Константин Аксаков «передовой боец славянофильства»

Дети известного писателя Сергея Аксакова росли в дворянской усадьбе, «в патриархальном быту, крепкие старинным обычаем, вблизи народа, обвеваемые преданиями прошлого, на лоне деревенской природы»137.

Переезд в Москву оказался для Константи-столкновением с иным миром — миром российской государственности.

157

Образ России, увиденный в детском сне: «площадь Красная и Минин весь в цепях перед Кремлем», не оставлял его с семилетнего возраста до конца жизни. Ощущение несовершенства действительности привело К. Аксакова, студента словесного отделения Московского университета, в кружок Станкевича, где молодые люди искали ответы на непростые вопросы жизни в философии Канта, Фихте, чуть позже — Гегеля. Несколько лет молодой Аксаков «гнул и натягивал» гегелевские постулаты «на вящее прославление русской земли» (как говорил его младший брат Иван). Даже его диссертация о Ломоносове была построена на принципе гегелевских логических триад.

Однако к началу 40-х гг. Константин отошел от друзей-западников из-за их чрезмерно критического отношения к России и вошел в кружок московских славянофилов. Разрыв-прощание с западником Герценом был театрально-эффектным, посреди улицы, с объятьями и проникновенной речью о патриотическом долге, возобладавшем над личными симпатиями. При этом Константин Аксаков, получивший прозвище «передовой боец славянофильства», никогда не опускался до брани и высмеивания своих оппонентов. Например, в стихотворной полемике с обрушившимся на западников Н. Языковым (клеймившим оппонентов: «вы все — нерусский вы народ») Аксаков отстаивал «открытый бой», ибо «и прежде руку подавали друг другу Главк и Диомид». К середине 40-х гг. у Константина Аксакова сложилась определенная историко-философская система, отстаивать которую он был готов с огромным эмоциональным подъемом. А. Герцен писал о нем: «...он за свою веру пошел бы на площадь, пошел бы на плаху, и когда это чувствуется за словами, они становятся страшно убедительны». В основе воззрений Аксакова лежало представление о традиционном разделении на Руси общества («народа», «земли») и государства.

Со времен призвания варягов народ и власть — дружественные, союзные (в отличие от Западной Европы), но отдельные силы. «Сила власти — царю, сила мнения — народу» — вот повторяющийся рефреном лозунг прошлого и будущего устройства самобытной России. «В основании государства западного — насилие, рабство и вражда. В основании государства русского — добровольность, свобода и мир». Разрыв традиции, по Аксакову, произошел в эпоху Петра I — этот «великий гений, муж кровавый», стоящий в истории Руси «в блеске страшной славы, с окровавленным топором», вместе с пороками Руси выкорчевывал и ее «святой Дух».

Восстановление московского периода русской истории на прахе петербургского, возвращение основанной на православии «внутренней правды» из народных глубин к «верхам» — вот идеал Аксакова. Даже в его стихах и пьесах (например, «Князь Луповицкий, или Приезд в деревню», 1851 г.) пропагандистского дидактизма больше, чем искусства. С осени 1843 г.

158

Константин Аксаков перешел к «практическому применению» своих воз-зрений. Для этого он отрастил бороду и стал появляться на людях в зипуне и мурмолке. С одной стороны, это было сочтено проявлением оппозицион-ности режиму, но с другой, как острил П. Я. Чаадаев, «народ на улицах принимал его за персиянина». После европейских революций 1848— 1849 гг. Аксаков объяснял свой наряд так: «Фрак может быть революци-онером, а зипун — никогда. Россия, по-моему, должна скинуть фрак и на-деть зипун — и внутренним, и внешним образом»158. В самом начале эпохи Великих реформ К. Аксаков постарался донести свои идеи непосредственно до императора Александра — в записке «О внутреннем состоянии России», но одновременно и до читающей России — через газету «Молва». Ее негласным редактором и автором лередовых статей Аксаков был с 1857 г. До вожделенной отмены крепостного права Аксаков не дожил: он не выдержал смерти горячо любимого, бук-вально боготворимого «отесиньки», «отца и друга».

,

<< | >>
Источник: Д.И. Олейников. История России с 1801 по 1917 год. Курс лекций : пособие для вузов / Д. И. Олейников. — М. : Дрофа. — 414 с.. 2005

Еще по теме Константин Аксаков «передовой боец славянофильства»:

  1. АКСАКОВ
  2. 3. АКСАКОВ
  3. 1.БОЕЦ, НАЕЗДНИК, ЛИТЕРАТОР
  4. К ХАРАКТЕРИСТИКЕ СЛАВЯНОФИЛЬСТВА
  5. Приемы внедрения в практику передового опыта.
  6. Славянофильство
  7. 23.5. Работа директора школы по внедрению в практику передового педагогического опыта
  8. 2.3. Западничество и славянофильство
  9. ВРЕМЯ СЛАВЯНОФИЛЬСТВУЕТ ВОЙНА, ГЕРМАНИЯ, ЕВРОПА И РОССИЯ
  10. Возврат к церковному мировоззрению. н. В. Го голь. н ачало «славянофильства». А. С. Х омяков
  11. Возврат к церковному мировоззрению. н. В. Гоголь. начало «славянофильства». А. с. хомяков 1
  12. 2.5.3. Русская философско-историческая мысль 30—60-х годов XIX в. (П.Я. Чаадаев, И.В. Киреевский, В.Ф. Одоевский, А.С. Хомяков, К.С. Аксаков, Ю.Ф. Самарин, А.И. Герцен, П.Л. Лавров)
  13. «Обращение» Константина
  14. Единодержавие Константина
  15. Борьбапосле смерти Константина
  16. I. ЯЗЫЧЕСТВО И ХРИСТИАНСТВО В ЭПОХУ КОНСТАНТИНА
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История наук - История науки и техники - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -