<<
>>

Из истории кадетских корпусов

Возникновение кадетских корпусов в России связано с изменением порядка военной службы для дворян. В 1730 г. после смерти пятнадцатилетнего императора Петра II, внука Петра I, на престол была приглашена Анна Иоанновна (1693—1740).

Дворянство предъявило новой императрице требование отменить установленный Петром I порядок службы: разрешить дворянским юношам поступать на военную службу в офицерском чине, минуя тяжелую «солдатскую» школу, которую дворяне считали для себя унизительной.

В этом же году Верховный тайный совет дал дворянам звание шляхетства, т.е. благородного дворянства, и обещание «в солдаты, матросы и прочие, подлые и низкие чины неволею не определять». Дворяне получили привилегию поступать в армию в чине офицера.

Указ от 29 июля 1731 г. объявил весьма нужным обучение дворян воинскому делу «от малых лет». Для подготовки к офицерской службе и были в России использованы кадетские корпуса, привилегированные средние военно-учебные заведения закрытого типа. В кадетском корпусе дети дворян должны были получить общее образование и специальную подготовку для выполнения своих сословных обязанностей на офицерской службе в армии и в правительственных учреждениях в чинах, соответствующих офицерскому званию.

Первый кадетский корпус был основан в 1731 г. в Петербурге.

Открытие его состоялось 17 февраля 1732 г. Дворянство не сразу оценило достоинства нового учебного заведения, царский указ об учреждении корпуса кадетов был встречен без энтузиазма. Потребовалось издание еще двух указов, энергично призывающих дворян к записи своих детей в кадеты. Первоначально в кадетский корпус поступило 56 воспитанников. Однако авторитет его быстро рос, и вскоре обучение в нем становится не только популярным, но и престижным.

В корпус принимались дворянские дети в возрасте от 13 до 18 лет, здесь они были на полном казенном содержании. От поступающих требовалось умение читать и писать по-русски.

Задача кадетского корпуса —

готовить не только военных офицеров, но и гражданских чиновников —• отразилась на содержании обучения воспитанников. Учебный план корпуса включал общеобразовательные предметы, предметы военных, политических, юридических наук, язык наук — латинский и др.

В корпусе было создано четыре класса, в каждом из которых срок обучения мог продолжаться от одного до трех лет. Счет классов был обратным. В первых двух классах изучались только общеобразовательные предметы. В низшем, IV классе обучали русскому и латинскому языкам, чистописанию, арифметике. В III классе — географии, геометрии, грамматике. Во II классе наряду с общеобразовательными учебными предметами кадеты изучали специальные предметы: фортификацию, артиллерию, а также историю, «правильный в письме склад и стиль», риторику, юриспруденцию, мораль, геральдику и прочие воинские и политические науки. В высшем, I классе, исходя из «способности, прилежания и особливо понятия», которые проявлял кадет к той или иной области военного дела (фортификации, артиллерии, кавалерии, инфантерии) или к гражданской службе, определялась его будущая профессия.

Во всех классах кадеты занимались рисованием, танцами, фехтованием, верховой ездой, строевыми экзерцициями (упражнениями). Особое внимание уделялось изучению русского, немецкого и французского языков. Однако регламент кадетского корпуса объема знаний не устанавливал.

Классно-урочная система в России в то время не была распространена. Воспитанники делились по разрядам или группам изучаемых наук и составляли классы. В каждом классе находились кадеты разного возраста, пребывание в нем не ограничивалось определенным сроком. В зависимости от успехов в любое время кадет мог быть переведен в следующий класс. В первых трех классах кадеты обучались 5—6 лет. Выпуски начинались с III класса, где устанавливался обязательный публичный экзамен.

Предусматривалось последовательное изучение воспитанниками каждого предмета. По мере того, как усваивалась изучаемая наука и завершалась предложенная программа, кадет переходил к следующему предмету и изучал его до тех пор, пока учитель не находил его знания достаточными.

lt;...gt;

В свободное от занятий время кадеты были предоставлены сами себе. Читать они не любили и избегали заниматься этим. Высокая стоимость книг заставляла корпус тщательно беречь их и выдавать на руки воспитанникам в исключительных случаях. Кадеты занимались верховой ездой. Их обучали не только ездить верхом, но и чистить лошадей, ухаживать за ними во время различных болезней, подковывать и прочее[X].

Важным был указ «О выборе, для обучения православному закону и для приведения в веру Греческаго исповедания разных народов, таких церковных причетников, которые знают языки сих народов» от 16 января 1740 г. Для обучения мордвы, чувашей, черемисов, лопарей и самоедов предлагалось отобрать 30 человек из Казанской губернии, 15^ человек из Архангелогородской «из поповских, дьяконских и церковных причетников, купечества (которые ездят по иноверческим деревням и торгу своего имеют не выше 150 рублей), из убогого Шляхтства детей, российской грамоте и писать умеющих, и знающих иноверческие языки, от 15 лет; на них платье сшить не дороже 10 рублей, дать им довольный корм и подводы и прислать в Санкт-Петербург в Святейший синод, обучить их в школах, потом произвести в диаконы и священники и отпустить в те же губернии, откуда взяты».

При Елизавете Петровне (1741 —1761) сохранилось внимание к духовным школам. Наряду с распространением элементарного обучения в этот период открылись Морской Шляхетский кадетский корпус, Московский университет (1755), Артиллерийская школа была соединена с Инженерной, учреждена гимназия в Казани, Русская Академия художеств и при ней Архитекторское училище. Большое значение имел указ от 15 ноября 1760 г. «О сочинении и представлении в Сенат штатов и плана для учреждения Гимназий и школ в Губерниях», основанный на проекте М. В. Ломоносова и И. И. Шувалова. По нему предлагалось «в знатных городах учредить Гимназии, в которых бы обучали нужные европейские языки и первые основания наук, и при оных Гимназиях некоторое число положить учеников записных, на содержании казенном, другие же могут быть вольные, а по маленьким городам учредить школы, в которых будут обучать Русской грамоте, арифметике и прочим первым основаниям, из оных школ станут выходить в Гимназии, из Гимназий в Кадетский корпус, в Академию, в Университет...» Однако конкретных действий по выполнению этого указа не было принято.

Шестидесятые годы XVIII в. отмечены рядом интересных образовательных проектов. В этот период в стране остро ощущалось отсутствие планомерно организованной школьной системы. В ноябре 1760 г. И. И. Шувалов внес предложение в Сенат об организации всеобщего обучения детей дворян через открытие в малых городах школ грамотности, а в больших городах — гимназий, выпускники которых смогли бы переходить в кадетский корпус или в университет.

Работу по подготовке различных школьных проектов стимулировала Екатерина II. Советником по вопросам образования был назначен И. И. Бецкой. По его предложению были открыты воспитательные училища для мальчиков при Академии художеств

(1764) и Академии наук (1765), Институт благородных девиц (1864). В 1772 г. по желанию П. Демидова открылось Коммерческое училище для подготовки образованных торгово-промышленных людей.

В 1764 г. в Сенат поступило доношение архангелогородца Василия Крестинина о введении во всех русских городах всеобщего обязательного школьного обучения. Этот призыв северян не был услышан властью. Вместе с тем Екатерина II обратилась к некоторым философам-просветителям с предложением разработать проект организации образования в России в связи с необходимостью воспитания «новой породы людей». Благодаря этому, были представлены проект профессора Дильтея об учреждении разных училищ (1764), проект организации государственных гимназий (1766), проект Комиссии об учреждении народных училищ (1786). В апреле 1786 г. было предписано открыть в 25 губерниях главные народные училища, для которых уже было подготовлено 100 учителей; 5 августа 1786 г. утвержден Устав народных училищ, по которому должны были открываться два типа народных училищ — главные и малые.

Главное народное училище имело в составе 4 класса с курсом обучения на «языке природном» в течение 5 лет. По учебному плану в I классе изучались чтение, письмо, нумерация, священная история, краткий катехизис; во II классе добавлялись русская грамматика, чтение книги «О должностях человека и гражданина», рисование; в III и IV классах, кроме перечисленных, должны были изучаться история русская и общая, естествознание, география, геометрия, физика, механика, латинский язык и один из иностранных языков (для желающих).

В учебный план малых народных училищ входили предметы, соответствовавшие первому и второму классам главного училища. Училища организовывались только в городах. Правительство предпочитало оставлять детей крестьянства неграмотными. Екатерина считала, что «безграмотным народом легче управлять». За все ее царствование было учреждено всего 223 учебных заведения.

Большую роль в их распространении сыграл Федор Иванович Янкович де Мириево, проработавший в России более двадцати лет. К 1790 г. из 500 городов страны училища имелись в 254.

Историки педагогики считают, что в ходе реализации школьных проектов екатерининской эпохи можно выделить два этапа: на первом (1760—1780) приоритет имела французская педагогическая традиция; на втором (с 1780) выросло влияние германского школьно-педагогического опыта (А. Н. Джуринский).

В течение XVIII в. возрастало внимание общества и государственной власти женскому образованию и воспитанию. Уже в первой по

ловине века даже небогатые семьи обучали языку мальчиков и девочек вместе. Женщины знатных семей получали знание по чтению, письму, арифметике, истории, географии. Почти все аристократки говорили по-немецки, возможно и по-французски, играли на лютне, клавесине, танцевали. Чаще всего девочек учили дома или в частных школах, «про себя», для домашнего обихода. Центрами распространения грамотности среди женского населения долгое время являлись женские монастыри, частные школы, раскольнические скиты. При Елизавете Петровне в частных пансионатах занимались совместно дети обоего пола. В 1754 г. в Москве и Петербурге открыли по одной школе для образования повивальных бабок, где соответственно предлагалось обучать 15 и 10 человек. «Лишних по одной отправлять в губернские города, когда там их хватит — в каждый провинциальный город». В каждую школу следовало выделить по одному доктору — «профессору бабичьего дела» и акушера. В целом же уровень женского образования на протяжении века оставался низким.

В 1764 г. в Петербурге было открыто первое в России женское учебное заведение «Воспитательное общество благородных девиц» при Смольном монастыре. Задачей этого учреждения было воспитание благонравной светской барышни. В основу положено христианское благочестие и знание светских приличий. Французский язык играл главенствующую роль. С целью сообщить будущим матерям некоторые воспитательские навыки ученицы старшего класса вели педагогическую работу в первых двух классах [1,с. 222].

Из истории Воспитательного общества благородных девиц (Смольного института)

По уставу в Смольный институт принимали дворянских дочерей с 6 лет на двенадцатилетний срок обучения. При поступлении родители или родственники должны были дать письменное обязательство, что до истечения срока обучения девочка остается в учебном заведении. Обязательным было свидетельство о дворянском происхождении.

Главная задача Смольного института предполагала правильное развитие воспитанниц сообразно с их природой, «дабы в них укреплялась добрая нравственность». Екатерина II в уставе Общества благородных девиц отмечала, что «просвещенный науками разум еще не делает доброго, прямого гражданина, а во многих случаях иначе во вред бывает Корень всему злу и добру — воспитание».

Воспитанницы делились на четыре возраста по три года обучения в каждом. Возрасту соответствовал определенный цвет платья.

Воспитанницы первого возраста изучали русский и иностранный языки, арифметику, рисование, танцы, музыку (вокальную и инструментальную), рукоделие. Во втором возрасте к прежним предметам прибавлялись география, история, знакомство с домашним хозяйством.

Возраст

Срок обучения

Цвет платья

I

От 6 до 9 лет

Кофейный

II

От 9 до 12 лет

Голубой

III

От 12 до 15 лет

Серый

IV

От 15 до 18 лет

Белый

Смолянки третьего возраста продолжали изучать выше названные предметы, а также словесные науки (чтение исторических и нравоучительных книг), архитектуру, геральдику, практику домашнего хозяйства. Выпускной, четвертый, возраст предполагал повторение всего пройденного ранее, особое внимание уделялось домашней экономике — умению вести счета, выбирать съестные припасы, заботиться о сохранении порядка и чистоты в хозяйстве. Каждая воспитанница выпускного класса назначалась по очереди для преподавания в младших классах.

По уставу предполагалось обязательное использование на уроках наглядных учебных пособий. Поэтому вниманию воспитанниц были предложены глобусы, карты, словари, стенные картины, атласы, муляжи. Для изучения учебных предметов использовались следующие учебники: «Краткая священная история» на русском, французском и немецком языках, «Священное Писание в лицах», «Библия», буквари, азбуки, сочинения Марка Аврелия, летописи, басни Эзопа и др. Книги приобретались в Академии наук и типографии Сухопутного шляхетного корпуса. Институт получал газеты: российские, Санкт-Петербургские, французские и немецкие «Ведомости».

Устав предписывал главное внимание обращать на воспитание доброй нравственности у воспитанниц. В решении этой задачи очень многое зависело от преподавателя и наставниц. Устав общества обязывал их:

неотлучно находиться при воспитанницах, следить, чтобы они не оставались одни со служанками;

изыскивать время для разговора со старшими воспитанницами, где им разрешалось высказывать свои мысли с пристойной вольностью. Подчеркивалось, что такое доверие со стороны воспитывающихся к воспитателям имеет чрезвычайно важное значение в деле нравственного воспитания, оно может существовать только в том случае, когда воспитатели сумеют возбудить любовь к себе, что достигается не суровыми взглядами и обращением;

заботиться о том, чтобы девицы не важничали, а были скромны, вежливы, ласковы и учтивы, но не принужденно.

Главное средство исправления — пристыжение провинившихся перед классом. Рекомендовалось обращаться с девицами кротко, беспристрастно, постоянно иметь в виду их характер и наказывать только в крайних случаях. Для реализации программы нравственного воспитания от учителей требовались: любовь к детям, образованность, воспитанность.

31 января 1765 г. при Смольном институте было учреждено училище для мещанских девушек, которых готовили на роли будущих учительниц

и воспитательниц. В мещанское отделение принимались дочери купцов, чиновников и ремесленников. По плану было необходимо набрать 240 человек, которых предполагалось разделить на 4 возраста по 3 года обучения в каждом.

В первом возрасте (от 6 до 9 лет) обучение должно было заключаться в изучении Закона Божия, всех правил воспитания, благонравия, обхождения и чистоты русского и иностранного языков (чтение и письмо), рисования, арифметики, танцев, а также в приобщении к рукоделию, вокалу и музыке. Во втором возрасте (9—12 лет) к прежним предметам прибавляется «приучение к домостроительству».

Воспитанницы третьего возраста (12—15 лет) продолжали изучать вышеназванные предметы, но разделялись по склонностям. Смолянки четвертого возраста (15—18 лет) упражнялись каждая в том искусстве, к которому она оказала наибольшую способность.

После двенадцати лет обучения воспитанницы мещанского училища выдавались замуж, если находились достойные их состоянию женихи, или поступали на службу при Обществе благородных девиц за особую плату. При желании можно было остаться в стенах училища еще на 3 года, получая «покой, дрова и свечи». lt;...gt;

Никогда не предавался забвению принцип закрытости, замкнутости учебного заведения, который лежал в основе жизни смолянок. Согласно ему необходимо было как можно раньше оградить воспитанниц от «испорченной сферы» ее родителей для того, чтобы вырастить из них «идеального человека». Девочек рано брали из семьи, что нередко оборачивалось для них серьезной психологической травмой. Помещения, в которых жили воспитанницы, не отличались особым уютом. В дортуарах у всех были одинаковые кровати, меблировка спален и классных комнат была очень скромной и состояла из простых деревянных столов, скамеек и табуретов. Жизнь в институте была расписана по часам и регламентировалась строгой дисциплиной. Существовал целый свод правил поведения для смолянок, которые распространялись не только на период бодрствования, но и на время сна.

Одевались смолянки в платье из камлота одинакового покроя — декольте, с короткими рукавами, плотно облегающее фигуру, юбка с большим количеством складок и сборок. На руки надевались белые рукавчики, подвязанные тесемками под рукавами платья. Поверх него, на плечах, носили пелеринку, которая завязывалась спереди бантиком. Завершал костюм белый передник с лифом, который застегивался сзади булавками. Рукавички и пелеринки менялись дважды в неделю. Обувь была удобная, мягкая и теплая. Она снабжалась вшитой сбоку резинкой. Помимо этого, каждой воспитаннице выдавались белые чулки толстой вязки и ярко-крас- ный халатик из теплой фланели. lt;...gt;

30 апреля 1776 г. состоялся первый выпуск воспитанниц Общества Благородных девиц. Золотой медалью первой величины было награждено пятеро смолянок, золотой медалью второй величины — трое, третьей величины — четверо. Девять воспитанниц получили серебряные медали.

В последующие годы устав Общества Благородных девиц многократно менялся.

В 1859—1862 гг. инспектором классов Смольного института был К. Д. Ушинский. За три года своей деятельности известный педагог сократил срок обучения с 9 до 7 лет. После семи классов вводился двухлетний педагогический класс, в котором в первый год изучалась педагогика наряду с общеобразовательными предметами, а во втором — проходила педагогическая практика. К. Д. Ушинский привлек к преподаванию в Смольном институте новых педагогов — В. И. Водовозова, А.Н.Модзалевского, Д. Д. Семенова и других. Вводилась качественно новая методика обучения.

После Октябрьской революции Смольный институт был упразднен[XI].

Развитию школы, особенно в первой половине XVIII в., мешал недостаток учебных пособий и их дороговизна. Петр I разрешил печатать на славянском языке учебные книги в Амстердаме в типографии Тессинга. Их пересылали в Россию через Архангельск. Тессинг опубликовал такие работы, как «Введение во всякую историю», «Краткое введение в Арифметику», «Книга учащая морского плавания». В 1715 г. Петр приказал продавать азбуки по уменьшенной цене (по 6 копеек). Результат был блестящим: вместо 175 азбук, проданных в декабре 1715 г., в марте 1717 г. было продано 682, а в 1722 г. — 14 292 экземпляра. Эти данные свидетельствуют, что грамоте учились не сотни, а десятки тысяч людей.

Первоначальному чтению детей учили по букварям. Первый букварь, относящийся к XVIII столетию, принадлежал даровитому ученику Лихудов Федору Поликарпову. Поликарпов учился в Славяно-греко-латинской академии, переводил с греческого языка различные труды, управлял Московской типографией. Тро- язычный букварь Поликарпова сохранил в себе старые приемы обучения, дробность и сухость изложения материала, тяжелый язык, любовь к палочным аргументам. Дети учились по этой книге 3—4 года. Заслугой автора было то, что он издавался по-новому, впервые знакомил школьников со шрифтом латинской и греческой азбук. Букварь предназначался и для «отроков», и для «отроковиц».

После выхода «Духовного регламента» в 1723 г. большой популярностью стал пользоваться букварь Феофана Прокоповича «Первое учение отрокам». За три года он был переиздан семь раз. Он отличался от всех предшествующих новым взглядом на первоначальное обучение и книжное просвещение в России. В 1738 г. этот учебник был издан тиражом 2 400 экземпляров. Как правило, учащиеся должны были сами обеспечивать себя учебниками, но в ряде случаев учебную литературу, особенно для неимущих учени

ков, закупали и сами учебные заведения. В 1731 г. Славяно-греколатинская академия вынесла решение о покупке для своих учащихся 60 азбук, 20 часословов, 20 славяно-греко-латинских лексиконов. Для этой покупки были использованы «прогульные ученические деньги», т. е. средства, полученные от наложения штрафов на учащихся за непосещение занятий.

Одним из лучших учебников XVIII в. являлась первая русская печатная арифметика Леонтия Магницкого, опубликованная в 1703 г. Труд Магницкого — это солидный том в 360 страниц, содержащий полный курс арифметики и даже нечто большее. Помимо арифметики в него включены основания алгебры и геометрии, а также сообщаются необходимые сведения для навигатора (приложение математики к навигации). Автор по-своему (исходя из положений науки и методики обучения начала XVIII в.) тесно связывает теорию и практику. Хотя он учит, главным образом, как производить действия, а не объясняет причины того или иного математического закона, поражает обилие приводимых Магницким «прикладов» (примеров). Учебник Магницкого был крупным вкладом в учебную и научную литературу того времени, и его появление было событием выдающимся [2, с. 38—39].

Огромное значение имело использование в школах учебных книг Я. А. Коменского.

Учебная литература, особенно в первой половине века, чаще всего переводилась с иностранных языков, затем перерабатывалась, дополнялась, изменялась и с учетом опыта преподавания готовилась новая. Например, М. В. Ломоносов, отстаивая значимость выбора самими учащимися предмета для углубленного изучения, рекомендовал издавать вариативные учебные руководства и научно-популярные брошюры. В 1760 г. вышли «Сокращенные математики» С. Я. Румовского, в 1761 г. — «О пользе упражнения в чистых математических рассуждениях» С. Г. Котельникова и «Краткое понятие о физике»; в 1762 г. — «Краткое руководство к теоретической геометрии» Г. Крафта; в 1763 г. — «О начале и приращении оптики» С. Я. Румовского. В эти же годы были изданы книги самого Ломоносова, содержавшие понятие о предмете и сущности некоторых наук.

В конце века особая роль в переводе и составлении учебников принадлежала Ф. И. Янковичу де Мириево. Он организовал авторский коллектив, силами которого были подготовлены 20 учебных пособий, разработаны таблицы и ландкарты для школы, методические пособия для учителей. Его изданиями пользовались почти до 60-х гг. XIX в. Под наблюдением Ф. И. Янковича де Мириево были изданы все исторические и географические карты, глобусы, атласы и различные таблицы. К большому количеству книг он писал специальные предисловия. Совместно с Ковалевским Янкович

составил первое русское дидактико-методическое руководство для учителей.

Важную роль в подготовке учебных пособий сыграл ведущий научно-учебный центр России — Московский университет. Еще в 1768 г. профессор Шаден подготовил и издал «Видимый мир» Коменского на латинском, русском, немецком, итальянском и французском языках. Интересные учебники составил профессор университета А. Барсов. Необходимо отметить, что Московский университет издал мало известное ныне дидактико-методическое руководство «Способ учения подготовляющегося к Университету». Оно было издано в 1771 г. на четырех языках: русском, латинском, немецком и французском.

Развитие русского образования в XVIII в. тормозилось недостатком учителей. Практически до 80-х гг. отсутствовала специальная подготовка учителей. Обучение юношества осуществляли представители духовенства, специалисты, офицеры, студенты, учащиеся. Из-за нехватки кадров, их слабой подготовки, низкой оплаты труда престиж учителя был невелик. Притом резко различалась оплата труда иностранных и русских специалистов. Так, учитель Санкт- Петербургской русской школы «Иван Федоров сын Прошкин» получал жалование 18 руб. 16 коп. в год, тогда как подмастерье (ассистент) профессора Морской академии Андрея Фарварсона имел оклад 108 руб. в год, а ассистент Магницкого — 72 руб.

Уровень общеобразовательной подготовки учителей был довольно низким. В 1722 г. проверялись все 13 учителей русской грамоты в Петербурге. Результаты показали, что учителя знали лишь азбуку, умели писать буквы и слоги, произносить их. Только двум выдали особый документ — «инструкцию», а с остальных была взята подписка о том, что они впредь обучением грамоте заниматься не будут.

Большую роль в обеспечении учительскими кадрами светских школ играла Московская школа математико-навигацких наук. С 1701 по 1752 г. она готовила учителей для начальных общеобразовательных школ.

В первой половине XVIII в. в Россию прибыло довольно большое количество иностранных учителей, как для домашнего обучения, так и для работы в государственных школах. При Екатерине II в 1780 г. в Санкт-Петербурге действовало 23 иностранных пансиона (мужских и женских), 3 немецких училища. Многие из иностранных учителей при недостатке надзора за их деятельностью избегали экзаменов на право преподавания и давали молодым людям «темные и ложные» знания.

Иностранных педагогов нанимали в основном менее богатые люди, так как дети из знатных семей имели возможность обучаться за границей. Отрицательные стороны деятельности домашних

учителей, и прежде всего иностранных, не могли оставаться незамеченными. М. В. Ломоносов добился аттестации таких педагогов и владельцев частных школ. По указу Сената от 5 мая 1757 г. все иностранцы, занимающиеся в России учением и воспитанием юношества, обязаны были явиться на испытания в Петербург в Академию, а в Москве — в Университет. Без аттестатов, удостоверяющих действительность их знаний, никто из них не имел права заниматься учением в частных домах или содержать частные пансионы. Этот указ был первым постановлением, имевшим целью прекратить доступ к домашнему учению невежественным учителям из числа иностранцев.

В 1779 г. при Московском университете была открыта первая в России Учительская семинария, инициатором создания которой выступил Н. И. Новиков. Первыми учениками ее явились воспитанники Московской университетской гимназии. Позднее в ней обучались студенты университета, которые получали здесь педагогическую и методическую подготовку. Подобная же Учительская семинария была открыта в Санкт-Петербурге в 1786 г., которая занималась подготовкой учителей для главных и малых народных училищ. В ней преподавались общеобразовательные предметы и методика обучения. Общественное положение учителя в XVIII в. оставалось низким. Учительское звание не пользовалось уважением в обществе. Учитель закрепощался в своей должности. Он должен был прослужить не менее 36 лет в низших классах или 23 года в высших, чтобы получить чин коллежского асессора, открывавший доступ в потомственное дворянство. Учителям, получившим образование за казенный счет, переходить на другую службу воспрещалось, а учителя стремились бежать из школы, так как для образованного человека любая другая служба была выгоднее [35*, с. 238]. Необходимо констатировать, что в целом проблема подготовки учителей в XVIII в. решена не была.

Важным событием в образовательной политике государства в. явилось учреждение Петром Академии наук, открытой после его смерти в 1725 г. При разработке плана устройства научного центра в стране изучался опыт подобных учреждений в других государствах, проекты отечественных ученых и политиков. При Академии были открыты университет и гимназия. Академики обязывались читать в них публичные лекции, вести учебные занятия. Петр I считал необходимым привлечь к работе людей «из славянского народа, дабы могли удобнее русских учить». Однако это предложение оказалось невыполнимым из-за отсутствия отечественных кадров. Лекции читались иностранными профессорами на латинском языке и практически были малодоступными. С 1726 по 1733 г. в Академическом университете обучалось 38 студентов, в большинстве своем это были дети иностранцев. К 1740 г. занятия были

прекращены. Работа университета возобновилась в 1748 г. В 1758 г. его руководителем был назначен М. В. Ломоносов, который разработал план реорганизации университета, активизировал учебную деятельность. Однако после смерти первого русского академика Академический университет фактически перестал существовать. В 1782 г. в нем обучалось всего два студента. Новая история университета началась лишь в начале XIX в.

В 1755 г. по проекту М. В. Ломоносова и при активной организаторской деятельности И. И. Шувалова в Москве был открыт Московский университет. Структура его отличалась от западноевропейских университетов, так как в нем отсутствовал богословский факультет. Студенты начинали свое обучение на философском факультете — своего рода подготовительном отделении, имевшем трехгодичный срок обучения. Здесь изучались, кроме философии, экономические, исторические и так называемые словесные науки, а также математика и физика. В состав факультета входили кафедры философии, физики, истории, оратории и поэзии. На юридическом факультете были созданы три кафедры, определявшие содержание обучения и научных исследований в области «всей юриспруденции», «юриспруденции Российской» и «политики» (история международных отношений и международного права). Медицинский факультет имел три кафедры: анатомии (все предметы, связанные с медициной), натуральной истории (все естественные науки) и химии. Срок обучения на «высших», юридическом и медицинском, факультетах был четырехгодичным, а общая продолжительность обучения в университете, следовательно, составляла семь лет [4, с. 82—83].

Московский университет сыграл огромную роль в развитии высшего и среднего образования, поскольку при нем действовали две гимназии (для дворян и разночинцев), первая в стране учительская семинария, благородный пансион для дворянских детей. Из стен университета вышли известные писатели, ученые, общественные деятели второй половины XVIII в. (Д. И. Фонвизин,

Н.              И. Новиков, Д. С. Аничков, С. Е. Десницкий и др.). К концу века Московский университет представлял собой подлинный форпост русской науки [3].

В целом, анализ состояния школьного дела в стране в этот период позволяет сделать ряд выводов. Прежде всего, следует выделить главные принципы, на основе которых строилось образование юношества. Они были заложены Петром I и сохранились на протяжении века. Заслугой царя, заложившего основы школьного законодательства, явилось установление принципа государственности школы. В петровскую эпоху все училища с учащимися и учащими находились в ведении Сената, а затем Адмирал- тейств-Коллегии, которым было предоставлено право снабжать Васильева

школы «достойными учителями». Другим важным принципом, на основе которого развивалась школа в петровское время, был принцип светскости образования. Это касалось как «русских школ», где дети мастеровых, низших морских и адмиралтейских служителей должны были обучаться чтению, письму, арифметике, так и цифирных, и духовных.

Важным для построения сети школьного обучения был принцип связи общего образования с реальным. Система образования в стране вырабатывала такие образовательные и воспитательные принципы и формы организации обучения, которые наиболее соответствовали условиям жизни русского народа. Признавались все типы школ и формы образования, если они способствовали достаточно быстрой и хорошей подготовке специалистов нужной квалификации. Положительным являлось профессиональное обучение на основе общего образования. Этот принцип нашел отражение в появлении разных типов школ, как общеобразовательных (цифирные школы, гимназии, народные училища), так и профессиональных (духовные, медицинские, военные, торговые, гарнизонные и др. школы).

Отличительной чертой реального образования в России было то, что не создавалось ни одной школы, оторванной от общественной практики. Поэтому достоинством и прогрессивностью русской школы была практическая направленность образования.

Школьное отечественное образование в XVIII в. строилось на принципе сословности. В учебные заведения высшего уровня принимались только дети дворян. Фактически закреплялось господствующее положение дворянства в государственной, военной, придворной службе, превращая ее в сословную привилегию дворянства. Сословными стали духовные семинарии и архиерейские школы.

Обширные материалы по истории образования в России показывают, что своеобразие русских школ, их отличие от западноевропейских заключается в сочетании общеобразовательной и профессиональной подготовки, в многостороннем характере образования, его многопредметности и даже некотором энциклопедизме.

Однако в XVIII в. еще не сформировалась полностью система школьного образования. Число школ было недостаточным и не покрывало потребности государства в специалистах, отсутствовала сеть высших учебных заведений.

<< | >>
Источник: 3. И. Васильева. История образования и педагогической мысли за рубежом и в России. 2006

Еще по теме Из истории кадетских корпусов:

  1. 4.3.5. Развитие культуры в XVII - XVIII веках
  2. Глава I. Силы государства
  3. ПРИЧИНЫ СВОЕОБРАЗИЯ РОССИЙСКОГО МЕНТАЛИТЕТА
  4. Глава III Первый Кадетский корпус. — Распространение Петербурга. — Осушение болот. — Городское благоустройство. — Наводнения и пожары.
  5. Из истории кадетских корпусов
  6. КАДЕТСКИЙ КОРПУС И ДРУГИЕ РЕФОРМЫ
  7. Семья Александра I
  8. Семья императора Николая I
  9. ЛЕКЦИЯ LXXXIV
  10. Общая характеристика