<<
>>

§ 5. ПРИВИЛЕГИРОВАННЫЕ ВИДЫ УБИЙСТВА

Привилегированными принято называть такие виды убийства, которые совершаются при обстоятельствах, существенно снижающих степень общественной опасности содеянного. В настоящее время привилегированными признаются следующие виды убийств: а) убийство матерью новорожденного ребенка (ст.
106); б) убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107); в) убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 108). Убийство матерью новорожденного ребенка (cm. 106 УК). Объектом преступления является жизнь рождающегося человека. Умышленное лишение матерью жизни ребенка, не относящегося к разряду новорожденных, не будет рассматриваться как совершение привилегированного убийства, ответственность за которое предусмотрена ст. 106 УК. Потерпевшим от этого преступления может быть не любой, а только новорожденный ребенок. Понятие «новорожденный ребенок» ограничено определенными временными рамками. Начальный момент «новорождения» совпадает с моментом начала жизни человека, т. е. начинает течь с момента прорезывания головки младенца, выходящего из утробы матери. Отделение ребенка от тела матери и переход на самостоятельное дыхание лежат за рамками начального момента жизни человека и, соответственно, новорождения. Внутриутробное истребление плода до начала процесса родов есть искусственное прерывание беременности (аборт). При известных обстоятельствах аборт может стать криминальным, т. е. подпадающим под признаки ст. 123 УК. Осуществление различных манипуляций по искусственному изгнанию плода самой беременной женщиной (самоаборт) по действующему уголовному законодательству ненаказуемо. По общему правилу новорожденными считаются дети до достижения ими месячного возраста. Вместе с тем при убийстве матерью новорожденного ребенка сразу же после родов должен использоваться судебно-медицинский критерий ограничения длительности периода новорожденное™, т. е. одни сутки с момента появления ребенка на свет. Убийство новорожденного в этой ситуации по истечении суток следует квалифицировать по ст. 105 УК. С объективной стороны преступление включает в себя четыре его разновидности. Убийство матерью новорожденного ребенка может иметь место: а) во время родов; б) сразу же после них; в) в условиях психотравмирующей ситуации; г) в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости. Некоторые из этих преступлений (например, убийство во время родов) могут быть совершены путем только действия, другие — как в форме действия (утопление, удушение, сожжение, нанесение ран и т. д.), так и бездействия (отказ от кормления, непринятие мер к защите ребенка от воздействия низких температур и т. п.). Убийство новорожденного во время или сразу же после родов не связывается законодателем с каким-либо особым психологическим состоянием роженицы. Можно лишь предполагать, что законодатель имел в виду именно такое состояние матери-убийцы, но в диспозиции нормы свою мысль четко не выразил.
Неясность уголовного закона порождает ситуации, ставящие судебную практику в тупик. В самом деле, можно ли квалифицировать по ст. 106 УК заранее обдуманное убийство новорожденного сразу же после родов женщиной, неоднократно рожавшей до этого и не испытывающей особого психологического дискомфорта от подобной процедуры? По букве закона — да, по смыслу — нет. Еще одна разновидность рассматриваемого преступления — убийство матерью ребенка в условиях психотравмирующей ситуации. Последняя представляет собой психически отягощенную, хотя и не вызвавшую психического рас- стройства ситуацию, которая может быть порождена различными психотравмирующими факторами: беременность как результат изнасилования; пропуск срока беременности для производства аборта; беспокойное поведение новорожденного, лишающее его мать на длительное время сна и отдыха; требование отца ребенка избавиться от него любой ценой; отказ отца ребенка признать его своим; отказ зарегистрировать брак; травля матери ребенка ее близкими родственниками и т. п. Наконец, убийство матерью новорожденного ребенка признается привилегированным составом и в том случае, когда совершается женщиной, находящейся в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости. Под ним признается такое состояние женщины-убийцы, при котором она во время совершения преступления не может в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) по умерщвлению новорожденного ребенка либо руководить ими. Состояние психического расстройства, не исключающего вменяемости, нередко выражается в форме физиологического аффекта. Как правило, аффектированное поведение роженицы порождается психотравмирующей ситуацией. Но иногда такое поведение может стать следствием одних только психофизиологических аномалий в развитии организма женщины. Убийство матерью новорожденных близнецов (независимо от их количества) не влечет ответственности по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК (убийство двух или более лиц). В данном случае имеет место конкуренция привилегированного и квалифицированного составов преступлений и применению подлежит норма, предусматривающая ответственность за привилегированный вид убийства, т. е. ст. 106 УК. Субъективная сторона преступления предполагает наличие вины в форме прямого или косвенного умысла. Момент возникновения умысла на убийство (до или после родов) для наступления ответственности по ст. 106 УК значения не имеет. Мотивы преступления на квалификацию не влияют. Причинение смерти новорожденному ребенку по неосторожности должно влечь ответственность по ст. 109 УК. Субъект преступления — специальный. Им может быть только женщина — мать новорожденного ребенка, достигшая к моменту совершения преступления шестнадцатилетнего возраста. В диспозиции ст. 106 УК ничего не говорится об убийстве матерью своего новорожденного ребенка, и так называемая «суррогатная мать» также может быть субъектом данного преступления. Соучастие в форме соисполнительства лиц в убийстве матерью новорожденного ребенка влечет для соучастников ответственность по п. «в» и «ж» ч. 2 ст. 105 УК (убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, совершенное группой лиц). Убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107 УК). Ключевым признаком рассматриваемого преступления является внезапно возникшее у убийцы сильное душевное волнение, именуемое в специальной литературе физиологическим аффектом. Физиологический аффект — это исключительно сильное, быстро возникающее и бурно протекающее кратковременное эмоциональное состояние, существенно ограничивающее течение интеллектуальных и волевых процессов, нарушающее целостное восприятие окружающего и правильное понимание субъектом объективного значения вещей. Физиологический аффект, безусловно, резко сужает возможности человека осознавать, контролировать и регулировать свое социально значимое поведение, но не исключает этого полностью, что и позволяет рассматривать такое поведение хотя отчасти и извинительным, но все-таки упречным. В отличие от физиологического — патологический аффект представляет собой разновидность временного психологического расстройства, порождающего неспособность лица сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, т. е. состояние невменяемости. Причинение смерти потерпевшему лицом, находящимся в состоянии патологического аффекта, исключает возможность привлечения его к уголовной ответственности по ст. 107 УК. Во избежание судебных ошибок по этой категории дел рекомендуется назначать в зависимости от конкретных обстоятельств судебно-психологическую, судебно-психиатрическую или комплексную психолого-психиатрическую экспертизу. С объективной стороны преступление представляет собой материальный состав. Преступление будет считаться оконченным при наличии деяния (в форме только активных аффектированных действий, направленных на причинение смерти потерпевшему), последствия (в виде самой этой смерти) и причинной связи между ними. Конститутивным признаком объективной стороны данного преступления является провоцирующая обстановка (ситуация). Такая обстановка создается виновным поведением потерпевшего. В законе предусмотрен исчерпывающий перечень проявлений со стороны потерпевшего, выступающих теми производными факторами, которые вызывают состояние аффекта у убийцы. К ним относятся: а) насилие; б) издевательство; в) тяжкое оскорбление; г) противоправные действия (бездействие); д) аморальные действия (бездействие). Насилие со стороны потерпевшего, порождающее состояние аффекта у убийцы, может быть как физическим, так и психическим. Физическим оно признается в случае нанесения побоев, причинения реального вреда здоровью различной степени тяжести, похищения человека, лишения свободы, изнасилования, совершения насильственных действий сексуального характера и т. п. Психическое насилие может проявляться в форме угрозы убийством, причинения вреда здоровью, применения других видов физического воздействия на потерпевшего, уничтожения или повреждения имущества, распространения клеветнических измышлений и т. п. Провокацией убийства в состоянии аффекта, квалифицируемого по ст. 107 УК, может служить лишь противоправное насилие. Акт правомерного применения насилия потерпевшим исключает возможность оценки действий убийцы по ст. 107 УК. Но и при противоправном насилии может возникнуть ситуация, когда виновный будет одновременно действовать и в состоянии аффекта, и в состоянии необходимой обороны, превысив при этом ее пределы. Налицо конкуренция двух привилегированных норм. Коллизия в данном случае должна разрешаться путем применения ст. 108 УК (убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны), поскольку санкция данной нормы предусматривает более мягкое наказание. Таким образом, в подобных ситуациях для правильной квалификации действий виновного по ст. 107 УК необходимо в первую очередь исключить возможность применения ст. 108 УК. Издевательство является разновидностью насилия, имеющего свою специфику. Под издевательством в литературе обычно понимают глумление, психическое и физическое насилие, носящее циничный характер и совершаемое в течение более или менее продолжительного времени. Тяжким оскорблением является не просто унижение чести и достоинства виновного со стороны потерпевшего, выраженное в неприличной форме (как это следует из текста ст. 130 УК). Такое оскорбление должно иметь еще и количественную характеристику, т. е. быть тяжким. Оценка степени тяжести оскорбления, спровоцировавшего аффективное состояние, есть прерогатива органов следствия и суда. На практике обычно учитывают не только объективные признаки оскорбления (содержание и форма выражения — устная, письменная, конклюдентные действия; ее неприличность с точки зрения общепризнанных норм нравственности), но и субъективное восприятие оскорбительных действий их адресатом, индивидуальные особенности его личности. Иные противозаконные действия (бездействие) со стороны потерпевшего — это грубые нарушения прав и законных интересов как самого виновного, так и его близких, а также (в некоторых случаях) нарушения прав и законных интересов государства и общества. Не имеет значения, нормы каких отраслей права (уголовного, административного, гражданского и т. п.) нарушаются потерпевшим. Важно лишь помнить, что рассмотренным термином охватываются нарушения, не подпадающие под понятие насилия, издевательства и тяжкого оскорбления. В уголовно-правовой доктрине к противоправным действиям обычно относят кражу, мошенничество, самоуправство, уничтожение или повреждение имущества, вандализм, клевету, разглашение тайны усыновления, злоупотребление должностными полномочиями, разглашение государственной тайны, нарушение нанимателем трудового законодательства, уклонение от возврата долга, несправедливые притеснения по службе и т. п. Нарушения могут быть допущены как умышленно, так и по неосторожности. Например, нарушение водителем правил безопасности движения, повлекшее по неосторожности причинение смерти ребенку на глазах его отца, может вызвать у последнего состояние аффекта как реакцию на неосторожные неправомерные действия причинителя вреда. Под аморальными действиями (бездействием) следует понимать такое активное или пассивное поведение потерпевшего, которое противоречит общепризнанным в российском обществе нормам морали и нравственности. Причем неэтичность такого поведения должна обладать известной степенью выраженности. В этих случаях необходимо ориентироваться на общечеловеческие нравственные ценности, выработанные в процессе эволюции мировой цивилизации: верность, честность, преданность, порядочность, добросовестность, трудолюбие, бескорыстие и т. п. Соответственно аморальными действиями следует признать предательство, обман, лицемерие, вероломство, коварство, разврат, адюльтер и т. п. Наконец, аффектообразующим фактором может выступить длительная психотравмирующая ситуация, возникшая в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Суть ее состоит в том, что перманентно возникающие между потерпевшим и виновным микроконфликты и психологические обострения сами по себе не порождают аффекта, но взятые в совокупности, выстроенные в некий заданный ряд, они как раз и создают ту психотравмирующую ситуацию, на одном из этапов которой очередной скандал, стычка, акт оскорбления, иного циничного противоправного или аморального поведения выполняют роль «последней капли» или «спускового крючка», порождающего состояние физиологического аффекта. Субъективная сторона преступления предполагает наличие вины в форме как прямого, так и косвенного умысла. Обязательным признаком субъективной стороны, помимо аффекта, является еще и внезапность его возникновения и проявления. Внезапность означает, что и сам аффект как ответная реакция на негативное поведение потерпевшего, и вытекающий из него умысел на убийство, и, как правило, намерение реализовать этот умысел возникают у виновного вдруг, неожиданно, мгновенно, спонтанно. Все упомянутые психологические моменты и поведенческие реакции «спрессованы» во времени и требуют, по общему правилу, незамедлительного выражения и воплощения в преступном результате. Мотивы преступления на квалификацию не влияют. В реальной жизни ими чаще всего бывают месть и ревность. Причинение смерти потерпевшему, ошибочно принятому за человека, который совершил противоправные действия, приведшие виновного в состояние аффекта, должны рассматриваться по правилам о фактической ошибке. Такие действия необходимо квалифицировать не как оконченное убийство в состоянии аффекта, а как покушение на него. Подобную неточность допустил, на наш взгляд, Верховный Суд России, признав наличие оконченного состава преступления в действиях Г., который в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения убил Ч., ошибочно приняв его за человека, пытавшегося перед этим изнасиловать жену Г.24 Субъектом преступления является вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. В ч. 2 ст. 107 УК РФ установлена уголовная ответственность за совершение в состоянии аффекта убийства двух или более лиц. В этом случае имеются в виду те довольно редкие ситуации, когда лицо, находящееся в аффективном состоянии, одномоментно умышленно причиняет смерть сразу нескольким потерпевшим либо делает это разновременно, но при том непременном условии, что между первым и последующими убийствами сохранился сравнительно короткий временной интервал, наличествует единство умысла на лишение жизни нескольких человек и вплоть до последнего акта убийства поддерживается само состояние аффекта. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (cm. 108 УК). Оба предусмотренных ст. 108 УК вида убийств относятся к категории привилегированных потому, что совершаются при обстоятельствах, снижающих степень опасности содеянного. В одном случае таковыми выступают обстоятельства, связанные с процессом защиты обороняющимся законных интересов от действий лица, совершающего преступление,, в другом — с процессом задержания лица, совершившего преступление. Институты необходимой обороны и задержания преступника играют в уголовном праве важную стимулирующую роль: они призваны активизировать поведение законопослушных граждан в борьбе с преступностью. Поэтому причинение смерти потерпевшему лицом, не выходящим за рамки указанных институтов, вообще не признается преступлением. Причинение же такого вреда при превышении пределов необходимой обороны или при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, хотя уже и не рассматривается в качестве извинительного обстоятельства, вместе с тем является основанием для смягчения ответственности причинителю такого вреда. Убийство при превышении пределов необходимой обороны. Непосредственным объектом убийства при превышении пределов необходимой обороны является жизнь нападающего. Потерпевшим от этого преступления, следовательно, может быть лишь лицо, осуществляющее общественно опасное посягательство. Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 108 УК, заключается в причинении смерти лицу при защите от общественно опасного посягательства, т. е. в состоянии необходимой обороны, но с превышением ее пределов. Квалификации действий виновного по ч. 1 ст. 108 УК должна предшествовать констатация факта о наличии состояния необходимой обороны. Отсутствие такого состояния означает невозможность инкриминировать рассматриваемый состав преступления, ибо можно превысить пределы только того, что имеется в реальной действительности. С другой стороны, причинение смерти посягающему, при соблюдении всех условий правомерности акта необходимой обороны, преступлением не является и уголовной ответственности не влечет. Условия правомерности акта необходимой обороны и положения о превышении ее пределов сформулированы в ст. 37 УК РФ. Таким образом, все, что лежит за рамками института необходимой обороны, не имеет прямого отношения и к изучаемому составу преступления. Своеобразие данного преступления заключается в том, что виновный изначально преследует сугубо благородную цель — защитить от общественно опасных посягательств охраняемые законом интересы личности, общества И государства, но при этом прибегает к таким средствам ее достижения, которые в конечном итоге оказываются излишними, чрезмерными, неоправданными, а сам он — из жертвы превращается в преступника. Преступление может быть совершено в форме только активных действий, выразившихся в убийстве потерпевшего путем превышения пределов необходимой обороны. Превышением пределов необходимой обороны (эксцессом обороны) признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства (ч. 2 ст. 37 УК). Применительно к убийству превышение пределов необходимой обороны означает, что имеет место явное, очевидное, несомненное несоответствие: а) между потенциальным вредом, который исходил от посягавшего, и реальным лишением его жизни обороняющимся; б) между способами, средствами, приемами и методами посягательства и соответствующими контрмерами, к которым прибег защищающийся; в) между интенсивностью нападения и интенсивностью защиты. Лишение жизни посягающего при наличии указанных несоответствий превращается в акцию возмездия, причиненный вред становится неэквивалентен защищенному благу, цена достигнутого результата оказывается чрезмерно высокой. В результате смерть посягающему причиняется заведомо напрасно, без необходимости. На практике типичными проявлениями убийств при превышении пределов необходимой обороны признаются случаи лишения жизни нападающего при отражении с его стороны посягательства, выражающегося в причинении вреда здоровью средней тяжести, в кражах имущества, хулиганстве и т. д. Необходимо также помнить, что Законом РФ от 8 декабря 2003 г. ст. 37 УК дополнена ч. 21, в которой зафиксировано следующее правило: «Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если зто лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения». Особое значение в судебной практике приобретает правильное определение момента начала и окончания посягательства. Известно, что правомерность необходимой обороны и превышение ее пределов возможны, по общему правилу, лишь в тот период времени, когда посягательство уже началось, но еще не завершилось. Причинение смерти посягающему с выходом (в ту или иную сторону) за указанные временные границы обороняющимся означает несвоевременность защиты. Убийство потерпевшего при таких обстоятельствах должно влечь ответственность для «псевдообороняющегося» на общих основаниях, т. е. по ст. 105 УК. В случае, когда посягательство окончено и отражено, но обороняющийся находится в состоянии аффекта, вызванного нападением, причинение им в этот момент смерти нападавшему следует квалифицировать по ст. 107 УК. Таким образом, как «преждевременная», так и «запоздалая» оборона не имеют отношения к рассматриваемому составу преступления. Из этого правила есть два исключения. Во-первых, состояние необходимой обороны может возникнуть не только в самый момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения, когда для обороняющегося становится очевидным, что потенциальная опасность сию минуту воплотится в действительность. Во-вторых, состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посяга тельства, но по обстоятельствам дела для обороняющегося не был ясен момент его окончания. Переход оружия или других предметов, использованных для нападения, от посягавшего к обороняющемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства. На практике приходится сталкиваться с ситуациями так называемой «мнимой обороны». Она имеет место, когда общественно опасное посягательство в реальной действительности отсутствует, однако в воображении виновного — наличествует. Ошибочное предположение о наличии посягательства заставляет его обороняться от несуществующего нападения. В тех случаях, когда предшествующая причинению смерти обстановка давала основание полагать, что действительно совершается реальное посягательство, и лицо, лишившее жизни посягающего в порядке защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны. Если при этом такое лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях, соответствующих реальному посягательству, оно подлежит ответственности за убийство при превышении пределов необходимой обороны. Наконец, в ситуациях, когда смерть «виртуальному» нападающему причиняется лицом, не осознающим мнимости посягательства, но по обстоятельствам дела обязанным и могущим это сознавать, действия такого лица подлежат квалификации по ст. 109 УК. Например, находящийся в нетрезвом состоянии Р. ночью с угрозами стал ломиться в дверь к своему соседу по квартире С. Последний вылез в окно, побежал к своим родственникам и попросил их вызвать милицию, а сам взял охотничье ружье и вернулся домой. Увидев дома Р. в комнате у кровати, где лежат жена и сын, С. решил, что Р. «душит» их, и поэтому выстрелил в него. Суд расценил зти действия как неосторожное убийство, указав, что С., выстрелив в Р. при мнимой обороне, хотя и не сознавал, но, исходя из обстоятельств дела, должен был и мог при надлежащем уточнении обстановки сознавать, что общественно опасного посягательства в действительности нет25. Субъективная сторона преступления может выражаться в форме как прямого, так и косвенного умысла. Чаще всего убийство при превышении пределов необходимой обороны совершается с эвентуальным умыслом. Этому есть следующее объяснение. Причинение посягающему смерти носит вынужденный характер, сама смерть не нужна обороняющемуся, она является нежелательной для него, ибо, осуществляя акт обороны, он преследует иные цели (защита интересов личности, общества, государства). Причинение смерти посягающему по неосторожности при превышении пределов необходимой обороны уголовно ненаказуемо. Лишь в том случае, если умыслом обороняющегося охватывалось причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, повлекшее по неосторожности его смерть, ответственность наступает по ч. 4 ст. 111 УК. Субъектом преступления является осуществляющее акт необходимой обороны лицо, достигшее 16-летнего возраста. Убийство с использованием различных предупредительных средств и приспособлений, применяемых для предотвращения возможных посягательств на собственность (минирование, отравление продуктов и напитков, подключение тех или иных объектов к источникам высокого напряжения, установка капканов, устройство ловушек и т. п.), не может квалифицироваться по ст. 108 УК. Виновные в подобных случаях не находятся в состоянии необходимой обороны, а значит, и не могут превышать ее пределов. Ответственность за причинение смерти путем использования таких приспособлений должна наступать в зависимости от конкретных обстоятельств дела по ч. 1 ст. 105, п. «е» ч. 2 ст. 105 или ст. 109 УК. Убийство при превышении пределов необходимой обороны, отягощенное квалифицирующими признаками, предусмотренными п. «а», «г», «д», «е», «н» ч. 2 ст. 105 УК, надлежит квалифицировать только по ст. 108 УК. Убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Объектом преступления является жизнь задерживаемого лица. Потерпевшим может быть лишь подвергаемое задержанию лицо, совершившее преступление. Объективная сторона преступления заключается в активных действиях, явно не соответствующих характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда ему без необходимости причиняется не вызываемая обстановкой смерть. Основанием для причинения вреда задерживаемому является, прежде всего, совершение последним преступления. Ясно, что отсутствие такого основания означает, вместе с тем, и отсутствие самого института задержания, а стало быть, становится бессмысленным и выяснение вопроса о том, превышены ли меры, необходимые для такого задержания. В законе ничего не сказано о времени, истекшем с момента совершения задерживаемым преступления и оставляющем возможность для применения к нему насильственного акта задержания. Поэтому причинение преступнику вреда в процессе его задержания даже по прошествии значительного промежутка времени с момента совершения им преступления необходимо рассматривать по правилам ст. 38 и ч. 2 ст. 108 УК. Вместе с тем этот временной интервал не может быть беспредельным. Он ограничен сроками давности в отношении тех категорий преступлений, которые были совершены задерживаемым. Таким образом, применение ч. 2 ст. 108 УК требует установления как явного (очевидного, несомненного) несоответствия предпринятых для задержания мер характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления (что определяется категорией, к которой относится данное преступление), так и столь же явную несоразмерность применяемых мер обстоятельствам задержания (что определяется уже главным образом особенностями поведения потерпевшего в момент задержания). Важно установить и ту степень шему смерть причиняется без необходимости, такой итог задержания не вызывается обстановкой и является чрезмерным. Субъективная сторона преступления предполагает наличие вины в форме прямого или косвенного умысла. Причинение смерти по неосторожности задерживаемому лицу, совершившему преступление, уголовной ответственности не влечет. Обязательным признаком субъективной стороны рассматриваемого деяния является цель. Смерть потерпевшему может быть причинена лишь с целью доставления его в органы власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений. Субъектом преступления может быть лицо, достигшее 16-летнего возраста. В ситуациях, когда смерть потерпевшему причиняется должностными лицами (представителями власти, работниками правоохранительных или контролирующих органов), а также военнослужащими с превышением ими мер, необходимых для задержания, ответственность наступает по ч. 2 ст. 108 УК, а не по статьям о должностных преступлениях или преступлениях против военной службы. Убийство с превышением необходимых мер при задержании преступника, отягощенное обстоятельствами, упомянутыми в ч. 2 ст. 105 УК, надлежит квалифицировать только по ч. 2 ст. 108 УК
<< | >>
Источник: Комиссаров В. С.. Российское уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов.. 2008

Еще по теме § 5. ПРИВИЛЕГИРОВАННЫЕ ВИДЫ УБИЙСТВА:

  1. § 4. КВАЛИФИЦИРОВАННЫЕ ВИДЫ УБИЙСТВА
  2. Убийства и другие тяжкие преступления Убийства
  3. §3. ПРОСТОЕ УБИЙСТВО
  4. УБИЙСТВО
  5. §2. ПОНЯТИЕ УБИЙСТВА
  6. Убийство Кирова
  7. Психология геноцида и массовых убийств
  8. Убийства и причинение тяжкого вреда здоровью
  9. Наказания за убийство полезных собак
  10. 18. Убийство в детской больнице
  11. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УБИЙСТВ, СОВЕРШЕННЫХ ПО НАЙМУ
  12. О грехе убийства плода и обязанностях в отношении беременной женщины
  13. ПОЛОЦКОЕ УБИЙСТВО
  14. § 8. Системная организация следственных действий (на примере расследования убийств по найму)
  15. ОСОБЕННОСТИ РАСКРЫТИЯ И РАССЛЕДОВАНИЯ УБИЙСТВ, СОВЕРШЕННЫХ ПО НАЙМУ
  16. Глава 3 Убийство в Сараево.
  17. УБИЙСТВО КАРЛА ЛИБКНЕХТА И РОЗЫ ЛЮКСЕМБУРГ
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -