс. пиастров [101, с. 226]. Все доходы, которые получал Юсуф-паша от морской войны, трансса- хар-ской торговли и сбора налогов, французский консул оценивал в 1820 г. в 549 тыс. пиастров, что по тем временам являлось значительной суммой [101, с. 227]. В то время как источники доходов эйалета сокращались, его расходы непрерывно росли. Рост их увеличивался и в связи с ловышением цен на товары в условиях возросшей инфляции лосле наполеоновских войн в Ев|ропе. Прежде всего, росли расходы на содержание семьи Караманли, которая насчитывала к тому времени 26 человек. Члены правящей семьи ежегодно получали от огромных земельных угодий, которые они сдавали в аренду, по 4 тыс. пистров каждый. Крупные суммы денег тратились также на содержание гарема паши и его свиты. Деньги расходовались на покупку драгоценных камней, духов и других дорогих подарков для женщин династии Караманли. Второй статьей расходов было содержание администрации, армии и флота. Юсуф-паша тратил значительные суммы на подкуп шейхов племен, чтобы заручиться их лояльностью. Большая часть денег уходила на жалованье офицерам и солдатам армии и флота, а также на закупку вооружения. Так, например, Юсуф в начале 30-х годов содержал в военно-морском флоте 20 кораблей с численностью состава 1440 человек, на вооружении которых имелось 136 пушек. По данным французского консула, на эти две статьи расходов тратилось две трети всех доходов правителя эйалета Западной Триполи. Оставшаяся часть расходовалась на подготовку и проведение кампаний по сбору налогов, карательных экспедиций, число которых непрерывно увеличивалось [44, с. 283], на строительство мечетей и различные благотворительные мероприятия, а также на ликвидацию последствий стихийных бедствий— голода и эпидемий, как это случилось, например, в 1784—1785 гг., когда от голода и чумы погибла четверть населения страны. Подписание Юсуф-пашой декларации о прекращении корсарства заставило правителя эйалета задуматься об изыскании новых источников доходов. Сразу же после решения Венского конгресса об обеспечении безопасности на Средиземном море Юсуф-паша установил монополию на торговлю зерном, а затем на торговлю товарами кустарного производства. Кроме того, он ввел монополию на закупку всего необходимого для армии, флота и своего двора. Вопреки ожиданиям монополия на торговлю не только не способствовала оживлению экономической жизни, а, наоборот, привела сначала к застою, а затем и к полному упадку торговли в стране. Об ухудшении экономического положения Западного Триполи и втягивании его в финансовую зависимость от европейских государств свидетельствует введенная Юсуф-пашой система карточек-расписок, к которым он прибег в связи с отсутствием наличных средств. По этим карточкам-распискам паша покупал товары у иностранных купцов. В каждой из них указывалось имя купца, которому должна была быть выплачена определенная сумма, и город эйалета, который обязан был оплатить эту сумму наличными товарами или сельскохозяйственными продуктами. Обычно карточка подписывалась Юсуф-пашой и: владельцами товаров. Владелец такой карточки-расписки направлялся в определенный город, где местный правитель выплачивал указанную в карточке сумму [101, с. 433]. Такая система срабатывала, когда экономическая жизнь в стране находилась в удовлетворительном состоянии и правители городов, как правило, не затягивали выплату денежных сумм или погашали их сельскохозяйственными продуктами и товарами кустарного производства. Однако по мере ухудшения экономического положения эйалета карточки-расписки своевременно не погашались. Длительная затяжка с погашением задолженностей заставляла купцов обращаться за помощью к своим консулам. Консулы, отстаивая права своих подданных^ вынуждали Юсуф-пашу подписывать соглашения об упорядочении уплаты долгов. Обычно смысл этих соглашений сводился к тому, что паша обязывался за отсрочку погашения задолженностей платить значительные проценты. В этом можно убедиться на примере двух соглашений между Юсуф-пашой и подданными Великого герцогства Тосканы. Первое соглашение, подписанное в феврале 1830 г., содержала семь условий: Юсуф-паша должен был оплатить все кар- точки-расписки таким образом, чтобы подданные Тосканы не понесли потерь; причитающаяся сумма должна была быть выплачена в течение трех лет — в первый год 42% всей суммы, во второй год — 50 и в третий год — 8%; Юсуф-паша был обязан при нарушении сроков выплаты указанных сумм выплачивать пеню в размере 12,5% годовых; если задержка в выплате сумм продолжалась, то за каждый новый отсроченный месяц проценты пени возрастали на 2,5 и т. д. [101, с. 455—458]. Второе соглашение было заключено в октябре 1830 г. В связи с тем, что Юсуф-паша из-за финансовых трудностей запродал урожай различных районов на несколько лет вперед, подданные Тосканы решили изменить текст первого соглашения. В соответствии с новыми условиями в течение первых четырех месяцев первого года должно было погашаться 10% положенной суммы, две трети которой выплачивались золотом и серебром по определенной стоимости, а остальная часть — сельскохозяйственными товарами; 65% причитающейся суммы выплачивалось в течение текущего года за счет урожая или валюты; 25% покрывалось в будущем году за счет нового урожая; за задержку выплаты определенных сумм в назначенное время определялся штраф, размер которого равнялся 30% от оставшейся к выплате суммы; паша был обязан в случае, если ему удавалось получить кредит у французов, выдать банку вексель на сумму, которая полагалась кредиторам [101, с. 459—462]. Система карточек-расписок, таким образом, способствовала усилению финансовой зависимости Западного Триполи от европейских торговцев, и прежде всего англичан и французов. Большой вред экономике эйалета был нанесен Юсуф-пашой в результате подрыва им денежной системы. Паша собирал находившиеся в обращении золотые и серебряные монеты и взамен их в оборот вводил новые монеты с большим содержанием меди. Это приводило к тому, что стоимость монет даже в течение одного дня резко менялась. Бывали дни, когда стоимость монеты за день уменьшалась в несколько раз [12, с. 92—95]. Поскольку таким изъятием твердой монеты Юсуф занимался регулярно, население начало бойкотировать новые монеты. С теми, кто отказывался брать новые монеты с большим содержанием меди, паша жестоко расправлялся. У торговцев-мусульман, которые постоянно отказывались брать новые монеты, отрезались рука или нога; если же торговцем, бойкотировавшим их, оказывался еврей, то его приговаривали к смерти через повешение. В случае, если принимать новые монеты отказывался христианин, находившийся под защитой своей страны, то его немедленно высылали из Триполи [27, с. 205]. Для оповещения иностранцев о чеканке новых монет Юсуф- паша направлял послания в консульства. Так, в феврале 1832 г* он направил консулу Сардинии послание, в котором говорилось, что паша начал чеканить новую монету и желал бы, чтобы она обрела официальный характер, т. е. вошла в оборот среди населения страны и была принята всеми государствами, поддерживающими отношения с Триполи. Далее в послании высказывалось пожелание, чтобы для подданных его величества короля Сардинии были изданы соответствующие письменные указания. Сообщалось также, что если кто-либо из подданных королевства не примет новые монеты и не признает их, он будет выслан из столицы [101, с. 464]. Разумеется, такими действиями Юсуфа были недовольны как местное население, так и иностранные купцы. Об этом свидетельствует, в частности, история с торговцем фруктами евреем Юдой Арбибом, который в июне 1831 г. отказался получать за свой товар новые монеты. Когда об этом стало известно Юсуф- паше, он приказал схватить торговца. Юда Арбиб был привезен на центральную площадь, где его раздели, вымазали медом и привязали к стене у входа в синагогу. Собравшаяся толпа молча следила за происходящим. Проходивший мимо торговца английский подданный Анджело Мордакаи освободил его, при этом охранявшие жертву солдаты не воспротивились действию английского подданного. Затем Мордакаи посетил пашу и посоветовал ему, чтобы он не прибегал к подобного рода наказаниям, поскольку они могли привести к выступлениям населения против него. В результате Юсуф-паша был вынужден смириться. Таким образом, Юсуф-паша с ростом экономических трудностей все больше подпадал под влияние европейских государств, и прежде всего Англии и Франции, политику которых в Западном Триполи проводили их консулы. Борьба Англии и Франции за господство над морскими торговыми путями в Средиземном море и за влияние в странах Северной Африки проходила под предлогом принятия мер против корсарства и работорговли в этом районе.
<< | >>
Источник: Прошин Н.И.. История Ливии в новое время (середина XVI - начало XX в.). 1981

Еще по теме Иностранное вмешательство во внутренние дела эйалета Западный Триполи в первой половине XIX в.:

  1. Эйалет Западный Триполи — «ворота» для проникновения европейских колонизаторов в Центральную Африку в XIX в.
  2. Роль и место эйалета Западный Триполи в захватнических планах Османской империи во второй половине XVI в.
  3. Режим деев в эйалете Западный Триполи (1603—1711)
  4. Франция и Англия в борьбе за влияние в эйалете Западный Триполи
  5. Военно-торговая экспансия США в эйалете Западный Триполи
  6. ГЛАВА 3 САМОИЗОЛЯЦИЯ КИТАЯ В КОНЦЕ XVIII — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА. НАЧАЛО ПРОНИКНОВЕНИЯ ИНОСТРАННОГО КАПИТАЛА В КИТАЙ
  7. Глава XIX КОРЕЯ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в. РЕФОРМЫ ТЭВОНГУНА
  8. Борьба народно-демократических государств Европы против вмешательства империалистических держав в их внутренние дела, за мир и международное сотрудничество в 1945—1949 годах
  9. 4.6.1. Экономическое развитие России в первой половине XIX века
  10. 5. Русская философия XIX - первой половины XX века.
  11. Русское искусство первой половины XIX века
  12. КИТАЙ В КОНЦЕ ХУ1П — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.
  13. Изучение истории Древнего Рима в первой половине XIX в
  14. ИЗМЕНЕНИЕ ПРИРОДЫ в XVIII — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В.
  15. 1. Россия в первой половине XIX в. Кризис крепостничества
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -