<<
>>

Конституционно-правовая ответственность: теория и практика

Вопрос о конституционно-правовой ответственности в нашей стране актуализировался сравнительно недавно и был во многом обусловлен неудачными попытками отрешить от должности в порядке импичмента бывшего Президента России Б.Н.Ельцина.

Именно тогда в научной литературе появились соответствующие разделы, посвященные анализу данного понятия.

Прежде всего следует отметить, что среди ученых-государ- ствоведов нет единства мнений в части названия данного вида юридической ответственности. К примеру, Н.М.Колосова употребляет термин «конституционная ответственность»; М.В.Баглай пользуется терминами — «конституционная ответственность» и «конституционно-правовая ответственность»; А.А.Безуглов и С.А.Солдатов полагают корректным применять термин «конституционно-правовая ответственность», поскольку это — ответственность, которая предусмотрена только нормами конститу

ции. Так как конституционное право в настоящее время включает в себя нормы, закрепленные и конституцией (Основным законом) государства, и многими иными источниками конституционного права, рассуждают эти авторы, термин «конституционноправовая ответственность», безусловно, предпочтительней.

Ряд ученых также различает конституционную и конституционно-правовую ответственность, однако, вкладывают в указанные понятия несколько иной смысл. Государственно-правовую ответственность, отмечают, в частности, Н.А.Боброва и Т.Д.Зражевская, как особый вид ответственности за нарушение конституции, именуют также конституционно-правовой ответственностью. Ответственность за нарушение конституционных норм в широком смысле охватывает все виды юридической ответственности, в узком же смысле имеет свой отраслевой канал реализации — государственноправовые меры ответственности. Тем не менее между понятиями государственно-правовой и конституционной ответственности нельзя поставить абсолютный знак равенства. Это пересекающиеся, но не совпадающие понятия.

С одной стороны, государственно-правовая ответственность поглощает конституционную, поскольку конституционные нормы — часть государственно-правовых норм. С другой стороны, объем понятия конституционной ответственности по своим социально-политическим «емкостям» не может быть исчерпан юридическим понятием государственно-правовых мер ответственности. Если государственно-правовая ответственность — прежде всего проблема конституционной деликтологии, восстановления конституционного статус-кво, повышения эффективности социального государственно-правового статуса и, наконец, оснований лишения этого статуса, то социально-правовое содержание конституционной ответственности значительно глубже.

Несмотря на вышеизложенное, большинство ученых не считает вопрос о тождественности терминов «государственно-правовая ответственность», «конституционно-правовая ответственность» и «конституционная ответственность» принципиальным. Другое дело — вопрос о сущности конституционной ответственности. При этом выделяются две основные концепции конституционно-правовой ответственности. Сторонники первой понимают под ответственностью обязанность претерпевания различных правоограниче- ний, выступающих последствием правонарушения. Авторы второго подхода к конституционной ответственности представляют ее в виде принудительной реализации санкции правовой нормы как последствия совершенного конституционного правонарушения.

А.А.Кондрашев, в частности, определяет конституционную ответственность как правовую связь (состояние), которая возникает вследствие несоблюдения правовой нормы между участниками нарушенного правоотношения, воплощается в установлении нормативного, обращенного к правонарушителю требования подвергнуться государственному или общественному осуждению (порицанию) и реализуется, как правило, в применении государственно-принудительных средств в виде разнообразных ограничений к правонарушителю (лишение права, возложение дополнительной правовой обязанности или принуждение к исполнению неисполненной обязанности) либо в восстановлении нарушенных прав или правопорядка нарушителем под прямой угрозой использования государственного принуждения.

По его мнению, понятие конституционной ответственности должно включать следующие элементы: а) государственное и(или) общественное осуждение в виде заложенного в норме требования применения или непосредственного использования принудительных мер организационного, реже — личного характера; б) совершенное противоправное деяние, то есть конституционное правонарушение, с важнейшими признаками его состава — объективной противоправностью и виной; в) установленная между правонарушителем и государством правовая связь в момент совершения противоправного деяния, характеризуемая возникновением специального охранительного отношения. Кроме того, к числу факультативных признаков конституционно-правовой ответственности ААКондрашев относит и особую процедуру ее установления и возложения на виновного управомоченным на то государственным органом (органами).

Н.М.Колосова выделяет несколько направлений в концепции конституционной ответственности. Первое — ответственность субъектов публичной власти перед обществом за реализацию тех полномочий, которые народ как носитель этой власти передал конкретным государственным институтам и отдельным лицам. Второе — ответственность государства за обеспечение прав и свобод человека и гражданина. И, наконец, третье — конституционная ответственность отдельной личности, а равно группы лиц за невыполнение обязанностей или за злоупотребление правами, закрепленными в конституции. Под конституционной ответственностью Н.М.Колосова понимает необходимость наступления неблагоприятных последствий за невыполнение (ненадлежащее исполнение) субъектами права своих конституционных обязанностей и за злоупотребление своими конституционными правами. Цель конституционной ответственности

Н.А.Колосова видит в защите конституции.

На наш взгляд, конституционно-правовая ответственность представляет собой ответственность за неосуществление и(или) ненадлежащее осуществление полномочий публичной власти. Это связано с предметом конституционного права РФ, особое значение в рамках которого занимают отношения, возникающие в процессе реализации многонациональным народом России (населением субъектов РФ) публичной власти (в формах представительной и непосредственной демократии), а также создания и функционирования образуемых в этих целях органов государственной власти.

По сути, речь идет о политической и юридической ответственности высших должностных лиц федеральных и региональных органов государственной власти, а также отдельных должностных лиц. Ответственность органов местного самоуправления и должностных лиц этих органов, строго говоря, не является конституционно-правовой ответственностью, это муниципально-правовая ответственность, которая должна рассматриваться в рамках муниципального права РФ.

Целью конституционно-правовой ответственности является охрана и обеспечение нормального порядка осуществления публичной власти, следование государственных органов и должностных лиц, участвующих в осуществлении публичной власти, предписаниям норм Конституции РФ и конституционно-правового законодательства, предупреждение (превенция) посягательств на порядок осуществления публичной власти.

Конституционно-правовая ответственность, несомненно, обладает всеми признаками, присущими иным видам юридической ответственности. Она опирается на все известные принципы юридической ответственности, является мерой государственного принуждения, выражающейся в установлении для правонарушителя определенных отрицательных последствий.

В то же время конституционно-правовая ответственность обладает рядом специфических признаков. В литературе высказано мнение, что одним из них является перенесение центра тяжести с ретроспективного аспекта на позитивный. «Есть отрасли, — полагают Н.А.Боброва и Т.Д.Зражевская, — которые в объективно-правовом плане имеют исключительно ретроспективную ответственность (позитивная ответственность в охранительных отраслях — сфера правосознания). И наоборот, есть отрасли преимущественно регулятивного содержания и опирающиеся преимущественно на позитивную юридическую ответственность. Полярными в этом смысле являются такие отрасли, как уголовное и государственное право». В.В. Невинский полагает, что «сегодня требует дальнейше

го развития идея конституционной ответственности как позитивной ответственности, предполагающей формирование у граждан, должностных лиц, выборных представителей, коллегиальных органов публичной власти чувства гражданского долга по соблюдению и защите Конституции России, по безусловному исполнению решений Конституционного Суда России как высшего судебного органа конституционного контроля».

Характерной чертой конституционно-правовой ответственности является и то, что единой процедурной формы ее применения не существует. Почти каждой ее форме соответствует особый порядок назначения и исполнения (например, отрешение от должности Президента РФ в порядке импичмента), а в ряде случаев такой порядок вообще не предусмотрен законодательством РФ.

Актами, устанавливающими конституционно-правовую ответственность, являются Конституция РФ, федеральные конституционные законы, федеральные законы. В то же время для становления и развития полноценного института конституционно-правовой ответственности, по мнению Ю.А.Дмитриева, было бы желательно принятие федерального закона с рабочим названием: «О публично-правовой ответственности органов государственной власти и местного самоуправления и их должностных лиц». Содержанием данного акта должны быть охвачены: всеобщий характер публично-правовой ответственности (распространение ее на все без исключения органы публичной власти), введение публично-правовой ответственности политических партий; конкретизация понятий «иммунитет», «индемнитет» «орган государственной власти», «должностное лицо», пределов указанного иммунитета и механизма его лишения; исчерпывающий перечень оснований для применения мер такой ответственности, элементов состава конституционного деликта; перечень конкретных санкций в отношении подвергаемых публично-правовой ответственности; перечень органов, уполномоченных на совершение необходимых действий, направленных на установление признаков деяния, влекущего наступление публично-правовой ответственности, форму и содержание указанных действий; четкое разграничение на умышленные и неосторожные действия, а также бездействие, влекущие наступление такой ответственности, и пр.

Особый практический интерес в связи с вышеизложенным представляет вопрос о конституционно-правовой ответственности президента республики, причем не только в нашей стране, а и за рубежом. Согласно «классическим» государственно-правовым доктринам, глава государства не несет политической (прежде всего парламентской) ответственности. В парламентарной республике ответственность за действия главы государства возлагается на правительство, а в президентской республике глава государства (он же — носитель правительственной власти) не ответствен за свои действия перед парламентом. Президент республики несет, однако, конституционную ответственность в форме судебной ответственности, основания и пределы которой устанавливаются конституцией или специальным законом. В странах англосаксонской правовой системы особая процедура привлечения к судебной ответственности главы государства (или иных высших должностных лиц) получила наименование «импичмент», и по аналогии этот термин применяется к практике других стран.

Наиболее распространенными основаниями для привлечения к конституционной ответственности являются нарушение конституции, совершение тяжких преступлений. Например, раздел 4 ст.11 Конституции США предусматривает в качестве оснований для привлечения к ответственности президента и вице-президента измену, взяточничество или совершение других тяжких преступлений. В Италии президент отвечает за государственную измену и посягательство на конституцию; в ФРГ — за умышленное нарушение закона; во Франции — за государственную измену. В одних странах (например, в США) дело возбуждается и решается парламентом, в других (например, во Франции) — парламент решает только вопрос о привлечении к ответственности, а дело по существу рассматривается специальным судебным учреждением. Признание виновным влечет за собой санкцию — отстранение от должности. Тем не менее случаи привлечения главы государства к судебной ответственности в порядке импичмента встречаются сравнительно редко. В тех же США единственный случай разбирательства дела президента имел место в 1825 г., причем для вынесения обвинительного приговора в сенате не хватило 1 голоса. В 1974 г. угроза применения импичмента заставила уйти в отставку президента Р.Никсона. В 1998 г. процедура импичмента была начата против президента Б.Клинтона, когда палата представителей признала его виновным в лжесвидетельстве под присягой и препятствовании осуществлению правосудия. Тогда адвокатам

Клинтона с большим трудом удалось «погасить» дело в сенате, который обладает исключительным правом вынесения окончательного решения по его существу.

<< | >>
Источник: Усанов В.Е., Хмелевский С.В.. Конституционное (государственное) право Российской Федерации: Учебник/. 2003

Еще по теме Конституционно-правовая ответственность: теория и практика:

  1. 7. КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ: ПОНЯТИЕ И ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ
  2. Конституционно-правовая ответственность
  3. 80. Понятие и характерные черты конституционного государства. Гос-во конституционное и правовое.
  4. 3. ИСТОЧНИКИ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ НОРМЫ, ИХ ОСОБЕННОСТИ И ВИДЫ. СИСТЕМА КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ИНСТИТУТЫ И ПОДОТРАСЛИ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  5. 6. Конституционная ответственность за экологические правонарушения
  6. 6.1. Социология как теория практики
  7. § 3. ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА СЕКУЛЯРИЗАЦИИ
  8. Евтихов О. В.. Психология управления персоналом: теория и практика., 2010
  9. «Теория практик» и ее отличие от предыдущих подходов
  10. 7. Международная ответственность за экологические правонарушения Проблема международной ответственности государств является одной из сложнейших в международном праве и не имеет однозначного решения ни в доктрине, ни в практике межгосударственного общения. Она является коренной для обеспечения международного правопорядка. Сущностью международной ответственности за экологические правонарушения является наступление для субъекта международного права окружающей среды, нарушившего предусмотренные тр
  11. Раздел!! ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ. Теория и практика
  12. Глава 3. ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ
  13. Конституционно-правовые основы административно-правовых режимов
  14. Раздел I ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБРАЗОВАНИЯ И ВОСПИТАНИЯ В РОССИИ
  15. Глава третья ВАЖНЕЙШИЕ МАТЕРИАЛЬНО-ПРАВОВЫЕ И ПРОЦЕССУАЛЬНО-ПРАВОВЫЕ MOMEELTbI АРБИТРАЖНОЙ Ж СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО РЕГРЕССНЫМ ИСКАМ
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -