<<
>>

Политизация религиозных догм иудаизма

В настоящее время иудаизм составляет один из важных компонентов сионистской идеологии государства Израиль, а сионизм является одновременно и официальной политикой израильских правящих кругов. Курс на соединение здесь политики и религии нашел свое логическое завершение в системе официальной религии государства, которое «относится к религии политически, а к политике религиозно».

Поэтому проблему политизации религиозных догм иудаизма и модернизации иудейской религии представляется целесообразным рассматривать, с одной стороны, через призму деятельности государства Израиль, его внутренней и внешней политики, а с другой — через идейно-политическую деятельность международного сионизма вообще.

Сионисты совместно с иудаистами используют догмы и заповеди иудаизма чисто прагматически, выхватывая из торы и талмуда 30 то, что способствует реализации их политических, экономических и иных целей как на Ближнем. Востоке, так и в других районах мира. Иудаизм, таким образом, превращен ими в идеологическое орудие экспансии, милитаризма и расизма, открыто поставлен на службу интересам империализма.

Идеологи и проповедники сионизма и иудаизма (М. Винер, X. Житловский и другие) упорно стремятся доказать некую «общечеловеческую» значимость иудейского вероучения. Настало время, провозглашает Винер, превратить иудаизм в «рационалистическую, универсальную, чисто этическую религию... которую рекомендовали бы всем сынам человеческим в качестве нормы и критерия религиозной истины» 31.

Живя в разных странах мира, евреи при помощи иудаизма якобы содействовали духовному обогащению этих стран, развитию цивилизации, науки и культуры цародов, утверждают сионисты и приписывают, таким образом, этой религии «всемирно-исторические заслуги».

Роль иудаизма, по мнению одного из давних лидеров сионизма Д. Пасманика32, будет при определенных условиях возрастать. Он писал в журнале «Еврейский мир» в 1909 г., что «религиозное творчество еврейства тіе окончательно иссякло и что может наступить время, когда иудаизм опять наложит свою печать на религиозное мышление человечества». Говоря о борьбе христианства с иудаизмом, Пасманик делал вывод, что «эта борьба еще не окончилась и даже еще не достигла своего апогея. Эта борьба не может теперь принять выпуклые формы, потому что ариец-христианин носит в себе элементы обоих мировоззрений: поскольку он ариец, он стоит в лагере эллинизма; поскольку он искренний христианин, он так или иначе прикован к иудаизму... Лишь будущее решит эту борьбу в пользу того или иного из борющихся или же в пользу синтеза, способного примирить все культурное человечество». На последнее, по утверждению сионистов, способен лишь иудаизм. В соответствии с этим Пасманик воспевал «силу и вечность чистого иудаизма, сохранившего представление о божестве, как о живом, ощущаемом (greifbar) боге, в отличие от абстрактного понятия о боге в учении Филона, перемешанном с идеями Платона и стоиков».

Позиция Филона, с сожалением пишет Пасманик, привела иудаизм не к обогащению, а к разложению.

Он цитирует слова сионистского автора Крюгера: «Все его (Филона.— Авт.) мировоззрение страдает непоследовательностью: оно не еврейское, не греческое, а лишь смесь еврейских и Явлинских элементов. В этом его слабость, в этом причина ничтожного влияния, которое имел Филон и ученые евреи диаспоры вообще на еврейство». Филон, отмечает тот же Пасманик, имел влияние лишь «на христианских апологетов и на языческих философов, но не евреев. Господство над последними удержали раввины...».

Сионистские авторы и богословы стремятся подчеркнуть внутреннюю неизменность иудаизма. Но это и есть «классический» подход к его модернизации: сохранить «силу и вечность чистого иудаизма». Именно эту «силу и вечность чистого иудаизма» пытаются сохранить и современные модернизаторы иудейской религии.

Интересно, что иудео-сионистские деятели, как правильно отметил Ю. Иванов, придают обработке неевреев в духе «безусловного преимущества еврейского национального гения» большее значение, чем работе среди своих единоверцев. Можно упомянуть в этой связи о воззвании Всемирной сионистской организации, в котором содержится прямое указание «мобилизовать симпа- сегодня играет неохасидизм К Известно, что в капиталистических странах Европы, пострадавших от гитлеровского фашизма, проживало почти 300 тысяч хасидов. Уцелевшие хасиды в массе своей очутились в Израиле и являются здесь воинствующей силой клерикализма. Они особенно рьяно требуют еще более усиливать влияние иудаизма во всех сферах жизни государства Израиль.

Зачастую религиозно-политический альянс иудаистов и сионистов выступает под ширмой филантропических обществ вроде «Джойнт», «Хиас», ЮДЕ (Юнайтед джуиш эппил — Объединенный еврейский призыв) и других, маскируя свою преступную деятельность, направленную на то, чтобы парализовать интернационалистские стремления еврейских рабочих и большинства еврейского населения, в особенности в странах социализма.

Вместе с сионистами иудео-клерикалы раздувают шумные клеветнические кампании вокруг несуществующего вопроса о «преследованиях евреев и иудейской религии в СССР», созывают так называемые всемирные конференции еврейских общин с фарисейскими призывами «спасения еврейской индивидуальности» — разумеется, при помощи иудаизма и его догматов. Прикрываясь иудаизмом, сионисты пытаются вести антикоммунистическую и антисоциалистическую пропаганду, вербовать своих сторонников.

Однако граждане еврейской национальности СССР и других социалистических стран в массе своей давно уже рассматривают сионистов как врагов трудящихся. Многочисленные антисионистские и антиклерикальные выступления в капиталистических странах также наглядно свидетельствуют о росте сознательности в среде трудящихся евреев. В самом Израиле все чаще происходят острые схватки между прогрессивно настроенными представителями студенчества, рабочих и интеллигенции с религиозными фанатиками. Это подтверждают, в частности, массовые демонстрации протеста у кнессета в начале 1970 г. по поводу клерикального законопроекта «Кого считать евреем», а также внушительные антисио- еистские демонстрации во время заседания 28-го конгресса сионистов в Израиле, сессий исполкома Всемирного еврейского конгресса и других организаций сионизма. *

* *

Идеологи иудаизма пытаются представить свою религию как «динамическую веру», якобы способную гармонически сочетаться с новым мышлением, приходящим в мир с каждой новой эпохой *, сохраняя при этом неизменным свое внутреннее содержание.

Утверждение относительно способности иудаизма к «саморазвитию» нашло свое отражение в выступлениях, в частности, американских иудейских теологов: «Мы признаем в иудаизме прогрессивную религию, всегда стремящуюся соответствовать требованиям разума»33. Выдвинув идею «постоянного имманентного развития религии», иудейская теология старается скрыть земной источник происходящих изменений (ведущих на деле — в конечном счете — к исчезновению религиозных взглядов). С этой целью была сформулирована концепция так называемого «продолжающегося откровения», сущность которой сводилась к тому, что «откровение» рассматривалось не как завершенный акт в прошлом (Синайское откровение), а как некий процесс, не ограниченный во времени. В этом плане американские иудейские идеологи еще в 1937 г. заявляли следующее: «Бог открывает себя не только в величии, красоте и порядке природы, но также в проницательности и нравственной устремленности человеческого духа. Откровение есть продолжающийся процесс, не ограниченный какой-либо одной группой или эпохой» 34.

Попытки представить вносимые в иудаизм изменения как результат «саморазвития» религиозной идеи па основе «продолжающегося откровения» ничего общего с действительностью не имеют. Любые изменения в религиозной идеологии определяются в конечном итоге отражением в ней экономических и социально-политических отношений, оказывающих влияние на эту идеоло гию через обыденное религиозное сознание. Именно последнее, являясь самой массовой формой выражения религиозного сознания вообще и оказывая в силу этого воздействие на идеологию, непосредственно вырастает из системы материальных условий жизни общества.

Стремясь представить иудаизм «религией действия», то есть поставить в нем на первое место не веру, а поступки верующего, «путь жизни», современные апологеты и модернизаторы этой религии утверждают, что догматы веры никогда якобы не были главным элементом иудаизма. «В иудейской религии,— утверждал М. Бубер,— основное значение придается не догме, а... ожиданию встречи бога и человека» 35. Буберу вторит американский историк иудаизма Н. Глазер, пытающийся, вопреки фактам, доказать, что «...формальные теологические верования никогда не были сильны в иудаизме...» 36.

Утверждения современных апологетов иудаизма об отсутствии в этой религии — в противоположность христианству — «тирании догматики» не соответствует действительному положению вещей. В иудаизме всегда имелась своя система теологических представлений, ядро которых составлял обязательный иудейский «символ веры». Этот «символ веры» отражен в текстах торы, где закреплены идеи «богоизбранности» евреев, мессианство и т. д. Сионисты в полной мере учли воздействие «тирании догматики» иудаизма и используют ее в своей политической деятельности.

Религиозные догмы и постулаты, преобразованные в политической доктрине сионизма, явились идеологическим цементом, скрепившим союз иудаизма и сионизма в капиталистических странах. Сионисты сознательно тратят огромные средства для распространения влияния иудаизма в еврейских общинах. Адепты иудаизма в свою очередь используют целый ряд средств — от аллегорического истолкования библейских текстов до попыток дискредитации роли науки и фальсификации научных данных — во имя укрепления авторитета сионизма среди верующих.

Стремясь очистить иудейские религиозные мифы от антропоморфизма, иудейские богословы пытаются пред ставить его всего лишь своего рода «литературным» приемом, с помощью которого тора говорит с иудеем. В этом плане профессор теологии «Еврейского объединенного колледжа» в Цинциннати (США) С. Коен утверждает, что иудейский традиционный антропоморфизм объясняется будто бы созданием торы не для избранных, с которыми можно было бы обойтись без аллегории, а для народных масс, и потому высшая цель этой книги «освящение и совершенствование человечества» К

Применяя аллегорическое истолкование иудейского мифа о сотворении человека по образу и подобию бо- жию (Книга бытия, гл. 1, стихи 26—27), теологи пытаются представить дело таким образом, будто библейское выражение о «подобии» следует понимать не буквально, так как бог бестелесен, а в том смысле, что в человеке заложена частичка духовного бытия бога. «Творя человека,— пишет А. Барт,—бог внедрил в материю человеческого тела что-то о г своего собственного духовного бытия» 37.

Попытки поселить бога в сфере внутренней жизни человека, которые, по мнению апологетов идеи бога, должны усилить религиозную веру, подверглись в свое время резкой критике В. И. Ленина. «Философы-идеалисты,— писал В. И. Ленин,— всегда старались изменить это последнее название (бог.— Авт.), сделать его абстрактнее, туманнее и в то же время (для правдоподобия) ближе к «психическому», как «непосредственному комплексу», как непосредственно данному, не требующему доказательств»38. Эти ленинские слова сохраняют свою актуальность и в настоящих условиях для критики подобного рода попыток, заимствованных иудейскими теологами из арсенала общефилософской апологетики религии.

Отрицая возможность прямого использования науки для доказательств «бытия бога», иудейские теологи пытаются вместе с тем убедить в том, что наука не отрицает бога. Они утверждают: «Зрелые религия и наука допускают сомнение: они должны поэтому, если хотят быть логичными, допустить, что замыслы и эксперименты являются, по крайней мере психологически, зависимыми от веры в порядок природы. Назовем ли мы этот порядок богом или теоретической конструкцией человеческого разума — это интригующий вопрос семантики и эпистемологии, не имеющий большого значения для психологической реальности» 39.

В приведенном утверждении нет ничего нового, за исключением того, что для протаскивания идеи бога иудаистами используется аргументация модной в настоящее время на Западе философии семантического идеализма, объявляющей основные онтологические категории лишенными всякого объективного содержания. *

* *

В наши дни, как никогда, обнаружилась абсолютная неспособность иудейской философии и теологии не только решать проблемы, выдвигаемые жизнью, но и обещать самому иудаизму и сионизму сколько-нибудь обнадеживающую перспективу. В этих условиях иудейскому клерикализму становится все труднее удерживать свои позиции, особенно в социально-политической области, в области этики, морали и быта.

В поисках выхода из создавшегося положения современные апологеты иудаизма объявили, что принадлежность к последнему может определяться не формальной верой, а практическим участием в деятельности еврейских общинных организаций (религиозных, филантропических, религиозно-политических, сионистских и т. п.). С этой точки зрения человек, формально не исповедующий иудейскую религию, но принимающий хоть какое-то участие в жизни еврейской общины, должен считаться сторонником как иудаизма, так и сионизма. Поэтому приспособлением иудаизма к нуждам сионизма занимаются теперь не только раввины-ортодоксы, но и респектабельные философы-моралисты, сионисты с учеными степенями и в Израиле, и в США, д в других капиталистических странах.

Известно, что одним из признаков острого кризиса обреченного строя являются попытки реакционных сил возвысить религиозную идеологию до уровня политики, когда политические деятели обращаются к ней, чтобы укрепить свое положение, получить «право» на моральные санкции.

Клерикализация общественной жизни в Израиле, усиленное использование еврейской монополистической буржуазией иудейской религии для экономического и духовного угнетения трудящихся в других капиталистических странах, для обоснования и оправдания этой буржуазией своих гегемонистских устремлений отражают процесс дальнейшего срастания сионизма с иудейской религией. Ставка иудейских клерикалов на сионизм, при помощи которого идеологи и служители иудейской религии стремятся расширить сферу своего влияния, означает подчинение иудаизма и всей синагогальной жизни политическим планам монополистической еврейской буржуазии, показывает, что иудаизм не видит будущего без союза с сионизмом.

Коммунистические партии США, Израиля и других капиталистических стран решительно и последовательно разоблачают реакционную сущность буржуазной идеологии, в том числе иудейской философии и теологии, призывают трудящихся к борьбе против социального и духовного гнета, клерикального обскурантизма, за демократические преобразования, обеспечение подлинной свободы всех граждан, к борьбе против сионизма.

Постепенно, в трудных условиях развертывает свою деятельность в Израиле «Лига борьбы против религиозного насилия». Члены этой пока еще немногочисленной организации справедливо считают, что защита подлинных интересов народа связана с преодолением пагубного влияния раввината и иудаизма. Прогрессивные силы Израиля во главе с Коммунистической партией выступают против политики религиозного давления на массы, требуют провозглашения свободы совести. Они призывают положить конец засилью клерикалов во всех сферах жизни общества, осуждают сионистские правящие круги за поддержку религиозных традиций, поощрение реакционных акций клерикалов.

Депутаты-коммунисты неоднократно вносили в израильский кнессет (парламент) требование полностью отделить исполнение религиозных функций от государства и немедленно прекратить притеснения людей со стороны клерикалов.

На XVII съезде Компартии Израиля подчеркивалось: «Долг всех демократических сил нашей страны до биваться введения гражданской конституция, отделения религии от государства, предоставления гарантий свободы совести и вероисповедания, принятия гражданских и демократических бракоразводных законов» *. Вместе с тем коммунисты Израиля выдвинули конкретную программу действий в борьбе против сионизма, который противоречит не только интересам социализма и национально-освободительного движения, не только интересам всеобщего мира, но, не в меньшей степени, и интересам самой израильской еврейской нации 40.

Объективная логика классовой борьбы в Израиле и активная деятельность КПИ все больше убеждают трудящихся в реакционности иудео-сионистских доктрин, в какие ‘бы словесные упаковки их ни прятали буржуазно-идеалистические философы, теологи и политики. Смелая и принципиальная линия израильских коммунистов и всех прогрессивных сил страны, направленная против экспансии, расизма и шовинизма сионистских правящих кругов и иудейского клерикализма, пользуется поддержкой международного коммунистического движения, всех миролюбивых и прогрессивных сил мира.

<< | >>
Источник: Е. Д. Евсеев. Идеология и практика международного сионизма. Критич. анализ. М., Политиздат. 271 с. (Акад. наук СССР. Ин-т философии).. 1978

Еще по теме Политизация религиозных догм иудаизма:

  1. 3 РЕЛИГИОЗНОЕ РИМСТВО: ЕВРОПА И ИУДАИЗМ
  2. Л. Б. Михайлова. Религиозные традиции мира: иудаизм, христианство, ислам. Учебное пособие, 2013
  3. 13. ПОЛИТИЗАЦИЯ ЭТНИЧНОСТИ И ИДЕНТИЧНОСТЬ
  4. Религиозно-философское возрождение в XX в. в России. Мережковский и его группа. Религиозный неоромантизм (Бердяев). Иррационализм (Шестов)
  5. Религиозно-философское возрождение в XX в. в России. Мережковский и его группа. Религиозный неоромантизм (Бердяев). иррационализм (Шестов) 1
  6. ИУДАИЗМ И ХРИСТИАНСТВО
  7. ИУДАИЗМ КАК РЕЛИГИЯ
  8. КОНСЕРВАТИВНЫЙ ИУДАИЗМ
  9. ЛИБЕРАЛЬНЫЙ ИУДАИЗМ
  10. ИУДАИЗМ И МОДЕРН