КРЕСТЬЯНСКИЕ ПЕСНИ, ПЛЯСКИ, ЧАСТУШКИ


И в радости, и в печали с людьми всегда была песня. На каждый праздник, на каждое время года была своя песня. Она двигала тот праздник, для которого была предназначена. Иван Петрович Чугаев (1911), родом из Афанасьевской волости, вспомнил песню, которую у них пели на Троицу:
Александровска береза, береза,
Она листьями шумела, шумела.

Золотым венцом веяла, веяла.
Гуляй, гуляй, голубок,
Гуляй сизенький, сизокрыленький.
Ты куда, голубь, пошел,
Куда, сизый полетел?
Я ко девице пошел,
Ко красавице пошел,
Коя лучше всех,
Коя вежливее.
Без белил она бела,
Без румян хороша —
То невеста моя.
Поцелуй же меня!
Песни пели на посиделках, в застолье, вечером в будни своей семьей, отдыхая в середине рабочего дня, возвращаясь с работы. «Как-то было принято раньше,
что без песен нет и жизни. Идут на сенокос — поют, сошлись 3-4 женщины в доме, чтоб посидеть вместе за работой, — поют, оказалось свободное время в воскресенье, собрались на завалинке женщины — опять поют» (Т.С. Ситчихина, 1917). Вот такой своеобразный лирический настрой крестьянской души говорил о высокой культуре чувств.
Если одни песни пели в свободное от работы время, другие — на летних и зимних игрищах, третьи — на свадьбах... Репертуар был очень широкий, в каждой деревне свой. Были в нем и широко известные песни, и песни, которые пели только в округе.
Возьмем обычную деревню в центре вятского края. Что же пели здесь чаще всего наши деды и бабушки в начале века? А вот что! «Течет речка-невеличка с бережками вровень...», «Поехал казак на чужбину дале- ку, ему не вернуться в родительский дом...», «По Дону гуляет казак молодой...», «Потеряла я колечко, потеряла я любовь, я об этом о колечке буду плакать день и ночь...», «Ой да ты, калинушка, ой да ты, малинушка! Ой да ты не стой, не стой на горе крутой!», «По диким степям Забайкалья», «Ты липа, ты липа, ты зачем, липа, разлипаешься? Ты куда, мой милой, собираешься? — Собираюсь я во солдатушки, не на год, не на два, а на двадцать лет», «Как во полюшке девонюш- ка гуляла, самоцветные каменья собирала», «Суд судил девицу одну, она дитя была годами...», «На Муромской дорожке стояли три сосны...» — и это еще не все. Человек вырастал в атмосфере песни, дышал, жил ею.
Без песни были немыслимы посиделки (вечерки). Проблемы одиночества среди молодежи не было. На вечерке любой парень мог легко познакомиться и свободно поговорить с любой девушкой. «В вечеринку обычно все расходились по парам, одна из которых водила. Водящие подходят к каждой паре и спрашива- В. Берлинских
ют — люба ли? Если не люба, то эту девушку забирают, спрашивают, кто люба, и приводят ее» (А.И. Веретенникова, 1913).
Бывало и вот так: «Любили мы раньше в избушках собираться. Вечером так приоденешься, сарафан красивый да косу туго заплетешь и пойдешь в избушку. Там много молодежи собиралось. Мы всегда сидели пряли и песни пели. Сперва парней нету, а потом к ночи стучатся. Только зайдут, так гармошку затягивают и пошли плясать. Любили очень хороводы водить и у озера сидеть, рассвет встречать» (А.Ф. Санникова, 1923). Живое слово песни, частушки, сказки давало отдых человеческой душе, освобождало ее от тяжкого быта.
Гармонь во многие деревни пришла довольно поздно — в конце XIX — начале XX века. Продолжали кое-где играть и на балалайке. Ho парни-гармонисты быстро стали людьми авторитетными и уважаемыми, любимцами девушек. К 1930-м годам даже в глухих деревнях, кроме хороводов, плясали немало и других, более современных плясок. Александра Дмитриевна Бякова (1924) вспоминает родную деревню Желни Ky- менского района: «Песни в это время пели все, молодые и средних лет люди. Пели не все время: по праздникам или когда лен мотыжили, жали вручную. В праздники на угорах собиралась молодежь, играли гармонисты на несколько гармошек или по очереди. Мы плясали, под собой ног не чуяли. Плясали вальс, краковяк, подгорную, испань, подыспань, коробочку, барыню».
Иной раз веселье не смолкало всю ночь — и это после напряженного трудового дня. Очевидно, дело в посильном человеку ритме жизни. «Сейчас все спешат-торопятся, и мы раньше спешили — но не так. Помню, на вечерочку соберется столько народу, как будто и не работали целый день. И пойдет веселье!» (А.И. Гребенева, 1917).

Вечерка в XX воке уже немыслима без частушки, так недавно, но столь прочно вошедшей в крестьянскую жизнь. Частушка — это элемент, прежде всего, молодежной культуры. Главная тема частушек — любовь. Сила ее была в быстрой импровизации, узнаваемости конкретных лиц и деталей, диалоге поющего частушку и его соперника. Частушка была немыслима без пляски. «А какие мы частушки пели — на месте сочиняли. Тебе б не так просто словами сказать, а нужно выскочить в круг и, приплясывая, ответить парню, да еще со смешинкой» (А.И. Гребенева, 1917).
Удавалось это далеко не всем. Поэтому были и «домашние заготовки». Об этом помнит Т.С. Ситчихина (1917): «Частушки в основном сочиняли коллективно. Иногда одна девушка или молодая женщина сочинит первые две строфы, а вторые уже сочинят другие строфы. Сочинялись они, конечно, более талантливыми, пусть даже неграмотными людьми. Они как-то сами собой складывались, если человек сильно переживает измену любимого, или полюбил кого-то, но не признался еще в любви. Через частушки иногда человек хочет выразить свое удовольствие каким-нибудь событием. Например, при появлении первого трактора в деревне много создавали частушек о тракторе и трактористе. Особая симпатия девушек была к гармонистам, поэтому о них много создавалось частушек. Любимыми частушками для девушек были лирические, в которых пелось о любви, об измене, о замужестве».
Частушка — это блестящая, озорная импровизация в стихах «со смешинкой». Без смешинки — нет частушки.
Думается, что небольшая подборка частушек, которую припомнила Татьяна Ивановна Ситчихина (1909, Омутнинский район) из времен своей юности наглядно показывает это:

В поле рожь, в поле рожь, В поле рожь посеял. Распроклятая любовь Кто ее затеял?!
У ха-ха, у ха-ха,
Чем я девочка плоха, На мне юбка новая, Сама я чернобровая.
Играй, играчок,
Я прибавлю пляски,
За твои за русы кудри, За карие глазки.
Боевая, боевая, Боевая, не позор, Боевую лучше любят За веселый разговор.
Ты пляши, ты пляши, Ты пляши, не бойся, Я тебя не завлекаю, Ты не беспокойся.
Гармонисту за игру 200 грамм зеленого, Ягодине за измену Яду разведенного.
Эх, жарко косить, Жарко сенокосить, Жалко, миленький, тебя, Ho придется бросить.

На потолке подвешена Лампочка блескует,
Баской паренек О девушке тоскует.
Голубое одеяло Всю постелю голубит.
Нынче взяли парни моду За измену девок бить.
Раньше были мальчики Водили в ресторанчики,
А теперь такая шваль —
На кино рублевку жаль.
Эх, чайнички,
Золотые дужки.
Веселитесь, девушки,
Пока не молодушки.
Кудреватые, баские,
Где такие водятся.
У них матери, отцы,
Наверно, богу молятся.
Праздники были немыслимы без игр. В 20-30-е годы дети и молодежь еще любили играть в лапту, «лали- вали», городки, бабки, «третий лишний», ходить на ходулях, качаться на костровых качелях парочкой.
Старики любили наблюдать за игрищами, праздновали по-своему. Большинство из них были люди набожные. В религиозные праздники, по воскресеньям они ходили молиться в церковь, причем некоторые даже ходили в день по три раза: к заутрене, обедне и вечерне. Для среднего поколения праздник — это свои

радости и свое веселье. В стороне не оставался никто.
Чередование праздников и будней, мощная праздничная культура, приносящий удовлетворение труд, ощущение своего единства с природой — все это создавало у крестьянина ощущение полноты жизни, ее полнокровности и эмоциональной насыщенности. Крестьянин мечтал быть только крестьянином — и эту истину нам стоит понять.
<< | >>
Источник: Берлинских В.А.. Крестьянская цивилизация в России. 2001

Еще по теме КРЕСТЬЯНСКИЕ ПЕСНИ, ПЛЯСКИ, ЧАСТУШКИ:

  1. ШАМАНСКИЕ ПЛЯСКИ
  2. Приложение № 1 Историческое развитие русской народной песни
  3. Глава 5 Значение колыбельной песни
  4. Игровые песни-хороводы
  5. Кино и песни для народа
  6. Л. Тик ЛЮБОВНЫЕ ПЕСНИ НЕМЕЦКИХ МИННЕЗИНГЕРОВ
  7. ОТРЫВОК ИЗ «ПЕСНИ О НИБЕЛУНГАХ» И ОБЪЯСНЕНИЕ ЕГО СВЯЗЕЙ С ЦЕЛЫМ
  8. ПОДАВЛЕНИЕ КРЕСТЬЯНСКОЙ ВОЙНЫ
  9. КРЕСТЬЯНСКИЕ ВОЙНЫ
  10. КРЕСТЬЯНСКОЕ ВОССТАНИЕ 1595—1597 ГГ.
  11. Крестьянский мир
  12. 3. Крестьянский вопрос.
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История наук - История науки и техники - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -