1.3. Изучение фаз и механизмов социализации личности

Социальные институты представляют собой среду жизнедеятельности человека и являются одними из опосредующих звеньев между обществом и личностью. Интеграция индивида в социальные институты осуществляется путем усвоения им элементов культуры, социальных и духовных ценностей, на основе которых формируются социальные и духовные качества личности, а также происходит приспособление индивида к реальной социальной среде (адаптация).
В общем виде соединение факторов, характеризующих условия социальной среды, с личностными можно представить как механизм социализации. Это соединение, как указывалось ранее, происходит через каналы, в качестве которых могут выступать: • во-первых, слепое, стихийное, природное взаимодействие элементов социальной среды и структурных элементов личности; • во-вторых, особенное, специфическое взаимодействие социальной среды и индивида с помощью устойчивых систем культурных символов, формируемых религией, наукой, искусством, философией, моралью, массовым сознанием, общественной психологией; • в-третьих, преобразующая духовная и материальная деятельность, обусловленная активной творческой природой человеческого сознания, психики человека; • в-четвертых, самосознание личности. Сегодня в социологии остается спорным вопрос о соотношении механизма социализации личности как общего и его составляющих как частного. (В работах 3. Фрейда понятие «механизм» использовалось в значении «особое сцепление психических явлений, способных стать объектом наблюдения»57.) 3. Фрейд осуществил разработку понятия защиты как основы истерических явлений (истерия защиты) и попытался одновременно уточнить роль защиты в других психоневротических расстройствах: «...различные невротические расстройства, обусловленные действиями Я, его стремлением освободиться от (своей) несовместимости (с тем или другим представлением)»58. Понятие «механизм» периодически возникает на протяжении всего творчества 3. Фрейда. Так, в метапсихологических сочинениях 1915 г. понятие «защитный механизм» употребляется в двух смыслах: оно обозначает либо всю совокупность различных процессов, свойственных тому или иному неврозу59, либо использование той или иной «судьбы влечения» (например вытеснение, обращение на себя, обращение в свою противоположность)60 с целью защиты. Таким образом, первоначальные размышления 3. Фрейда о механизмах защиты легли в основу их дальнейших исследований. Понятие защитных механизмов стало основной темой исследования после 1926 г. в работах дочери ученого — А. Фрейд. В ее трудах разрабатывалась идея о том, что для защиты могут использоваться весьма различные виды действий (фантазирование, интеллектуальная деятельность), что защита может быть как против влечений, так и против того, что вызывает тревогу (эмоции, некоторые особые ситуации, требования сверх-Я). Не претендуя на окончательную систематизацию, А. Фрейд выделяет ряд защитных механизмов: вытеснение, регрессия, реактивное образование, изоляция, отмена некогда бывшего, проекция, интроекция, обращение на себя, обращение в свою противоположность, сублимация61. В теории социального действия и социальных систем Т. Парсонс, трансформируя понятия защитных механизмов, сформулировал три основных механизма социализации личности: • познавательные механизмы; • защитные психические механизмы, с помощью которых принимаются решения в тех случаях, когда между потребностями личности возни* кают конфликты; • механизмы приспособления, которые сублимируют конфликты, связанные с внешними объектами.
Такое приспособление приводит к интернализации элементов социального контроля и в этом смысле имеет сходство с функционированием сверх-Я62. Познавательными механизмами социализации, согласно Т. Парсонсу, являются подражание (имитация) и психическая идентификация. Для того чтобы личность переживала идентификацию с другим человеком, необходимо, чтобы последний имел определенную установку по отношению к социализируемой личности и поддерживал с нею определенные отношения. Эти отношения могут выражаться в таких действиях, как советы и указания. Интернализируя эти указания и ожидания, социализированная личность приобретает индивидуальную нравственность. Т. Парсонс выделил еще несколько механизмов, благодаря которым происходит процесс социализации. Это: • открепление — затухание, которые основаны на принципе удовольствия — страдания (этот принцип осуществляется в виде принятия вознаграждений (поощрений) и наказаний); • торможение, которое уподобляется механизму вытеснения; • субституция (замещение), разновидностями которой являются перенос (трансфер) и перемещение; а также еще одну группу механизмов социализации — «ценностно-приоб- ретаемые». Однако теория Т. Парсонса по проблемам механизмов социализации не бесспорна. Игнорирование важных обстоятельств не позволило ему увидеть внутренние связи различных механизмов социализации. Речь идет о том, что подражание и идентификация как познавательные механизмы социализации участвуют в тех адаптивных личностных процессах, которые развертываются в психике человека после того, как она оказывается в проблемной ситуации. Достаточно вспомнить, например, о существовании такого механизма защитной адаптации, как психическая идентификация с агрессором63. С другой стороны, нет оснований для утверждения, будто в процессах защитной и незащитной адаптаций из всех познавательных механизмов участвуют только подражание и идентификация. Можно, например, проанализировать структуру рационализации для доказательства того, что психическая адаптация личности осуществляется под воздействием и других познавательных механизмов, в том числе и механизмов научения64. Не бесспорно и разделение Т. Парсонсом механизмов социализации на защитные и приспособленческие. Взяв за основу анализа диспозиционную структуру личности, предложенную В. А. Ядовым, С. А. Беличева предположила, что социально-психо- логические механизмы социализации можно разделить на осознаваемые и неосознаваемые. Причем в основе такого деления лежит разная степень осознания индивидом своего отношения к нормам и ценностям своего ближайшего окружения, тем воздействиям, которые это окружение оказывает на него65. К неосознанным механизмам здесь относятся: • внушение — как особый вид эмоционально-волевого целенаправленного, неаргументированного воздействия одного человека на другого или группу людей; • заражение — как бессознательная, невольная подверженность индивида определенным психическим состояниям; • подражание — как такой способ воздействия людей друг на друга, в результате которого происходит воспроизводство индивидом черт и образцов демонстрируемого поведения; • идентификацию — как отождествление индивида с другим человеком, в результате чего происходит воспроизводство поведения, мыслей и чувств другого лица. Однако отнесение вышеуказанных механизмов к неосознанным довольно спорно, так как осознание этих способов воздействия взрослым человеком в той или иной мере все-таки происходит. К осознаваемым механизмам социализации С. А. Беличева относит такие социально-психологические феномены, как референтная группа, престиж, авторитет, популярность. Референтная группа здесь рассматривается как группа, на которую индивид ориентируется в своем поведении, норм и ценностей которой придерживается. Референтные группы делятся на условные и реальные, сравнительные, нормативные, престижные. Под авторитетом как механизмом социализации понимается степень влияния, оказываемого отдельными лицами на ту или иную отрасль знания или сферу занятости. Авторитет проявляется прежде всего в сфере «человек — деятельность» в накоплении опыта, профессиональных знаний, умений, навыков. Особое место среди механизмов социализации занимает престиж. Он выступает как групповое оценочное явление, совокупность внешних оценок одобрения, которыми с позиции групповых норм и критериев оцениваются различные социальные явления. Популярность также складывается как групповое оценочное явление и также формируется как совокупность внешних оценок одобрения, но в отличие от престижа проявляет себя не в сфере притязаний личности, а в области формирования общественных вкусов, ценностей, предписаний, то есть прежде всего при формировании групповых регуляторов. Личность в процессе социализации наряду со знаниями, нормами и ценностями усваивает и многочисленные как межличностные, так и конституциональные, профессиональные, социальные роли. Принятие и усвоение ролей происходит как под влиянием санкций поощрения и наказания, одобрения и осуждения, применяемых в обществе, так и под влиянием инспекции, ролевых предписаний и ожиданий, направленных на индивида со стороны его окружения. Все эти социально-психологические механизмы имеют двойственную природу. С одной стороны, они, являясь продуктом коллективных оценочных явлений, определенным образом проявляют себя в групповых нормах и ценностях, а с другой — как реально существующие социально-психологические явления в той или иной мере отражаются в сознании индивида, формируя его собственные ценностно-нормативные представления и ориентации. Анализируя вышеперечисленные системы классификации механизмов социализации, сформулируем авторское видение данной проблемы. В основу анализа осуществления механизмов положим методологическое положение о том, что сущностью механизма социализации является приведение объекта социализации (личности) в оптимальное соответствие с потребностями субъекта социализации (той экономической, политической, социальной средой, в которой он находится). Личность как объект социализации будем характеризовать с помощью понятий: • включение в социальную общность, то есть освоение личностью социальных требований и функций; • социальная идентификация, как осознание своей принадлежности к данной общности, и ролевая идентификация — принятие общественно значимых функций и групповых требований в качестве отвечающих интересам и потребностям субъекта; • самосознание, как способность к самоанализу, самооценке, самоконтролю, оценке условий социальной деятельности и готовность к определенному поведению в данных условиях; • потребности, интересы, ценностные ориентации. Отсюда содержанием механизма социализации будет являться процесс поиска, выбора и реализации таких способов и форм взаимодействия, которые формируют, изменяют социальные качества личности, что в конечном счете позволяет согласовать требования и ожидания участников процесса социализации в условиях совместимости или несовместимости основных ценностей личности и социума. В процессе социализации участвуют познавательные, эмоциональные, мотивационные и поведенческие компоненты структуры личности. Механизмы социализации начинают функционировать с момента актуализации непосредственных реакций личности на воздействие складывающихся жизненных ситуаций. Исходным моментом для запуска механизма социализации выступает стимул, который является основой взаимодействия личности — ее потребности, интересы, ценностные ориентации — и элементов социальной среды. Порождается, как правило, фрустрационная и фокусирующаяся в конфликте ситуация как на сознательном, так и на бессознательном уровнях. Экспериментальные исследования и наблюдения представителей школы К. Левина, и в первую очередь Т. Дембо66, показали, что на появление самых различных проблемных ситуаций люди отвечают некоторыми характерными способами поведения — проявлением агрессии, двигательного беспокойства и напряжения, апатии, регрессии, фантазии, стереотипа и т. д. Агрессия выступает как непосредственная реакция человека на объективно непреодолимые (или субъективно так воспринимаемые) трудности, возникающие на пути к достижению цели или к решению задачи. По сути, агрессия — это деструктивное поведение, исходящее из мотива нанесения вреда кому-либо или чему-либо и спровоцированное фрустрацией. И осуществляться она может в таких формах, как прямая агрессия, перемещение агрессии и идентификация с агрессором. Прямая агрессия может иметь различные модальности (физическую, словесную, деятельностную и т. д.), не являясь удовлетворительным способом адаптации к окружающей социальной среде или ее преобразования. Перемещение агрессии — это, образно говоря, поиск «козла отпущения» (замещение объекта) или обращение агрессии на себя (самообвинение, самобичевание, суициды и попытки к ним). Суть идентификации с агрессором заключается в том, что, находясь под угрозой и переживая состояние фрустрированности, человек защищает свою личность и высокую самооценку тем, что включает в структуру своей личности достижения и силу фрустрирующих ее индивидов и групп. Одно из самых легко наблюдаемых поведенческих выражений фрустрированности — двигательное возбуждение и напряженность — проявляется в дрожании, сжимании кулаков, покраснении, частом курении, жевании и т. д. Апатия, безразличие, индифферентность нередко приводят к последующему уходу из ситуации. Об этом упоминает Г. Селье67. Однако пассивными эти реакции являются только внешне: у лиц, отвечающих на фрустрации такими реакциями, могут протекать очень активные внутренние защитно-адаптивные вербализованные и образные процессы (например, рационализации, проекции, агрессии в фантазиях и т. д.), которые и сковывают внешнюю активность. Регрессия состоит в стремлении фрустрационной личности непроизвольно вернуться к более раннему и безопасному периоду своей жизни. Регрессируя, она уходит от неприятной ситуации к тому периоду, когда она пользовалась протекцией других. Воспроизводятся старые приспособительные реакции (плач, различные эмоционально-импульсивные действия), которые в прошлом обеспечивали удовлетворение потребностей, но уже не являются адекватными для разрешения актуальных проблемных ситуаций. Различают две разновидности регрессии: • ретрогрессивное поведение (человек ведет себя, как ребенок, для того чтобы вновь получить ту любовь и те л?ски, которыми был окружен в детстве); • примитивизацию (например, кулачный бой фрустрированного мужчины). В проблемных ситуациях вследствие блокады целенаправленной активности личности наряду с другими процессами происходит появление в сфере сознания многочисленных образов: процессы осуществления мотивов переносятся во внутренний план, строятся картины удовлетворения подавленных потребностей — это явление характеризуется как адаптивная активность воображения или фантазия. В целом в фантазиях людей отражаются те ценности, которые характерны для их социально-культурной среды68. Защитная фантазия, частично освобождая человека от напряженности и негативных эмоций, играет катартическую роль. Она также способствует образованию новых целей, замещает прежние объекты интересов, вызывает тенденцию к высшей духовной активности, таким образом, является одним из когнитивных механизмов сублимации фрустрирован- ных мотивов. Среди других реакций ухода и бегства личности необходимо выделить реакцию кочевничества (номадизм) — частую смену местожительства, частые разводы, смену занятий (профессиональных ролей) и реакцию «битника» — ту или иную форму эксцентрического поведения как способ ухода от фрустраций жизни, заключающийся в разработке нонконформистских взглядов и уклонений от своих общественных обязанностей и, как правило, сопряженный с психическими заболеваниями. В основе таких реакций, как агрессия, апатия, фантазия и других, лежат социопсихологические процессы и явления, которые, на наш взгляд, и составляют механизмы социализации личности. Онтогенетически они имеют сложную психологическую структуру, представляют собой сложные процессы формирования и развертывания обозначенных реакций в конкретной ситуации и проявляются в прямой зависимости от особенностей личности и специфики социальной среды. Рассмотрим подробнее наиболее распространенные и изученные процессы и явления, выступающие при определенных условиях в качестве механизмов социализации личности, — подавление, вытеснение, интеллектуализация, проекция, идентификация, интроекция, изоляция, рационализация, сублимация, аннулирование действия. Подавление является процессом исключения из сферы сознания мыслей, чувств, желаний и влечений, причиняющих боль и стыд и влекущих за собой чувство вины. Данный механизм действует избирательно: сознание направлено против тех воспоминаний, которые связаны с прошлыми фрустрациями личности и в настоящее время, актуализируясь в сфере сознания, могли бы вновь фрустрировать ее. Под вытеснением понимают сознательное усилие человека предавать забвению фрустрирующие впечатления путем переноса внимания на другие формы активности, нефрустрационные явления и т. п. Иными словами, вытеснение есть произвольное подавление, и оно может привести к обычному, или истинному, забыванию соответствующих психических содержаний69. Вытеснение не всегда завершается удачной адаптацией личности. Нередко сознательное усилие позабыть фрустрирующую ситуацию приводит к обратным результатам — облегчает ее осознание и воспроизведение отрицательных переживаний, мотивирует компульсивные действия, приводит к понижению общего уровня интеллектуальной активности личности. Сравнительно более эффективным является непроизвольное защитное освобождение сферы сознания от фрустрирующих содержаний — подавление. Процесс интеллектуализации можно представить следующим образом: возникла фрустрирующая ситуация, человек переживает страх и тревогу, однако вместо реальных действий по разрешению ситуации он начинает строить о ней абстрактные суждения и представления. Таким путем он стремится к освобождению от фрустрации70. Интеллектуализация часто используется людьми, которые систематически имеют дело с проблемами жизни и смерти, для компетентного функционирования которых некоторая отчужденность становится насущной необходимостью. Сила фрустрирующего воздействия ситуации зависит от того, как личность ее оценивает, интеллектуализирует. Если ситуация вначале кажется сильно угрожающей и вызывает интенсивные отрицательные эмоции, то силу этих эмоциональных реакций можно затем уменьшить путем переоценки ситуации (например, истолковывая ее в качестве менее угрожающей или даже безвредной). Формирование противоположной установки известно под названием «формирование реакции»71. Она помогает человеку защищаться от собственных неприемлемых импульсов и представляет собой процесс смены установок. Формирование новой установки начинается с вытеснения или подавления нежелательных установок и входящих в ее структуру чувств. В составе вновь образуемой установки, в ее «когнитивном блоке», имеются рационализации. Формирование реакции обычно является не просто механизмом сбалансирования новой установки со старой: новая осознанная установка часто бывает сильной и чрезмерно активной, вызывает нетерпимость и фанатизм. Например, подавляя свои подлинно враждебные чувства к людям, человек может стать чрезмерно любезным и неприятно заботливым. Этим сознательным реактивным установкам нередко придается широкое общественное звучание: критикуются мелкие пороки и флуктуации общественной морали, но фактически подавляются собственные подсознательные импульсы к нарушению моральных принципов и норм. Сущность проекции состоит в том, что человек свои собственные нежелательные черты приписывает другим и таким образом защищает себя от осознания этих же черт в себе. А те отрицательные эмоции, которые направились бы против себя, теперь направляются на других, и субъекту удается таким путем сохранить высокий уровень самоуважения. Механизм проекции позволяет личности оправдывать многие свои поступки, исходящие из неприемлемых для ее сознания и моральных принципов черт, желаний, установок и других мотивов. Проекция приводит не только к вытеснению из сознания нежелательных черт, но и к формированию представлений об обладании противоположными чертами. Она может порождать или разворачиваться параллельно с механизмом рационализации. Например, в тех случаях, когда человек осознает собственное-поведение, наблюдаемое другими, он дает ему своеобразную защитную оценку. Поведение, оцениваемое другими как «агрессивное», им интерпретируется как нежелание позволить людям запугать себя. Бсть основания полагать, что в основе этой установки лежит проекция некоторых форм механизма формирования противоположной реакции. С помощью проекции происходят удивительные изменения в познавательных процессах человека: он начинает в значительной мере искаженно воспринимать и оценивать жизненные ситуации, людей, их взаимоотношения и т. п. Например, человек ненавидит своего начальника, он, проецируя свое чувство, вместо «Я ненавижу тебя» утверждает обратное: «Ты ненавидишь меня». На механизме проекции основано также известное и очень важное для понимания межличностных отношений явление: от другого мы ждем такого отношения, какое имеем к нему. Внутренними мотивами — фрустраторами, приводящими к активности механизм проекции, являются комплекс неполноценности и низкая самооценка. Идентификация представляет собой эмоционально-когнитивный процесс уподобления (главным образом подсознательного) субъектом себя с другим субъектом, группой, образцом. Она приводит к поведенческим последствиям — подражанию действиям и переживаниям объекта, интернализации его ценностей и установок, лежит в основе принятия роли других и ролевой социализации вообще. Идентификация со значимым другим субъектом порождает избирательную внушаемость и конформность, что приводит, в свою очередь, к избирательной невосприимчивости к другим воздействиям и к избирательному нонконформизму. Идентификация как психический процесс имеет две противоположные тенденции и, следовательно, внутренне противоречива: с одной стороны, субъект А, идентифицируясь с субъектом В, тем самым одобряет его существование, подражает ему, а с другой стороны, стремится к замене собственной личностью субъекта В; поскольку, идентифицируя себя с другим, индивид желает занять его место, поскольку в его глазах этот другой становится помехой на пути к успеху, на том самом пути, который он сам показал индивиду всей своей плодотворной деятельностью. Выделяют также псевдоидентификацию: она считается защитным механизмом, принимающим форму проекции с идентифицируемым объектом. Например, молодой сотрудник избегает выражения своих разногласий со старшим начальником, идентифицируясь с ним ради того, чтобы избежать возможных осложнений по службе. Интроекция представляет собой разновидность идентификации, при которой Я идентифицируемой личности «берет на себя качества объекта»72. А так как идентификация возможна как с любимым, так и нелюбимым объектом, то интроецироваться могут, соответственно, черты и мотивы таких лиц, к которым субъект формирует самые различные установки. Нередко интроецируется тот объект, который утрачен: эта утрата заменяется интроекцией объекта в свое Я. По сути, интроекция является простейшей формой интернализации, отличающейся от нее тем, что черты и установки другого встраиваются в структуру личности субъекта без психической переработки, то есть в неизмененном виде. Механизм интроекции начинает работать после глубокой депривации личности, потери любимого, ценного объекта. Однако после работы механизма интроекции возникают новые фрустрации и внутренние конфликты. Прежняя, в целом однозначная позитивная установка к объекту претерпевает глубокие изменения, она становится амбивалентной. Интро- екция, таким образом, оказывает влияние на формирование и смену социальных установок и, следовательно, по своей сущности является социально-психологическим механизмом функционирования личности и установления взаимоотношений с другими людьми. Суть изоляции заключается в том, что человек воспроизводит в сознании, вспоминает какие-либо травмирующие впечатления, однако эмоциональные их компоненты разделяет, изолирует от когнитивных и подавляет их73. Идея (мысль, впечатление) осознается так, как будто она относительно нейтральна и не представляет опасности для личности. Изолируются друг от друга не только эмоциональные и когнитивные компоненты впечатления. Такая форма защиты сочетается с изоляцией воспоминания от цепи других событий, ассоциативные связи разрушаются, что, по-видимому, мотивировано желанием максимально затруднить воспроизведение травмирующих впечатлений. Действие этого механизма наблюдается при разрешении людьми ролевых конфликтов, в первую очередь межролевых. Сущность самоограничения состоит в том, что когда человек понимает, что его достижения менее значительны по сравнению с достижениями другого, тогда его самоуважение снижается. Прекращенная собственная деятельность замещается созерцанием деятельности другого. Использование данного механизма можно считать оправданным с точки зрения обеспечения лишь ситуационной адаптированности. В противном случае он может образовать стратегию адаптации и в конечном итоге — стиль жизнедеятельности, что нельзя считать оправданным. При ограничении собственной активности человек вовсе отказывается от связанной с возможными или актуальными фрустрациями деятельности, не чреватой такой опасностью — получение ударов по самоуважению, то есть фрустрации самосознания. Принятие решения об уходе от ситуации активности само является фрустратором, вызывающим активность новых защитно-адаптивных механизмов, в первую очередь рационализации (оправдания). Каждое вновь принятое решение о самоограничении создает в психике личности состояние когнитивного диссонанса, за которым должны следовать новые адаптивные процессы. Рационализация, или защитная аргументация, состоит в том, что человек изобретает вербализированные и на первый взгляд логичные суждения и умозаключения для ложного объяснения, оправдания своих фрустраций, выражающихся в виде неудач, беспомощности, привации и депривации . Выбор аргументов для рационализации — преимущественно подсознательный процесс. Мотивация этого процесса в большей степени подсознательна. Реальные мотивы процесса самооправдания или защитной аргументации остаются неосознанными, и вместо них индивид, осуществляющий психическую защиту, изобретает мотивировки, приемлемые аргументы, предназначенные для оправдания своих действий, психических состояний, фрустраций. Защита осуществляется такими различными способами, как дискредитация цели, дискредитация жертвы, самодискреди- тация, самообман. К защитно-адаптивным процессам относится и сублимация, которая в своей основе может иметь любое инстинктивное или социогенное влечение или потребность (мотив), удовлетворение которой задержано и блокировано в данной проблемной ситуации . В первичной сублимации первоначальная цель сохраняется, во вторичной — наступает смена этой цели новой, для достижения которой используется более высокий уровень психической активности. Сублимация связана с другими защитными механизмами, она фактически является защитно-незащитным адаптивным комплексом в динамике. Связь ее с агрессией носит двоякий характер. С одной стороны, она может быть насыщена агрессивностью, с другой — сама агрессивность нередко сублимируется. Сублимация тесно связана с идентификацией, поскольку выбор сублимационных форм деятельности, особенно в молодости, осуществляется путем идентификации с идеальными социальными моделями, и является одним из основных адаптивных механизмов, обеспечивающих творческую социально-психологическую адаптацию личности. Следующая разновидность защитного механизма — аннулирование действия — такой психический механизм, который предназначен для предотвращения или ослабления какой-либо мысли или чувств, для магического уничтожения неприемлемых для личности последствий другого действия или мысли“. Данный механизм связан с магическим мышлением, с верой в сверхъестественное и имеет свои корни в психике детского возраста: когда человек просит прощения и принимает наказание, его плохое деяние словно аннулируется, он может продолжать действовать с чистой совестью. Признание и «ритуальное» наказание предотвращает более серьезные наказания. Таким образом, вышеперечисленные некоторые защитные механизмы личности носят универсальный характер и, выполняя роль социализирующих, функционируют, как правило, не изолированно друг от друга, поскольку генетически связаны между собой, а образуют целые комплексы, которые обеспечивают более высокую продуктивность процесса социализации. Несмотря на то что механизмы могут составляться в самых различных вариациях, их функционирование происходит в рамках определенных норм, нарушение которых ведет к превращению этих механизмов в патологические, обуславливая перекосы в процессе социализации. Механизмы социализации личности действуют постоянно и включают множество одновременно функционирующих циклов относительно индивида. При этом можно выделить несколько этапов их осуществления. • Первый — познание. На этом этапе происходит оценка индивидом элементов социальной среды и определение их значимости и незна- чимости для себя, а также усвоение бытующих в соответствующей среде форм общения и определенной деятельности. • Второй — адаптация — характеризуется поиском и использованием средств и способов приспособления к социальной среде и проявления своей индивидуальности. • Третий — интеграция — закрепление индивидом своего положения в социальной среде посредством реализации своих потребностей и требований, предъявляемых социальной средой. Взяв за основу классификации механизмов социализации временной фактор их доминирования в процессе социализации, обозначим основные группы механизмов социализации личности: • познавательные; • адаптационные; • интеграционные. К познавательным механизмам социализации можно отнести прежде всего механизмы научения, выделенные Т. Парсонсом: подражание (имитация), идентификация, восприятие, понимание, интуиция, а также интеллектуализация, рационализация и др. К механизмам адаптации — практически все защитные механизмы, которые описаны в исследованиях и хорошо знакомы на практике — регрессия, вытеснение, подавление, изоляция, аннулирование действия, проекция, интроекция, сублимация и др. Причем в данном случае мы не опираемся на трактовку защитных механизмов 3. Фрейда, а рассматриваем их исключительно с точки зрения процесса адаптации. Такие механизмы социализации, как референтная группа, престиж, авторитет, популярность и другие, на наш взгляд, можно отнести к механизмам интеграции. Такая классификация механизмов социализации условна и формальна, однако она позволяет более дифференцированно подойти к изучению данных механизмов в реальной ситуации, в которой находится социализирующийся человек. Анализ социализации как социального явления позволяет выделить в данном процессе две фазы: социальную адаптацию и интериоризацию74. Общий взгляд на проблему адаптации позволяет сделать вывод о том, что это понятие стало междисциплинарным и, более того, методологическим; научный взгляд дает возможность исследовать механизмы, уровни, стадии этого феномена в биологии, физиологии и, безусловно, в психологии и социологии. Первыми концепциями адаптации можно считать экспериментальные исследования и теоретические разработки Г. Селье, чьи труды, посвящен- ные стрессу, появились еще в 1935 г. Л. А. Китаев-Смык в монографии «Психология стресса» , обобщая различные направления исследований в области стресса на тот момент, отмечает огромное количество работ по данной проблематике в следующих областях: психолого-демографические проблемы стресса (дети и стресс; женщины и стресс; пол и стресс; возраст и стресс; национальность и стресс); социально-психологические проблемы стресса (личность и стресс; личностные особенности и стресс; стресс в малой группе; руководитель и стресс, краудинг и стресс); психологические аспекты массовых стихийных явлений (стихийные бедствия, паника) и некоторые другие. Большинство этих работ принадлежит зарубежным исследователям, а Л. А. Китаеву-Смыку принадлежит заслуга разработки содержания «эмоционально-поведенческого субсиндрома стресса» применительно к работе космонавтов. Изучение данной проблемы приближает нас к пониманию социопсихологического содержания проблемы адаптации. Л. И. Вассерман, М. А. Беребин, Н. И. Косенков обращают внимание на необходимость расставить акценты при анализе методологического единства биологического и социального при оценке формирования психической патологии человека и рассматривают адаптацию как условие предотвращения психосоматических заболеваний, акцентируя внимание на том факте, что общий адаптационный механизм включает как биологический, так и личностный и социально-средовой аспекты. Они вводят понятие «адаптационное личностное реагирование», которое понимается как «...детерминированная требованиями социальной среды сбалансированная совокупность проявления личностных свойств»75. В контексте анализа некоторых аспектов проблемы адаптации интересна концепция, рассматривающая стадии дезадаптации человека и их влияние на характер его деятельности. Отмечается, что начальной стадией дезадаптации является психическая напряженность — явление весьма распространенное и давно уже ставшее предметом специального психологического изучения76. Состояние напряженности, по мнению С. Б. Семичова, часто проходит незаметно ввиду маскирующего внешнего «благополучия» и высоких функциональных показателей личности. Однако это состояние может выражаться субъективно затрудненным функционированием индивида без ухудшения конечного результата деятельности, но со снижением КПД за счет включения индивидуальных копинг-механизмов и даже деструктивного поведения (аномальные личностные реакции, девиантные и саморазрушающие формы поведения)77. Особое внимание социологами и психологами уделяется анализу и классификации состояния социальной адаптированности личности к своей социальной роли в микроколлективе. Именно этот аспект проблемы рассматривается нами как один из основных в процессе адаптации слушателя к условиям учебной и служебной деятельности. В связи с этим за основу исследования возьмем положение о существовании двух видов адаптации: • субъективная социальная, отражающая внутреннюю систему отношений, которые существуют у индивида по отношению к исполнению выбранной им социальной роли; • внешняя социальная, отражающая субъективную оценку соответствия себя той социальной роли, которая предъявляется ему микрогруппой. В рамках этой концепции С. В. Запускалов и Б. С. Положий выделяют следующие уровни социальной адаптированности индивида: • социальная устойчивость; • сдвиг социальной устойчивости; • социальная фрустрированность; • социальный конфликт; • конкретная форма социальной дезадаптированности личности . Исследованиям проблем социальной адаптации посвящена монография А. А. Налчаджяна, содержащая социально-психологическую теорию адаптации личности, в которой делается достаточно обширный обзор трактовки понятия и механизмов психологической адаптации представителями необихевиоризма, интеракционизма и психоаналитиками, чьи взгляды лежат в основе концепции автора, а также собственную концепцию социально-психической адаптированности как «такого состояния взаимоотношений личности и группы, когда личность без длительных внешних и внутренних конфликтов продуктивно выполняет свою ведущую деятельность, удовлетворяя свои основные социогенные потребности, в полной мере идет навстречу тем ролевым ожиданиям, которые предъявляет к ней эталонная группа, переживает состояние самоутверждения и свободного выражения творческих способностей»78. Рассматриваются такие важные аспекты проблемы, как формирование и составляющие «устойчивых адаптивных комплексов», виды социально-психологической дезадаптированности личности. Диалектический поход к понятию «адаптация» позволяет обозначить явление «патологической адаптированно- сти» как наиболее распространенный тип дезадаптации, который заключается в таком функционировании внутрипсихических процессов и поведения, которое приводит не к разрешению проблемной ситуации, а к ее усугублению, к усилению трудностей и тех неприятных переживаний, вызвавших эту ситуацию. Рассматривая виды социальной адаптации, автор выделяет нормальную адаптацию, девиантную и патологическую. Под нормальной адаптацией понимается устойчивая адаптирован- ность человека в типичных проблемных ситуациях без патологии структуры личности, без нарушения норм социальной группы. Нормальная адаптация может быть защитной, когда адаптационным комплексом является функционирование одного или нескольких защитных механизмов, или незащитной, когда адаптационную функцию берут на себя познавательные процессы, различные формы социальной уступчивости, в частности конформное поведение и некоторые другие механизмы. Девиантная адаптация — это процессы, которые обеспечивают удовлетворение потребностей личности в группе, но ожидания отдельных участников социального процесса таким поведением не оправдываются. Различаются неконформистская девиантная адаптация, то есть преодоление внутригрупповой проблемы необычным для группы способом, что провоцирует конфронтацию индивида и группы, и инновативная (творческая) девиантная адаптация. Основное внимание А. А. Налчаджян уделяет анализу патологической адаптации, которая, по его мнению, осуществляется полностью или частично при помощи патологических механизмов, что ведет к образованию устойчивых патологических личностных защитных комплексов. Эти механизмы дают возможность оценивать и воспринимать ситуации, не представляющие угрозы для личности, в качестве фрустрирующих. Ответом организма на эти ситуации с большей вероятностью будет гипертрофированная защита, то есть неадекватная и сильная агрессивность, глубокая необратимая возрастная регрессия и тому подобное. Патологизированное поведение индивида может считаться адаптивным лишь в случае, когда для успеха групповой деятельности от личности ожидается именно такое поведение, то есть когда нормы, принятые в группе, тоже считаются патологическими в смысле несоответствия естественной природе человека, стремящейся к свободе и самоутверждению. В качестве одного из аспектов общей проблемы социально-психоло- гической адаптации рассматривается профессиональная адаптация, причем выделяются два аспекта ее анализа: • профессиональная адаптация как процесс или результат удовлетворения индивидом своих требований и ожиданий, предъявляемых к профессии; • профессиональная адаптация как процесс или результат удовлетворения теми требованиями, которые к нему предъявляют структура и содержание деятельности и те социальные группы, под чьим контролем эта деятельность происходит. Таким образом, речь идет прежде всего об адаптации к своему официальному социальному статусу, к своей роли и условиям ролевого поведения. В профессиональной адаптации большое значение имеет профориентация в плане формирования положительной установки к данной профессии. Однако открытым остается вопрос, какие адаптационные механизмы «работают» в данном случае, какие адаптационные стратегии наиболее актуальны. В этом же контексте рассматривается идея о двустороннем функционировании адаптивных механизмов: так называемой внешней адаптации (приспособление к условиям окружения) и внутренней адаптации (разрешение внутренних конфликтов и иных внутрипсихологических проблем личности), что созвучно положению о субъективной внутренней и субъективной внешней адаптации, которое было обозначено выше. Традиционно в теориях социально-психологической адаптации к ситуациям, требующим адаптивного поведения, относят проблемные ситуации, фрустрационные ситуации, конфликты и их специфику, феномен когнитивного диссонанса и некоторые другие реалии, являющиеся предметом изучения личности. Особое место в изучении адаптационных процессов занимает исследование собственно защитных механизмов психической адаптации, к коим, например, А. А. Налчаджян относит классические защитные механизмы, описанные А. Фрейд. В основном практически все исследования в области адаптации проводятся в сравнительно типовом русле: различной интерпретации подвергаются процессы «привыкания» человека к тем или иным условиям, специфика его «вхождения», «внедрения» в ту или иную ситуацию. Одним из оригинальных подходов к проблеме адаптации является теория неадаптивной активности В. А. Петровского79. Не ставя перед собой задачи попытаться объяснить психологическую природу и детерминированность адаптационных процессов с точки зрения «постулата несообразности», отметим лишь, что «принцип надситуативной активности» в контексте проблем психологической адаптации человека вполне может быть рассмотрен. Критерий неадаптивности, согласно В. А. Петровскому, может быть построен на основе соотнесения цели и результата деятельности человека, где адаптивность характеризуется соответствием результата деятельности индивида ее цели, а неадаптивность — расхождением, противоречием, конфронтацией. В связи с этим определяются адаптивная стратегия, как действия, которые базируются на прогнозе соответствия между целью и ожидаемым результатом действия, и неадаптивная стратегия, где в качестве условия предпочтения будущего действия выступает прогноз несоответствия между целью и будущим результатом. Если обратиться к тем областям человеческой деятельности, которые анализируются с точки зрения адаптированности к ним субъектов, то здесь представлена широкая палитра исследований: адаптация людей разного возраста и пола практически ко всем известным и популярным видам профессиональной и учебной деятельности, подтверждением этому может служить достаточно большое количество сборников, например «Адаптация учащихся и молодежи к трудовой и учебной деятельности» (Иркутск, 1986), «Психолого-педагогические аспекты адаптации студентов к учебному процессу в вузе» (Кишинев, 1990) и другие. Адаптация выступает обязательным этапом включения человека в систему общественных отношений. Однако этот процесс не может обеспечить его полноценного и комфортного участия в социальных связях. Возможность успешной самореализации человека в обществе зависит и от уровня сформированности у него социальных и духовных качеств. Формирование внутренней структуры психики человека через усвоение им социальных и духовных ценностей, норм и других компонентов социальной среды представляет процесс интериоризации, который выступает как фаза социализации. В процессе интериоризации происходит перевод элементов внешней среды во внутреннее Я. Результатом интериоризации являются индивидуальность личности, ее духовный мир, направленность социальной активности, порождаемая сопряжением врожденных особенностей темперамента, интеллекта, воображения и социальными условиями. Таким образом, если в фазе адаптации происходит приспособление индивида к социальной среде, то в фазе интериоризации воздействие социальной среды, преломляясь через внутреннее Я человека, проявляется в изменении его поведения в зависимости от уровня сформированности социальных и духовных качеств. Причем поведенческие новации начинаются с нарушения равновесия в адаптации личности к особенностям социальной среды и завершается его стабилизацией, но уже на новом уровне.
<< | >>
Источник: Немировский Валентин Геннадьевич, Невирко Дмитрий Дмитриевич. Социология человека: От классических к постнеклассическим подходам. Изд. 2-е, перераб. и доп.— М.: Издательство ЛКИ.— 304 с.. 2008

Еще по теме 1.3. Изучение фаз и механизмов социализации личности:

  1. Социализация личности. Механизмы и агенты социализации
  2. § 3. Какие есть механизмы социализации личности?
  3. § 1. Идентификация как механизм социализации и индивидуализации личности
  4. § 2. Обособление как механизм социализации и индивидуализации личности
  5. § 3. Социализация личности. Основные факторы социализации.
  6. § 1. Понятие личности. Социализация личности. Структура психических свойств личности
  7. 1.5. Механизмы социализации
  8. Г ендерная социализация и ее механизмы
  9. Социализация личности
  10. § 1. Правовая социализация личности
  11. Социализация личности
  12. 41. СОЦИАЛИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТИ
  13. Социализация личности
  14. 6.4. Правовая социализация личности
  15. Социализация личности
  16. § 1. ПОНЯТИЕ О СОЦИАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ