<<
>>

ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ГЕНЕРАТИВНОГО СИНТАКСИСА

§ 111. Описанию центральных положений трансформационнопорождающей (порождающей, генеративной) грамматики, основы которой разработаны американским лингвистом Н. Хомским, в настоящей книге посвящена специальная глава. Это объясняется как определенной специфичностью данного направления, так и тем влиянием, которое оно оказало и продолжает оказывать на современную мировую лингвистику.

Основные принципы теории порождающей грамматики целесообразно рассмотреть в историческом разрезе, прослеживая становление данной лингвистической концепции.

Целесообразность именно такого подхода следует из двух соображений: во-первых, поскольку эта теория довольно радикально отличается от других течений теоретического языкознания, полезно проследить, к каким более традиционным концепциям она восходит; во-вторых, в литературе нередко обсуждаются разные стадии развития порождающей грамматики, поэтому для чтения соответствующих работ необходимо иметь об этих стадиях хотя бы самые общие представления.

§ 112. Истоки трансформационно-порождающей грамматики следует искать в дескриптивной лингвистике, которая стремилась разработать детальные и строго определенные формальные процедуры для перехода от текста к системе языка1. Первым шагом, предваряющим появление новой теории, явились попытки такого описания синтаксиса, которое было бы основано на тех же принципах, что и описание фонологии и морфологии. Дело в том, что как фонология, так и морфология оперировали единицами- инвариантами — фонемами, морфемами, которые реализовывались как классы вариантов — аллофонов, алломорфов, причем выбор варианта определялся окружением, т. е. дистри-/юб//ю7/буцией. Что касается синтаксиса, то здесь ситуация оказывалась существенно иной: во-первых, трудно вообще рассматривать предложения как специфические единицы синтаксиса, тем более инвариантные, которые образовывали бы собственную систему, во-вторых, столь же нелегко говорить о какой-либо особой дистрибуции предложений, так как почти каждое предложение может находиться в любом окружении. По существу в рамках дескриптивной лингвистики отсутствовало представление о парадигматике

1 Впрочем, последняя часто оборачивалась скорее инвентарем, нежели собственно системой.

в синтаксисе, хотя таковое (пусть упрощенное) и было разработано применительно к фонологии и морфологии.

§ 113. Чтобы ввести в синтаксис требуемое «измерение» — парадигматику, необходимо было создать концепцию, согласно которой между предложениями устанавливались бы определенные отношения в системе. Такая концепция возникла, и парадигматические отношения в синтаксисе истолковывались в ее рамках следующим образом: все существующие и потенциально возможные предложения разбивались на два неравных класса — ядерных предложений и производных. Ядерные предложения — это такие предложения, которые не могут рассматриваться как полученные путем преобразования и/или комбинирования каких-либо других предложений. Например, предложение Он не спит не является ядерным, так как его можно рассматривать как результат преобразования утвердительного предложения Он спит. Именно это последнее является ядерным, а предложение Он не спит — соответственно производным, так как оно произведено от предложения Он спит по специальному правилу — правилу введения отрицания. Точно так же из двух предложений — активной конструкции и пассивной {Художник нарисовал картину и Картина нарисована художником) — первое предложение выступает как ядерное, а второе — как производное.

Были выделены (для английского и некоторых других языков) те структуры, которые лежат в основе ядерных предложений.

Правила, по которым из ядерных предложений получались производные, были названы трансформационными правилами, или трансформациями.

Описанные представления и послужили исходным пунктом для создания новой теории — теории трансформационно-порождающей грамматики.

§ 114. Прежде всего изложим некоторые общие принципы этой теории, которые были сформулированы уже на раннем этапе ее развития и большинство которых остаются в силе и для современных работ Хомского и его последователей.

По Хомскому, грамматика должна устанавливать соотноше- /107//108/ние между акустическими (речевыми) сигналами и смыслами (ср. соотношение «смысл текст»).

Предложений может существовать теоретически бесконечно много. Вполне очевидно, утверждает Хомский, что наша память не в состоянии хранить даже просто слишком большое число предложений. Кроме того, мы постоянно производим и соответственно понимаем совершенно новые предложения — в этом проявляется, по словам Хомского, «творческий аспект» языка. Следовательно, то, что усваивает каждый человек, овладевая языком, — это не набор предложений, а набор, или, вернее, система правил: в основе всех возможных предложений лежит одна и та же система правил, что и обеспечивает возможность их создания и понимания. Это и есть знание языка, или, по Хомскому, языковая компетенция носителя языка.

«Пуская в ход» свое знание языка, носитель языка производит и понимает реальные предложения, и эта деятельность называется

употреблением.

§ 115. Трансформационно-порождающая грамматика — теория

л

компетенции, а не употребления . Эта теория объясняет, как порождаются предложения.

Существенно подчеркнуть, что термин «порождение» Хомским используется не в том смысле, в каком он употребляется в предшествующих разделах настоящей книги. Поскольку теория Хомского описывает компетенцию носителя языка, а не процессы производства и восприятия реальных предложений, то породить предложение, по Хомскому, — это значит дать его структурную характеристику. Структурная характеристика предложения считается известной, если указаны некоторые единицы и правила оперирования с ними, и данное предложение можно охарактеризовать «через» эти единицы и правила, т. е. описать через более простые объекты, взаимодействующие по определенным правилам (подробнее см. ниже). Структурная характеристика лежит в основе как производства, так и восприятия предложения, но непосредственно не отражает ни того, ни другого.

Соответственно правила установления соотношений между сигналами и смыслами (см. выше) — это правила не перехода от сигнала к смыслу и наоборот, а правила порождения предложений, в рамках которых каждый смысл может получить «акустическую» интерпретацию, а каждый сигнал — смысловую. Несмотря на внешнюю динамичность таких правил, по существу, они носят скорее статический характер, так как не описывают процессов речепроизводства и речевосприятия. /ш/доэ/

§ 116. В генеративной лингвистике требованию, согласно которому грамматика должна обеспечивать установление соотношений сигналов со смыслами, придается абсолютный характер: считается, что всякий раз, когда существуют реальные возможности разной смысловой интерпретации данного предложения, грамматика должна объяснить, почему это возможно. Например, предложение Посещения родственников не всегда приятны имеет две возможные смысловые интерпретации: «Посещать родственников не всегда приятно» и «Когда [вас] посещают родственники, это не всегда приятно».

Однако при обеих смысловых интерпретациях это предложение имеет одну и ту же синтаксическую Как отмечает сам Хомский, дихотомия «компетенция/употребление» в общем аналогична дихотомии «язык/речь» Соссюра, хотя имеются и определенные отличия в этих концепциях.

структуру, во всяком случае одну и ту же структуру в терминах НС, а именно от этой теории отталкивался Хомский.

В теории, не исходящей из постулатов Хомского, такое положение не является нетерпимым: можно сказать, что при обоих смыслах грамматическая структура остается одной и той же, и различия в значении просто выходят за рамки грамматики. Однако требование дать объяснение любым различиям в смысле в рамках грамматики не позволяет генеративной лингвистике признать подобный ответ состоятельным. Из наличия примеров, аналогичных приведенному выше, Хомский делает иной вывод: очевидно, заключает он, традиционная структурная лингвистика ограничивается анализом поверхностных явлений в синтаксисе, или, иначе, анализом поверхностной структуры предложения. Коль скоро такая поверхностная структура не дает возможности объяснить различные интерпретации одного и того же высказывания (как в приведенном примере), предложению присуща помимо поверхностной структуры также некоторая глубинная структура. В таком случае предложению указанного типа должна соответствовать одна поверхностная структура, но две глубинные.

§ 117. Понятие глубинной структуры — самое сложное в теории порождающих грамматик и, кроме того, подвергшееся наибольшим изменениям в процессе развития теории. К описанию более ранних представлений о глубинной структуре, соответствующих этапу выхода в свет «Синтаксических структур» Хомского, целесообразно перейти через понятие синтаксического описания (которое, в общем, эквивалентно понятию структурной характеристики предложения; см. выше).

Каждому предложению должно соответствовать его синтаксическое описание, которое содержит исчерпывающую информацию о данном предложении — от его семантической интерпретации до фонетической формы. Тот аспект синтаксического описания, который определяет семантическую интерпретацию предложения, является глубинной структурой последнего; тот аспект синтаксического описания предложения, который оп- /109//по/ределяет его фонетическую форму, является поверхностной структурой данного предложения3. В генеративной лингвистике в качестве поверхностной структуры фигурирует структура в терминах НС, которая изображается в виде НС-показателя, т. е. дерева НС.

§ 118. Общее строение порождающей грамматики имеет следующий вид. Грамматика состоит из трех компонентов: синтаксического, семантического и фонологического. Два последних компонента являются чисто «интерпретирующими»: основной компонент — это синтаксический, он Связь поверхностной структуры с фонетической формой объясняется тем, что элементами поверхностной структуры (в терминальной цепочке) выступают конкретные словоформы, которые должны быть представлены в определенном фонетическом облике.

порождает предложения (точнее, их синтаксические описания), а семантический и фонологический компоненты лишь придают им соответствующую интерпретацию, первый — смысловую, второй — фонетическую.

§ 118.1. Синтаксический компонент содержит, в свою очередь, базовый              субкомпонент и трансформационный

субкомпонент.

Базовый субкомпонент оперирует правилами подстановки. В качестве таких правил были использованы правила анализа по НС с одним, однако, существенным отличием: если в грамматике НС применение правил типа S —> NP, VP — это именно анализ, разложение готового предложения, то в порождающей грамматике правила подстановки, внешне имеющие тот же вид, не связаны ни с анализом, ни с синтезом предложения, а представляют собой развертывание (порождение) его структурной характеристики.

Базовый субкомпонент (как и все компоненты и субкомпоненты грамматики) мыслится в виде своего рода устройства, работающего автоматически следующим образом: на вход этого устройства подается символ S (предложение), который по правилам подстановки заменяется символами NP (именная составляющая) и VP (глагольная составляющая) и т. д., в общем так же, как это делается в грамматике НС. Соответственно в результате получается дерево уже известного нам типа:

Схема 1

NP и т. д.

/1Ю//111/

§ 118.2. Базовый субкомпонент описанным способом порождает базовые НС-показатели и соответствующие им базовые цепочки. Эти цепочки и показатели поступают в распоряжение трансформационного субкомпонента, работа которого состоит в применении к базовым НС-показателям трансформационных правил.

Трансформационные правила делятся на обязательные и факультативные, т. е. соответственно правила, применение которых для порождения предложений данного типа обязательно, и все остальные.

Предложения, которые порождаются с применением только обязательных трансформаций, называются ядерными4.

В основе каждого предложения лежит одно или несколько ядерных предложений. В последнем случае последовательность НС-показателей ядерных предложений называется базисом предложения.

можно видеть, понятие ядерного предложения здесь претерпело изменения.

В зависимости от того, к одному или более НС-показателям они применяются, трансформации делятся на сингулярные (одинарные) и обобщенные.

§ 118.3. Последовательность НС-показателей и трансформационных правил, которые к ним применяются для порождения соответствующего предложения, и представляет собой глубинную структуру данного предложения, или его трансформационный показатель (Т-показатель).

Рассмотрим упрощенный пример того, как осуществляется порождение предложения в генеративной грамматике.

Допустим, необходимо породить предложение Я боюсь, рабочий, который покинул работу, будет уволен (русский перевод английского примера, принадлежащего Хомскому). Базисом этого предложения является последовательность из НС-показателей трех ядерных предложений5, которые порождаются базовым субкомпонентом и некоторыми обязательными трансформациями:

Ai — Я боюсь А (символ «дельта» — это так называемый «пустой символ», допускающий подстановку на его место необходимых непустых символов, знаков соответствующих категорий, а в терминальной цепочке — слов или конструкций);

А2 — А уволит рабочего;

Аз — Рабочий покинул работу.

Если очень упростить и деформализовать синтаксические процедуры, то процесс порождения предложения будет выглядеть следующим образом.

Первая трансформация применяется к ядерному предложению A3. Это — одинарная определительная трансформация /ш//ц2/ (Т0Пр.), и состоит она в превращении предложения Аз в конструкцию, где VP выступает как определение к NP: Рабочий (NP) покинул работу (VP) —> Рабочий, который покинул работу.

Вторая трансформация — обобщенная трансформация вставления (Твсх): результат первой трансформации она «вставляет» в ядерное предложение А26. Результат этой трансформации: А уволит рабочего, который покинул работу.

Третья трансформация — одинарная трансформация пассивизации (Тпасс), результат предыдущих трансформаций она превращает в конструкцию: Рабочий, который покинул работу, будет уволен А. Для простоты мы оперируем ниже ядерными предложениями, а не их НС-показателями. Здесь вступает в силу еще одно правило вставимости: вставление возможно не только на место «пустого символа», но также и в том случае, когда ядерные предложения содержат материально тождественные лексемы.

Четвертая трансформация — одинарная трансформация опущения (Топущ): ее действием опускается «пустой символ» в приведенной выше конструкции.

Наконец, последняя трансформация — снова обобщенная трансформация вставления, которая «вставляет» результат всех предыдущих трансформаций на место «пустого символа» предложения Ai и получает: Я боюсь, рабочий, который покинул работу, будет уволен.

Все эти процедуры могут быть представлены схематически:

Схема 2

Приводимая здесь схема 2 и является Т-показатслем, т. е. глубинной структурой предложения Я боюсь, рабочий, который покинул работу, будет уволен.

Его поверхностная структура — НС-показатель — изображена на

у

другой схеме (схема 3), где Conj — союзное слово : /ш//из/

Схема 3

покинул работу Дерево, приведенное на схеме 3, имеет отчасти искусственный характер. Так, фигурирующая в нем подстановка NP —> NP, VP, по-видимому, не принадлежит к регулярным правилам синтаксиса. Объясняется это тем, что, как уже указывалось ранее (см. § 103), в поверхностном синтаксисе, оперирующем НС, трудно описывать сложные предложения.

Знание Т-показателя дает всю необходимую информацию о семантической интерпретации предложения, а знание НС-показателя определяет не только поверхностную структуру, но и фонетическую интерпретацию предложения.

§ 119. Новая версия трансформационно-порождающей грамматики («стандартная теория») появилась с выходом в свет «Аспектов теории синтаксиса» Хомского.

Из существенных модификаций, которые были внесены на этом этапе, следует отметить две: во-первых, в базовый субкомпонент был введен лексикон, или словарь, во-вторых, в базовом субкомпоненте было разрешено применение рекурсивных правил, т. е. таких правил подстановки, которые в порождении данного предложения уже применялись и могут применяться еще раз. Главным образом это относится к правилам, оперирующим символом S: если раньше он мог появиться только один раз в самом начале порождения, то теперь было разрешено подставлять этот символ вместо «пустого» или символа NP (а иногда, по-видимому, и VP), в результате чего правила подстановки начинали действовать «заново». /пз//ш/

Схема 4

покинул работу

Это привело к тому, что отпала необходимость в различении сингулярных и обобщенных трансформаций, ненужным стал особый трансформационный показатель: в данной версии базовый субкомпонент

путем многократного введения символа S непосредственно порождает так называемые обобщенные НС-показатели. Именно обобщенные НС-по- казатели выступают здесь глубинной структурой предложения, /шипы

На приводимой выше схеме (схема 4) изображен обобщенный НС-показатель уже использовавшегося выше предложения Я боюсь, рабочий, который покинул работу, будет уволен (D — вид «пустого символа», указывающего на возможность применения трансформации пассивизации).

§ 120. Таким образом, в данной версии порождающей грамматики базовый субкомпонент непосредственно порождает глубинные структуры, которые затем поступают в распоряжение трансформационного субкомпонента. Трансформационный субкомпонент производит поверхностную структуру из глубинной.

Одновременно глубинная структура поступает в семантический компонент, который придает предложению семантическую интерпретацию. Поверхностная структура, в свою очередь, поступает в распоряжение фонологического компонента, который придает предложению фонетическую интерпретацию.

Общее строение грамматики в упрощенном виде можно представить схематически:

Схема 5

Синтаксический компонент

В настоящей версии порождающей грамматики по-прежнему считается, что семантическая интерпретация предложения полностью

Q

определяется его глубинной структурой . Это объясняется тем, что В более поздних версиях, которые здесь не отражены ввиду их неполной разработанности, допускается возможность влияния поверхностной структуры на семантическую интерпретацию предложения.

глубинная структура наиболее прямым и непосредственным образом соотносится с семантической. Так, если семантическая интерпретация именной составляющей поверхност-/ц5//цб/ной структуры отнюдь не однозначна, то первая именная составляющая глубинной структуры (S —> NP, VP) всегда соответствует субъекту, а вторая именная составляющая (VP —> V, NP) — объекту и т. п.

<< | >>
Источник: В. Б. Касевич. ЭЛЕМЕНТЫ ОБШЕЙ ЛИНГВИСТИКИ. 1977

Еще по теме ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ГЕНЕРАТИВНОГО СИНТАКСИСА:

  1. Синтаксис логики предикатов
  2. СИНТАКСИС
  3. Морфология и Синтаксис
  4. ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ Принцип 1. Ответственность.
  5. Основные принципы Синтез-технологии
  6. 17.3. Основные принципы экологического права
  7. 18. Основные принципы и функции права.
  8. ГЛАВА II ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ВОСКРЕШЕНИЯ
  9. 3. Основные принципы (требования) законности
  10. 2. Основные принципы конституционного строя.
  11. § 4. Основные принципы законности
  12. 8.2. Основные принципы правового государства
  13. 7.4. Основные принципы и стратегииконсультирования