<<
>>

Режим деев в эйалете Западный Триполи (1603—1711)

К началу XVII в. успешные войны, в ходе которых Османская империя получала большую дань, закончились. Она терпела военные поражения и была не в состоянии подкармливать привилегированную часть своей армии — янычар и платить им регулярно высокое жалованье.
В соответствии с новым специальным регламентом янычары стали заниматься ремеслом и торговлей, обзаводиться семьями. Новые порядки отвлекали янычар от военного дела, ослабляли их боеспособность. Отныне они большую часть времени были заняты устройством личных дел, обогащением и приобретением новых прав и привилегий. Янычарский корпус в Триполитании, как и в Тунисе и Алжире, стремился навязать наместникам султана в этих турецких владениях свою волю. Поскольку временные чиновники из Стамбула и сам наместник султана не имели никакой другой опоры в эйалете и были враждебны местному населению, они легко попадали под контроль янычар. Движимые корыстными интересами, последние яростно боролись за главенство в основных государственных делах эйалета. Из-за конфликтов между верхушкой янычар и наместниками эйалета Западный Триполи часто вспыхивали мятежи янычар. Посылаемые в эйалеты паши — наместники султана не пользовались авторитетом. Нередко янычары отсылали их обратно, а порой и убивали. В конце концов, раздираемая борьбой различных групп за приоритет, верхушка янычар узурпировала власть в эйалетах Западный Триполи, Алжир, Тунис и установила режим деев. Его установление означало окончание периода направления Высокой Портой наместников султана в эти провинции и начало периода своеобразного выбора местных правителей. В 1603 г. в эйалете Западный Триполи произошел военный переворот, в результате которого к власти пришел Сафар-дей. Он отстранил от власти присланного из Стамбула пашу и расправился со своими -противниками — янычарами. Расправа Ca- фар-дея над противниками привела к тому, что в эйалете на некоторое время прекратились неурядицы, вследствие чего этот переворот был с одобрением воспринят населением. У Высокой Порты уже не было достаточных сил, чтобы держать в руках янычарскую вольницу в Триполитании, Тунисе и Алжире, а также контролировать действия избранного янычарами дея. Ho это вовсе не означало, что турки намеревались предоставить режиму деев свободу действий и независимость от Османской империи. Такая независимость могла бы нанести ущерб целостности владений турецкого султана, его владычеству на Средиземном море, пошатнуть позиции в Северной Африке. Уже при первом дее Порта конкретно подтвердила посылкой военных кораблей, что не будет мириться с неограниченной властью местных правителей в эйалете Западный Триполи. Тем не менее по мере укрепления власти Сафар-дея влияние осман-, ского султана Ахмеда I в эйалете продолжало ослабевать. Янычары безраздельно правили страной. Усилились их произвол и злоупотребления, возрастали налоги. Особенно негативно это отражалось на оседлом, земледельческом населении.
Спустя три года после начала правления первого дея снова начались волнения жителей эйалета. В 1606 г. население Ta- джуры во главе с Увейсом восстало против засилья Сафар-дея [99, с. 146; 133, с. 117]. Восстание было поддержано племенем рукиа, перекочевавшим из внутренних районов Триполитании. Против восставших были посланы войска дея, которые окружили Таджуру. В ходе длительной осады защитники города проявили образцы мужества и бесстрашия. Только после того как удалось внести разногласия между руководителями Таджурыи шейхами рукиа, янычарам удалось одержать верх над восставшими. Потерпев поражение, племя рукиа перекочевало в отдаленные районы эйалета. Население Таджуры покорилось и было вынуждено выплатить большую дань. В период своего правления Сафар-дей столкнулся с трудностями в Феццане. Султан Феццана, пользуясь слабостью турецкой администрации, начал добиваться независимости, отказываясь от уплаты ежегодного налога. В свою очередь, турки стремились укрепить свои позиции в этом районе, поскольку через Феццан проходили караванные пути из Центральной Африки к портам Средиземного моря. Венеция поставляла в Феццан шелковые одежды, расшитые золотом и серебром, венецианское стекло, металлические изделия и украшения. Из Феццана в Триполи, а оттуда в порты Ливорно, Венецию и Марсель вывозились рабы-негры, золотой песок, слоновые бивни и т. д. Кроме того, турок не удовлетворяли налоги, которые платил им султан Мунтасер бен Мухаммед. Им не давали покоя доходы Феццана, получаемые от торговли. Согласно Ибн Галбуну, в 1577 г. турецкие янычары двинулись в глубь страны и захватили Себху и Мурзук [99, с. 143]. Вместо Мунтасера у власти был поставлен новый, угодный туркам правитель Феццана, Мами. Все возрастающие и без того непомерно высокие налоги, силой собираемые с населения, толкнули на восстание и убийство правителя. Управление Феццаном с 1582 г. вновь перешло к членам семьи Бен Мухаммед. На этот раз султаном стал ан-Насер бен ан-Насер. В 1599 г. титул султана перешел к сыну ан-Насера аль-Мансуру [100, с. 108]. В его правление правитель Триполитании посла л 10-тысячную армию в Феццан, чтобы вернуть прямой контроль над его территорией [133, с. 118]. Армия Сафар-дея состояла из кавалеристов и пехотинцев, среди которых были и арабы. Войско султана Феццана состояло в основном из верблюжьей конницы и небольшого количества пехоты. Несмотря на явное превосходство в численности и вооружении армии дея, кавалерии аль-Мансура удалось нанести серьезные удары по противнику, смять его фланги и уничтожить много турецких воинов. Феццанцы стали преследовать спасавшихся бегством солдат. Победа казалась близкой, но в это время вступила в бой турецкая батарея. Султан был смертельно ранен. Воспользовавшись замешательством в рядах фец- цанцев, турки перехватили инициативу и овладели Себхой, а затем и Мурзуком. Брат султана аль-Мансура ат-Тахир бежал со своей казной и гаремом в Судан. Турки назначили правителем Феццана Хусейна бен ан-Нааля. Оставив в Мурзуке небольшой гарнизон, турецкая армия возвратилась в Триполи. При Сафар-дее в 1613 г. вспыхнуло новое восстание феццан- цев, в результате чего был убит Хусейн бен ан-Нааль и власть перешла в руки к ат-Тахиру, провозгласившему независимость Феццана от эйалета Западный Триполи. Одновременно восстала Таджура, население которой подвергалось постоянному ограблению янычар. Посланные Сафар-деем войска жестоко расправились с восставшими, разграбили город и подожгли в нем дома. Высокая Порта внимательно следила за правлением Сафар- дея, дожидаясь удобного момента для его свержения. В 1614 г., воспользовавшись охватившими эйалет Западный Трииоли волнениями, а также непрекращавшимися жалобами в Стамбул на жестокое обращение с местными жителями и петициями находившихся в оппозиции к Сафар-дею янычар, султан направил свой флот в Триполи. Узнав об этом, Сафар-дей принял решение не впускать корабли в гавань. В ходе обмена посланиями между Сафар-деем и Халиль-пашой адмиралу турецкого флота удалось успокоить правителя Триполитании, в результате чего тот осмелился принять непрошеных гостей. Хитростью заманив Сафар-дея к себе на корабль, Халиль-паша велел схватить его и заковать в кандалы. Узнав об аресте Сафар-дея, его сторонники собрались в ци~ тадели и стали готовиться к оказанию сопротивления турецкому адмиралу [133, с. 119]. Однако столкновение между двумя сторонами удалось предотвратить. Знатные люди города добились от турок обеспечения безопасности Сафар-дея и проведения над ним открытого суда за совершенные преступления. Турки согласились с этим предложением, так как в их планы входила одновременно демонстрация мощи Османской империи, и. когда возбуждение в городе улеглось, с кораблей высадились турецкие солдаты. Сафар-дей был доставлен в диван, где ему были предъявлены многочисленные обвинения согласно поступившим на него в Стамбул жалобам от различных слоев населения. Суд над Сафар-деем проходил за стенами цитадели на большой площади, где была сооружена палатка, в которой находились члены суда, состоявшие из улемов и знатных лиц. На площади собрали жителей Триполи, которые следили за судебным процессом. Основное обвинение сводилось к грабежам и убийствам со стороны Сафар-дея. На процессе выступали свидетели и пострадавшие. За совершенные преступления дей был приговорен к смертной казни и повешен на воротах цитадели. Суд и расправа над деем, по замыслам султана, должны были послужить уроком для последующих правителей эйалета Западный Триполи, чтобы они в своей деятельности не наносили ущерба престижу Османской империи. Расправа над первым деем наложила отпечаток на дальнейший ход событии в эйалете. За сто с лишним лет правления режима деев в Триполитании сменилось 25 правителей. Помимо деев страной периодически правили и наместники султана, посылаемые Стамбулом с целью наказать янычар, преступивших законы Османской империи. Вместе с тем многие правившие деи старались заручиться поддержкой Высокой Порты. С этой целью они делали все, чтобы заслужить благосклонность султана. В этом случае дей официально назначался Портой наместником султана эйалета Западный Триполи. В периоды, когда в стране находились одновременно наместник султана и дей, роль первого сводилась к чисто представительским функциям. Анализ истории режима деев эйалета Западный Триполи показывает его неустойчивость по сравнению с такими же режимами в Тунисе и Алжире. В основе этого лежали бедность и низкий уровень экономического развития Триполитании. Кроме того, янычарский корпус и таифа раисов были значительно малочисленнее и слабее, чем в Алжире и Тунисе, и поэтому не могли отстаивать свою независимость от Османской империи, как это делалось в упомянутых выше странах Северной Африки. После расправы над Сафар-деем турецкий флот возвратился в Стамбул. Постепенно страх янычар рассеялся, и они снова взялись за произвол и разбой. Избранный вместо Сафар-дея Мустафа Шериф (1614—1030) старался править иа основе шариата. Тем не менее в эйалете начались смуты. В 1631 г. был избран новым деем Рамадан. Однако, по характеру инертный и ленивый, он плохо справлялся со своими обязанностями. В период правления Рамадан-дея в эйалете участились междоусобицы, катастрофических размеров достигла хозяйственная разруха. Избранный вместо него Мухаммед ас-Саказли (1633— 1649) сознавал необходимость принятия мер для стабилизации положения с целью дать населению эйалета возможность спокойно заниматься сельским хозяйством и торговлей. Надежды на улучшение экономического положения в стране за счет доходов от корсарства, как это было в Алжире и Тунисе, не оправдались. Доходы оказались незначительными, поскольку флот эйалета в тот период был небольшим и его правители не реша лись нападать на суда государств, с которыми Османская империя поддерживала нормальные отношения. Мухаммед асСаказли-дей, осуществляя во внутренней политике меры по изысканию средств для управления страной, основной упор делал на таможенные сборы. Вопреки принятому Османской империей режиму капитуляции, который устанавливал таможенные сборы в размере 3% от стоимости товаров, он ввел пошлины значительно более высоких размеров. Вместе с тем налоги с населения были снижены. Далее, Мухаммед ас- Саказли-дей принялся за создание в эйалете силы, способной хотя бы в какой-то степени противодействовать янычарам и обеспечить безопасность в первую очередь торговых путей. Им была разработана организационная структура формирования конницы из местного населения. Первые же созданные подразделения помогли навести порядок в Триполитании. При Мухаммеде ас-Саказли началось освоение прибрежной части Киренаики (Барки). В 1635 г. в Бенгази были введены турецкие войска. Здесь был построен укрепленный форт. Позже турецкий гарнизон был поставлен в Дерне. Несмотря на то что местное население влачило нищенское существование, оно было обложено налогами. Известный арабский ученый и путешественник Хасан ибн Мухаммед аль-Уаззан (Лев Африканский) в своем труде «Описание Африки», вышедшем в Венеции в 1550 г., сообщал о Киренаике следующее: «Пустыня Барка тянется от границ Мисураты на западе до окрестностей Александрии на востоке. Это страна бедная, почти лишенная воды и зерновых культур. После завоевания Барки арабами страна влачит жалкое существование. Ее жители постоянно нуждаются, так как страна не в состоянии обеспечить их потребности. Пшеница в Барку ввозится из Сицилии. Безопасность в стране отсутствует, путешественники постоянно подвергаются опасности» (цит. по [131, с. 5]). Немного позже, в 1573 г., голландский путешественник Л. Мармол в «Обшем описании Африки» писал, что арабы пустыни Барка настолько бедны, что для покупки зерна были вынуждены продавать своих детей христианам — торговцам Сицилии. Жители Киренаики могли выкупить своих детей, но это случалось редко; они оставались рабами и принимали христианскую веру. Мармол лично встречал таких рабов на Сицилии (цит. по [84, с. 185]). Ничем не лучше было положение в Киренаике в XVII в. Мусульмане, направлявшиеся из Магриба в священные города Мекку и Медину через Барку, были вынуждены запасаться продовольствием летом на два месяца, а зимой на три, чтобы миновать опасный и трудный отрезок пути от Триполи до Александрии. Против налогов, насильно собираемых турками, выступали жители Эль-Джебель-эль-Ахдар и крупного оазиса Ауджила, находившегося на караванном пути из Феццана в Египет. В 1639 г. на подавление восстания был послан бей Осман ас- Саказли [60, с. 100—102], ставший впоследствии деем эйалета Западный Триполи. После прибытия по морю и совершения перехода в Ауджилу его армия встретила сопротивление со стороны войска Ахмеда бен Абд аль-Хади, а также вооруженного населения. Однако восстание было подавлено, и местные жители были обложены тяжелыми налогами. Осман-бей с захваченным богатством и рабами с триумфом возвратился в Триполи. В период правления Мухаммеда ас-Саказли были урегулированы отношения с Феццаном. Семейство Бен Мухаммед поддерживаемое населением района Мурзук, традиционно враждовало с жителями Вади-эль-Аджаль, которые были потомками древних гарамантов3, господствовавших долгое время в этом районе. Жители Вади-эль-Аджаль не могли забыть своего славного прошлого. Их вожди неоднократно предпринимали попытки захватить власть, но каждый раз они жестоко подавлялись. Вожди Вади-эль-Аджаль поддерживали политику турок в этом районе, так как они были противниками власти их заклятых врагов. Придя к власти, султан ат-Тахир обложил жителей Вади-эль-Аджаль тяжелыми налогами. В ответ на притеснения ат-Тахира те восстали. Войска султана из Мурзука были направлены в Джерму — главный центр потомков гарамантов, в результате чего город был до основания разрушен, а многие из его жителей были убиты. Некоторым вождям Вади-эль-Аджаль удалось бежать, и они нашли прибежище у наместника эйалета Западный Триполи Шериф-дея. В создавшихся условиях турки решили предпринять новую попытку низложить враждебное им семейство Бен Мухаммед и посадить на престол своего ставленника, одного из вождей гарамантов, бея Ахмеда Хувейди аль-Гирмани. В 1626 г. турецкие войска, вынудив ат-Тахира к бегству в Судан, оставили в Мурзуке Ахмед-бея и небольшой турецкий гарнизон для сбора налогов. В Феццане установилось спокойствие, начала оживляться торговля и возрождаться земледелие. Однако в том же году в районе Эль-Гатруна объявился Мухаммед Джухейм, брат султана ат-Тахира, с большим войском, собранным в султанате Канем в Центральной Африке. Навстречу ему вышел Ахмед-бей со своим небольшим отрядом. В ожесточенном бою недалеко от Трагена Ахмед-бей был разбит и отступил к Myp- зуку, где и укрылся. Мухаммед Джухейм начал осаду города. Осада продолжалась до тех пор, пока подошедшие на помощь к Ахмед-бею турецкие подкрепления не сняли ее. В ряде боев ни одна из сторон не смогла одержать верх. Так продолжалось несколько лет. Война истощила силы обоих противников. Фец- цан лежал в развалинах, караванные пути, проходившие через него, опустели, и караваны шли по другим, более безопасным путям. Учитывая катастрофическое положение, местные феодалы, вожди племен и населенных оазисов, а также марабуты потребовали заключения мира между обеими сторонами. Мухаммед ас-Саказли хорошо понимал, что новые столкновения с феццанцами и разжигание розни между семейством Бен Мухамед и жителями Вади-эль-Аджаль не принесут пользы эйалету. Наоборот, прекращение торговли между Центральной Африкой и Триполи уже наносило существенный ущерб доходам последнего [100, с. HO]. Исходя из этого, дей согласился пойти на мир с семейством Бен Мухаммед, которое отныне должно было управлять Феццаном. Соглашение включало следующие условия: во-первых, турки должны были покинуть Феццан; во-вторых, Феццан управлялся не султаном, а шейхом; в-третьих, Мухаммед Джухейм становился шейхом Феццана; в-четвертых, Феццан выплачивал ежегодно 4 тыс. мискалей золота наместнику султана в эйалете Западный Триполи. (Половина этой суммы должна была выплачиваться золотом, а остальная — рабами из расчета, что каждый раб мужского пола стоил 25 мискалей, женского — 30; евнух — 80.) Кроме того, шейх был обязан посылать каждый год подарки приближенным дея или наместника султана в эйалете Западный Триполи. Так, например, ага янычар получал подарок в 13 мискалей золота. После заключения соглашения турки покинули Феццан [84, с. 184]. Действия Мухаммеда ас-Саказли по восстановлению порядка в Феццане были одобрены Высокой Портой, за что ему был присвоен титул паши. После его смерти на пост дея был избран Осман ас-Саказли (1649—1672). Новый дей направил послание султану, в котором сообщал, что за свои благодеяния по отмене всех ранее установленных налогов он пользуется поддержкой населения эйалета Западный Триполи. В конце послания Осман ас-Саказли просил султана присвоить ему титул паши. Однако официальное утверждение дея на пост наместника султана было обусловлено тем, чтобы в начале своего правления Осман ас-Саказли-дей способствовал возрождению Триполитании, а также всячески содействовал укреплению военного флота. Им было построено 24 корабля, которые вскоре после ввода в строй приняли участие в морских сражениях на стороне Османской империи [133, с. 124]. После утверждения Османа ас-Саказли наместником султана в эйалете Западный Триполи его власть стала неограниченной. Вместо отмененных ранее налогов он ввел новые, более высокие, которые легли тяжелым бременем на плечи населения; когда и собираемых налогов не стало хватать, наместник султана прибрал к своим рукам и торговлю. Он сам стал закупать все товары, поступавшие из других стран, и продавал их купцам по высоким ценам, получая при этом большие доходы. Осман Саказли-паша ввел продажу административных должностей. Каиды уездов, получившие таким образом должности, приступали к грабежу подведомственных территорий, чтобы как можно быстрее вернуть деньги, заплаченные наместнику султана, и самим начать получать доходы. Кроме того, Осман ас-Саказли занимался скупкой плодородных земель, причем эти операции проводились с участием судей. В их присутствии он вручал деньги бывшему хозяину земли, а после выхода того из суда приказывал страже отбирать их обратно. Османом ас-Саказли также определялась стоимость товаров, добываемых во время корсарских операций и поступавших в (качестве доли правителю. Затем он заставлял купцов покупать эти товары вдвое дороже по сравнению с ценами таких же товаров, имевшихся в продаже. Примеру наместника султана следовали военачальники и каиды уездов, которые открыто грабили население. Жажда Османа ас-Саказли к обогащению привела к его отказу делить добычу, как это было установлено ранее, с участниками корсарских операций. Такая позиция наместника султана в 1672 г. привела к восстанию янычар, которые захватили городскую цитадель. Между Османом ас-Саказли и его сторонниками, с одной стороны, и восставшими янычарами — с другой, разгорелся бой, продолжавшийся восемь дней. Убедившись, что ему не одолеть своих противников, Осман ас-Саказли, опасаясь жестокой расправы янычар, покончил с собой [133, с. 123]. Период правления Османа ас-Саказли нашел отражение в труде Абу Салима Абдаллаха бен Мухаммеда бен Аби Бакра аль-Аяши, в котором автор дает зарисовки политической и экономической жизни эйалета Западный Триполи, который он посетил трижды. По его мнению, власть турок над внутренними районами Киренаики была слабой, Эль-Джебель-эль-Ахдар находился лишь в формальной зависимости от наместника султана в эйалете Западный Триполи. Аль-Аяши отмечал, что Феццан также не подчинялся, туркам. He лучше было положение и в отдельных районах Триполитании. Время от времени вспыхивали восстания в городах, которые отказывались подчиняться Триполи. Так, аль-Аяши описывает восстание жителей Дерны против Османа ас-Саказли. С усилением своей власти присланный сюда наместником султана правитель Дерны увеличил налоги, стал попирать права и обычаи местных жителей. Доведенное до отчаяния население города восстало против правителя и изгнало его. Ho вскоре бежавший правитель Дерны вернулся вместе с войсками Османа ас-Саказли. Узнав о приближении турецких кораблей и предчувствуя жестокую расправу, все жители покинули город [139, с. 324]. Согласно аль-Аяши, только в Триполи поддерживался порядок, но и то лишь в стенах укрепленного города, за пределами которого турецкое присутствие было слабым. Город часто подвергался нападению со стороны местного кочевого населения. Основное внимание турецких властей в этот период уделялось корсарству, которое вело к быстрому обогащению. Никакой заботы о внутреннем положении в эйалете турки не проявляли* ограничиваясь некоторым влиянием на немногочисленные города. Режим деев в эйалете Западный Триполи пользовался значительной свободой по отношению к центральным властям Османской империи, чему в немалой степени способствовала значительная удаленность Стамбула от населенных пунктов эйалета. Средством связи являлись редкие караваны, которые доставляли почту, а также специальные курьеры. Распоряжения администрации доходили до месга назначения с большим опозданием. Основным занятием дея было увеличение добычи, приобретаемой с помощью корсарства, которое было возведено в ранг «священной морской войны» с христианами. Корсарство поддерживалось также местным населением, так как оно приносило хорошую добычу. Для этого правитель снаряжал большой военный флот. По свидетельству аль-Аяши, корсары правителя эйалета редко возвращались без трофеев, захватывая как торговые, так и военные корабли. Он сообщает, что во время своего путешествия видел корабли правителя, которые направлялись на войну против «неверных». Их было шесть, на борту которых находилось 2 тыс. воинов [139, с. 88]. После смерти Османа ас-Саказли янычары и раисы избрали деем Османа Раиса — ренегата, грека с островов Эгейского моря; его помощником был назначен Али Капудан. Однако их правление было недолгим. Возвратившиеся из пиратских круизов влиятельные раисы Ибрагим Мысырли-оглы и Мустафа аль-Кабир не признали законными выборы, мотивируя это тем, что Осман Раис и Али Капудан ренегаты. Они были отстранены, а впоследствии задушены на кораблях, которыми командовали после отстранения от власти. После долгих и горячих споров между различными группировками раисов и янычар диван эйалета остановил свой выбор на Бали Шавуше (1672—1675). Чтобы укрепиться у власти» Бали Шавуш направил в 1673 г. в Стамбул делегацию с богатыми подарками. Новый дей энергично приступил к наведению порядка в эйалете Западный Триполи, назначив на ключевые посты своих родственников. Бали Шавуш осуществил ряд мер по укреплению дисциплины среди янычар и местной кавалерии, что благотворно сказалось на положении внутри эйалета. Ho не всем янычарам пришлись по вкусу новые порядки, которым они всячески противодействовали. Бали Шавуш ужесточил свое отношение к проживающим в Триполи иностранцам-христианам, купцам и рабам, захваченным корсарами. Им были разрушены греческая церковь святого Георгия и католическая капелла (часовня) монахов-фрая- цисканцев, построенные при Мухаммеде и Османе ас-Саказли. Деятельность Бали Шавуша по наведению порядка в стране была приостановлена нападением тунисских войск под командованием Мурад-бея. Тунис к 70-м годам XVII в. значительно укрепил свое внутреннее положение. Опасаясь усиления соседского эйалета, паша Туниса намеревался вернуть свои территории, захваченные в свое время Триполи. Мурад-бея, выступившего против эйалета Западный Триполи со своим 9-тысячным войском, поддержал шейх Джербы Муса [84, с. 196]. Тунисцам противостояли 2,5 тыс. янычар и кулугли4. В ряде боев, которые происходили между тунисскими и триполитан- скими войсками, последние терпели поражение. Решающая битва состоялась у Эль-Аджейлат, расположенного в 100 км от Триполи. В ходе боя обе стороны понесли тяжелые потери, но перевес сил был на стороне тунисцев. 400 янычар сдались в плен, а конница триполитанцев покинула поле боя. Путь на Триполи был открыт. Бали Шавуш с остатками янычар укрылся в крепости Триполи, которая вскоре была осаждена тунисцами. Оказавшись в бедственном положении, Бали Шавуш обратился за. помощью к населению близлежащих районов, в частности к жителям Таджуры, к вождям и шейхам Тархуны, Масаллаты, Ми- сураты, Гарьяна, к шейхам Мансуру и Салиху племени аль- махамид. Вожди и шейхи племен поспешили послать вооруженные отряды для защиты Триполи. Опасаясь, что выступление против тунисцев может перерасти в антитурецкое восстание, знатные лица Триполи, шейхи, улемы, кулугли обратились с просьбой к Мурад-бею, чтобы он отвел свои войска к границам Туниса. Добившись главной цели — ослабления восточного соседа My- рад-бей покинул Триполитанию [133, с. 125]. Тем не менее, воспользовавшись слабостью правителя эйалс- та Западный Триполи и его неудачной борьбой с тунисцами, арабское население Киренаики в Бенгази и Дерне выступило против турецкого гнета. Только после того как по просьбе правителя Бенгази Мухмуд-бека Бали Шавуш направил ему в помощь 300 янычар и 250 сипахи, удалось расправиться с восставшими [84, с. 197]. He успел Бали Шавуш подавить выступление в Киренаике, как против него поднялись жители Триполитании. Оказав значительную помощь в спасении правления дея население Триполитании ожидало, что он выполнит свое обегцание снизить налоги и установить порядок в стране. Убедившись, что их надежды были тщетными, в 1673 г. восстали жители от Гарьяна до Таворги. Однако с помощью племен аль-махамид и улед ну- вейр восстание было подавлено [84, с. 197]. Эйалет Западный Триполи был постоянно охвачен волнениями. Османская империя, которая все больше и больше теряла непосредственную власть над этим североафриканским владением, решила направить туда своего наместника. На него возлагалась задача предотвратить окончательный отход эйалета от Османской империи. В августе 1673 г. в Триполи прибыл Халиль-паша, уроженец Боснии. Несмотря на подчеркнуто пышный прием, ему было строго запрещено вмешиваться в дела правления эйалета. Тунисская военная экспедиция, волнения в Триполитании и Киренаике подорвали и без того слабую экономику эйалета. Чтобы как-то поправить свои дела, Бали Шавуш решил активизировать пиратскую деятельность. По его распоряжению было снаряжено пять корсарских кораблей во главе с известными и влиятельными раисами. Однако Бали Шавушу не удалось дождаться их возвращения с богатой добычей. После его смерти борьба за власть в эйалете вспыхнула с новой силой. В ходе бурных обсуждений в диване раисам удалось избрать деем Ибрагима Мысырли-оглы (1675—1676) вместо Мустафы Пехлевана, пробывшего деем всего 15 дней и сосланного на Джербу. Наместник султана Халиль-паша, не пользовавшийся ни властью, ни влиянием, не смог повлиять на результаты избрания нового дея и фактически оставался безучастным к столкновениям различных групп янычар и корпорации раисов. Ибрагим Мысырли-оглы энергично взялся за управление эйа- летом. Он, быстро расправившись с противниками, навел порядок во многих районах, отремонтировал крепость Триполи и приступил к дальнейшему укреплению флота. При новом дее корсарство получило свое дальнейшее развитие. В период его правления было захвачено три английских корабля, товары которых были проданы с большой выгодой. Быстрое обогащение дея вызвало зависть среди его бывших сторонников. Оппозиция к нему еще более усилилась в результате его попыток упорядочить управление эйалетом, а также противодействия Мысырли- оглы своеволию и самоуправству янычар. Опасаясь за свою жизнь и накопленные богатства, Ибрагим Мысырли-оглы решил тайно покинуть Триполи. Заблаговременно погрузив на корабль драгоценности и деньги, он под предлогом ознакомления с работами в восточной части порта отплыл в Александрию. Как только распространился слух о бегстве Ибрагима Мысырли-оглы, собрался диван янычар, который объявил деем Ибрагима Челеби. И на этот раз избрание проходило без раисов кораблей, находившихся в странах Леванта, где они вербовали новых янычар. Спустя три дня возвратившийся в Триполи командующий флотом Мустафа аль-Кабир добился своего назначения правителем эйалета. Отстранение от власти избранного янычарами дея и замена его Мустафой аль-Кабиром еще раз свидетельствовали о возросшем влиянии корпорации раисов в эйалете Западный Триполи. Новый правитель сразу же стал укреплять свои позиции, решительно расправляясь с противниками. Он уделял большое внимание армии и навел в ней порядок, сослав некоторых янычар и сипахи в отдаленные районы. Наряду с этим Мустафа аль-Кабир был более терпим к местному населению. В частности, он уменьшил налоги, полагаясь на его поддержку в случае ухудшения отношений с янычарами или Портой. Вместо умершего от чумы в апреле 1677 г. Мустафы аль-Ка- биря был избран деем старый ренегат родом из Ниццы, бывший раб, которого обычно называли Осман-бабой. Однако он правил недолго. Его сменил Ак Мухаммед. Став деем, Ак Мухаммед проявил себя жестоким тираном по отношению к населению Триполитании. Возросли поборы с населения, жители преследовались и притеснялись повсеместно. Против дея был составлен заговор, в котором участвовали его помощники и представитель султана в Триполи Халиль-паша, секретарь казначейства и другие знатные лица. Однако заговор был раскрыт. Началась жестокая расправа над его участниками и теми, кто сочувствовал Халиль-паше, среди которых было много местных арабов. К этому времени бывший дей Мустафа Пехлеван, бежавший из ссылки с о-ва Джерба, используя возмущение населения действиями дея, начал собирать своих сторонников из разных районов Западного Джебеля и готовить их к борьбе против Ак Мухаммеда. С помощью вооруженных отрядов племени аль- махамид ему удалось поднять восстание. К восставшим присоединились жители Гарьяна, среди которых находился правитель Гарьяна Мурад. Посланные на подавление мятежников янычары во главе с Хусейном Абазой восстали против Ак Мухаммеда и убили его. В результате Хусейн Абаза был избран деем (1679—1683), а Мурад был назначен командующим войском эйалета Западный Триполи. Вскоре Мурад укрепил свое положение в эйалете, став «умиротворителем» Феццана. После заключения соглашения между Мухаммедом ас-Саказ- ли и феццанцами последние исправно выполняли все его пункты. В 1658 г. умер шейх Феццана ат-Тахир бен Мухаммед. Вместо него был избран его сын, который также соблюдал условия соглашения. Ho после смерти последнего его брат Нагиб отказался выплачивать дань, которую ежегодно Феицан направлял дею эйалета Западный Триполи. Хусейн Абаза использовал это г отказ как повод для открытого грабежа феццанцев. Он направил Мурад-бея в Феццан. На подступах к Дулайму Нагиб, не ввязываясь в бой с Мурадом, попросил пощады. В ответ Мурад обещал безопасность Нагибу и его войску. Однако Мурад, вступив в Мурзук, нарушил свои обещания и захватил все сокровища шейха Феццана, а также товары и деньги 'купцов. Вместо убитого Нагиба он назначил шейхом его брата ан-Насера и затем победоносно возвратился в Триполи. Сказочно разбогатев после грабежа Феццана, My- рад-бен сколотил вокруг себя отчаянных авантюристов и фактически стал заправлять всеми делами эйалета. Он приказал схватить безвольного Хусейна Абазу, который в свое время избавил его от неминуемой смерти, и отправить в ссылку на Джер- бу. Вместо Хусейна Абазы деем стал Мурад Булук Махмуд. Ho уже спустя два дня деем был провозглашен бывший командир алжирских солдат, известный в Триполи как Абдаллах аль- Джазаири (1683—1684). Тем временем фактическим правителем эйалета продолжал оставаться Мурад-бей, назначавший деями своих ставленников. Однако вопреки его воле янычары выступили против дея-марио- нетки и прогнали его, провозгласив новым деем аль-Хаджа Аб- даллаха аль-Азмирли (1684—1687). Частая смена деев ухудшала внутреннее положение в стране. Сменой деев руководила рвавшаяся к обогащению клика ренегатов, которые не считались ни с интересами страны, ни с сюзеренитетом Османской империи. Недовольством населения эйалета Западный Триполи, злоупотреблениями деев воспользовались испанцы. В июне 1682 г. испанский военно-морской флот блокировал Триполи, а затем подверг его бомбардировке. Непрерывные мятежи янычар и слабость деев привели к тому, что потребности обороноспособности Триполи в этот период полностью игнорировались. Цитадель и оборонительные сооружения города находились в плачевном состоянии, не было и подготовленных защитников. Страх охватил жителей Триполи, когда они внезапно оказались перед жерлами испанских орудий, направленных на город. Созванному совету, на который были приглашены знатные горожане и улемы, предстояло решить: защищать город или сдаться на милость врага. В ходе его мнения разделились. После долгого обсуждения было принято решение согласиться на условия, предложенные испанцами, — на открытие испанского консульства в Триполи и подписание договора, по которому испанцы могли посещать любые места в эйалете Западный Триполи. Испанские подданные объявлялись неподсудными местным судам. Их дела могли разбираться лишь в испанском консульстве. Вскоре после принятия ультиматума Испании дей аль-Хадж Абдаллах аль-Азмирли, также находившийся под сильным влиянием Мурад-бея, был отстранен от власти и деем был избран Ибрагим ат-Тарзи. Командующим армией стал Мухаммед Ага, а его помощником Хусейн Капудан Калайджи. Мурад-бей^ оставшись не у дел, направился в Таджуру, где ему удалось поднять своих сторонников на борьбу против Триполи. И хотя Ибрагим ат-Тарзи направил на подавление мятежа большие силы, только помощь вооруженных отрядов племени аль-маха- мид позволила одержать верх над восставшими. После того как Мурад-бей в одном из боев был убит, войска ат-Тарзи-дея легко расправились с его сторонниками. В 1687 г. янычары, недовольные правлением Ибрагима ат-Тарзи, заменили его имамом мечети в Триполи Мухамхмедом Карадагли. Одновременно из Стамбула в Триполи был направлен новый наместник Высокой Порты, Мухаммед-паша. Однако он, как и его предшественник, исполнял лишь чисто представительские функции центральной власти Османской империи. Новый дей, по происхождению черногорец, был человекохм твердым и решительным. Понимая, что в период правления своего предшественника страной фактически правил глава таи- фы раисов Хусейн Капудан Калайджи, Мухаммед Карадагли решил от него избавиться. С этой целью дей заручился поддержкой моряков. Когда Калайджи вернулся из очередного корсарского рейда, он и его сторонники были схвачены и обезглавлены. На основные посты Мухаммед Карадагли назначал верных ему людей. Так, он приблизил к себе и сделал командующим триполийским флотом своего земляка, черногорца Xa- лиля. Вскоре Мансур бен Халифа, пострадавший в свое время от. турецких янычар за помощь Мурад-бею, поднял на восстание население Тархуны, недовольное притеснениями местных гарнизонов янычар. Узнав о приближении крупных сил из Триполи, Мансур бен Халифа бежал в район Таворги. He успев к 1697 г. окончательно сформировать войско из поддерживавших его местных жителей, Мансур бен Халифа вынужден был выступить против приближающихся турецких янычар. Бой произошел южнее Таворги [84, с. 210; 99, с. 191]. В ходе его Мансур бен Халифа нанес сильное поражение триполийским войскам, которыми командовал Юсуф-бей. Разгром был настолько внушительным, что войско дея оказалось на грани катастрофы. В связи с этим было решено заменить Юсуфа Халиль-беем. Между тем Мансур бен Халифа, нуждаясь в средствах, начал сам притеснять местное население. Он направился в сторону Сирта и далее, в пределы Киреиаики. Дей Мухаммед Карадагли, узнав о продвижении Мансура бен Халифы, дал указание правителю Киренаики Мухаммеду бен Махмуду захватить мятежника. С этой целью правитель Киренаики объединил военные отряды из Дерны и Бенгази с вооруженными ополчениями племен ауляд бараса и ауляд али. Объединенный отряд в 1200 человек напал на войско Мансура бен Халифы и нанес ему поражение [84, с. 211]. Сам Мансур бен Халифа вернулся в Тархуну и вновь захватил там власть, разгромив своих соперников. В 1699 г. в районе Таворги выступил Абдаллах бен Абд ан- Наби, объединив вокруг себя всех недовольных и местное население, а также племя ауляд султан. Он совершал налеты на деревни, расположенные в районе Мисураты, Злитена и даже Таджуры, грабя их жителей [84, с. 211]. Халиль-бей с войском из Триполи оттеснил вооруженные отряды Абдаллаха бен Абд ан-Наби к Таворге, где рассеял и уничтожил их в 1700 г. В период правления Мухаммеда Карадагли-бея было неспокойно и в Феццане. В 1694 г. шейх Феццана ан-Насер отказался платить дань правителю эйалета Западный Триполи. Против него были посланы войска под командованием Юсуф-бея. В ходе боев у Мурзука ни одна из сторон не смогла одержать верх. Тогда Юсуф-бей, прибег к расколу рядов повстанцев, в результате чего ан-Насер был взят в плен. Юсуф-бей, не забыв прихватить с собой казну правящей семьи Феццана, с почестями возвратился в Триполи. Вместо плененного ан-Насера представителем дея Триполи был оставлен кузен Юсуф-бея Мухаммед аль-Гузайль; спустя пять месяцев феццанцы вновь восстали. Расправившись с представителем Триполи, они избрали шейхом Феццана Таммима бен Джухейма. Дей немедленно послал войска на подавление восстания во главе с Али аль-Муккани, двоюродным братом убитого бея Мухаммеда аль-Гузайля. Таммим бен Джухейм прибегнул к тактике ухода от сражения. Перемещения по обширному району Феццана войск Юсуф- бея и феццанцев препятствовали нормальному передвижению караванов, шедших через Феццан из Центральной Африки в Триполи. Продолжение военных действий грозило привести к сокращению торговли, процветавшей при ан-Насере. В связи с напряженной обстановкой в Феццане доходы трк- политанской казны резко уменьшились. Дей Мухаммед Kapa- дагли, учитывая, что его пленник ан-Насер пользовался большим авторитетом и имел много сторонников, решил освободить его и поставить снова шейхом Феццана при условии, что он будет платить дань и станет преданным вассалом эйалета Западный Триполи. К этому времени положение триполитанских войск резко ухудшилось. Сам Али аль-Муккани был схвачен бен Джухеймом и брошен в тюрьму. На помощь триполитан- ским войскам поспешил Юсуф-бей. Он освободил Али аль-Муккани и вернул к власти ан-Насера. После этого положение в Феццане стабилизировалось, и дей эйалета Западный Триполи стал регулярно получать дань от Феццана, а также значительные доходы от торговли. Помимо подавления непрерывных выступлений местного населения Мухаммед Карадагли занимался восстановлением и укреплением крепости в Триполи, прилагая в то же время много усилий к расширению триполитанского флота. Он восстановил и расширил базары Сук ат-Турк и Сук аль-Харир. В 1698—1699 гг. дей воздвигнул на Сук ат-Турк мечеть, которая была названа в его честь — «Шайб аль-айн». («Белый глаз»). Такое имя Мухаммед Карадагли получил за свои глаза с бельмами. Будучи деем, он уделял много внимания соблюдению законов шариата, поддерживал хорошие отношения с улемами и часто выполнял функции имама в мечети. Мухаммед Карадагли-дей проводил активную внешнюю политику. В первые годы своего правления он попытался расторгнуть унизительный договор е Испанией, который предоставлял испанскому консулу большую самостоятельность в эйалете. Его попытка ограничить права испанского консула вызвала ожесточенное сопротивление испанцев. В порт Триполи была направлена эскадра, состоявшая из 15 военных кораблей [133, с. 135]. Несмотря на это, а также на колебания среди янычар, Мухаммеду Карадагли удалось устоять перед угрозой испанского флота. Однако через некоторое время испанская эскадра возвратилась. Испанцы захватили два корабля, принадлежавших мусульманам [133, с. 135]. Нависла угроза бомбардировки Триполи. Мухаммед Карадагли-дей вновь попытался объединить вокруг себя сторонников, готовых отвергнуть домогательства испанцев, но на этот раз безуспешно. Опасаясь за свою жизнь, он вынужден был подтвердить договор с испанцами и обменялся с ними пленными, выплачивая по 150 реалов за каждого. Усиливавшиеся попытки испанцев восстановить свое влияние в Северной Африке вынудили дея придерживаться более тесных отношений с Османской империей. В 80-х годах XVIIB. Высокая Порта предпринимала все возможное чтобы отразить попытки европейских государств укрепить свои позиции в Северной Африке. В 1689 г. султан издал фирман, в соответствии с !которым эйалеты Алжир, Тунис и Западный Триполи были обязаны снаряжать военные корабли и обеспечивать их всем необходимым. Эти корабли должны были присоединяться к османскому флоту и воевать за веру против европейских государств. На самом же деле турецкий флот отстаивал коммерческие интересы Порты и пополнял ее опустевшую казну благодаря пиратским налетам на торговые корабли. Как правило, в связи с предпринимаемым походом дею, are янычар и командующему флотом от султана присылались богатые одежды, а его участникам раздавали золотые реалы. По свидетельству Ибн Галбуна султан за заслуги дея Мухаммеда Карадагли в управлении эйалетом Западный Триполи назначил его своим наместником и присвоил ему титул паши [99, с. 188]. В отношениях с Англией и Францией дей умело использовал взаимное соперничество этих государств. He менее активными были отношения Триполитании с Алжиром и Тунисом. В 1694 г. в Алжир были посланы войска для оказания помощи в борьбе с тунисцами. Тунисцы направили жалобу султану, в которой они указали, что ущерб, нанесенный Тунису действиями алжирцев и триполитанцев, не сравним по величине с тем вредом, который причинили в свое время эйале- ту враги ислама — христиане. Султан направил фирманы правителям Алжира, Туниса и Западного Триполи, настаивая, чтобы они уладили свои разногласия мирным путем. Для этого им рекомендовалось выделить уполномоченных, которым надлежало обсудить имевшиеся противоречия на основе мусульманского законодательства [133, с. 136]. Спустя шесть лет триполитанцы выступили уже на стороне тунисцев против алжирцев. Предлогом для очередного столкновения между Алжиром и Тунисом послужило то обстоятельство, что правителю Алжира не понравились подарки, преподнесенные ему беем Туниса Мурадом. Эйалет Западный Триполи направил свои войска против Алжира под командованием Халиль- бея. Тунисские и триполитанские войска встретились с алжирцами у Константины. Объединенные войска потерпели неудачу. Остатки войск триполитанцев вынуждены были вернуться домой. Весной 1701 г., когда Халиль-бей с войсками пересекал Джебель-Нефусу, солдаты взбунтовались. Бей приказал казнить зачинщиков. Когда остатки войск подошли к Занзуру, волнения среди солдат возобновились. He сумев справиться с ними, Халиль-бей вынужден был бежать в Тунис. Вскоре заговорщики в Триполи, которые объединились с возвратившимися из Туниса войсками, свергли старого Мухаммеда Карадагли. Новым деем стал Осман Кагваджи. Этот владелец кофейни на базаре Сук ат-Турк находился у власти не многим более трех месяцев (1701). Став беем, он решил прежде всего заняться реорганизацией кассы, из которой янычары получали жалованье. Ho сделать этого Осман-дей не успел. Против янычар, поддержавших Османа Кагваджи, выступила группировка корпорации раисов, которая выдвинула на посг дея капитана флагманского корабля Мустафу Галибули. Стремление к власти последнего вызвало отчаянное сопротивление Осман-дея. Укрывшись от сторонников Мустафы Галибули в крепости, он начал обстрел города. Ho долго Осман-дей не смог сопротивляться. Сила была на стороне его противников. Что же касается жителей, то они были безучастны к борьбе деев за власть. В результате Осман Кагваджи и его сторонники были посажены на корабль и отправлены в изгнание. Однако и новый дей, Мустафа Галибули, был у власти всего лишь год. Жестокий и несправедливый, он быстро восстановил против себя население. В 1701 г. против притеснителя поднялось население Гарьяна. Восстание было жестоко подавлено [133, с. 139]. Тем временем бежавший ранее в Тунис Халиль-бей, присоединившись к своему престарелому тестю Мухаммеду Карадагли в Египте, снарядил военный корабль и возвратился в Тунис, чтобы оттуда начать кампанию по захвату власти в эйалете Западный Триполи. Воспользовавшись волнениями в эйалете, Халиль-бей высадился в Сиртике [133, с. 140]. Вокруг него собрались местные жители и вооруженные отряды ряда племен. Халиль-бей начал продвижение на Триполи. В отсутствие Мустафы Галибули он осадил Триполи и, подкупив охрану, захватил его. Схваченный затем Мустафа-дей был отправлен в июне 1702 г. в Таворгу, где впоследствии был убит [84, с. 214]. Халиль был суровым и непреклонным правителем. За свое сравнительно долгое правление (1702—1709) он столкнулся с серьезными трудностями как внутри страны, так и во взаимоот- ношених с Тунисом и европейскими государствами. В 1703 г. Халиль-бей вынужден был выступить против свободного племени аль-махамид. Зто племя, всегда находившееся на стороне правителей эйалета и участвовавшее в подавлении выступлений других племен, на этот раз само восстало в связи с ущемлениями своих привилегий, объединившись с жителями Гарьяна. На их подавление Халиль-бей послал 3 тыс. янычар, около 500 сипахи и 6 тыс. вооруженных арабов из племен, враждебных аль-махамид [84, с. 214]. Бои разгорелись в районе Вади-эль-Арбаа. Одновременно члены аль-махамид совершали набеги на населенные пункты близ Триполи. Потребовалось много усилий со стороны Халиля, чтобы расправиться с мятежниками. После смерти Мухаммеда Карадагли в 1706 г. Халиль-бей стал полновластным правителем эйалета Западный Триполи. А после того как султан Ахмед III присвоил ему титул паши, он стал также официальным представителем Османской империи в эйалете. В декабре 1704 г. Халиль-бею пришлось отражать нападение со стороны Туниса, когда 18-тысячное войско под командованием бея Туниса Ибрагима Шерифа в сопровождении высланных в свое время из эйалета Османа Кагваджи и Шаабана беи Kapaxa Юсуфа устремилось на Триполи. Одной из причин нападения послужила старая дружба Халиль-бея с бывшим тунисским беем Мурадом, погибшим в результате заговора Ибрагима Шерифа. К тому же Халиль-бей присвоил себе лошадей, подарок египтян Ибрагиму Шерифу, направляемых в Тунис через территорию эйалета, захватил корсарский корабль Туниса, который вошел в порт Триполи, и конфисковал имеющиеся на корабле драгоценности и рабов. В бою в местечке Tvppa на юго- западе Триполи победу одержали тунисцы. 15 декабря 1704 г. войска Туниса заняли пригороды Триполи, Халиль-бей укрылся в крепости, откуда обстреливал войска неприятеля. Значительно большие потери тунисцы несли от внезапных вылазок солдат Халиль-бея из крепости. Осада продолжалась около месяца. Халиль-бей неоднократно направлял своего помощника к Ибрагиму Шерифу с предложением заключить мирный договор и возместить ему потери, однако тунисский бей отказывался от мира, настаивая на полной капитуляции. Халиль-бей отвечал вылазками из крепости. Потери тунисцев, а также начавшаяся среди тунисских солдат эпидемия чумы заставили Ибрагима Шерифа отступить от города и вернуться в Тунис. С европейскими странами Халиль-бей поддерживал дружественные отношения. Особенно хорошие отношения у него установились с Францией. Еще в 1704 г. уполномоченный Халиль- бея направился в Париж, чтобы засвидетельствовать уважение Людовику XIV по случаю годовщины его прихода к власти. Одновременно французский монарх с почтением отозвался о правителе Триполи и направил ему дружеское послание. Как и при прежних деях, между эйалетом Западный Триполи и Мальтийским орденом велась непрерывная и упорная борьба. Будучи искусными мореплавателями, мальтийские рыцари умело использовали свои облегченные, быстроходные корабли, вооруженные современными видами оружия. Они в 1703— J 705 гг. захватили два триполитанских корабля. В 1709 г. в результате жестокого поражения от мальтийцев тр.иполитанский флот был ослаблен и некоторое время не принимал активного участия в пиратских рейдах. В августе 1709 г. Халиль-паша со своим войском, оставив для охраны Триполи небольшой гарнизон, направился на подавление Абдаллаха бен Абд ан-Наби ас-Сангаджи, который систематически грабил караваны, идущие из Феццана в Триполи. В го время как Халиль-паша преследовал Абдаллаха бен Абд ан-Наби, раис Ибрагим аль-Алауали собрал своих сторонников и призвал горожан к выступлению против Халиля. Ему удалось захватить крепость и провозгласить себя деем. Узнав о мятеже, Халиль-паша поспешил в Триполи и расположился на окраине его пригорода — в Меншии. Население Мен- шии и Триполи не поддержало Халиль-пашу, и ему пришлось отступить. Попав в тяжелое положение, он вынужден был пойти на сговор с Абдаллахом бен Абд ан-Наби, чтобы совместными усилиями захватить Триполи. Ho и эта затея потерпела неудачу. Ибрагиму аль-Алауали удалось захватить Абдаллаха бен Абд ан-Наби в Таворге и расправиться с ним. Халиль-паша бежал в Уаддан. Там он на некоторое время укрылся под защитой ан-Насера бен Джухейма. Из Уаддана Халиль-паша направился в Египет, а оттуда в Стамбул, намереваясь там заручиться поддержкой султана. Новый дей, избавившись от сторонников Халиль-паши, окружил себя противниками усиления турецкого влияния. Назначенный им командующий войсками Kapar Мухаммед, турок из Анатолии, вскоре также попал под подозрение дея и был отправлен в ссылку. Ho командующему удалось бежать в Таджу- ру, где он, собрав нескольких своих приближенных, пытался поднять местное население на выступление против дея. Ибрагим аль-Алауали направил в Таджуру войска иод командованием своего родственника Мухаммеда аль-Джина. Мухаммед аль-Джин, кулугли, раис корсарского корабля, прославился своей храбростью и отвагой, за что пользовался симпатией и поддержкой среди жителей Триполи. Он быстро подавил выступление сторонников Kapara Мухаммеда. Авторитет Мухаммеда аль-Джина среди солдат, находившихся иод его командованием, резко возрос. Почувствовав силу, он выступил против Ибрагима аль-Алауали. После 25 дней осады Мухаммеду аль-Джи- ну удалось захватить дворец правителя и сослать его в Александрию. Зная судьбу своих предшественников, Мухаммед аль-Джин считал более предпочтительным держать в своих руках командование войсками и быть фактическим правителем, чем формальным деем без опоры на войско. Он назначил деем имама мечети аль-Хуруба Исмаила Ходжу. Исмаил Ходжа оказался всего-навсего игрушкой в руках Мухаммеда аль-Джина, стремившегося с его помощью отделаться от неугодных ему турок. Под давлением янычар Мухаммед аль-Джин был вынужден через три месяца заменить дея Исмаила Ходжу на аль-Хаджа Реджеба. Однако вскоре Мухаммед аль-Джин провозгласил себя деем и передал командование войсками члену дивана, офицеру Махмуду Абу Мувейсу, который сразу же постарался взять власть в свои руки. Ночью 4 июля 1711 г. Мухаммед аль- Джин был предательски убит. Итак, сменившиеся в течение шести месяцев четыре дея оказались последними. Махмуд Абу Мувейс был свергнут основателем династии Караманли Ахмедом. Режим деев просуществовал в эйалете Западный Триполи 108 лет. Это время характеризуют смуты, мятежи, борьба жителей городов и бедуинских племен против высоких налогов, взимавшихся янычарами. Это был период междоусобиц, раздиравших свободные племена эйалета Западный Триполи, период вражды между корпорацией раисов корсарских кораблей и корпусом янычар, претендовавших на абсолютное господство в стране. И, наконец, это был период активизации морской войны Триполитании с европейскими государствами, стремившимися навязать ей свои условия торговли и свободного мореплавания у берегов эйалета.
<< | >>
Источник: Прошин Н.И.. История Ливии в новое время (середина XVI - начало XX в.). 1981

Еще по теме Режим деев в эйалете Западный Триполи (1603—1711):

  1. Франция и Англия в борьбе за влияние в эйалете Западный Триполи
  2. Эйалет Западный Триполи — «ворота» для проникновения европейских колонизаторов в Центральную Африку в XIX в.
  3. Военно-торговая экспансия США в эйалете Западный Триполи
  4. Иностранное вмешательство во внутренние дела эйалета Западный Триполи в первой половине XIX в.
  5. Роль и место эйалета Западный Триполи в захватнических планах Османской империи во второй половине XVI в.
  6. Глава I ЗАПАДНЫЙ ТРИПОЛИ ПОД «ПЕРВЫМ ПРЯМЫМ ТУРЕЦКИМ УПРАВЛЕНИЕМ»
  7. Голод 1601-1603 гг.
  8. Юм (1711-1776)
  9. Глава II ФЕОДАЛЬНАЯ ДИНАСТИЯ КАРАМАНЛИ (1711—1835)
  10. Вилайет Триполи накануне итальянской агрессии 1911—1912 гг.
  11. Распространение идей арабского национализма в вилайете Триполи
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -