<<
>>

Подходы к интерпретации политического процесса

Политический процесс как проблема связан с функционально-динамическими аспектами политической системы, прежде всего со взаимодействием с ее социальной средой.

Понятие политического процесса используется обычно в двух отношениях, условно обозначаемых как его макро- и микроизмерения.

В макроаспекте его определяют как ход развития, вообще воспроизводство политической системы под влиянием действующих на нее факторов, т.е. как ее универсальную динамическую характеристику. В микроаспекте под политическим процессом понимается некая равнодействующая акций различных социальных и политических субъектов, т.е. совокупность субпроцессов.

Интерпретация

В авторитетной «Международной энциклопедии социальных наук» (1968) написано: «Политический процесс сводится к деятельности людей в различных группах по поводу борьбы за власть и ее использования для достижения своих индивидуальных и групповых интересов».

Значит, постичь сущность этого явления можно с помощью рассмотрения его компонентов, а политическая деятельность отдельных участников выступает в качестве исходного пункта изучения процесса как такового. Если определение политического процесса в целом («макроопределение») составляется на основе общих суждений, позволяющих сделать частные выводы (дедукция), то «микрообъяснение» по преимуществу идет от отдельных политических событий к их обобщению (индукция).

Категорию политического процесса следует отличать от категории политического развития, хотя при этом обе они отражают некоторую комбинацию признаков устойчивости или изменчивости в политической сфере жизнедеятельности общества. При анализе политического процесса раскрываются в основном воспроизводство институтов и их функций, механизмы функционирования, адаптации, преемственности и сохранения политической системы. Таким образом, понятие политического процесса содержит и динамические, и статические характеристики. В свою очередь, категория по- 321 литического развития используется главным образом для рассмотрения тех сторон общественной динамики, которые связаны с эволюционными реформами либо революционными переменами.

Традиция анализа динамики политической жизни сложилась в далеком прошлом. Важной вехой в создании основ этой концепции в западной политической мысли были, в частности, работы Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Но лишь в начале XX в. обозначились первые попытки построения развернутой и специализированной теории политического процесса.

Развитие взглядов на политический процесс связано с разработкой трех основных позиций: 1) микро- и макроуровневые исследования; 2) структурно-функциональный и динамический анализ; 3) поведенческий, субъектный и интеракционистский (проблема взаимодействий), а также конфликтный подходы.

Схема 1. Политический процесс: макро- и микроуровни

http://creativecommons.org/licenses/by-nc/2.0/

Электронная версия данной публикации распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial 2.0

Если оценивать макро- и микроуровневые исследования политического процесса (см.

схему 1) по историческому времени их появления, то дедуктивный способ макроанализа возник, вероятно, раньше индуктивного микроподхода. Еще в «Истории в 40 книгах» Полибий (II в. до н.э.) высказал идеи о целостном круговороте политической жизни, предполагающем закономерный переход государства в стадии становления, расцвета и упадка. Современный же этап эволюции концепций политического процесса открывается в XX в. микротеориями, связанными с именами Артура Бентли и Вильфредо Парето. Именно концепция циркуляции (круговорота) элит, разработанная в «Трактате по общей социологии» Парето, дала основание Йозефу Шумпетеру назвать последнего основоположником современной «социологии политического процесса». Парето берет в качестве базовых для своей теории понятия элиты (как субъекта и движущей силы политического процесса), которой противодействуют контрэлитыг, а также народа, исполняющего по преимуществу пассивную, а не активную роль. ПАРЕТО (Pareto), Вильфредо (1848, Париж — 1923, Женева) — итальянский экономист, социолог и политолог, одним из первых применивший формальные методы (математические и пр.) для анализа экономических и социальных процессов; создатель концепции «нелогического поведения» и теории циркуляции элит. Получив техническое образование и сделав карьеру инженера, в 1880-х Парето занялся изучением теоретических экономических проблем. Придя к выводу, что для анализа социально-политических явлений социология и политическая экономия того времени являются недостаточно эффективными, Парето увлекся социальными науками в попытке создать новую «экспериментальную социологию» по подобию естественных наук. Сторонник либеральной экономической политики, он был противником марксизма и либерального эгалитаризма, считая, что демократическое правление неизбежно перерождается в плутократию.

Вильфредо ПАРЕТО (1848, Париж — 1923, Женева) — итальянский экономист, социолог и политолог, одним из первых применивший формальные методы для анализа экономических и социальных процессов; создатель концепции «нелогического поведения» и теории циркуляции элит.

Автор таких работ, как «Социалистические системы» (1902); «Руководство по политической экономии» (1906); «Трактат по всеобщей социологии» (1916; англ. изд. «Разум и общество», 1935); «Трансформация демократии» (1921) и др.

Вклад в развитие политической мысли. Диапазон научных интересов Парето был чрезвычайно широк: экономическая теория, политическая экономия, социальная и политическая реформы, распределение власти в обществе и т.п. Его достижения в сфере экономических наук общепризнанны, и многие идеи по-прежнему актуальны. Парето также называют одним из величайших социологов, оказавшим большое влияние на эту дисциплину.

Общество, по Парето, представляет собой систему, находящуюся в состоянии динамического равновесия (концепт, перенесенный ученым из экономических исследований), которое устанавливается в ходе различных социальных взаимодействий. Поскольку человек есть «материальная частичка, молекула» этой системы, то Парето по-своему формулирует предмет социологии — человеческое поведение, имеющее по преимуществу иррациональный характер (восприятие людьми мира не соответствует тому, каков он есть на самом деле; люди не могут рационально обосновать выбранные цели). Поведение делится на логические (целенаправленные, между средствами и целью есть логическая связь) и нелогические (инстинктивные) поступки; в реальности они представлены в смешанном виде. Первые редки, а вторые, напротив, широко распространены и имеют определяющее значение для общественной жизни. Основу нелогических поступков составляют «остатки» (итал. residui) — проявления различных психических состояний (чувств, страстей, инстинктов, устремлений), изначально присущие человеку. Их «производные» (итал. derivazioni) являются следствием способности (потребности) человека легитимизировать с помощью логики свои поступки (их цели и причины), представляя собой ложную рационализацию сугубо нелогических поступков. Среди 17 форм «производных» (в их числе — простые утверждения, утверждения, подкрепленные авторитетом и т.д.) особенно важны идеологии и верования. 52 «остатка» Парето объединил в 6 классов: 1) инстинкт комбинаций; 2) постоянство агрегатов; 3) потребность в демонстрации собственных чувств; 4) ин- http://creativecommons.org/licenses/by-nc/2.0/

Электронная версия данной публикации распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial 2.0

стинкт общительности; 5) инстинкт целостности индивида; 6) инстинкт сексуальности. «Остатки» и «производные» взаимодействуют, комбинируются, определяя социальные явления и процессы, а в более общем плане обеспечивают поддержание социальной системы в состоянии динамического равновесия.

Для сферы политики и в целом для установления социального равновесия особое значение имеют «остатки» 1 и 2 классов. «Остатки» 1 класса — инстинкт комбинаций — чаще всего встречаются у добивающихся успеха, в т.ч. многочисленными компромиссами, общественных деятелей- либералов и стремящихся к умножению богатства предпринимателей; для них характерны стремление и готовность к инновациям во всем, активность, авантюризм, оригинальность и т.п. «Остатки» 2 класса — постоянство агрегатов — присущи политикам-консерваторам, считающим высшими приоритетами закон и порядок и готовым ради их сохранения применять силу, а также рантье, для которых закон и порядок — гарантия сохранения средств; для них характерны стремление к стабильности и преемственности, лояльность властям, трепетное отношение к традициям, законопослушание, осмотрительность и т.п. Противоположные по направленности «остатки» 1 и 3 классов соперничают друг с другом, определяя тем самым общий ход истории. Далее, поскольку общество — это система, находящаяся в состоянии динамического равновесия, то противоречия, связанные с соперничеством двух классов «остатков» и их распределением между социальными группами (Парето особо подчеркивает неоднородность общества), реализуются в конечном итоге как циклы — смена, чередование доминирующих установок и их носителей («история — это могила аристократии»).

Теория «остатков» и «производных» легла не только в основу концепции циркуляции элит, но и собственно в деление общества на элиту и неэлиту (низшую управляемую страту), присущее всем без исключения социумам. Элита, по мнению Парето — это «избранный» «класс тех, кто имеет наиболее высокие индексы в своей сфере деятельности», т.е. наделен наибольшим личным потенциалом («остатками») для занятия какой-либо деятельностью в сфере управления обществом, если речь идет о политике. Помимо правящей элиты, Парето выделяет элиту, не участвующую в управлении. Далее, «остатки» 1 класса ориентированные на хитрость и обман («лисы»); «остатки» 2 класса, ориентированные на силу и порядок («львы»), соответствуют двум принципиальным стратегиям осуществления власти — через взаимодействие и компромиссы или с опорой на насилие. Стратегии (и типы управления) циклически сменяют друг друга по мере ослабления данных «остатков» и их носителей. Если правящая элита не принимает мер против деградации (у «лис» в виде радикализации и коррупции, у «львов» — консерватизма) путем рекрутирования новых членов из низших страт (кооптация), сохраняющих необходимые качества, поддерживая тем самым в себе необходимый баланс «остатков», то может произойти революция, обновляющая правящую элиту. В сфере политики — в военно-политическом цикле — действуют сильные правители («львы») и хитрые администраторы («лисы»). В начале цикла правят «львы», отсюда — войны, а правящая элита насыщена «остатками постоянства агрегатов» (подъем

http://creativecommons.org/licenses/by-nc/2.0/

Электронная версия данной публикации распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial 2.0

2 класса «остатков» — распространены лояльность, патриотизм и т.д.).

В условиях стабильности «лисы»-администраторы постепенно входят в правящую элиту, подрывая господство «львов» (спад 2 класса «остатков») и лишая их власти. Начинается вторая фаза цикла: «лисы» заняты внутренней политикой, перераспределением ресурсов в ущерб «силовому блоку», доминируют материальные ценности (подъем 1 класса «остатков»). В конечном итоге (спад 1 класса «остатков») происходит консервативный заговор «львов», удаляющих «лис» от власти силой (подъем 2 класса «остатков»). Цикл начинается заново. В экономической сфере (индустриальный цикл) действуют «рантье»-вкладчики и «спе- кулянты»-предприниматели. Доминирующие на первой фазе цикла «рантье» (2 класс «остатков») ориентируются на надежную собственность, минимизацию риска, накопление, стабильный доход, что приводит к стагнации экономики и последующему спаду. Требуются масштабные изменения, и на первый план выходят «спекулянты» (1 класс «остатков»). Во второй фазе цикла рискованная деятельность «спекулянтов» приводит к перегреву экономики, росту нестабильности на рынках, хаосу и беспорядкам, что вкупе провоцирует консервативный заговор «рантье». Цикл начинается заново. Сценарии данных циклов совпадают по времени. Теорию циркуляции Парето применил в «Трансформации демократии» для анализа больших общественных изменений, связав силу с централизованной властью и кооптацию различных социальных групп — с децентрализацией. Прочный режим применяет и силу, и кооптацию; при децентрализованном режиме распространена кооптация, чем более централизован — тем больше используется сила и велика опасность культа личности. Отсюда ученый делал заключение, что ускорение циркуляции элит возможно не только путем революции, но и путем стимулирования структурных изменений.

В целом экономические и социологические концепции Парето продолжают оказывать существенное влияние на современные социальные науки, в особенности в рамках теории игр.

Однако настоящую революцию в развитии теории политического процесса произвела книга Бентли «Процесс управления»

(1908), в которой подробно была разработана концепция групп интересов, или «заинтересованных групп». Именно ему — одному из первых — принадлежала трактовка динамики политического процесса как борьбы и взаимного давления социальных групп в соперничестве за государственную власть.

Начиная с Бентли, категория политического процесса рассматривается в двух основных аспектах: в неформальном, реальном и групповом, ибо группа интересов — «первичный» субъект, а также в производном, официально-институциональном виде, представляющем собой проекцию групповых интересов, в силу чего государственные институты выступают лишь как один из многих типов групп интересов. Бентли, например, понимал правительство как специфическую официальную группу-арбитра, регулирующую конфликты. Он ввел в научный оборот понятия артикуляции и идентификации (здесь — определения) групповых интересов в качестве изначальных для анализа любого политического процесса.

БЕНТЛИ (Bentley), Артур (1870, Фрипорт— 1957, Паоли)— американский социолог, политолог и философ. Преподавал социологию в Чикагском университете в 1896; в 1897-1910 был журналистом. С 1911 жил на ферме в штате Индиана, где продолжил научные изыскания, эпизодически выступая в качестве политического и социального активиста.

Автор работ по политологии, философии, логике, лингвистике, среди которых: «Процесс управления: к изучению социальных давлений» (1908, обновлен. автором переизд. 1949); «Лингвистический анализ математики» (1932); «Поведение, знание и факт» (1935); «Познание и познанное» (1949, соавт. Дж. Дьюи); «Исследование исследований. Эссе по теории социальных наук» (1954) и др.

Вклад в развитие политической мысли. Несмотря на то что Бентли большую часть жизни занимался научной работой как «частный ученый» (англ. private scholar), он существенно повлиял на развитие социальных наук в США, в первую очередь в плане разработки бихевиористской методологии. Круг его интересов был обширен: логика, теория познания, лингвистика, психология, социология и политическая наука. Совместно с выдающимся философом Джоном Дьюи (1859-1952) Бентли создавал основы современной теории коммуникации.

«Процесс управления» — классический труд по бихевиоризму и плюрализму, с положениями которого ученые соглашались или спорили и во второй половине XX в. Бентли одним из первых занялся изучением группового поведения, деятельности групп давления (англ. pressure groups) и групп интересов (англ. interest groups). Он полагал, что деятельность («заинтересованных») людей в группах — едва ли не единственный доступный источник данных о политике и поведении человека («вся социальная жизнь на всех своих фазах может и должна быть представлена в таких группах активных людей») и видел своей целью создание инструментария для исследования в сугубо эмпирических, описательных категориях. Более того, ученый отмечал, что полное описание (на манер естественнонаучных дисциплин) и есть настоящая, «совершенная» наука, потому адекватное понимание политического поведения возможно, если будут изучены именно проявления активности или наблюдаемая активность людей. Акцент на изучении поведения групп индивидов и их взаимодействий знаменовал собой своего рода переворот в американской политической науке начала XX в., основным предметом рассмотрения которой долгое время были по преимуществу статичные государственные институты. Для Бентли были особо значимы количественные измерения («статистика социальных фактов») в политической науке, как, впрочем, и в самой политике («Количества присутствуют в каждом проявлении политической жизни. Любой политический процесс есть уравновешивание одних количеств другими.»): он утверждал, что измерения «побеждают хаос» и

http://creativecommons.org/licenses/by-nc/2.0/

Электронная версия данной публикации распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial 2.0

позволяют понять политические феномены. В этом смысле он был откровенным приверженцем сциентизма, т.е. течения в социальных науках, ставящего задачей их уподобление наукам естественным как по методам, так и по функциям в обществе. Таким образом, его исследовательский проект состоял в создании методологии описания и понимания политической жизни в категориях открытого, наблюдаемого человеческого поведения, что позволило бы создать социальную науку в «подлинном» (сциентистском) смысле. Бентли утверждал, что чувства, мотивации, идеи и т.п. (англ. soul stuff) не являются главными побудительными причинами политического поведения (хотя могут помочь исследователю в поиске фактов: «реальность идей в том, что они представляют собой отражение групп — (англ. reflection of the groups), а на аналитическом уровне предварительно выстроенные концептуальные схемы (англ. mind stuff) мешают «правильному» наблюдению и описанию, ограничивая их. Тем самым он подвергал критике нормативные построения в политической науке, призывая отказаться от абстракций, относящихся к «человеческой природе».

Понятие группы Бентли определял через связанные категории деятельности и интереса, однако в его текстах группа, групповая деятельность, интерес, группа интересов нередко употребляются как синонимы. С одной стороны, он полагал, что точные, исчерпывающие определения в общем-то не имеют решающего значения для анализа социальных и политических явлений, а с другой — это связано с особым пониманием группы как групповой деятельности какого-то числа людей, а не «физической массы», изолированной от подобных масс, поскольку люди могут одновременно участвовать во множестве «деятельностей». Также у любой группы (деятельности) есть неразрывно с ней связанный («особый групповой», выявляемый эмпирически) интерес, который становится эквивалентом «группы» и «деятельности»; интерес —

своего рода оценка деятельности группы. Группы в политике представляют собой высокоспециализированные образования, «представляющие или отражающие другие, в т.ч. более фундаментальные», социальные группы. При исследовании деятельности групп, в особенности их взаимодействий (смысл деятельности группы определяется именно этим:

«группы друг друга делают»), во внимание следует принимать такие взаимосвязанные факторы, как численность, степень «сконцентрированности интереса» (англ. intensity), техника деятельности (например, взяточничество, убеждение и т.п.) и организация. Для Бентли система открыто проявляющихся или наблюдаемых «деятельностей» всевозможных групп (при условии верного их описания) и есть подлинный процесс государственного управления в его законодательном, исполнительном и судебном планах. Для полноты описания исследователь должен также обращать внимание на те группы, активность которых «потенциальна», т.е. пока не проявляется. В целом деятельность групп — динамичный процесс давления некоторых из них на правительство и их взаимное соперничество, способное изменять даже политические институты. Групповая активность в развитых государствах находится под сильным влиянием определенных «правил игры», таких как конституционные нормы, способные ограничивать стремление групп к власти и господству.

http://creativecommons.org/licenses/by-nc/2.0/

Электронная версия данной публикации распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial 2.0

Оценивая исследования, связанные с группами, Бентли отмечал важность работ Маркса по данной проблематике, но отрицал марксову классовую теорию, считая ее слишком абстрактной и критикуя за абсолютизацию экономических факторов образования и деятельности групп. В отличие от Маркса, он считал наилучшим способом взаимодействия групп их мирное, насколько это возможно, сотрудничество даже в условиях, когда политическая жизнь полна конфликтов и противоречий, а группы преследуют далеко не самые «лучшие» цели — власть, выгоду, подчинение других групп и т.п. В данном смысле Бентли следовал за Людвигом Гумпловичем (1838-1909), отвергавшим причинную роль индивида в обществе и считавшим взаимодействие групп основой социальных движений. Направив основные усилия на разработку методологических проблем, Бентли создал всеобщую теорию групп и в своих поздних работах приблизился к признанию центральной роли индивида в политике.

Преемником Бентли в разработке понимания политического процесса, исходя из концепции групп интересов, стал Дэвид Трумэн (род. 1913), выпустивший работу «Управленческий процесс» (1951). Так же, как и его предшественник, под политическим процессом Трумэн понимал борьбу социальных групп за власть и за контроль над распределением ресурсов. Однако он обстоятельнее рассматривал идею смены равновесия на дисбаланс в ходе самого процесса, а основным положением считал стабильность как устойчивый тип группового взаимодействия. Тем самым политический процесс приобретает, по Трумэну, пространственно-временные характеристики, ибо групповая динамика предстает как волнообразный цикл перехода от нестабильных взаимодействий к установлению относительного равновесия, к восстановлению старой модели баланса между группами либо к созданию новой.

" Обратите внимание а

Подход Трумэна позволял довольно правильно определять уровень групповой динамики политического процесса. Однако специалисты заметили, что далеко не всегда равновесие между отдельными социальными группами приводит к стабильности государственной системы в целом. В начале послевоенного периода американцы накопили много эмпирических исследований индивидуального и группового политического поведения, но по-прежнему фактически отсутствовала какая-либо теория политического процесса как такового.

Существенной попыткой создать некую универсальную модель трактовки и исследования политического процесса явилась разра- 328 батывавшаяся с начала 1950-х гг. теория функционирования поли-

http://creativecommons.org/licenses/by-nc/2.0/

Электронная версия данной публикации распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial 2.0

тических систем Дэвида Истона. В своих размышлениях Истон исходил из общей теории систем и структурно-функционального анализа социальной жизни Толкотта Парсонса. В соответствии с этим подходом политический процесс выступает одновременно и как воспроизводство целостной структуры, и как цикличное функционирование политической системы во взаимодействии с социальной и внесоциальной средой. Такое взаимодействие включает влияние на процессы в политическом мире экономических, экологических, культурных и прочих факторов. Процессы функционирования конкретных государственных, партийных и других институтов рассматриваются в виде элементов политического процесса на уровне макросистемы. Считается, что в данном процессе политическая система поддерживает стабильность институтов, приспосабливается к деятельности групп интересов в целом и в отдельных своих составляющих, обеспечивая воспроизводство и сохранение свойственных ей оригинальных системных качеств.

Если в модели политического процесса Бентли-Трумэна объектом давления низовых групп интересов выступают правительство и его официальные институты, то в концепции Истона макророль государства заменяется интегрирующими функциями политической системы. Кроме того, ученый разделил политические системы на два блока — внутренних (национальных) систем и международной (наднациональной) мегасистемы, — что позволило ему наметить особые международные факторы внутриполитических процессов.

Вместе с тем, концепция Истона отличалась довольно высоким уровнем абстракции. Для преодоления этого политолог попытался ввести в свою теоретическую схему внутренние содержательные компоненты политического процесса, истолковывая их как взаимодействие формальных и неформальных структур власти с так называемым политическим сообществом стратифицированных (лат. stratum — слой; т.е. социально расслоенных) групп и индивидов.

Несмотря на это положение, за скобками концепции Истона осталась проблема включения отдельных субъектов и субпроцессов в целостный макропроцесс

Итак, системный подход в исследовании политического процесса в западной политологии основывается на идеях Парсонса, изложенных в книге «Социальная система» (1951), а также Истона — «Политическая система» (1953). В представлениях системной и функциональной концепций процесс делится на четыре фазы: 1) вход (англ. input) — воздействие социальной и внесоци- альной среды на политическую систему в форме ее поддержки и

выдвижения к ней требований; 2) конверсия (англ. conversion) — 329

http://creativecommons.org/licenses/by-nc/2.0/

Электронная версия данной публикации распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial 2.0

преобразование требований в решения; 3) выход (англ. output) — реакция политической системы в виде решений и действий; 4)

обратная связь (англ. feedback) — возврат к исходной точке равновесия.

Эта модель «круговорота», т.е. циклического функционирования, политического процесса была довольно популярна в США и Европе в 1950-1960-е гг., а в СССР и странах его союзников — на исходе существования соцсистемы (1970-1980-е годы). Причина популярности идущей еще от Полибия, «древней как мир» идеи политического развития по кругу заключается, очевидно, в том, что послевоенное социально-экономическое и политическое функционирование западных режимов характеризовалось существенной стабильностью. В свою очередь, некоторая либерализация советского и восточноевропейских ослабевших тоталитарных режимов в 1960-1970-е годы давала основание оптимистически считать развитие социалистической политсистемы чем-то вроде «вечного движения». Но уже с начала 1960-х и особенно ко второй половине 1970-х годов даже ряд инициаторов разработки системной (структурно-функциональной) теории приступили к пересмотру ее исходных положений, что объясняется влиянием развернувшихся в третьем мире бурных процессов политического развития.

Габриэль Алмонд заложил основы динамической модели процесса как адаптации политической системы к изменяющимся условиям социальной среды. В своей схеме он попытался соединить деятельность отдельных групп с функционированием данной системы в целом. Для этого ученый выделил несколько блоков совместной деятельности субъектов, соответствующих главным функциям и динамическим фазам политического процесса: 1) блок преобразования социальных потребностей, включающий артикуляцию, агрегирование (здесь — суммирование) индивидуальных и групповых интересов, разработку политического курса, реализацию решений и контроль за исполнением политико-правовых норм; 2) блок воздействия системы посредством совокупности акций по регулированию социальной жизни, распределению и освоению общественных ресурсов; 3) блок адаптации, приобщения индивидов и их групп к политической жизни путем политической социализации, рекрутирования и коммуникации. В этой модели процесса Алмонд переводит акценты со статического выживания и сохранения к динамической трансформации, а также к адаптации политической системы к качественным изменениям. Некоторые американские политологи (в частности Дэвид Аптер; род. 1924) использовали идеи Алмонда специально для описания 330 политических процессов последней трети XX в. в странах Азии,

http://creativecommons.org/licenses/by-nc/2.0/

Электронная версия данной публикации распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial 2.0

Африки и Латинской Америки, что помогло не только обновлению самой теории развития, но и разработке так называемой политики модернизации.

Поведенческий и интеракционистский подходы связаны с интерпретацией внутренней структуры политического процесса с позиций субъект-объектных или субъект-субъектных отношений. Политический процесс выступает, таким образом, либо как равнодействующая акций всех его участников, либо как совокупность взаимодействий (интеракций), представляющих «горизонтальные связи» между ними. «Вертикальная схема» связей внутри процесса довольно подробно разработана в бихевиористской традиции (Гарольд Лассуэлл), а также в теории рационального выбора (Джеймс Коулман), где всякое политическое действие структурно разделяется на его элементы (субъекты и объекты), условия и результаты, мотивы и установки, наконец, цели и средства, используемые его акторами.

Интеракционистский вариант истолкования процесса, как правило, вписывается в рамки конфликтологической схемы, например, в работах Ральфа Дарендорфа и Льюиса Козера.

" Обратите внимание

?

В США разработки по интеракционистским исследованиям политического процесса имели не только фундаментальное, но и прикладное значение. К примеру, в 1968 г. в Южноамериканском университете по заказу Госдепартамента США была создана экспертная система «Мировой анализ политических событий и взаимодействий» (WEIS), в которой были использованы типологии и шкалы взаимодействий. Одна такая шкала включала в себя 22 типа политических взаимодействий — от конфликта до консенсуса.

Если суммировать различные концептуальные подходы, то политический процесс можно понимать в двух видах — в более схематичном, простом и в более комплексном. 1.2.

<< | >>
Источник: А.Ю. Мельвиль. Категории политической науки. - М.: Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД РФ, «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН). - 656 с. . 2002

Еще по теме Подходы к интерпретации политического процесса:

  1. Часть 1 ОБЩИЕ ПОДХОДЫ И ИНТЕРПРЕТАЦИИ
  2. Происхождение и интерпретации категории политической идеологии
  3. 18.3. Формирование политической культуры в процессе политической социализации
  4. § 2. ПОДХОДЫ К РАЗВИТИЮ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРОЦЕССА
  5. Лекция IV ВЛИЯНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ НА ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ XIX—XX вв.
  6. 6.1. Основные подходы к анализу политического лидерства
  7. 10.5. Культурологический подход к исследованию политических систем
  8. 18.5. Альтернативные подходы к исследованию политической культуры
  9. Формулирующая интерпретация, рефлектирующая интерпретация, образование типов
  10. 4.2. Коммуникационный подход в исследовании политической власти: смена парадигм в информационном обществе
  11. X. Философия и политика: интерпретации Канта в современной политической философии
  12. 1.1. Ноопсихологический подход к процессу развития личности в современном глобальном сообществе
  13. 2.6. ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА. ФОРМАЦИОННЫЙ И ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ ПОДХОДЫ К ИСТОРИИ
  14. 4.3. Социокультурный подход в изучении природы политической власти: основные парадигмы
  15. 128. Что характеризует формационныи подход к периодизации исторического процесса?
  16. 3.2. Американская версия политической социализации: поиски новых подходов
  17. Понимание - интерпретация - документальная интерпретация