<<
>>

К. Д. УШИНСКИЙ - ОСНОВОПОЛОЖНИК НАУЧНОЙ ПЕДАГОГИКИ


Страницы биографии • Народность и народная школа в понимании К. Д. Ушинского • Взгляд на педагогику как науку и искусство • Внимание к личности ребенка в обучении и воспитании • Учитель-воспитатель — центральная фигура образовательного процесса
Исполнилось 177 лет со дня рождения основоположника научной педагогики, выдающегося педагога-теоретика, педагога-прак- тика, блестящего организатора российского просвещения, учителя русских учителей Константина Дмитриевича Ушинского (1824— 1871).
Нельзя не согласиться с авторами учебных пособий по истории педагогики, философии и истории образования последнего времени, высоко оценившими К. Д. Ушинского как педагога-гуманиста. К. Д. Ушинский, исходя из того, что свобода составляет необходимое условие человеческой деятельности, научно обосновал демократические традиции русской педагогики, педагогическую гу- манистику.
К. Д. Ушинский родился в Туле в семье мелкопоместного дворянина. После окончания Новгород-Северской гимназии он поступил в Московский университет на юридический факультет. Среди студентов выделялся своей целеустремленностью, волевым характером, серьезным отношением к предстоящей профессиональной деятельности. Окончив университет, К. Д. Ушинский короткое вре
мя работал профессором камеральных наук в Демидовском лицее (Ярославль). Далее в продолжении шести лет выполнял обязанности чиновника государственного департамента в Петербурге.
Только с 1854 г. началась его педагогическая деятельность в качестве учителя русской словесности в Гатчинском сиротском институте. Здесь сформировалась егр педагогическая направленность. С огромным интересов молодой преподаватель изучал педагогические произведения Я. А. Коменского, Ж. Ж. Руссо, И. Г. Песталоцци. Он пишет статью «О пользе педагогической литературы», в которой излагает свои мысли о воспитании, обучении, о назначении учителя, о его влиянии на молодую душу ребенка. На него обратили внимание, и в 1859 г. К. Д. Ушинскому была предложена должность инспектора Смольного института благородных девиц.
При поддержке молодых учителей, единомышленников он провел существенные преобразования в организации и содержании воспитания и обучения девушек. Смольный институт стал открытым учебным заведением. В нем был изменен учебный план, введены новые учебные предметы — родной язык, родная литература, естественные предметы и др. Учитель, по убеждению Ушинского, должен быть главной фигурой учебного процесса (до него — это были классные дамы).
Благодаря заботам и усилиям нового инспектора, все делалось для того, чтобы девушки получали в институте серьезное научное образование, воспитание, чтобы у них развивался интерес к учению, науке, труду. В статье «Труд в его психическом и воспитательном значении» (1860) К.Д.Ушинский рассуждает о необходимости обновления всего процесса подготовки человека к труду, об огромных возможностях самовозвышения человека в свободном творческом труде, чтобы «каждый в своей сфере мог делать, что может лучшего, и в том находил свое высшее счастье и блаженство».
Несколько лет К. Д. Ушинский, будучи за границей, изучал организацию образования в странах Европы. Его наблюдения, заметки, письма объединены в статье «Педагогическая поездка по Швейцарии».
К. Д. Ушинский много и упорно работал над произведением «Человек как предмет воспитания». В этом фундаментальном труде он обосновал предмет педагогики, ее основные закономерности и принципы. Он был убежден в том, что человек от природы наделен огромными возможностями.
Воспитание может помочь человеку реализовать себя, осуществить свое назначение, следуя нравственным принципам. К. Д. Ушинский пишет учебники «Родное слово» и «Детский мир», методическое руководство к ним и много статей.

В последние годы К. Д. Ушинский выступает как общественный деятель. Пишет статьи о воскресных школах, о школах для детей ремесленников. Принимает участие в учительском съезде в Крыму. В конце жизни он пишет письмо Корфу: «Вы, должно быть, еще молодой человек, дай же бог вам долго и успешно бороться на том поприще, с которого я уже готовлюсь сойти, измятый и искомканный! Дай вам бог принести гораздо больше пользы, чем я мог бы принести под другим небом, при других людях и при другой обстановке».
О мировоззрении К. Д. Ушинского, его социальных взглядах достаточно подробно пишут ученые Б. Г. Ананьев, Е. П. Белозерцев, Ш. И. Ганелин, Е.Я. Голант, Н. С. Зенченко, Д. О. Лордкипанид- зе, В. Я. Струминский, 3. И. Равкин, А. И. Пискунов, М. А. Данилов и др.
К. Д. Ушинский — представитель буржуазно-демократического направления общественно-педагогического движения 60-х гг. XIX в. Он выступал за освобождение крестьян от крепостного права, понимая, что происходят существенные изменения в общественном строе России, разрушаются отношения патриархальной нравственности. На смену ей должна прийти гражданская нравственность, новые отношения между государством, обществом. Каждый человек от природы стремится к свободе, к самореализации личностного потенциала, своих возможностей, своей воли, желаний. Поэтому новая педагогика должна быть обращена к человеку, к развитию его личности как биологического и социального существа.
Обосновывая свой взгляд на воспитание, образование, К. Д. Ушинский исходит из следующего положения: если мы хотим воспитать человека во всех отношениях, мы должны его знать так же во всех отношениях.
Цель воспитания, по Ушинскому, — воспитание совершенного человека. Это очень емкое, сложное определение, включающее в себя: гуманность, образованность, трудолюбие, религиозность, патриотизм.
Цель воспитания понимал как подготовку человека к полезной деятельности. В юности он записал в своем дневнике: «Сделать как можно более пользы моему отечеству». Назначение воспитания К. Д. Ушинский видел в том, чтобы «дать человеку деятельность, которая бы наполнила его душу и могла бы наполнять ее вечно, — вот истинная цель воспитания, цель жизни, потому что цель — это сама жизнь».
Для достижения воспитательных целей К. Д. Ушинский рассматривает широкий круг педагогических явлений в русле идей народности и народной школы. Он писал: «...воспитание, созданное самим народом и основанное на народных началах, имеет ту воспитательную силу, которой нет в самых лучших системах, основанных
на абстрактных идеях или заимствованных у другого народа». В работе «О народности в общественном воспитании» К. Д. Ушинский анализирует системы школ в разных странах Европы, раскрывая их особенности и зависимость от истории народа, народных традиций. Русская национальная школа — это оригинальная, самобытная школа, она отвечает духу самого народа, его ценностям, его потребностям, национальным культурам народов России.
Принцип народности неотделим от интересов народа. Это означает, что школа должна находиться в руках самого народа, для России того времени — это земские школы. Школьное дело, по убеждению К. Д. Ушинского, и должно стать «семейным делом» народа. Школа и по содержанию должна быть народной.
Рассуждая по вопросу народности воспитания, К. Д. Ушинский в трактовке целей воспитания и путей их реализации рисует идеал человека, соответственно духу народа, его характеру. Большое внимание уделяется изучению родного языка. В родном языке отражается душа народа. Родной язык — это наставник народа.
Разрабатывая основы научной педагогики, К. Д. Ушинский создает полноценную, всеобъемлющую теорию обучения — дидактику, в которой раскрывает все основные вопросы обучения с опорой на психологию ребенка, логически строго определяя их сущностные характеристики.
В дидактике К. Д. Ушинского можно получить ответы на самые сложные вопросы: о логических основах обучения; о ступенях познания (научного и учебного); об этапах процесса обучения как взаимодействия педагога и учащегося; путях познания; психологических аспектах познавательной деятельности; воспитательных функциях обучения; роли школы и учителя в воспитании и обучении и др. И во всех вопросах главное — личность ребенка, его готовность к обучению, бережное отношение к его разуму и чувствам.
Ярким воплощением передовой гуманистической педагогики являются многочисленные педагогические произведения, а также учебные книги и пособия К. Д. Ушинского.
К. Д. Ушинский рассматривает педагогику как науку и педагогическое искусство в единстве, как две стороны единого сложного процесса воспитания. Он поднимает на щит педагогическое творчество учителя, которое только одно может спасти его от «дремоты рассудка», когда он «толкует в сотый раз давно выученную наизусть страницу». При этом Ушинский предостерегает от противопоставления практики и теории. Он писал, что «одна педагогическая практика без теории — то же, что знахарство в медицине».
Движущей силой общественного развития К. Д. Ушинский считал развитие разума. Потому требуя демократизации школы, гуманного отношения к ученикам, он выступал за сознательность и
активность учащихся в обучении. Надеясь на реформы, он в то же время отстаивал принцип историзма при оценке тех или иных педагогических явлений.
К. Д. Ушинский подчеркивал, что наука постоянно развивается. Она добыла много сокровищ знания и продолжает их добывать. Для науки нет дела, как она становится достоянием человечества. Решать это должна педагогика («обязанность лежит на воспитании в обширном смысле этого слова»). Злободневно звучат слова педагога: «... Как много знаний со всех сторон стучится в дверь современной школы, и какое еще хаотическое представление имеем мы о том, что заслуживает великой чести сделать из школы то, что остается в ней повсеместно и в продолжение столетий, и как много должно быть внесено нового» [56*].
Во времена К. Д. Ушинского широко обсуждались две теории: формального и материального образования. Одни считали, что достаточно развивать ум ребенка, чтобы подготовить его к жизни, а другие утверждали, что главное — сообщить сумму полезных знаний, а умственные способности разовьются сами собой. К. Д. Ушинский подверг критике обе крайности. Он писал о том, что нельзя набивать голову ученика не связанными друг с другом полезными сведениями. Невозможно ограничиваться только непосредственной приложимостью знаний на практике. Ведь есть масса знаний очень важных для жизни, но непосредственно не приложимых к практике. Например, знания по древней истории. К. Д. Ушинский писал, что эти знания могут благотворно подействовать на характер, образ мыслей и даже поступки ученика. Если же ученик зазубрил только «целые ворохи» непосредственно полезных знаний, то его голову можно сравнить «с сундуком скряги, где бесполезно и для него самого и для света скрыты богатые сокровища».
В такой же степени опасно увлечение развитием рассудка, не заботясь о приобретении положительных знаний. «Напрасно бы надеялся воспитатель на силу одного формального развития. Психический анализ показывает ясно, что формальное развитие рассудка... есть несуществующий призрак, что рассудок развивается только в действительных реальных занятиях, что его нельзя намотать, как какую-нибудь стальную пружину, и что самый ум есть не что иное, как хорошо организованное знание». К. Д. Ушинский писал, что каждая наука развивает человека именно своим содержанием, а мнение о том, что есть науки «особенно развивающие память, рассудок или воображение, не более как порождение прежней схоластической психологии».
Подлинная педагогика должна строиться на опытной психологии: «Наблюдения и переработка этих наблюдений, образование представлений, суждений и понятий, связь потом этих понятий в
новые суждения, новые высшие понятия и т. д. — вот из чего выплетается не сила рассудка, но сам рассудок».
Подлинное образование или «цельное воспитание» «...должно обогащать человека знаниями и, в то же время, приучать его пользоваться этими богатствами; а так как оно имеет дело с человеком растущим и развивающимся, умственные потребности которого все расширяются и будут расширяться, то должно не только удовлетворять потребностям настоящей минуты, но и делать запас на будущее время».
Отвечая на вопрос: накопление знаний или формирование идей должно составить цель учения, К. Д. Ушинский писал, что «не самое знание, а идея, развиваемая в уме дитяти усвоением того или другого знания, — вот что должно составлять зерно, сердцевину, последнюю цель таких занятий».
Так, преподавая историю, учитель должен давать только необходимые знания, он должен видеть в своем ученике «не будущего историка, а человека, пользующегося плодами исторической разработки для своего нравственного и умственного усовершенствования. При этом не следует забывать, что память человеческая имеет свои пределы, а период учения очень короток». Имеется в виду школьное учение.
К. Д. Ушинский высказывается за введение естествознания в школу, чтобы эти знания были в такой же степени обыкновенными, как знания грамматики, арифметики и истории. «Нам кажется, — писал он, — что трудно найти какой-нибудь другой предмет преподавания, более естественных наук способный развивать умственные способности и укреплять их силу в ребенке. Логика природы проще, очевиднее и сильнее логики классических языков, употребляемых до сих пор для цели развития».
Опираясь на данные психологии, К. Д. Ушинский различает две стороны процесса обучения: передачу знаний и усвоение знаний. При этом он отмечает взаимосвязь и единство обеих сторон обучения.
К. Д. Ушинский внимательно изучал не только современную ему школу и педагогику, но и тщательно анализировал историю педагогики западноевропейских народов. Так, он отмечал, что схоластическая школа «Взваливала весь труд учения на плечи детей». После этого, наоборот, ударились в другую крайность, когда школа «взвалила весь труд на учителя, заставляя его развивать детей так, чтобы для них это развитие не стоило никаких усилий». «Новая школа, напротив, — писал К. Д. Ушинский, — разделяет и организует труд учителя и учеников: она требует, чтобы дети, по возможности, трудились самостоятельно, а учитель руководил этим самостоятельным трудом и давал для него материал».

В процессе обучения Ушинский выделяет следующие этапы: живое восприятие материала; переработка в сознании полученных образов; систематизация знаний;
закрепление знаний и навыков. «Навык во многом делает человека свободным и прокладывает ему путь к дальнейшему прогрессу».
Обучение К. Д. Ушинский рассматривает как средство воспитания и выделяет два вида учения: «...1) учение пассивное посредством преподавания; 2) учение активное посредством собственного опыта». Он говорит об относительном значении каждого и необходимости их соединения в едином учебном процессе. К. Д. Ушинский учителя чаще всего называет воспитателем, подчеркивая тем самым в его деятельности общепедагогические функции. «Воспитатель должен пользоваться всяким случаем, чтобы через посредство ученья закинуть в душу дитяти какое-нибудь семя и связывать хорошее чувство с всяким представлением, с которым оно только может быть связано...»
Вот почему в процессе преподавания важно учитывать основные дидактические принципы — «необходимые условия преподавания»: своевременность; постепенность; органичность; постоянство; твердость усвоения; ясность; самодеятельность учащегося', отсутствие чрезмерной напряженности и чрезмерной легкости', нравственность', полезность. Все эти условия касаются субъективных и объективных сторон обучения.
Обучение протекает быстрее, когда готовую истину сообщает сам учитель. Другое дело, когда ученик самостоятельно находит ее. В первом случае не исключено ложное понимание материала, при этом принятый бессознательно, на веру материал быстро забывается. К. Д. Ушинский подчеркивал, что мысль никогда не увяжется в голове ученика так прочно и сознательно, «никогда не сделается такою полною собственностью ученика, как тогда, когда он сам ее выработает, только обратив внимание на сходство или различие уже укоренившихся в нем представлений».
Причиной лености ученика может быть нерасположение к деятельности, которое вызвано либо неудачами в учении, либо излишней помощью воспитателя, когда учение не отвечает его силам. Малейшие трудности могут сразу же оттолкнуть ученика в его стремлении к учению. Отвращение к учению может быть вызвано либо недостатком необходимого отдыха, либо слишком долгим досугом, когда ученик предается произвольно им выбранной деятельности. «Ребенок настолько может увлечься посторонним делом, что ему трудно будет снова воротиться к учению». Для обеспечения успеха в учении на первых этапах обучения К. Д. Ушинский советует педагогически обрабатывать изучаемый материал.

Истинный педагог «постарается сделать учение занимательным, но никогда не лишит его характера серьезного труда, требующего усилий воли».
К. Д. Ушинский резко выступал как против «бестолкового зубрения наизусть», так и против «потешающей педагогики». «Учение есть труд, — писал он, — и должно оставаться трудом, но трудом, полным мысли, так, чтобы самый интерес к учению зависел от серьезной мысли, а не от каких-нибудь не идущих к делу прикрас». Безусловно, должны быть и скучные вещи в учении, но не следует специально нагнетать трудности ради трудностей. Важно приучить ребенка делать и то, что его не занимает, «делать ради удовольствия исполнить свою обязанность». Это и будет его подготовкой к жизни.
Активность учащихся в обучении достигается благодаря занимательности преподавания. К. Д. Ушинский различал два рода занимательности — внешнюю и внутреннюю. «Чем старше становится ученик, тем более внутренняя занимательность должна вытеснять собой внешнюю». К средствам активизации следует отнести сократический и эвристический методы, средства наглядности, своевременность и постепенность в обучении, отсутствие чрезмерной напряженности и чрезмерной легкости в изучении материала.
Особенно опасна перегрузка учащихся в младшем возрасте. Ведь если нет ученику помощи со стороны старших членов семьи, то положение его оказывается безвыходным. И вот «сначала дитя плачет, мучится, тоскует, потом становится понемногу равнодушнее к своим неуспехам и, наконец, впадает в апатию и безвыходную лень». В равной степени опасно и преждевременное учение, когда родители очень рано учат детей географии, истории, ботанике. «А потом, так как серьезное изучение этих наук еще невозможно, то приобретенные знания, ни к чему не приложенные, исчезают быстро, что вообще вредно действует на память и на характер дитяти». Таковы практические советы К. Д. Ушинского, раскрывающие важнейшие дидактические принципы.
Не меньший интерес представляют и методические рекомендации «учителя всех русских учителей». Так, целью первоначального обучения является вооружение учащихся навыками в чтении, счете, письме. Благодаря навыку высвобождаются сознательные силы ребенка для других «более важных душевных процессов». В методике опроса особое место отведено вниманию всех учащихся на уроке. «Весьма полезно для классного наставника приобрести привычку сначала говорить вопрос, а потом, несколько помедля, имя того, кто должен отвечать на этот вопрос».
К. Д. Ушинский был не только выдающимся теоретиком педагогики, но и замечательным практиком. Особенно это проявилось в годы его работы в Гатчинском и Смольном институтах. Одна из воспитанниц К. Д. Ушинского Елизавета Николаевна Водовозова

вспоминает, что «воспитанницы не имели права предлагать вопросы учителю на уроке. К. Д. Ушинский настоял на том, чтобы они спрашивали у него не только то, чего не понимают, чтобы вообще урок носил характер живых бесед» [2, с. 502]. Интересно описание первого впечатления от появления К. Д. Ушинского на уроке литературы, который проводил в старших классах учитель Старов. «Мы еще не успели рассесться по скамейкам, — вспоминает Водовозова, — как к нам вошла инспектрисса, а за ней Ушинский. Он, к нашему удивлению, приветливо раскланялся со Ста- ровым. Вам угодно будет экзаменовать девиц? — обратился Старов к Ушинскому. Нет! Я буду просить вас продолжать ваши занятия.
Старов начал вызывать воспитанниц и спрашивать заданный
урок о Пушкине. Вызванная воспитанница прекрасно отвечала. Очень твердо заучено... — заметил Ушинский. — Но вместо фразистых слов учебника (О ужас! Эти, как он назвал “фразистые слова учебника”, были записки самого Старова) расскажите содержание “Евгения Онегина”!
Старов пояснил, что в классе не существует библиотеки. Свой единственный экземпляр он, Старов, не может нам оставлять, так как об одном и том же писателе в один и тот же день читают нередко в 2—3 заведениях. В таком случае я совсем не понимаю литературы...» [2, с. 495— 496].
После этого выясняется, что в выпускном классе никто не знает ни одного крупного произведения русской литературы. Учитель начинает читать стихотворение А. С. Пушкина «Чернь».
«— Но ведь воспитанницы незнакомы еще и с более капитальными произведениями Пушкина, — заметил Ушинский, — Впрочем, продолжайте... Вы, вероятно, будете теперь им это объяснять? Что же тут объяснять! Они отлично все поняли...» [2, с. 497].
Воспитание, по представлениям К. Д. Ушинского, определяет смысл жизни, это сердцевина человеческого достоинства и человеческого счастья.
«Если вы хотите сделать человека вполне и глубоко несчастным, — писал К. Д. Ушинский, — то отнимите у него цель в жизни и удовлетворяйте мгновенно все его желания».
Первостепенной задачей воспитания является нравственное воспитание. Основу нравственного воспитания образовывают представления воспитанника о человеке. Содержание нравственного воспитания составляют такие качества как непоколебимая любовь к своей Родине и к своему народу, чуткость к людям, гуманное к ним отношение, честность и жажда полезной деятельности. Васильев

К.Д.Ушинский обращает большое внимание на средства воспитания, на основные его факторы, различая при этом воспитателей преднамеренных и непреднамеренных. Непреднамеренными воспитателями, по его мнению, являются: природа, семья, народ и его язык. Большое значение он придавал природе. «Зовите меня варваром в педагогике, — писал К. Д. Ушинский, — но я вынес из впечатлений моей жизни глубокое убеждение, что прекрасный ландшафт имеет такое огромное воспитательное влияние на развитие молодой души, с которым трудно соперничать влиянию педагога: что день, проведенный ребенком посреди рощи и полей, когда его головой овладевает какой-то упоительный туман, в теплой влаге которого раскрывается все его молодое сердце для того, чтобы беззаботно впитывать в себя мысли и зародыши мыслей, потоком льющиеся из природы, что такой день стоит многих недель, проведенных на учебной скамье» (Воспоминания о Новгород-Северской гимназии).
Руководящую роль в воспитании должен сыграть «преднамеренный воспитатель» — школа, смена видов деятельности, отдых. «Кроме игры, работы и учения дитяти самая его жизнь — его отношения к воспитателям и товарищам — должна быть устроена так, чтобы она по мере развития дитяти проникалась все более серьезными интересами и самый круг этой жизни раздвигался все шире и шире, превращаясь незаметно в широкую, действительную и уже вполне самостоятельную жизнь, которая ждет юношу за порогом воспитания». Процесс воспитания не настолько прост, чтобы сводить его к наставлениям. Наставления могут быть усвоены воспитанником, но не окажут никакого влияния на его нравственность или повлияют отрицательно. «Только практическая жизнь сердца и воли образует характер. Важно, чтобы ребенок жил практически: как можно более чувствовал, желал и действовал».
Средствами и методами нравственного воспитания, по К. Д. Ушинскому, является правильная организация труда и отдыха воспитанников, игра, воспитывающее обучение, обмен мыслями между наставниками и учениками, убеждения, моральные наставления (без злоупотреблений). Большую роль играет личная убежденность педагога: «Воспитатель никогда не может быть слепым исполнителем инструкции: не согретые теплотой, его личные убеждения не будут иметь никакой силы» («О пользе педагогической литературы»). На убеждения можно действовать только убеждением. К. Д. Ушинский обращал внимание на постоянное стремление воспитанников к самостоятельности, которую следует всячески поддерживать. «Из... наблюдений, делаемых всеми педагогами, — писал К. Д. Ушинский, — мы вправе вывести, что в душе дитяти сильнее всего высказывается стремление к самостоятельной деятельности». Самостоятельность и стремление к деятельности могут
развиваться и крепнуть только в единстве. По отношению к каждому ребенку следует проявить доверие и любовь. Воспитание и перевоспитание возможны при условии, если ребенок уверен, что «от него ожидают хорошего».
К. Д. Ушинский высоко оценил роль педагогического такта в воспитании. Это своего рода компас в определении правильного решения вопросов воспитания в каждом конкретном случае педагогической деятельности. Воспитателю никогда не следует выражать нетерпение по отношению к детям. Педагогический такт предполагает ровное обращение воспитателя, ровную жизнь учебного заведения, но не исключает требовательности.
Требовательность не означает держать воспитанников в страхе. К. Д. Ушинский резко осуждал «любителей задать страху детям». «Они прикрывают им свое неуменье сдерживать гнев, неуменье, которое должно бы вычеркнуть их из списка воспитателей». Следствием такого воспитания являются ложь, притворство, трусость, рабство, слабость.
«В школе должна царствовать серьезность, допускающая шутку, но не превращающая всего дела в шутку, ласковость без приторности, справедливость без придирчивости, доброта без педантизма и, главное, постоянная разумная деятельность».
Сегодня уже очевидно, что Ушинский не просто создал начальное образование или народную школу, дающую образование относительно круга интересов малого ребенка или круга крестьянской жизни, он заложил основы такой системы образования, которая дала возможность любому нормальному ребенку освоить и среднюю, и высшую школу [1].
Прекрасный пример реализации идеи народности, гражданской смелости Ушинского — создание нового женского образования России... Ушинский не только составил программы женских учебных заведений, организацию его обучения, но вместе с другими прогрессивными соотечественниками создал сам тип женской средней школы, что для России имело ничуть не меньшее значение, чем создание начальной школы...
Ушинский разработал систему взглядов на подготовку народного учителя. Ушинскому Россия обязана и созданием отечествен- . ной педагогики.
Педагогическое наследие К. Д. Ушинского — очень важный источник осмысления ведущих идей теории и истории педагогики, философии и истории образования. Читайте Ушинского! Не пройдите мимо таких статей, как: «О пользе педагогической литературы», «О народности в общественном воспитании», «Труд в его психическом и воспитательном значении», «Вопрос о народных школах», «Воскресные школы» и др. Его капитальный труд «Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антрополо
гии» содержит подлинную гуманистическую научную педагогическую концепцию развития и становления личности. По праву К. Д. Ушинского сегодня можно назвать основателем направления педагогической гуманистики в научной педагогике.
<< | >>
Источник: 3. И. Васильева. История образования и педагогической мысли за рубежом и в России. 2006 {original}

Еще по теме К. Д. УШИНСКИЙ - ОСНОВОПОЛОЖНИК НАУЧНОЙ ПЕДАГОГИКИ:

  1. Глава 14 КД УШИНСКИЙ - ОСНОВОПОЛОЖНИК НАУЧНОЙ ПЕДАГОГИКИ И РЕФОРМАТОР ШКОЛЫ
  2. Лекция 1. Научный статус и функции педагогики
  3. Научное исследование в педагогике
  4. 2.2. Научное исследование в педагогике, его методологические характеристики
  5. СОВРЕМЕННОЕ НАПОЛНЕНИЕ НАУЧНЫХ ПРИНЦИПОВ ОРГАНИЗАЦИИ ШКОЛЫ И ПЕДАГОГИКИ
  6. ЛЕКЦИЯ 6. ПЕДАГОГИКА КАК ОБЩЕСТВЕННАЯ НАУКА. ОБЪЕКТ, ПРЕДМЕТ, ПРИНЦИПЫ И МЕТОДЫ НАУЧНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
  7. К. Д. Ушинский О пользе педагогической литературы
  8. 1.3. Основоположники геополитических представлений
  9. 2.1.1. Основоположники геополитических представлений
  10. Глава 1 Основоположники марксизма-ленинизма об иудаизме и сионизме
  11. ОСНОВОПОЛОЖНИК СОВРЕМЕННОЙ ФИЛОСОФИИ ?