<<
>>

Власть идентичности

Во втором томе The Informational Age от создания сетевого общества и сопровождающих его интегрирующих и фрагментирующих тенденций Кастельс переходит к рассмотрению коллективных идентичностей. Центральным предметом этого рассмотрения становятся социальные движения; по Кастельсу (Castells, 1997а), это — «целенаправленные коллективные действия, [которые] трансформируют ценности и институты общества» (с.
3) и дают человеку главные элементы его идентичности. Другими словами, в этой книге рассматривается политика и социология жизни в современном мире. Главный аргумент вытекает из вопроса: как создаются идентичности, когда традиции ушли в прошлое? Кастельс, например, полагает, что национальным государствам и всем связанным с ними легитимизирующим институтам, которые мы называем гражданским обществом (социальное обеспечение, право на суверенитет, классовая политика, демократический процесс и группы давления, такие, как профсоюзы), угрожают глобализационные тенденции сетевого общества. Так, все «государства благосостояния» находятся под давлением в связи с глобальной конкуренцией из- за самой дешевой рабочей силы; национальные экономики становится все труднее контролировать из-за постоянных валютных торгов в режиме реального времени, а политическая демократия необратимо подменяется информационной политикой, которая благодаря информационным и коммуникационным медиа стала глобальной, неуважительной и сосредоточенной на скандале. Национальные государства не могут даже использовать современные технологии для контроля над гражданами, так как сами государства ослаблены возникновением полуавтономных регионов (и даже городов), граждане легко связываются с другими людьми через расстояния в сотни тысяч миль, а глобальные, но дифференцированные медиа постоянно выискивают и представляют аудитории махинации политиков (можно вспомнить взлет и падение Сильвио Берлускони в 1990-х годах, а потом его поразительное возвращение в политику в 2001 г., а также постоянное освещение коррумпированности политиков и их сексуальных прегрешений). Тем, кто боялся возникновения оруэлловского государства, стоит, возможно, опасаться того, что сбудется прогноз Кастельса: «Наши общества — не упорядоченные тюрьмы, а беспорядочные джунгли» (с. 300). Все сейчас беспочвенно, неопределенно, традиции разрушены, былая уверенность утрачена навсегда. Кастельс противопоставляет этому кошмару свой аргумент: идентичности возникают в действии, и, таким образом, сетевое общество порождает движения сопротивления и даже движения проектной идентичности. Затем нам предлагается анализ движений сопротивления самого различного рода (от мексиканских сапатис- тов до неофашиствующих Patriots в США, от японских фанатиков из Лит Shinrikyo до религиозного фундаментализма в некоторых версиях ислама, от этнического национализма в бывшем Советском Союзе до территориального сепаратизма в таких местах, как Каталония). На эти движения, возникающие как реакция, Кастельс смотрит без одобрения или неодобрения, он видит в них свидетельство формирования новых идентичностей как ответ на огромное и все увеличивающееся давление. Движения, ориентированные на проект, Кастельс рассматривает на примере экологического и феминистского движений, которые уже имеют и, несомненно, будут иметь огромное влияние. Следует отметить, что эти движения нельзя рассматривать только как реакцию на стрессы и перегрузки «информационной эпохи», поскольку все они пользуются теми средствами, которые им предоставляет сетевое общество для собственных организационных нужд и распространения своих идей. Анализируя феминизм, Кастельс (Castells, 1997а, гл. 4) показывает, что патриархат, бывший нормой человеческого общества на протяжении веков, неудержимо клонится к закату по четырем взаимосвязанным причинам. Первая заключается в том, что женщина все больше становится рабочей силой, а это тесно связано с увеличением количества информационной работы и с гибкостью, требуемой сетевым обществом. Во-вторых, это возрастающий контроль над биологическими функциями женщины, что наиболее очевидно демонстрирует разного рода генная инженерия, который освобождает женщину от ограничений, связанных с репродукцией. В-третьих, это, конечно, феминистское движение во всех его формах. И в-четвертых, это И КТ, которые позволили соткать «гиперковер женских голосов почти по всей планете» (Castells, 1996, с. 193). Все вместе эти факторы бросают беспрецедентный вызов сексуальным нормам прежних веков и тем самым «подрывают... гетеросексуальные нормы» как в интимной, так и в публичной сферах. Кастельс говорит о «практичных феминистках» (с. 200), которые действуют, чтобы изменить свою жизнь, и в ходе этой борьбы обретают новые идентичности, что влечет за собой «деген- деризацию социальных институтов» (с. 202).
<< | >>
Источник: Уэбстер Фрэнк. Теории информационного общества. 2004 {original}

Еще по теме Власть идентичности:

  1. СООТНОШЕНИЕ РЕГИОНАЛЬНОЙ С ИНЫМИ ИДЕНТИЧНОСТЯМИ. РЕГИОНАЛЬНАЯ И СЕМЕЙНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ
  2. 1. Формы осуществления исполнительной власти.2. Понятие и виды актов исполнительной власти.3. Требования, предъявляемые к актам исполнительной власти и последствия их несоблюдения.4. Процесс принятия административных актов.н/а Указ Президента: "О порядке опубликования и вступления в си-лу актов Президента, Правительства РФ и актов органов исполнительной власти".
  3. 1. Понятие исполнительной власти, ее содержание и признаки.2. Основные функции исполнительной власти3. Основные принципы организации и функционирования исполни-тельной власти.4. Соотношение понятий "государственное управление" и "испол-нительная власть".
  4. Тема 12 Исполнительная и законодательная власти РФ в конституционной системе разделения властей
  5. § 1. Разделение властей как принцип организации власти в Российской Федерации
  6. ИНТЕНСИВНОСТЬ САМОСОЗНАНИЯ И МОБИЛИЗОВАННАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ
  7. ИДЕНТИЧНОСТЬ - ИДЕНТИЧНОСТИ
  8. 1. Понятие и виды органов исполнительной власти.2. Президент и его полномочия в сфере исполнительной власти.3. Федеральные органы исполнительной власти.4. Органы исполнительной субъектов РФ.
  9. «Соединение властей» — основной принцип формирования высших органов власти
  10. Глава двенадцатая О МУНИЦИПАЛЬНОЙ ВЛАСТИ, МЕСТНЫХ ВЛАСТЯХ И О НОВОМ РОДЕ ФЕДЕРАЛИЗМА
  11. 72. Государственная власть. Единство и разделение властей.
  12. РЕГИОНАЛЬНАЯ И РЕЛИГИОЗНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ
  13. Современная, или постмодерная, идентичность
  14. 9.4 Культурная идентичность
  15. ИЕРАРХИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ
  16. ИДЕНТИЧНОСТЬ И БИЗНЕС