<<
>>

ОБРАЗОВАНИЕ ОЧАГОВ ВОЙНЫ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ И В ЕВРОПЕ. БОРЬБА СССР ЗА ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ НОВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ, ЗА ОРГАНИЗАЦИЮ СИСТЕМЫ КОЛЛЕКТИВНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Мировой Мировая система капитализма в 1929—

экономический кризис 1933 годах переживала глубочайший эко-

1929—1933 годов и обо- номический кризис. Промышленное про-

стрение межимпериалис- изводство к 1933 году по сравнению с

тических противоречии 1929 годом сократилось в США на 46>2о/о,

в Германии — на 40,6, в Японии — на 36,7, во Франции — на

32,9, в Англии — на 23,8%.

Кризис вызвал огромный рост безработицы.

В 1932 году общее количество безработных в капиталистических странах превышало 30 млн. человек, а с учетом колониальных стран составляло 40 млн. человек. Высокие темпы инфляции резко сократили доходы трудящихся и других слоев населения. Аграрный кризис повлек за собой разорение десятков миллионов крестьян.

Кризис капиталистической экономики не мог не отразиться и на других сферах общественной жизни; более всего его влияние проявилось в области политики. При поддержке наиболее реакционных кругов буржуазии в ряде стран Европы путь к власти пробивали себе крайне правые политические группировки, все большее влияние среди которых завоевывали себе фашистские партии. В Италии фашисты пришли к власти еще в 1922 году, теперь они набирали силу и в других государствах. Фашизм нес с собой установление самых репрессивных форм господства и агрессивную внешнюю политику — политику войны и насилия.

Важнейшим политическим последствием мирового экономического кризиса было крайнее обострение всех противоречий в международно-политической системе капитализма. Кризис ускорил крушение версальско-вашингтонской системы послевоенного устройства мира, усилил опасность возникновения новой мировой войны за передел мира.

В годы мирового экономического кризиса особенно обострились противоречия между крупными капиталистическими государствами: странами-победительницами в первой мировой войне и Германией, США и Великобританией, США и Японией, Великобританией и Францией, Францией и Италией. Наиболее отчетливо это проявилось в вопросе о межсоюзнических долгах и о репарациях, в борьбе за внешние рынки и в финансово-кредитной сфере.

В годы кризиса обострились и другие противоречия между империалистическими державами — в частности в системе Вашингтонского договора об ограничении морских вооружений. Вашингтонская конференция, ограничив количество линкоров и авианосцев, не установила предела строительства крейсеров, эсминцев и, особенно, подводных лодок. Чтобы в условиях экономического кризиса избежать дорогостоящих программ военно- морского строительства, участники договора пяти держав достигли соглашения о проведении конференции по ограничению строительства военных кораблей названных классов. Она проходила в Лондоне в январе — апреле 1930 года. На конференции выявились серьезные разногласия между ее участниками — Великобританией, США, Японией, Францией и Италией. Лишь в последний день ее работы США, Великобритания и Япония подписали договор об установлении предельного суммарного тоннажа в отношении крейсеров: для Англии — 339 тыс. г, для США— 323 тыс. г, для Японии — 209 тыс. т\ в отношении эсминцев: для Англии и США — по 150 тыс. г, для Японии— 105 тыс. т\ суммарный тоннаж подводных лодок устанавливался одинаковый для трех стран — по 52,7 тыс. т. Франция и Италия отказались ограничить число своих крейсеров и подводных лодок. Япония согласилась на установленные для нее нормы лишь после ожесточенного сопротивления. Принятые в Лондоне соглашения усиливали позиции США и Японии в области военно-морских вооружений.

В годы кризиса империалистические державы развернули шумную антисоветскую кампанию, предлогом для которой послужило утверждение, что советские власти якобы преследуют религию. Зачинателем ее был папа римский Пий XI. В феврале 1930 года он обратился к католикам с призывом предпринять «крестовый поход» в защиту свободы вероисповедания в СССР. Идея организации «крестового похода» была поддержана реакционными кругами римско-католической церкви и других церквей, а также политическими деятелями ряда капиталистических стран и белогвардейской эмиграцией. Ее целью являлось ослабить международные позиции Советского Союза, помешать ему в осуществлении планов социалистического строительства и, если удастся, организовать против него новую интервенцию. Однако эта антисоветская затея была быстро прекращена в связи с разоблачением ее подлинных замыслов прогрессивной обществен ностью западных государств и решительным осуждением советским народом.

Одновременно проводилась не менее злостная антисоветская кампания вокруг так называемого «советского демпинга». На Советский Союз возводился клеветнический поклеп, что он якобы применяет у себя принудительный труд, позволяющий ему выбрасывать на мировой рынок товары по ценам ниже себестоимости, с тем чтобы дезорганизовать хозяйство капиталистических стран. Делалось это с целью свалить на СССР ответственность за тяжелые последствия для трудящихся мирового экономического кризиса.

Реакционные круги стран Запада не ограничивались только клеветнической пропагандой. Правительства европейских капиталистических стран и США устанавливали всевозможные дискриминационные барьеры в торговле с СССР.

Советское правительство разоблачило сущность и цели этой кампании. В ответ на проводившуюся буржуазными государствами экономическую войну оно ответило эффективными контрмерами. 20 октября 1930 г. Совет Народных Комиссаров СССР принял постановление «Об экономических взаимоотношениях со странами, устанавливающими особый ограничительный режим для торговли с Союзом ССР», которым Наркомат внешней торговли обязывался, совершенно прекратить или максимально сократить торговые связи с этими странами.

Большую активность во всей этой антисоветской возне проявляли правящие круги Франции, и делалось это ими неспроста. В сентябре 1929 года ее министр иностранных дел А. Бриан выступил на Ассамблее Лиги наций с речью, в которой под предлогом борьбы с экономическим кризисом и его последствиями высказался за создание европейского федеративного союза, который объединил бы европейские континентальные страны. В мае 1930 года МИД Франции разослало 27 государствам меморандум об организации режима европейского федеративного союза. Среди государств, которые приглашались принять в нем участие, Советский Союз не значился. Основанием для этого было то, что СССР не является членом Лиги наций.

Советская дипломатия четко представляла себе подлинные цели создания «пан-Европы» под эгидой Франции. Нарком по иностранным делам СССР М. Литвинов в письме дипломатическим представительствам Советского Союза в европейских странах, направленном в начале июня 1930 года, подчеркнул, что «план Бриана имеет своей основной целью борьбу против СССР». В письме далее отмечалось, что смысл этой затеи заключается также «в стремлении со стороны Франции к усилению своего влияния на политику европейских стран и даже к установлению своей гегемонии».

Многие из 27 стран, к которым обратилась Франция, ответили на ее предложение сдержанно, а некоторые государства предло жили пригласить Советский Союз и Турцию к участию в работе Европейской комиссии Лиги наций, на рассмотрение которой был передан проект «пан-Европы». Нотой от 6 февраля 1931 г. Наркоминдел сообщил Европейской комиссии, что принимает ее приглашение. Однако Франция настояла на участии советской делегации только в работе экономической комиссии.

Советская делегация приняла участие в работе этой комиссии и внесла 18 мая 1931 г. на ее рассмотрение проект протокола об экономическом ненападении. Советская делегация подчеркнула, что отказ государств от экономической агрессии явился бы важной предпосылкой для установления политического доверия между ними. Она предложила подтвердить принцип мирного сосуществования и сотрудничества государств с различным общественным строем, провозглашенный международной экономической конференцией 1927 года. В ноябре советское предложение было одобрено, и для «окончательного изучения» его направили в специально созданную подкомиссию, где оно, как это часто делалось в Лиге наций, и было похоронено. Что же касается проекта «пан-Европы», он также не был осуществлен из-за противоречий 'между империалистическими странами.

Международная 2 февраля 1932 г. в Женеве открылась

конференция по международная конференция по сокра-

разоружению и позиция щению и ограничению вооружений, в ра- СССР боте которой приняли участие 63 госу

дарства. Примечательно, что она открылась в момент, когда началась японская агрессия в Маньчжурии. Открытие конференции было отсрочено на один час, поскольку в это же время шло заседание Совета Лиги наций, где обсуждалась жалоба Китая на Японию в связи с ее вторжением на китайскую территорию.

На конференции было выдвинуто несколько проектов разоружения. В‘проекте французской делегации, в «плане Тардье», высказывалась ранее предлагавшаяся французами идея создания при Лиге наций международной армии и международной полиции, которые должны были действовать и в целях предупреждения агрессии, и в целях ее подавления. Французский проект требовал сначала обеспечить безопасность, а затем разоружаться. Под безопасностью понималась вооруженная защита Версальской системы, а также обеспечение военного превосходства Франции на европейском континенте. Идеи «плана Тардье» сохранились и в так называемом «конструктивном плане Эррио — Поль- Бонкура», внесенном в ноябре 1932 года. Французский проект поддержали союзники Франции — Польша, Чехословакия, Румыния, Югославия.

В британском плане, «плане Саймона», представленном в ноябре 1932 года, предлагалось ограничить сухопутные армии, что никак не затрагивало саму Великобританию, поскольку ее наемные сухопутные силы были невелики, но зато он прямо был направлен против Франции и СССР, которые имели большие сухо путные силы. Значительное место в британском плане занимал вопрос о запрещении подводных лодок, представлявших угрозу для ее надводного флота; в нем много говорилось о необходимости применения «принципа равенства» в отношении Германии,, об отмене военных ограничений, установленных Версальским договором.

США в июне 1932 года выступили с «планом Гувера», который был близок к британскому плану. США предлагали сократить мировые вооружения примерно на !/з. «План Гувера» был предвыборным маневром республиканской партии, о чем свидетельствовало уклонение американской делегации от его обсуждения на конференции.

Главное в германском проекте, поддержанном Италией, было» уравнение Германии с другими великими державами в отношении прав на вооружение: Германия требовала или разоружения всех великих держав до ее уровня, или предоставления ей права иметь равную с ними армию. Иными словами, Германия требовала полной ликвидации военных статей Версальского договора и добивалась неограниченного права на вооружение. Германская делегация во главе с канцлером Брюнингом действовала весьма активно ие только на заседаниях конференции, но и в закулисных переговорах с представителями США и Великобритании.

Угрожая покинуть конференцию, германская делегация добилась больших уступок. На состоявшемся в декабре 1932 года в Женеве совещании представителей Великобритании, Германии,. Италии, США и Франции решение о признании права Германии на равенство в вооружениях с некоторыми оговорками было принято.

Прямо противоположными всем названным планам «разоружения» были предложения Советского Союза. В соответствии са своим заявлением на заключительном заседании подготовительной комиссии по сокращению вооружений в декабре 1930 года о намерении защищать на конференции свою позицию по вопросу о разоружении СССР 18 февраля 1932 г. внес на ее рассмотрение проект резолюции, в котором предлагалось, чтобы она взяла за основу своей работы принцип всеобщего и полного разоружения. Глава советской делегации М. М. Литвинов, обосновывая данное предложение, подчеркнул, что в условиях возрастания опасности новой мировой войны задача ее предотвращения «может быть осуществлена не иначе как через скорейшее полное и всеобщее разоружение».

Вместе с этим советская делегация подчеркнула, что, если предложение о всеобщем и полном разоружении по тем или иным причинам не будет принято, Советский Союз оставляет в силе свое предложение, внесенное в 1928 году на рассмотрение подготовительной комиссии, о пропорционально-прогрессивном сокращении вооружений и о полном уничтожении наиболее агрессивных типов вооружений.

В июле 1932 года, так и не приняв никаких решений, закончилась первая сессия конференции. В сентябре конференция возобновила свою работу, протекавшую отныне лишь в ее бюро, многочисленных комиссиях и комитетах.

На всех последующих стадиях работы конференции по разоружению в 1932—1934 годах СССР продолжал неустанно отстаивать идею подлинного разоружения, всеми мерами боролся за сохранение и упрочение мира. Советская делегация разоблачала империалистические планы буржуазных государств, которые прикрывали демагогическими разговорами о разоружении проводившуюся ими на деле гонку вооружений. После захвата власти фашистами в Германии в январе 1933 года она в октябре прекратила свое участие в конференции по разоружению. Изменения во внешней политике Германии значительно обострили международную обстановку. Учитывая эту новую ситуацию, Советский Союз в мае 1934 года предложил превратить ее в постоянную конференцию по поддержанию мира. Но это предложение было отвергнуто большинством делегаций. В июне 1934 года конференция по разоружению практически прекратила свою деятельность; но формально она не была закрыта.

Не дав никаких конкретных результатов, конференция по разоружению и ограничению вооружений тем не менее позволила Советскому Союзу высказать свою точку зрения по проблеме разоружения, показать трудящимся массам всего мира, что действительно искренним и последовательным борцом за разоружение, за упрочение мира и международной безопасности является первое социалистическое государство.

К началу 30-х годов соотношение сил меж-

Образование очага ду империалистическими державами на

«воины на

Дальнем Востоке Дальнем Востоке по сравнению с началом

20-х годов значительно изменилось, что привело к усилению борьбы между ними за изменение статус-кво, установленного Вашингтонской конференцией. США, подписавшие в 1927 году секретные соглашения с Чан Кайши об установлении тесного сотрудничества между США и Китаем, укрепили свои позиции на Дальнем Востоке. В Китай прибыла целая армия американских советников, экспертов и представителей крупных монополий. Добившись усиления влияния в Китае, США перешли к политике его объединения под властью послушного им Чан Кайши. В 1928 году они официально признали нанкинское гоминдановское правительство, которое США поддерживали и в его борьбе с коммунистическим движением в Китае (в центральных и южных провинциях Китая Коммунистической партией были созданы советские районы), и в борьбе с пробри- танскими и прояпонскими милитаристскими кликами. Наибольшим влиянием пользовалась прояпонская мукденская клика Чжан Цзолина.

Не менее агрессивные и широкие планы в отношении своего господства в Китае и в Азии преследовали японские империалисты. Эти планы нашли выражение в меморандуме, поданном 25

июля 1927 г. японскому императору премьер-министром генералом Г. Танака. В этом документе говорилось о необходимости проводить в Восточной Азии политику «крови и железа», и в первую очередь овладеть Маньчжурией, Внутренней Монголией и Внешней Монголией (МНР). Для освоения огромных природных богатств этих территорий, указывалось в меморандуме, была создана Южно-Маньчжурская железнодорожная компания и инвестировано в этом районе почти 440 млн. иен. Меморандум предусматривал в дальнейшем захват всего Китая и всей Восточной Азии: «Если мы сумеем завоевать Китай, все остальные азиатские страны — Индия, а также страны Южных морей — будут нас бояться и капитулируют перед нами». Но для этого, говорилось далее в меморандуме, «мы должны будем сокрушить Соединенные Штаты», а овладев Китаем, Индией, странами Южных морей, «мы перейдем к завоеванию Малой Азии, Центральной Азии и, наконец, Европы». В меморандуме подробно излагалась тактика Японии в отношении «красной России», с которой, с одной стороны, следовало «тайно блокироваться», а с другой — готовиться к необходимости «вновь скрестить мечи... на полях Южной Маньчжурии для овладения богатствами Северной Маньчжурии». И «пока этот подводный риф (т. е. СССР.— Ред.) не будет взорван», нельзя будет овладеть и Монголией.

Когда в сентябре 1931 года текст меморандума Танака был опубликован в китайском журнале «Чайна критик», Япония официально опровергла его подлинность. Но политика Японии на Дальнем Востоке вполне подтверждала, что она действительно руководствуется мотивами, изложенными в «меморандуме Танака». О том, что в 1928—1931 годах генштаб Японии имел разработанный план войны с СССР, рассчитанный на захват Советского Приморья, неопровержимо свидетельствуют и материалы Токийского процесса военных преступников.

Враждебную СССР политику на Дальнем Востоке проводили и Великобритания и Франция, а также США, которые прибегали даже к провоцированию на границе с СССР военных столкновений. Так, в июле 1929 года они использовали китайских милитаристов в конфликте на КВЖД и пытались вмешаться в отношения между Китаем и СССР. В ноябре 1929 года, когда мукденские войска Чжан Сюэляна и белогвардейские соединения перешли государственную границу Советского Союза в Приморье и Забайкалье, Особая Дальневосточная армия не только выбила их с советской территории, но и отбросила в глубь Китая. Начавшиеся после этой решительной победы советских войск переговоры завершились подписанием 22 декабря 1929 г. Хабаровского протокола, предусматривавшего восстановление на КВЖД правового положения, существовавшего до начала конфликта. В 1931 году Япония завершила подготовку к вторжению в Маньчжурию и в ночь на 19 сентября японские войска вторглись в Северо-Восточный Китай. В течение пяти дней они овладели важнейшими пунктами провинций Гирин и Мукден. За три месяца были полностью оккупированы северо-восточные провинции Китая, захвачен Харбин, а в начале января 1932 года японские войска вышли за Великую китайскую стену, угрожая Пекину и Тяньцзиню.

Молниеносные успехи Японии объяснялись в известной мере ?ее тщательной военной подготовкой к нападению, но в еще большей степени — отказом правительства Чан Кайши от сопротивления и попустительством великих держав, особенно Великобритании и США. Потворствуя Японии, правительства этих стран рассчитывали, во-первых, на то, что она сможет подавить национально-освободительное движение китайского народа, во-вторых, на то, что она начнет войну против СССР.

Японская дипломатия не скупилась на заверения великим державам в своих антисоветских намерениях, что весьма способствовало благоприятному для Японии исходу рассмотрения в Лиге наций жалобы Китая на ее действия. Именно Япония в ноябре 1931 года предложила послать в Маньчжурию комиссию -Лиги наций для изучения на месте японо-китайского конфликта в расчете на то, что до момента прибытия комиссии она сможет утвердиться в оккупированных провинциях. 10 декабря Совет .Лиги наций принял резолюцию о создании такой комиссии, которую возглавил англичанин Литтон.

Однако начатые в конце декабря 1931 года японской армией военные действия в районе Цзиньчжоу вызвали беспокойство США. Под угрозой оказались их интересы во Внутреннем Китае и вся политика «открытых дверей» в Маньчжурии. Поэтому 7 января 1932 г. государственный секретарь Г. Стимсон направил Японии и Китаю ноту о том, что США не признают никакого договора между Японией и Китаем, если он будет наносить ущерб политике «открытых дверей». Эта нота получила название «доктрины непризнания», или «доктрины Стимсона». Но она явилась лишь дипломатическим противодействием японской агрессии, что не мешало США продолжать политику поощрения Японии в надежде направить ее против СССР и на подавление революционного движения китайского народа.

США, Великобритания и Франция почувствовали серьезную угрозу своим интересам лишь в январе 1932 года — с момента начала военных действий японских войск по захвату Шанхая. 11

марта 1932 г. Ассамблея Лиги наций по жалобе Китая на действия Японии создала Комиссию 19-ти для урегулирования япо- но-китайских отношений. Сильное народное сопротивление в Шанхае, вдохновлявшееся Коммунистической партией Китая, в то же время заставило Японию прекратить военные действия, и 5

мая 1932 г. она подписала с Китаем соглашение о ликвидации «шанхайского инцидента» на основе взаимного вывода войск из этого района.

Но в Северо-Восточном Китае Япония продолжала укреплять свои позиции. Пока «комиссия Литтона» добиралась к месту своего назначения, куда она прибыла лишь в конце апреля, японские оккупационные власти создали там в марте марионеточное правительство «независимого Маньчжурского государства», названного ими Маньчжоу-Го. Во главе государства был поставлен Пу И — последний китайский император из династии Цин. В июне Япония официально признала Маньчжоу-Го в качестве независимого государства, но даже из мемуаров Пу И видно, что японцы полностью и безраздельно хозяйничали на маньчжурской территории.

В октябре 1932 года «комиссия Литтона» опубликовала свой доклад о положении в Северо-Восточном Китае. В нем осуждалось антияпонское движение китайского народа, делались резкие выпады против СССР, указывалось на необходимость установления над Китаем контроля со стороны капиталистических держав посредством различных международных организаций. Вместе с тем в докладе признавалось, что Маньчжурия является неотъемлемой частью Китая и что своими действиями Япония нарушает свои международные обязательства. При обсуждении доклада на Ассамблее представители Великобритании и Франции так усердно защищали Японию, что вызвали восхищение ее делегата Мацуока. Доклад был передан на изучение в Комиссию 19-ти.

Тем временем японские захваты в Китае продолжались: в январе 1933 года ее войска заняли Шаньхайгуань, в последующие два месяца — провинцию Жэхэ. Обеспокоенные проникновением Японии во Внутренний Китай, империалистические державы 24 февраля 1933 г. провели в Ассамблее Лиги наций резолюцию о непризнании Маньчжоу-Го де-юре и де-факто и о необходимости соблюдения Японией международных договоров. Сразу же после голосования Мацуока, а вслед за ним вся японская делегация демонстративно покинули зал. 27 марта Япония вышла из Лиги наций, чтобы беспрепятственно продолжать свою агрессивную политику.

Нанкинское правительство отказалось от предложения Временного центрального правительства освобожденных районов Китая, сделанного в январе 1933 года, прекратить гражданскую войну и создать общенациональный фронт борьбы с агрессором. Более того, заключив 31 мая 1933 г. с Японией соглашение в Тангу, фактически признававшее за японцами все их захваты, Чан Кайши бросил все свои силы на борьбу с китайской Красной Армией. Собрав с помощью империалистических держав миллионную армию, он добился в действиях против нее некоторых успехов в Центральном и Южном Китае. Но китайская Красная Армия в октябре 1934 года вывела из окружения свои главные силы и перебазировалась на северо-запад Китая. Это перебазирование длилось более года. С боями Красная Армия прошла свыше 12 тыс. км, заняв в конце 1935 года пограничный район Шэньси — Ганьсу — Нинься с центром в городе Яньань. Этот освобожденный район — Особый район Китайской Республики— стал базой революционных сил Китая. Опираясь на прочный тыл и поддержку СССР, китайская Красная Армия значительно укрепила свои силы.

События на Дальнем Востоке затрагивали непосредственные интересы СССР, угрожая его безопасности. В целях предотвращения нападения Японии на Советский Союз ЦК ВКП(б) и Советское правительство осуществили ряд неотложных мер по укреплению обороны Дальнего Востока, включавших не только усиление там Красной Армии и создание Тихоокеанского флота, но и заселение и развитие экономики края. Советское правительство в декабре 1931 года возобновило прежнее (выдвигавшееся в 1928

и 1930 гг.) предложение заключить пакт о ненападении. Одновременно СССР заявил, что будет придерживаться политики строгого невмешательства в японо-китайский конфликт. Однако Япония в очередной раз отклонила советское предложение.

Предложения Лиги наций сотрудничать с «комиссией Литто- на» и принять участие в работе Комиссии 19-ти СССР не принял. В декабре 1932 года по инициативе СССР были восстановлены дипломатические отношения с Китаем, прерванные в 1929 году.

Учитывая постоянные провокации японской военщины на КВЖД и стремясь лишить Японию поводов начать войну, СССР предложил ей в июне 1933 года приобрести эту дорогу. После долгих переговоров в марте 1935 года было подписано соглашение о формальной передаче КВЖД властям Маньчжоу-Го (а фактически — Японии) за 140 млн. иен, то есть значительно ниже ее стоимости.

В связи с японской угрозой Монгольской Народной Республике между СССР и МНР в ноябре 1934 года было достигнуто соглашение о взаимной поддержке в случае военного нападения на одну из сторон.

События на Дальнем Востоке показали, что Япония уже начала борьбу за передел млра, что ее ближайшими целями являются борьба с Советским Союзом и захват его дальневосточных территорий. На Дальнем -Востоке образовался очаг войны, приход фашистов к Мировой экономический кризис чрезвычай-

власти в Германии. но обострил экономические и социально-по-

Образование очага литические противоречия в Германии,

войны в Европе Накануне экономического кризиса в Гер

мании появились признаки нового революционного подъема. Коммунистическая партия Германии под руководством Эрнста Тельмана (он возглавлял КПГ с 1925 г.) вела за собой-значительные массы рабочего класса. Обеспокоенные этим, реакцион яые буржуазные круги сделали ставку на фашистскую национал-социалистскую партию Гитлера, именовавшую себя «рабочей партией». Название партии было элементом ее демагогической политики. Демагогия вместе с шовинистической пропагандой, к которой немцы, чувствуя себя ущемленными Версальской системой и последующей политикой в отношении Германии со стороны Великобритании и Франции, были особенно чувствительны, помогла нацистам обеспечить себе довольно сильную массовую поддержку и привлечь на свою сторону различные слои населения.

В январе 1932 года в Дюссельдорфе на закрытом собрании промышленников Гитлер изложил свою программу, пообещав «полностью уничтожить марксизм» внутри страны и завоевать «жизненное пространство вне ее с помощью 8-миллионной .армии, которую он создаст». Это обеспечило нацистской партии •новые поступления денежных средств от германских монополий. •Опасность установления в Германии фашистской диктатуры резко усилилась.

Коммунистическая партия Германии вела упорную борьбу против фашизма. Еще в августе 1930 года ЦК КПГ обратился к народу с Программой национального и социального освобождения, в которой разъяснялась реакционная антинациональная, антикоммунистическая и антисоветская сущность фашизма и выдвигались требования борьбы против Версальской системы. Летом 1932 года КПГ призвала трудящихся к совместным действиям против фашизма. Однако трудности, которые переживало германское рабочее движение, и позиции правых лидеров социал-демократии помешали созданию единого антифашистского афронта, тогда как политика крайне реакционных группировок правящих кругов постепенно расчищала фашистам дорогу к власти.

Между тем, выборы в рейхстаг, проходившие в ноябре 1932 года, показали, что возможности левых сил еще далеко не исчерпаны: КПГ собрала 6 млн. голосов, СДПГ — 7,2 млн., тогда как •фашисты потеряли 2 млн. голосов. Хотя они и располагали в рейхстаге большинством, обладая 196 депутатскими мандатами, коммунисты и социал-демократы, однако, вместе имели 221 мандат; к тому же, по мере роста опасности прихода к власти фашистов влияние КПГ усиливалось, борьба за единый антифашистский фронт находила все больший отклик в массах.

Результаты выборов в рейхстаг повергли в панику фашистов и их покровителей, боявшихся объединения левых партий. В этих условиях промышленные и банковские магнаты обратились к президенту Гинденбургу с требованием передать власть Гитлеру. В начале января 1933 года на вилле банкира Шредера состоялось новое совещание ряда крупных промышленников и банкиров, на котором присутствовали Гитлер и фон Папен. Было решено немедленно установить фашистскую диктатуру в Германии. 30

января 1933 г. Гитлер стал канцлером Германии. Через день был распущен рейхстаг, и на 5 марта назначены новые выборы. Начались массовые и жестокие преследования коммунистов и других противников фашизма. Но положение правительства Гитлера еще не было прочным, а результаты предыдущих: выборов заставляли его опасаться за исход новых. Поэтому руководство национал-социалистов решило пойти на провокацию — по прямому приказу Гитлера отряды нацистов в ночь с 27

на 28 февраля совершили поджог рейхстага. В этом преступлении были обвинены коммунисты. Поджог рейхстага был использован как повод для установления открытой фашистской диктатуры.

Выборы в рейхстаг в марте 1933 года все же состоялись, и хотя проходили они в условиях террора и жесточайших репрессий, за КПГ проголосовали 4850 тыс. избирателей. Лишь после незаконного ареста вновь избранных депутатов от КПГ фашисты смогли обеспечить себе большинство в рейхстаге.

После выборов в рейхстаг поднялась новая волна террора как против коммунистов, так и против социал-демократов. Были разгромлены профсоюзы, в июне была запрещена СДПГ, в июле— издан закон о праве на легальное существование только* национал-социалистской партии, которая в декабре была объявлена правительственной организацией. Все буржуазные партии «самораспустились». КПГ и левое крыло СДПГ перешли в глубокое подполье и продолжали героическую антифашистскую деятельность в тяжелейших условиях разгула фашистского террора.

После смерти Гинденбурга в августе 1934 года Гитлер объединил пост президента и рейхсканцлера, сосредоточив в своих руках всю полноту власти. Он был провозглашен пожизненным главой фашистской национал-социалистской партии. Выборы в рейхстаг теперь были отменены, а депутаты назначались фашистскими главарями.

С приходом к власти фашизма в Германии была установлена диктатура наиболее агрессивных и реакционных кругов монополистического капитала, открыто стремившихся к войне. Это» свидетельствовало о том, что в центре Европы возник наиболее опасный очаг новой мировой войны.

Правительство Гитлера, в которое вошли крупные монополисты, руководители рейхсвера и заправилы фашистской партии, поспешило обеспечить себе благоприятные условия на внешнеполитическом поприще. Быстро поняв, что антикоммунизм и антисоветизм скорее всего помогут ему получить поддержку западных держав, Гитлер постоянно высказывался в этом духе, а фашистская пропаганда на первый план выдвигала изложенный Гитлером в книге «Майн кампф» замысел «натиска на Восток»: «Мы кладем конец вечному движению германцев на юг и на запад Европы и обращаем взор к землям на востоке... Мы можем в: первую очередь иметь в виду лишь Россию и подвластные ей окраинные государства».

В июне 1933 года Германия направила международной экономической конференции в Лондоне меморандум, в котором потребовала возвращения своих прежних колоний и предоставления территорий Советского Союза для германской колонизации.

Приход Гитлера к власти не повлиял на политику в отношении Германии со стороны буржуазных стран. Фактически нацистов морально и материально поощряли не только германские, но и монополисты Англии, Франции и других европейских держав, а также некоторые заокеанские монополисты. К середине 30-х годов' общая финансовая помощь Германии, оказанная монополиями западных стран, возросла до 27 млрд. марок против 21 млрд. марок, полученных ею за годы действия «плана Дау- эса».

Реакционные круги Великобритании, Франции и США были удовлетворены подавлением нацистами коммунистического движения и других левых сил в Германии. Непрестанные заверения Гитлера и его сообщников в решимости покончить с большевизмом в России вселяли в них надежду, что агрессивные устремления Германии можно будет направить против СССР.

Убежденность в том, что экспансия гитлеровского фашизма •будет осуществляться в восточном направлении, определяла политику правительств Великобритании, Франции и США в отношении Германии и, в конце концов, позволила удовлетворить по существу все требования рейха, выдвинутые им на конферен** ции по разоружению. Теми же мотивами руководствовались правительства Великобритании и Франции, когда они пошли на заключение в июле 1933 года «пакта согласия и сотрудничества» с Германией и Италией. Идея этого пакта была подана Муссолини и энергично поддержана Берлином и Лондоном. «Пакт четырех» обязывал участников сотрудничать между собой «во всех политических и неполитических, европейских и неевропейских вопросах, а также в области колониальных проблем», пересмотреть Версальскую систему мирных договоров «в духе согласия и солидарности в отношении взаимных интересов», признав за Германией право на равенство в вооружениях. Это был сговор правящих кругов Великобритании и Франции с главарями фашистских держав, направленный против СССР, на установление их господства над другими странами при решении международных проблем.

«Пакт четырех», однако, не вошел в силу. Объяснялось это глубокими противоречиями между его участниками. Франция вместе со своими союзниками — Польшей и странами «малой Антанты»— была заинтересована в сохранении Версальской системы мирных договоров, в то время как Германия и Италия стремились к ее ревизии. Невыгодность для Франции заключенной сделки вызвала резкое недовольство ею различных кругов фран цузской общественности, критику правительства за ее подписание. Французский парламент не ратифицировал пакт. Огромную роль в провале «пакта четырех» сыграл Советский Союз, который разоблачал перед трудящимися всех стран его империалистическую направленность и антисоветскую сущность.

Хотя «пакт четырех» как юридический документ не вошел в силу, его цели и принципы остались основой внешней политики: всех предвоенных правительств Великобритании и Франции, а также США, полностью разделявших идеи «пакта четырех».

Фашистские правители Германии по-своему отреагировали на провал пакта: 14 октября 1933 г. они прекратили участие

Германии в работе конференции по разоружению, 19 октября Германия вышла из Лиги наций. Гитлеровское правительство взяло курс на устранение всяких препятствий на пути милитаризации «третьего рейха».

Усиление экономического могущества и укрепление обороноспособности СССР. Борьба СССР против угрозы войны, за коллективную безопасность

Возросшая угроза возникновения новой імировой войны и усилившаяся опасность нападения на СССР фашистской Германии и милитаристской Японии поставили перед Коммунистической партией и советским народом ряд новых задач по предотвращению возникшей угрозы.

В общем плане эти задачи были определены XVII съездом ВКП(б), состоявшимся в январе — феврале 1934 года. В Отчетном докладе ЦК ВКП(б) съезду партии отмечалось, что в обстановке военной истерии, «охватившей целый ряд стран, СССР продолжает стоять... твердо и непоколебимо на своих мирных позициях, борясь с угрозой войны, борясь за сохранение мира, идя навстречу тем странам, которые стоят так или иначе за сохранение мира, разоблачая и срывая маску с тех, кто подготавливает, провоцирует войну» К

Съезд подчеркнул, что СССР в отстаивании мира рассчитывает на свою возрастающую экономическую мощь, на моральную поддержку миллионных масс рабочего класса всех стран, на благоразумие тех государств, которые по тем или иным мотивам не заинтересованы в нарушении мира, на Советские Вооруженные Силы.

Под руководством Коммунистической партии Советский Союз за годы первых двух пятилеток превратился в мощную индустриальную социалистическую державу. Удельный вес промышленной продукции в народном хозяйстве в 1937 году составил свыше 77%. На долю СССР в том же году приходилось около 14% мирового промышленного производства против 2,6% в 1913 году; по общему объему промышленного производства СССР вышел на второе место в мире. За годы первых пятилеток было построено 6 тыс. крупных промышленных предприятий, ко-

1 XVII съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б). М., 1934, с. 13. 154

торые высоко подняли оборонный потенциал страны. Крупные перемены произошли и в сельском хозяйстве: к концу второй пятилетки в основном завершилась коллективизация крестьянских хозяйств, сбор зерновых культур превысил уровень 1913 года в 1,5 раза.

Рост военной опасности потребовал увеличения численности вооруженных сил. В 1937 году в Красной Армии и Военно-Морском Флоте насчитывалось 1433 тыс. человек, против 586 тыс. в 1927 году. Осуществлялось техническое переоснащение войск новыми видами оружия, создавались моторизованные соединения, увеличивалось производство танков, боевых самолетов, артиллерийских средств. Наряду с созданием в 1932 году Тихоокеанского флота в 1933 году был образован Северный флот, строились новые боевые корабли.

Большое внимание уделялось подготовке офицерских кадров. В этих целях расширялась сеть военных училищ, создавались военные академии различных родов войск, в 1936 году была образована Академия Генерального штаб^ Красной Армии.

ЦК ВКП(б) и Советское правительство, всесторонне проанализировав международную обстановку, сложившуюся в результате возникновения очагов войны, пришли к выводу, что прежние политические и дипломатические меры по укреплению всеобщего мира и обеспечению безопасности СССР, выражавшиеся в заключении двусторонних договоров о ненападении и нейтралитете, в новых условиях недостаточны, что их необходимо дополнить созданием системы коллективной безопасности, основанной на принципе неделимости мира и его коллективной защиты. Это означало, что ее участниками могут быть все заинтересованные в сохранении мира государства, независимо от их социально-политического и экономического устройства, особенно те из них, над которыми нависла угроза со стороны агрессивных государств в Европе и Азии.

Стремясь найти средства для объединения усилий этих государств в борьбе против агрессии, СССР внес 6 февраля 1933 г. на рассмотрение генеральной комиссии конференции по разоружению проект декларации об определении агрессии. Предлагалось считать агрессором государство, которое либо первым объявит войну другому государству, либо введет свои вооруженные силы, хотя бы и без объявления войны, на территорию другого государства; либо нападет своими сухопутными, морскими или воздушными силами, хотя бы и без объявления войны, на территорию, на морские или воздушные суда другого государства; или же предпримет морскую блокаду берегов или портов другого государства; либо, наконец, окажет поддержку вооруженным бандам, которые, будучи образованы на территории одной страны, вторгнутся на территорию другого государства. Определение агрессора дополнило бы Устав Лиги наций, в частности ст. 16, предусматривавшую применение санкций против агрессора, но не определявшую понятия агрессии и агрессора.

В мае 1933 года основные положения советского предложения были одобрены Комитетом по безопасности, образованным* конференцией по разоружению, однако проект не вошел в силу из-за сопротивления представителей Великобритании. Тем не менее советское предложение об определении агрессии имело большое международное значение. По инициативе СССР на его основе в начале июля 1933 года в Лондоне была принята Конвенция об определении агрессии, которую наряду с СССР подписали Эстония, Латвия, Польша, Афганистан, Турция, Иран, Румыния, Чехословакия, Югославия, Литва, затем к ней присоединилась и Финляндия.

В июне 1933 года СССР внес на рассмотрение международной экономической конференции в Лондоне проект протокола об экономическом ненападении, в котором предлагалось не только отказаться от всех видов дискриминации в экономических связях, но и придерживаться принципа мирного сосуществования в своей политике независимо от социально-экономических систем договаривающихся сторон. Одновременно СССР объявил на конференции о своей программе расширения торговых связей и готовности разместить в других странах заказы на 1 млрд. долл.

Вызывала беспокойство Советского Союза и опасность, нависшая над Польшей и Прибалтийскими республиками со стороны фашистской Германии. Советское правительство предложило Польше в декабре 1933 года подписать совместную декларацию о решимости обоих государств охранять и защищать мир в Восточной Европе. В ней предусматривалось проведение взаимных консультаций в случаях угрозы агрессии против СССР* Польши и Прибалтийских стран. Опубликование такой декларации укрепило бы безопасность стран этого региона и явилось бы предостережением Германии.

Польские реакционные правящие круги во главе с Ю. Пил- судским, питавшие глубокую классовую ненависть к социалистическому государству, не пошли на заключение соглашения с ним. Они предпочитали договориться с фашистской Германией в надежде с ее помощью захватить украинские и белорусские земли и поделить с ней Прибалтийские страны. Этими устремлениями правящей верхушки Польши воспользовалась гитлеровская дипломатия, предложившая Польше подписать пакт о ненападении и обещавшая свое «сотрудничество» в захвате советских территорий и Прибалтики. 26

января 1934 г. в Берлине была подписана польско-германская «декларация о ненападении и взаимопонимании» сроком на 10 лет. Это был направленный против СССР союз польской буржуазно-помещичьей реакции со злейшим врагом Польши — гитлеровским фашизмом. «Декларация о ненападении и взаимопонимании» явилась актом предательства польской реакции на циональных интересов польского народа, актом, который привел' страну к сентябрьской катастрофе 1939 года. Декларация явилась также первой брешью в здании коллективной безопасности и важной ступенью в подготовке Германией второй мировой, войны.

Германия в свою очередь отказалась принять сделанное в марте 1934 года предложение подписать советско-германский протокол, который обязывал бы стороны учитывать в своей внешней политике сохранение независимости и неприкосновенности Прибалтийских государств. Отказ Германии и Польши принять на себя обязательства по сохранению независимости и неприкосновенности Прибалтийских республик свидетельствовал о наличии у них агрессивных замыслов в отношении их. Переговоры о Восточ- Экономические успехи СССР, проводи-

ном пакте. мая им политика мира укрепляли его

Вступление СССР международный авторитет. Подтвержде-

в Лигу наций інием этого стала вторая полоса диплома

тического признания Страны Советов. Она была признана де- юре в 1933 году — Испанией и Уругваем, в 1934—Венгрией, Румынией, Болгарией, Албанией и Чехословакией, в 1935 году — Бельгией, Люксембургом и Колумбией. Все эти государства установили с Советским Союзом дипломатические отношения. Особенно большое политическое значение имело установление в ноябре 1933 года дипломатических отношений между СССР и США. В нормализации отношений между двумя странами большую роль сыграл Ф. Д. Рузвельт, сумевший преодолеть сопротивление этому акту со стороны реакционных политических кругов США.

Возникновение в Европе наиболее опасного очага второй мировой войны вызывало беспокойство не только СССР, но и других европейских- государств, над которыми нависла угроза фашистской агрессии, прежде всего Франции. Французская коммунистическая ^партия неустанно разъясняла трудящимся нарастающую военную опасность и призывала их к единству действий в борьбе с фашизмом внутри страны и против готовящейся новой мировой войны.

Рост военной опасности со стороны фашистской Германий вызывал беспокойство у части правящих кругов Франции. К этой группе относились Э. Эррио, Л. Барту, П. Кот, Ж. Поль-Бонкур, ряд других политических деятелей и деятелей культуры.

В октябре — ноябре 1933 года министр иностранных дел Франции Ж. Поль-Бонкур в беседах с советским послом в Париже В. С. Довгалевским и наркомом иностранных дел СССР М. М. Литвиновым высказался за создание барьера против германской агрессии, за заключение советско-французского договора о взаимной помощи в дополнение к пакту о ненападении 1932 года, а-также за вступление Советского Союза в Лигу наций.

Советское правительство выразило готовность обсудить с французским правительством оба этих вопроса по представлении им конкретных предложений. Вместе с этим Политбюро ЦК ВКП(б), исходя из общей политической линии Советского Союза, направленной на организацию всех миролюбивых сил для отпора агрессии, где бы она ни осуществлялась, 12 декабря 1933 г. приняло историческое решение о развертывании борьбы за создание эффективной системы коллективной безопасности в Европе. 20 декабря Политбюро одобрило разработанный НКИД СССР на основе этого решения план создания системы коллективной безопасности в Европе. Он предусматривал осуществление следующих мероприятий: вступление СССР в Лигу наций; заключение в рамках Лиги наций регионального соглашения о взаимной защите от агрессии со стороны Германии с участием СССР, Франции, Бельгии, Чехословакии, Польши, Литвы, Латвии, Эстонии и Финляндии или некоторых из них, но с обязательным участием Франции и Польши; проведение переговоров об уточнении обязательств участников будущего соглашения о взаимной помощи по представлении Францией, как инициатора всего дела, проекта соглашения. В постановлении Политбюро ЦК ВКП(б) содержались оговорки относительно некоторых статей Устава Лиги наций.

28 декабря 1933 г. В. С. Довгалевский передал Ж. Поль- Бонкуру предложения Советского Союза о заключении регионального соглашения о взаимной помощи против агрессии со стороны Германии, получившего позже название Восточного пакта. Однако ответ Франции на эти предложения последовал лишь в конце апреля 1934 года. Столь долгое молчание объяснялось позицией реакционной части правящего лагеря Франции, выступавшей против сближения с СССР, за «умиротворение» Германий и переговоры с правительством рейха. Смена правительства в связи с попыткой фашистского переворота во Франции в начале февраля 1934 года также задержала ответ Парижа.

В новом правительстве во главе с Г. Думергом пост министра иностранных дел занял Луи Барту, который активно выступал за проведение политики франко-советского сближения и коллективной безопасности.

Барту был человеком правых политических убеждений, но, будучи реально мыслящим политиком, он правильно оценил угрозу для его страны гитлеровской Германии. Он видел также усилившуюся экспансию германского империализма в Восточной и Юго-Восточной Европе, считавшихся сферой влияния Франции. Особенно его встревожило сближение с Германией союзницы Франции — Польши, подписавшей «пакт о ненападении и взаимопонимании».

Представленный в апреле 1934 года французской стороной проект плана организации региональной системы коллективной безопасности предусматривал заключение двух взаимосвязанных соглашений: Восточного пакта с участием в нем СССР, Германии, Польши, Чехословакии, Эстонии, Латвии, Литвы и Финляндии, который обязывал бы их не нападать друг на друга и оказывать взаимную помощь в случае агрессии против кого-либо из них по принципу «сосед — соседу»; и советско-французского пакта о взаимной помощи, в силу которого Советский Союз взял бы на себя в отношении Франции обязательства, вытекающие из Локарнского договора 1925 года, как если бы Советский Союз был участником этого договора наряду с Великобританией и Италией; Франция со своей стороны взяла бы на себя в отношении СССР обязательства, вытекающие из его участия в Восточном пакте, как если бы она была участницей этого пакта. Будучи связанной с Польшей и Чехословакией ранее принятыми по союзническим договорам обязательствами взаимной помощи, Франция отказывалась от предоставления такой же помощи Прибалтийским странам. Наконец, французский проект Восточного пакта предусматривал предоставление его участникам взаимной помощи по принципу «сосед — соседу». Практически это означало, что Советский Союз не мог бы оказать помощь Чехословакии и Литве в случае нападения на них Германии.

В ходе переговоров, проходивших в мае — июне 1934 года. Советский Союз принял французскую схему организации коллективной безопасности в Восточной и Центральной Европе. Он с пониманием отнесся к мотивам отказа Франции стать прямым участником многостороннего пакта о взаимной помощи; согласился на включение Германии в число участников Восточного пакта, считая, что это помешает Германии в осуществлении ее агрессивных планов; не возражал против участия в Локарнской системе в целях усиления безопасности Франции и ликвидации антисоветской направленности этой системы; убедил Францию снять выдвигавшийся ею принцип оказания взаимной помощи только соседям. Вместе с тем многочисленные попытки советской стороны склонить Францию к предоставлению гарантий Прибалтийским государствам не увенчались успехом. Франция отказалась дать такие гарантии, опасаясь недовольства со стороны Польши, которую Франция еще надеялась оторвать от сотрудничества с Германией.

Проект Восточного пакта был согласован между СССР и Францией в конце июня 1934 года. Он состоял из трех документов: договора о региональной взаимной помощи с участием названных выше государств и их обязательстве оказывать друг другу немедленную помощь в случае агрессии против одного из них; договора о взаимной помощи между СССР и Францией с указанными выше обязательствами сторон; генерального акта, в котором определялось их международное значение, подчеркивался принцип ненарушения прав участников как членов Лиги наций и содержалось указание на то, что договоры войдут в силу после их ратификации и вступления СССР в Лигу наций.

Вопрос о вступлении СССР в Лигу наций был поставлен всем ходом развития международных отношений в начале 30-х годов. И. В. Сталин в беседе с корреспондентом газеты «Нью- Йорк тайме» в конце декабря 1933 года отметил: «Если Лига

сможет оказаться неким бугорком на пути к тому, чтобы хотя ?бы несколько затруднить дело войны и облегчить в некоторой степени дело мира, то тогда мы не против Лиги. Да, если таков -будет ход исторических событий, то не исключено, что мы поддержим Лигу, несмотря на ее колоссальные недостатки».

В практическом отношении решение этого вопроса было определено планом создания системы коллективной безопасности в рамках Лиги наций. 23 июня 1934 г. Франция официально обратилась к Советскому правительству с предложением вступить в Лигу наций на очередной сессии Ассамблеи в сентябре 1934 года. Советское правительство, рассмотрев это обращение, решило вступить в Лигу в случае получения от нее приглашения и обеспечения постоянного места в Совете Лиги.

Французская дипломатия провела большую подготовительную работу к вступлению СССР в Лигу наций. В результате этой деятельности 15 сентября 30 членов Лиги наций обратились к ?Советскому правительству с приглашением вступить в эту организацию. 4 государства — Норвегия, Швеция, Дания и Финляндия— прислали Советскому правительству отдельные уведомления об их благожелательном отношении к приему СССР в Лигу наций. 18 сентября 15-я сессия Ассамблеи приняла СССР в Лигу •наций большинством голосов против трех — Голландии, IlopTyJ галии и Швейцарии.

СССР как великая держава получил постоянное место в Совете Лиги наций. В первом выступлении на пленарном заседании Ассамблеи глава советской делегации, не имея в виду изменение Устава Лиги наций, выразил несогласие СССР с рядом его положений, в частности с мандатной системой, узаконившей новую форму колонизаторской политики империалистических держав — победительниц в войне, с отсутствием в Уставе положения о расовом равноправии. СССР высказал отрицательное отношение к ст. 12 Устава, допускавшей войну для разрешения .международных споров.

Дипломатия СССР и Франции летом и осенью 1934 года вела .активную деятельность по выяснению отношения к Восточному пакту и со стороны предполагаемых участников, и со стороны Великобритании и Италии. Барту лично совершил поездки в ряд европейских стран. В результате переговоров участвовать в пакте согласились, кроме СССР, Чехословакия и, с некоторыми оговорками, Литва, Латвия и Эстония. Финляндия от ответа уклонилась, а Польша и Германия от участия в нем решительно отказались.

В июле 1934 года Барту посетил Лондон с целью привлечь к поддержке системы коллективной безопасности Великобританию. Британское правительство заявило, что одобряет план Франции, при условии если Германии будет обеспечено равенство в вопросах вооружений и если она вместе с Францией и Советским Союзом станет участницей пакта о взаимной помощи. Однако в действительности Лондон препятствовал осуществлению Восточного пакта и стремился установить двусторонние соглашения с гитлеровской Германией.

Политика Барту встретила серьезные трудности не только на международной арене, но и в самой Франции. Основная масса французской буржуазии была склонна пойти на соглашение с Германией. Сторонником такой политики в составе правительства был П. Лаваль. Но авторитет Барту был столь высок, что, пока он возглавлял внешнюю политику страны, Лаваль и его единомышленники по ориентации на Германию не могли изменить направления, приданного ей Барту.

Гитлер нередко прибегал к политическим убийствам своих противников в других государствах, сделав терроризм формой государственной политики. Чтобы помешать осуществлению организации коллективной безопасности в Европе, гитлеровская дипломатия и фашистские спецслужбы не остановились перед физическим уничтожением Луи Барту. План покушения на него получил название «Тевтонский меч». 9 октября 1934 г. Барту был убит вместе с югославским королем Александром, которого он встречал в Марселе. Непосредственными исполнителями убийства Барту и Александра были участники хорватской националистической фашистской организации усташей, но ряд материалов свидетельствует, что организованное германскими спецслужбами покушение было осуществлено при участии помощника германского военного атташе в Париже Шпейделя.

Смерть Барту нанесла тяжелый удар самостоятельной внешней политике Франции и заметно изменила характер советско- французских отношений. После его гибели французская дипломатия постепенно начала отходить от политики коллективной безопасности в Европе. Сменивший Барту П. Лаваль, однако, не мог уже отказаться от начатых переговоров о Восточном пакте, он даже подписал 5 декабря 1934 г. предложенный Советским Союзом протокол по вопросам, касающимся продолжения переговоров о Восточном пакте.

~ . Еще меньше шансов у Лаваля было отка-

Советско-французскии

и советско- заться от продолжения переговоров о пакте

чехословацкий взаимопомощи между Францией и СССР,

договоры о взаимной Но во время переговоров, которые шли с

помощи большими трудностями с октября 1934 по

май 1935 года, Лаваль всячески стремился устранить автоматизм взаимной помощи, связывал ее со сложной и трудно осуществимой процедурой Лиги наций и решительно уклонялся от заключения военной конвенции.

Наконец, 2 мая 1935 г. в «Салоне часов» на Кэ д’Орсе советским послом В. Потемкиным и П. Лавалем советско-французский договор о взаимопомощи был подписан. Его первая статья гласила: «В случае, если СССР и Франция явились бы предметом угрозы или опасности нападения со стороны какого-либо европейского государства, Франция и соответственно СССР обязуются обоюдно приступить к немедленной консультации в целях принятия мер для соблюдения постановлений статьи 10 Устава Лиги наций». Все пять статей договора были связаны с Уставом Лиги наций — ст. 10, 12, 13, 15, 16 и 17. Договор должен был вступить в силу с момента ратификации и действовать в течение пяти лет, и если по истечении этого срока он не будет денонсирован, то останется в силе без ограничения срока. К договору был приложен протокол подписания, который включался в подлежащие обмену ратификационные грамоты.

Пакт между СССР и Францией, хотя он далеко не полностью отвечал предложениям СССР, все же был шагом к укреплению мира в Европе, давая возможность присоединиться к нему любой стране. Но это сделала только Чехословакия, подписав 16 мая 1935 г. договор о взаимопомощи с СССР, идентичный советско- французскому, исключая лишь ст. 2 протокола подписания. Эта статья предусматривала взаимное оказание помощи друг другу СССР и Чехословакией только в том случае, если Франция выступит на помощь жертве агрессии. На включении этой статьи настоял Бенеш, ориентировавшийся в своей политике на Францию и рассчитывавший на ее помощь.

13—15 мая 1935 г. Лаваль находился с визитом в СССР. В результате состоявшихся переговоров было принято совместное коммюнике о готовности обеих держав продолжать усилия по созданию системы коллективной безопасности в Европе. Однако на деле Лавалю договор с СССР был нужен, во-первых,, как средство успокоения общественного мнения, во-вторых, для шантажирования гитлеровской Германии с целью вынудить ее к двустороннему соглашению с Францией. «Я подписываю фран- ко-русский пакт для того, — сказал Лаваль социалисту Грумба- ху, — чтобы иметь больше преимуществ, когда буду договариваться с Берлином».

Возвращаясь из Москвы, Лаваль остановился в Польше для участия в похоронах умершего Пилсудского. Там он беседовал с Герингом, высказав при этом свою неприязнь и недоверие к СССР, что затем было доведено Берлином до сведения Москвы. Вернувшись в Париж, Лаваль упорно затягивал ратификацию советско-французского договора. Он был ратифицирован только* в конце февраля 1936 года, после прихода к власти правительства Сарро, сменившего кабинет Лаваля.

Франция преднамеренно не воспользовалась возможностью заключить военную конвенцию с Советским Союзом в дополнение к договору о взаимной помощи. На ее запрос, сделанный в начале 1937 года, о формах и размерах военной помощи, которую могла бы получить Франция от Советского Союза, ей было заявлено, что Советский Союз мог бы направить войска против Германии через Польшу и Румынию или же морским путем во Францию. На аналогичный запрос советской стороны Франция ответа не дала.

Тем не менее сам факт подписания советско-французского и советско-чехословацкого договоров имел- большое положительное значение. Он свидетельствовал об усилении авторитета СССР и его миролюбивой политики. И предложение СССР о создании коллективной безопасности в Европе, хотя и не осуществившееся по ряду причин, все же сыграло положительную роль, во- первых, отсрочив на несколько лет агрессию, а во-вторых, поло^ жив начало объединению всех антифашистских сил, что стало в годы второй мировой войны основой для возникновения антигитлеровской коалиции. Практика показала, что предложение СССР о системе коллективной безопасности было не конъюнктурным, а рассчитанным на далекую перспективу.

Сложившаяся в первой половине 30-х годов Возникновение движе- чрезвычайно сложная, грозящая новой ми-

вИЕвропе°АНОГ° нта ровой войной обстановка требовала разра?

ботки новой стратегии и тактики мировым коммунистическим движением.

Коминтерн всегда выступал с инициативой создания широкого демократического союза, направленного против фашизма и войны. Но с приходом к власти Гитлера стало особенно ясно, что фашизм, открытая террористическая диктатура наиболее реакционных элементов монополистической буржуазии, стремится к уничтожению всех буржуазно-демократических свобод, к безжалостному наступлению на жизненный уровень всех трудящихся и к уничтожению национальной независимости различных народов. Это создало объективную базу для широкого объединения в борьбе с ним не только рабочего класса, но всех демократических сил, получившего позже название Народного фронта. Первые попытки создать такое движение были предприняты КПГ во главе с Э. Тельманом. Союз французской компартии с демократическими и левыми силами помог отразить в феврале 1934

года угрозу фашизма во Франции, положив там начало движению Народного фронта. В том же году компартии Италии, Испании и Греции достигли соглашений о единстве с социалистическими партиями своих стран.

Народный фронт в своей основе был движением антифашистским, антиимпериалистическим и антивоенным, направленным также и на улучшение социально-экономического положения трудящихся масс. Он не был чисто пролетарским движением, хотя предпосылками его создания являлись руководящая роль и единство действий рабочего класса во главе с коммунистической партией. Народный фронт был широким и массовым дви жением, объединявшим крестьянство, демократическую интеллигенцию и другие слои народа и изолировавшим наиболее реакционные слои монополистической буржуазии, которые поддерживали фашизм. Народный фронт, не ставя перед собой задачу уничтожения капиталистического строя, препятствовал усилению реакции, создавал реальную возможность предотвратить установление фашистского режима, содействовал борьбе трудящихся масс за максимальное использование буржуазной демократии и улучшение своих жизненных условий, способствовал борьбе широких масс за мир, против угрозы войны.

Коминтерн обратился к Социалистическому интернационалу с призывом о единстве действий, но в 1934 и 1935 годах получил на это предложение отказ. Лидеры Социнтерна не поняли сущности фашизма и к тому же были ослеплены антисоветизмом и антикоммунизмом.

Новую тактическую линию коммунистического движения окончательно выработал VII конгресс Коминтерна, проходивший в июле — августе 1935 года в Москве. Он открыл новый этап в борьбе против фашизма и военной угрозы, выдвинул на основе идей единого рабочего и народного фронта развернутую программу сплочения всех демократических сил.

Особое внимание конгресс обратил на вопрос о возможности отсрочки войны и борьбы за достижение этой возможности, подчеркнув возрастающее значение в этом отношении победы социализма в СССР. В резолюции конгресса от 20 августа 1935 г, отмечалось: «С победой социализма СССР стал великой государственно-политической, экономической и культурной силой, воздействующей на мировую политику, стал центром притяжения и сплочения всех народов, стран и даже государств, заинтересованных в сохранении международного мира, стал оплотом трудящихся всех стран против угрозы войны, могучим орудием сплочения трудящихся всего мира против мировой реакции».

В годы борьбы за Народный фронт речь могла идти не только об отсрочке войны, но и о ее предотвращении. Хотя в своем докладе о войне и мире на VII конгрессе Эрколи (таков в те годы был псевдоним П. Тольятти) и не указал на такую возможность, в заключительном слове, подводя итоги его обсуждения, он, однако, отметил, что при определенных условиях войну можно не только отсрочить, но даже и предотвратить.

Работа и решения VII конгресса имели огромное значение для усиления борьбы с надвигавшейся войной. Последовательная миролюбивая политика СССР и прогрессивных сил смогли на определенный срок задержать войну.

Коммунистические партии и демократические силы не ослабляли усилий по предотвращению новой империалистической войны, угроза которой продолжала существовать. Фашистские державы между тем открыто и активно готовились к ней, а их внешняя политика постепенно делалась все более агрессивной.

<< | >>
Источник: Г. В. Фокеев. ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СССР / ТОМ ПЕРВЫЙ / 1917-1945. 1986

Еще по теме ОБРАЗОВАНИЕ ОЧАГОВ ВОЙНЫ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ И В ЕВРОПЕ. БОРЬБА СССР ЗА ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ НОВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ, ЗА ОРГАНИЗАЦИЮ СИСТЕМЫ КОЛЛЕКТИВНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ:

  1. Начало второй мировой войны Присоединение к СССР территорий Восточной Европы Война с Финляндией
  2. Глава 12. СССР И СТРАНЫ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  3. Борьба СССР за коллективную безопасность
  4. 1. Борьба СССР, стран социалистического содружества за мир и безопасность в Европе в 50-е — начале 60-х годов
  5. Гибель Европы как результат Второй мировой войны
  6. § 7. РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В ЕВРОПЕ И АЗИИ ПОСЛЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  7. 3. Победа большевиков в легальных организациях. Дальнейший рост революционного движения. Канун империалистической войны.
  8. § 13. НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД МИРОВОЙ ВОЙНЫ И «НОВЫЙ ПОРЯДОК» В ЕВРОПЕ И АЗИИ. ДВИЖЕНИЕ СОПРОТИВЛЕНИЯ
  9. ОБОСТРЕНИЕ КЛАССОВОЙ БОРЬБЫ НАКАНУНЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  10. 3. Политический кризис в России и выход ее из войны. Итоги первой мировой войны
  11. НАЧАЛО ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ. ОБРАЗОВАНИЕ АНТИГИТЛЕРОВСКОЙ КОАЛИЦИИ И ПОЛИТИКА ЕЕ УЧАСТНИКОВ ПО ОСНОВНЫМ ПРОБЛЕМАМ ВЕДЕНИЯ ВОЙНЫ
  12. Европа — «виртуальная» и «другая» Глобальное и локальное в идентификации восточноевропейских интеллектуалов после Второй мировой войны
  13. ГЛАВА 3 ОКОНЧАНИЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ 1914 — 1917 гг. ПОРАЖЕНИЕ ГЕРМАНИИ И ЕЕ СОЮЗНИКОВ. РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В СТРАНАХ ЕВРОПЫ
  14. 1. Причины и характер первой мировой войны. Россия в системе международных отношений в предвоенные годы
  15. ИТОГИ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ войны. ВЕРСАЛЬСКО-ВАШИНГТОНСКАЯ СИСТЕМА ПОСЛЕВОЕННОГО УСТРОЙСТВА МИРА
  16. БОРЬБА СССР ЗА ПРЕКРАЩЕНИЕ ГОНКИ ВООРУЖЕНИЙ И ЗА РАЗОРУЖЕНИЕ В 60-е ГОДЫ. НАРОДЫ МИРА В БОРЬБЕ ЗА МИР И МЕЖДУНАРОДНУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ
  17. Глава XIX ВСТУПЛЕНИЕ СССР В ВОЙНУ ПРОТИВ ЯПОНИИ. РАЗГРОМ ЯПОНИИ И ОКОНЧАНИЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  18. ВАШИНГТОНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ И СЪЕЗД РЕВОЛЮЦИОННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА
  19. Глава IX ДАЛЬНЕЙШИЙ РОСТ МОГУЩЕСТВА МИРОВОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ И ПРЕВРАЩЕНИЕ ЕЕ В РЕШАЮЩИЙ ФАКТОР МИРОВОГО РАЗВИТИЯ
  20. 1. Причины второй мировой войны