<<
>>

Кризисы политического участия и основные способы их разрешения

Изучение кризисов политического участия и их преодоления — весьма важное направление сравнительной политологии. Под кризисами политического участия, как правило, подразумеваются ситуации, когда правящая элита не в состоянии создать институциональные условия для того, чтобы вобрать растущие требования участия в политике, идущие со стороны различных новых социальных групп.
Часто кризисы политического участия бывают обусловлены претензиями таких новых социальных групп на соучастие во власти, на вхождение в политическую элиту. Принято связывать это обстоятельство с модернизацией, или «осовремениванием», общества, начавшейся в Европе в XVIII- XIX вв. Также исследования во многом опираются на теории Гаэтано Моски и Вилъфредо Парето.

ЭЛИТА (фр. elite — лучшее, отборное, избранное)— весьма интегрированный и солидарный в сфере групповых интересов, хотя и существующий в условиях внутренней конкуренции, социально доминирующий слой, состоящий из специализированных групп (административных, экономических, интеллектуальных, политических и т.д.), которые контролируют значительную часть общественных ресурсов и серьезно влияют на выработку и осуществление политики во всех сферах общественной жизни. И в современных, и в модернизирующихся обществах люди более склонны создавать добровольные ассоциации — частично для удовольствия, частично для обмена информацией, частично для регулирования собственных действий, но почти всегда для оказания влияния на правительство. По преимуществу новые ассоциации, которые могут принимать форму групп интересов или партий, местных или национальных организаций, просто занимают свое место в политической системе наряду с другими группами, что нередко приводит к кризису политического участия в стране.

М. Вайнер, «Политическое участие: кризис политического процесса»

http://creativecommons.org/licenses/by-nc/2.0/

Электронная версия данной публикации распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial 2.0

В контексте данного раздела вновь следует вернуться к понятию элиты.

Гаэтано МОСКА (1858, Палермо — 1941, Рим) — итальянский правовед, социолог и политолог, создатель оригинальной теории элитизма; государственный деятель либерального толка.

В качестве источников доминирования элиты можно выделить признанные обществом: компетентность; высокие достижения и личные качества ее представителей в определенных видах деятельности, например, в экономике, науке, политике; образование; богатство; происхождение (для наследственной элиты) и т.д. На практике принадлежность к элите формируется совокупностью этих и подобных факторов.

В классификации элит по способу их воспроизводства определены два типа — открытая элита, предполагающая относительно свободный набор (рекрутирование) новых членов из групп с более низким социальным статусом, и закрытая элита, воспроизводящая самое себя.

МОСКА (Mosca), Гаэтано (1858, Палермо — 1941, Рим) — итальянский правовед, социолог и политолог, создатель оригинальной теории элитизма; государственный деятель либерального толка.

Автор работ, среди которых: «Теория правительств и парламентское правление. Исторические и социальные исследования» (1884); «Современные конституции» (1887); «Основы политической науки» (в 2-х томах, 1896; дополн.

изд. 1923, опубликовано на англ. языке в 1939 под назв. «Правящий класс»); сборник поздних римских лекций «История политических доктрин» (1936) и др.

Вклад в развитие политической мысли. Опираясь на исторические исследования политических институтов и идей, а также на свой опыт политической деятельности, Моска пришел к выводу, что во всех обществах вне зависимости от формы правления существует организованное меньшинство — политический класс (ит. classe politica), который формирует систему государственного управления и правит неорганизованным большинством, не участвующим в реальном осуществлении власти, а только подчиняющимся ей. Правящий класс реализует всю полноту власти («принимает решения, осуществляет власть, принуждает и надзирает») исключительно в соответствии с собственными интересами; при этом никому не подконтролен и почти не зависит от электоральных процедур, ибо он сложнее и масштабнее, чем видимые структуры публичной политики. В более поздних изданиях своих работ Моска употреблял термин правящий класс (ит. classe dirigente). Как утверждал Дж. Сартори, исследовавший идеи Моски, — это два различных концепта, возникших в ходе эволюции доктрины политического класса: в правящий класс входят все правящие меньшинства (политическое, экономическое, социальное, религиозное, интеллектуальное, технологическое, военное, бюрократическое и т.д.), а политический класс есть часть правящего класса, чья непосредственная задача состоит в осуществлении политической власти. На разных исторических этапах политический класс может формироваться на основании одного, но в реальности сра- http://creativecommons.org/licenses/by-nc/2.0/

Электронная версия данной публикации распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial 2.0

зу нескольких критериев, среди которых: военный (основной принцип —

доблесть), религиозный (принцип — священство, сан) и наследственный (принцип — происхождение, аристократизм). Для «высокоразвитых цивилизованных обществ» особую важность приобретает критерий, основанный на выдающихся личных качествах и способностях (мери- тократия), дающих возможность (при «прохождении проверки» и наличия «профессиональной квалификации») выполнять некие государственные функции и войти в состав политического класса. Как указывал Моска в поздних работах, политический класс не является чем-то монолитным. У кормила государства находится очень небольшая группа правителей, способных оказывать серьезное воздействие на основную часть политического класса, который выполняет своего рода роль посредника в передаче приказов и требований между госруководителя- ми и неорганизованной массой, обеспечивает преемственность и стабильность (в данном случае — но не во всех работах — Моска идентифицировал политический класс с государственной бюрократией).

Политический класс обязательно создает свою политическую формулу, представляющую собой совокупность доктрин, мифов, верований, принципов и т.п. для выполнения функции легитимизации его господства и действий, нацеленных на сохранение или изменение существующего порядка. Есть два типа таких формул: основанные на вере в сверхъестественное (божественное происхождение королевской власти) и исходящие из внешне рациональных принципов (народ как источник власти). Но конкретные формулы могут содержать черты обоих типов (например, источниками тогдашней итальянской монархии провозглашались божественное провидение и народная воля) и со временем утрачивать рациональную составляющую. Кроме того, политическая формула призвана обеспечивать единообразное понимание норм и ценностей правителями и народом. Моска выделял также «новую политическую формулу» («свобода, равенство и братство») — плод Просвещения и Французской революции 1789, но считал ее неосуществимой в силу полного несоответствия политико-историческому контексту.

Ученый напомнил о трех способах приобретения власти политическим классом — наследование, выбор и кооптация (введение в органы власти новых политиков без проведения выборов), которые соответствуют двум принципам организации правящего класса — автократическому (высшие функционеры подбирают себе замену из низших, таким образом, власть переходит сверху вниз) и либеральному (управляемые делегируют в высшие функционеры своих представителей).

Далее, этим принципам соответствуют четыре типа устройства государства: для автократического — аристократическо-автократический (власть наследуется) и аристократическо-либеральный (относительно большой корпус избирателей и политический класс совпадают); для либерального (демократического) — демократическо-автократический (власть сохраняет автократический характер, несмотря на выборное формирование правящего класса) и демократическо-либеральный (избирательный корпус больше политического класса, т.е. допускается наличие оппозиции вне правящего класса, обладающей широкой электоральной базой). В целом «демократический» правящий класс более, 471

http://creativecommons.org/licenses/by-nc/2.0/

Электронная версия данной публикации распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial 2.0

чем остальные, способен привносить разного рода инновации в сложившуюся политическую систему.

Моска предположил также, что периодически к власти приходят правящие классы, основанные на различных принципах организации. Таким образом, он предвосхитил концепцию циркуляции элит, сформулированную В. Парето. Эти ученые даже долгое время оспаривали друг у друга первенство в разработке данной идеи. Перспектива смены политического класса уменьшает опасность его превращения в наследственную, закрытую касту, чреватую вырождением по типу аристократии Древнего Рима или правителей средневековой Венецианской республики. Сам Моска считал, что самая стабильная форма социально-политической организации — смешанное правление, т.е. частично автократическое и частично либеральное, при котором «аристократическая тенденция уравновешивается постепенным и в то же время постоянным обновлением правящего класса» за счет обладающих волей и способностями к управлению представителей более низких в социально-экономическом плане слоев общества. Значит, несмотря на открытость политического класса, для новых членов сохраняется относительно высокий уровень преемственности. Для стабильности также необходимо наличие в обществе большого «среднего класса», который был бы относительно самостоятелен по отношению к властям и занимал бы устойчивое экономическое положение («ни беден, ни богат»), что позволило бы ему достичь довольно высоких уровней образования и общественно-политической активности.

Важным аспектом эволюции доктрины политического класса стало появление понятий морального чувства и юридической защиты, вносящих утопический элемент, призванный примирить политическую реальность и этические потребности людей, общество, желающее избежать беззакония всепроникающей силы, и власть, ею распоряжающуюся. Моральное чувство — ограничитель эгоистического произвола, оно основано на «естественном сострадании» по отношению к тем, кто может стать жертвой такого произвола. Одновременно оно служит критерием нормативной квалификации политических режимов: тот режим «хорош», который обеспечивает большее соблюдение этого чувства. В свою очередь, юридическая защита заключается в социальных (а также конституционно-правовых) механизмах, регулирующих соблюдение морального чувства. В частности, это выражается в том, что в политический класс рекрутируются новые члены (как позднее отмечал Моска, не «лучшие», но более подходящие для управления в конкретной ситуации), что позволяет ему соответствовать изменяющимся общественным обстоятельствам.

Моска выступил против элитизма нацизма и фашизма, основанного на расизме, против марксизма, видя в нем проявление ненависти со стороны неимущих по отношению к капиталу, и одновременно скептически оценивал демократию, считая, что от требуемого ею всеобщего избирательного права исходит угроза принципам либерализма. В целом теория Моски оказалась очень полезной: критика этой и других элитарных концепций, выступавших как обновленные интеллектуальные альтернативы марксизму и демократическому эгалитаризму, значительно продвинула разработку теоретических проблем, связанных с социальной 472 дифференциацией, распределением власти и демократией.

http://creativecommons.org/licenses/by-nc/2.0/

Электронная версия данной публикации распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial 2.0

В традиционном обществе, если и происходит смена правящей элиты, то это, как правило, не затрагивает более массовые слои населения. Однако процессы модернизации, связанные с экономическим развитием и следующими за ним изменениями в социальной структуре и в доминирующих политических ориентациях крупных групп населения, одним из следствий имеют расширение слоя активных политических участников. В их сознании особую ценность приобретают чувство гражданского долга, информированность, понимание того, что политическая сфера непосредственно касается их личной жизни, наконец, вера в то, что отдельный индивид, независимо от своего изначального социального статуса, может и вправе оказывать свое влияние на общественные процессы. Все это создает необходимые экономические, социальные и психологические предпосылки для расширения политического участия масс.

Чарльз Райт МИЛЛС (1916, Вако, Техас - 1962, Нью-Йорк) - американский социолог и культуролог, один из идеологов американских «новыгх левыгх».

Ш Интерпретация

В политической науке существует много концепций элиты.

Ценностные концепции в значительной степени сохраняют нормативный и первоначально позитивный смысл понятия элиты как «лучших из лучших», «избранных»; общество, соответственно, делится на элиту, которая рассматривается в качестве малочисленной творческой и активной части общества, способной к управленческим функциям, и массы — Парето, Ортега-и-Гассет, Тойнби и др. Однако есть и иная группа концепций, истолковывающих элиту преимущественно как правящий класс, сплоченную и закрытую группу, стремящуюся осуществлять власть только в своих интересах —

Моска, Чарльз Райт Миллс (1916-1962), неоэлитаристы Томас Дай и Хармон Зиглер, французские социологи Моник и Мишель Пенсон и др.

Элитизм как социальный принцип, ведущий к авторитариза- ции, часто противопоставлялся социалистическим доктринам и демократии. Однако в 1930-1940-х гг. появились концепции, объединенные под общим названием «демократический эли- тизм», которые, наоборот, рассматривали элитизм в качестве практики существующих демократий. Одним из основоположников этого теоретического направления был Йозеф Шумпетер, утверждавший, что различные элиты выносят на «рынок» свои политические программы, предлагая («продавая») их избирателям на выборах. В целом в политической науке весьма распространены теории демократии, в которых элиты выступают выразителями интересов различных социальных групп и, конкурируя друг с другом в условиях плюрализма, способствуют сохранению демократии, не допуская узурпацию власти какой-либо группой.

http://creativecommons.org/licenses/by-nc/2.0/

Электронная версия данной публикации распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial 2.0

Результат процесса модернизации во многом зависит от того, созданы ли (и какие) институциональные условия для того, чтобы рост политического участия происходил в формах, приемлемых для данной политии. Политической системе легче ассимилировать увеличение участия, если имеются предназначенные для этого подходящие институты и институциональные механизмы.

Считается, что кризисы политического участия возникают в тех случаях, когда правящая элита считает нелегитимными требования и поведение отдельных новых социальных групп, стремящихся к активному включению в политический процесс.

Такие ситуации обычно разнятся между собой. Правящая элита может считать, например, что в силу разных причин только она одна предназначена для осуществления управления в данном обществе и поэтому напрочь отметает претензии иных групп на участие в политике (так было в монархиях, при аристократиях, при правлении одного этноса и т.п.). Кризис участия вполне реален и тогда, когда стремящиеся к активному вовлечению и влиянию на политику слои организованы в группы, статус которых правящая элита признает нелегитимным (например, Ирландская республиканская армия или движение курдских повстанцев). В иных ситуациях правящая элита, не ставя под сомнение саму идею включения в политику новых социальных групп, считает нелегитимными и отвергает конкретные методы и способы выдвижения этих требований (гражданское неповиновение, политическое насилие и т.д.). Наконец, в некоторых случаях содержание самих требований, к примеру, о расширении политического участия, могут восприниматься правящей элитой как неправомерные, нелегитимные (категорические настояния об отделении тех или иных территорий или об учреждении одной «государственной» религии в по- ликонфессиональном, многосоставном обществе).

Понятно, что та или иная разновидность кризиса политического участия — не обязательно полная катастрофа для существующей политии, поскольку открывается возможность для поиска решения назревшей проблемы.

Есть разные пути разрешения кризиса. Наиболее оптимальным вариантом считается институциональная адаптация, т.е. ситуация, когда в рамках данной политической системы удается найти институциональное решение: создаются новые процедуры выборов и электоральные институты, совершенствуется партийная структура и формируются организованные группы интересов. В этом случае возможно соглашение между правя- 474 щей элитой и контрэлитой, стремящейся к участию в принятии

http://creativecommons.org/licenses/by-nc/2.0/

Электронная версия данной публикации распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial 2.0

ключевых политических решений. В тенденции такой путь ведет к развитию самых современных моделей представительной демократии.

Решение о включении новых участников в конце концов приводило к каким-нибудь большим институциональным изменениям в политической системе. Наиболее важными из них были учреждение выборных институтов, системы всеобщего избирательного права для взрослого населения и института законодательных инноваций, гарантирующих право собрания. Как только институциональные изменения состоялись, новые институты могут в дальнейшем облегчить включение в политическую систему других новых групп.

М. Вайнер, «Политическое участие: кризис политического процесса»

Другим — альтернативным — вариантом решения сложившегося кризиса участия может быть авторитарный выход, т.е. отказ от поиска институционального варианта для расширения эффективного политического участия или даже его насильственное ограничение путем введения запретов, репрессивных мер. Такой путь нередко ведет к формам принудительного, мобилизационного или имитационного участия, полностью без которого не могут обойтись даже авторитарные режимы.

Правящая элита может стремиться обеспечить политическое участие населения в некоей форме для достижения одной либо нескольких нижеследующих целей: .для создания или усиления чувства национальной идентичности; для увеличения регулирующих и в особенности экстрактивных возможностей государства; короче говоря, поддержка нужна для образования армии, сбора растущих налогов, введения и исполнения новых законов; правящая элита может рассматривать участие в качестве необходимого шага для вовлечения населения в мероприятия по экономическому развитию; наконец, элита способна добиваться проявлений поддержки со стороны общества для увеличения своих внешнеполитических возможностей (для того чтобы иметь вес в мире и влиять на соседние государства, элита хочет и нуждается в демонстрации поддержки у себя в стране).

Создание общественной поддержки может заменить необходимость развития определенных институтов и других стимулов. Власти способны попытаться нарастить возможности по сбору налогов путем учреждения партии или соби- 475

http://creativecommons.org/licenses/by-nc/2.0/

Электронная версия данной публикации распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial 2.0

рая массовые демонстрации вместо создания эффективного административного аппарата с высокой экстрактивной способностью (либо наряду с ним). Подобным же образом для увеличения экономического роста власти могут воспользоваться общественной поддержкой в качестве заменителя экономических стимулов, заставляющих людей больше инвестировать, лучше работать или заниматься инновациями.

М. Вайнер, «Политическое участие: кризис политического процесса»

Наконец, в качестве промежуточного, но по сути своей умеренно-авторитарного варианта может выступать ситуация, когда правящая элита, не готовая к интеграции новых импульсов политического участия, идет на создание неких иллюзорных его форм, как бы обволакивает, «заталкивает» новую политическую активность в рамках существующих традиционных структур. В таком случае оппозиционным партиям и движениям формально предоставляются права на соревнование в политическом процессе, однако реальная структура распределения и воспроизводства власти не дает им никаких реальных шансов на успех.

Кризисы политического участия периодически воспроизводятся даже в современных демократических системах, имеющих большой потенциал их разрешения. Причины их повторения кроются в динамике нынешнего общества (например, под влиянием экономических и технологических перемен появляются новые социальноэкономические группы, бросающие вызов старым ценностям и группам) и возрастные (генерационные) изменения (институты, созданные предыдущим поколением, могут не соответствовать потребностям следующего поколения, ищущего варианты разрешения своих проблем).

<< | >>
Источник: А.Ю. Мельвиль. Категории политической науки. - М.: Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД РФ, «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН). - 656 с. . 2002 {original}

Еще по теме Кризисы политического участия и основные способы их разрешения:

  1. Лекция 12 Социально-политические конфликтыи способы их разрешения
  2. Глава 5. Продолжение варяжской традиции, кризис государственности. Игорь Старый. Компромиссное разрешение кризиса. Ольга. Святослав.
  3. Участие прокурора в постановке вопросов, подлежащих разрешению коллегией присяжных заседателей
  4. 37. Способы разрешения внешнеэкономических споров, вытекающих из контрактов
  5. Социальные конфликты и способы их разрешения
  6. ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ БЫТИЕ: ПОДХОДЫ И СПОСОБЫ РАЗРЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ
  7. 2. Спор о виновниках и путях разрешения церковного кризиса
  8. § 2. Формы и способы разрешения противоречия между научным и вненаучным знанием
  9. Формы политического участия
  10. § 2. ПРОБЛЕМЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО УЧАСТИЯ
  11. Участие граждан в политической жизни
  12. 2.4. ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СФЕРА ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА
  13. ПОЛИТИЧЕСКОЕ УЧАСТИЕ И ЕГО РАЗНОВИДНОСТИ