<<
>>

О ФИЗИЧЕСКОМ ВОСПИТАНИИ КАК ОСНОВЕ ОПЫТА ПОСТРОЕНИЯ ЭЛЕМЕНТАРНОЙ ГИМНАСТИКИ, СОДЕРЖАЩЕЙ последовательный ряд ФИЗИЧЕСКИХ УПРАЖНЕНИЙ


УЖЕ ДАВНО ставился вопрос о том, что делается в нашем институте в области физического воспитания человека. Повсюду ходили слухи, что в других институтах оно поставлено лучше, чем в нашем. Мы собираемся обосновать наши возражения против этого мнения достаточно вескими доказательствами.
Этим мы не ограничимся и будем утверждать, что установленные нами и применяемые у нас на практике .принципы физического развития находятся в самом точном соответствии -как с умственным развитием детей, так и с современными нуждами школы и народа. По этой -причине они представляют интерес для воспитания вообще.
Исполняя данное нами в предыдущем листке обещание рассказать нашим читателям о физических упражнениях, мы считаем необходимым предварительно изложить в самых общих чертах принципы, на которых они основаны. Это необходимо, чтобы выяснить те задачи, которые они перед собой ставят, и сделать их более или менее понятными. Журнал дает более подробное освещение этого вопроса *.
С первого же взгляда ясно, что как душа, так и тело человека нуждается в определенных средствах для развития своих задатков. Правда, необходимость физической подготовки в наш век является общепризнанной и 18*              275

едва ли даже не в большей степени, чем необходимость воспитания человека вообще. Если это не относится к образованию всего народа, то во всяком случае распространяется на людей comme il faut *. Известно, что физическое воспитание полезно для здоровья, продлевает жизнь, дает возможность человеку выделиться среди других и .п-раво претендовать на достоинство, придает осанку, способствует хорошим манерам, развивает мужество, является предохранительным средством от многих заболеваний. Физические упражнения являются, следовательно, необходимым и приятнейшим искусством. Без физической подготовки немыслима выражающая достоинство осанка человеческого тела, достойная манера держаться. Кто же хочет жить, не имея внешнего достинства в осанке? Кто не пр.идет в ужас лри мысли об ее отсутствии? Оно и вызывает здесь ужас. Неловкого мужчину, неповоротливую женщину, человека, который не развил в себе необходимую в повседневной жизни ловкость хотя бы посредством обучения танцам и фехтованию, не-причисляют к хорошему обществу. Только в очень редких случаях ему разрешают появляться в светском обществе. Даже обезьяноподобные создания среди людей, которые вообще-то ни в коей мере не претендуют на достоинство и не могут на него претендовать, в тех случаях когда сознают, что физическая ловкость придает им достойный внешний вид, стыдятся показываться в обществе людей, грубое тело которых сохранило всю свою крестьянскую или бюргерскую неотесанность, не (приобрело выражающей достоинство осанки. Многие тысячи людей признают заботу о внешней отесанности первоочередной и даже единственно необходимой задачей в воспитании людей, полагая, что счастливому ребенку, получившему прекрасное физическое воспитание, все остальное достанется само собой.
Обратимся, однако, к состоянию людей и их воспитанию вообще и зададим себе вопросы: что же дают существующие средства физического воспитания? В чем они заключаются? На каких принципах базируются? Вскоре выяснится следующее: хотя человечество и считает, что оно много сделало в области заботы о своем физическом состоянии, и приписывает себе большой интерес к этому вопросу, но оно и в этом отношении далеко не в достаточной степени добилось удовлетворения
своих потребностей.
Я не говорю уже об общем решении этого вопроса, человечество не добилось удовлетворительного решения даже частных задач.
Мы ни в коей мере не собираемся недооценивать услуги людей, потрудившихся в этой области. Бесспорно, что в последнее время многое делалось в области физического воспитания и много о нем писалось. Однако образование во всем мире развивается не по пути открываемых педагогикой истин, а в соответствии со степенью и особенностями тех ошибок, которым оно подвержено в каждый данный момент.
Если мы только поближе рассмотрим, что делается в культурном обществе в области физического воспитания, то мы не сможем не прийти к следующему выводу: в наше время искусство физического воспитания в своей повседневной деятельности опустилось здесь до того, что, забыв о самом человеке, нередко доводит его до паясничанья. Поэтому-то в высшем обществе весьма часто встречаются танцоры, не умеющие как следует ходить; наездники, не умеющие плавать; фехтовальщики, не способные топором свалить дерево; лица, которые прекрасно умеют лазать, но никогда в жизни не скосили ни одной травинки; барабанщики, превосходно владеющие кистью руки и пальцами, но не умеющие ритмично работать‘всей рукой при молотьбе. Иногда можно наблюдать, как танцор на балу совершает такие пируэты, что в дрожь бросает от его смелости и страшно, как бы он шею не сломал у тебя на глазах. Но когда ты на следующий день встречаешь его на улице, оказывается, что от его смелости ничего не осталось. На своих изнеженных, посвященных лишь благородному искусству танца ногах он крадется мимо тебя, словно тень по стене. Для нужного, для великого, для возвышенного эти искусные прыгуны непригодны. При всей отточенности отдельных, рассчитанных на показ, на внешний ложный эффект движений у них на все это не хватает подлинной человеческой силы. Отец! Не рассчитывай в старости на помощь со стороны сына, если он проделывал перед тобой лишь такие прыжки, требующие узкой физической подготовки. Сын! Не надейся на благословенное наследство от отца, который подгонял тебя упражнениями только в таких прыжках, как старый извозчик подгоняет свою клячонку. Родственники, соседи! Не рассчитывайте на него, как на

доброго друга в беде. Бедняки! Не рассчитывайте на его милостыню назавтра, даже если он подал ее вам сегодня. И ты, отечество, не полагайся на него как на гражданина. Там, где десятки, сотни и тысячи людей должны совместно служить тебе, он не хочет, он не может стоять в .их рядах. Там, где ареди тысяч должен найтись один, кто сумеет тебе послужить, этот прыгун окажется среди тех многих, которые не умеют этого сделать; он менее всех остальных сумеет это сделать, а часто будет единственным, кто если бы даже и смог, то не захочет этого. Не обладающий силой человек не может быть другом своего отечества, как он не может быть ни хорошим отцом, ни хорошим сыном, ни хорошим братом, ни хорошим соседом.
И все же согласно общепринятым в культурном обществе взглядам результаты физического воспитания и не могут быть иными. Ведь при физическом воспитании исходят здесь только из внешнего; вместо того чтобы исходить 'ИЗ заложенного в самом ребенке, принимают за основу обманчивый блеск отдельных внешних навыков. Имеются 'специалисты по обучению различным изолированным навыкам: учителя танцев, фехтования, верховой езды. Даже учителя гимнастики больше занимаются преподаванием отдельных видов гимнастики—прыжками, лазаньем, вольтижировкой, чем базирующимся на психологии развитием физических сил человека одновременно во всей их природной частоте и объеме. Поэтому такое физическое воспитание не может, конечно, осуществляться в связи со всей природой человека, то есть в связи с его нравственными и интеллектуальными задатками. Оно рассматривается лишь как упражнения в танцах, фехтовании, верховой езде для каждого данного случая, для каждого отдельного ребенка. Упражнения ребенка в танцах, фехтовании и верховой езде не исходят в своих положительных сторонах и своеобразии из его физических задатков в целом, не рассматриваются в связи, в гармоническом сочетании со всеми другими физическими упражнениями. К этим упражнениям подходят как ,к чему-то совершенно единичному и изолированному, развивающему одно какое-то механическое движение за счет всех других. Один учитель танцев как-то даже заявил, будто свободное и всестороннее физическое развитие наших воспитанников очень вредно
отражается на их осанке во время танцев. 3jo напоминает некоторых учителей арифметики, утверждающих, что понимание сущности числа и всестороннее изучение соотношений чисел не только изл'ишни при занятиях арифметикой, но даже -приносят вред.
Вероятно, ни в какое другое время люди в своем обычном поведении — как в нравственном, так и интеллектуальном ;и физическом отношениях — не отходили так далеко от общих основ,элементарного образования, как в нашем столетии. Поэтому и физические упражнения также лишены сейчас этой общей основы, заложенной в человеческой природе. Поэтому-то они даже в области танца и фехтования не могут дать людям полноценной подготовки. Они, правда, готовят фехтовальщиков и танцоров, но не готовят человека к фехтованию, не воспитывают фехтующего человека. Они готовят танцорок, но не готовят женщину к танцам, не воспитывают танцующую женщину.
Между тем для культурного общества в отношении физического развития все же кое-что делается. Если дама благодаря чрезмерности занятий танцами уже не сможет ходить без вреда для своих изощренных танцевальных способностей, она может заставить носить и возить себя. Высшее общество в этом отношении все же не идет вспять. В общем и целом оно обладает надежными средствами, обеспечивающими ему хорошее развитие. Оно имеет возможность наслаждаться покоем и беззаботностью. Светские люди имеют возможность удовлетворять потребность в движении, правильно питаться, имеют средства «и против переедания. Есть они у них и против перегрева, и против простуды, и против переутомления. Даже неправильный состав юрови в ста случаях на один исправляется «при помощи их денег и их искусства. Не может случиться, чтобы культурное общество вообще серьезно шло вспять в физическом отношении; оно придает значение телу и не считает возможным запускать его; душа светского человека живет для тела, сердце его состоит на службе также у тела. В общем высший свет в отношении физического развития достигает всего, чего может в этом отношении добиться человек, когда он не напрягает своих сил и когда отсутствует гармоническое сочетание физического воспитания с развитием ума и сердца. Поэтому свет в настоящее

время находится в этом отношении на том же уровне, на котором он всегда находился, на котором всегда остается и желает оставаться.
Что же касается бедноты, народа... Отвечайте, апологеты нашего времени, апологеты духа нашего времени! Что представляет собой в физическом отношении бедняк и как обстоит дело с его физическим воспитанием в настоящий момент? Сравните теперешнее физическое состояние бедноты, народа с его физическим состоянием в прошлом столетии и отвечайте! Будет ли преувеличением, если я скажу, что физическое развитие его находится в столь же запущенном состоянии, как его развитие в умственном и нравственном отношениях? Народ калечат физически так же, как калечат его ум и сердце. Я не говорю о народах, которых я не знаю. Я говорю .о народе, к которому в большей или меньшей степени принадлежу сам, с которым меня в большей или меньшей степени связала моя жизнь. Я говорю о народе своей родины. Я говорю в первую очередь о бедняках из этого народа и хочу, чтобы до сердца благородных людей моей родины дошло то, что должно дойти. Мы и с физической стороны были столь же сильными мужами, как с умственной и нравстееннюй. Наш народ и в физическом отношении выделялся среди других народов Европы. Каково же теперь его физическое состояние, как поставлено его физическое воспитание?
-Пропитаться ему трудно. Если на огородной грядке посажено слишком много овощей, то обычно это мешает их росту. Точно так же перенаселение страны часто ставит отдельных людей в положение слишком густо посаженных кочанов капусты. Во многих местах земля слишком дорога и слишком обременена поборами, чтобы бедняк легко и свободно мог прожить от доходов с нее. В некоторых местах почти невозможно выжать из земли причитающийся за нее оброк. Таким образом, горе и заботы еще сильнее гложут бедняка, чем это было в дни наших отцов. Иногда к этому горю и нужде добавляются еще и связанные с нашим эгоистическим и захватническим духом времени обиды, которых почти не знали наши отцы. Как против испорченной крови и ползучего яда, у бедняков нет против них ни противоядия, ни целебного средства.
Неудовлетворительное физическое состояние народа,
следовательно, само по себе глубоко коренится в теперешнем его положении. Поэтому воспитание физически сильных людей ради улучшения нашего физического состояния является вдвойне настоятельной необходимостью нашего времени. Столь же важным является для нас развитие ловкости движений, необходимое для наших физических потребностей и ради заработка.
Но в какой мере считаются с таким физическим состоянием? Что делается для того, чтобы удовлетворить эти потребности? Что делается для физического развития народа и его беднейших слоев? Служат ли наши школы средством развития физической силы и физической ловкости народа, как они должны были бы служить средством развития его умственных и нравственных сил? Может ли ребенок удовлетворить в школе свое естественное стремление к физическому движению, к приложению физических сил? Да, поскольку он ходит ¦из Д01ма в школу и возвращается оттуда домой, ему разрешают двигаться. Но в самой школе он едва осмеливается дышать. То, что проделывается там над душой ребенка, столь неестественно тяжело, что малейшее движение рук или ног ребенка выбивает бедного школьного учителя из колеи. Сидение в школе является, несомненно, специальным насильственным и искусственным средством сохранять физические силы человеческой природы в лучший и наиболее благоприятный для их развития период в неестественном бездействии или, во всяком случае, задерживать их развитие.
Без пищи для ума и сердца, остолбеневшие, как животные под властью дрессировщика, дети в сотнях народных школ не имеют права даже чуть шевельнуться без его разрешения. При этом они дышат таким воздухом, которым ни один дрессировщик не позволяет дышать своему животному, на котором длительное время рассчитывает зарабатывать большие деньги. Более того, все побуждения к развитию движения и ловкости, имеющиеся в домашней обстановке, подавляются в таких школах. Власти заставляют дегей много лет подряд посещать школы, чтобы их там выдрессировали в физическом отношении, то есть привели в такое состояние инертности и оцепенения, которое в наше бездушное время считается самым лучшим и единственно желательным и осуществимым для народа.

Голод, нищета и никуда не годные школы — это еще не все, что гложет кости бедняка в нашей стране, пожирает его плоть и пьет его.кровь. Индустрия, в том виде, в каком она существует в стране, наносит еще больший вред физическому состоянию народа. «Становись, мальчик, за красильный стол! Садись, девочка, за прялку или за вышивальную машину! Мажь с утра до вечера краской, крути с утра до вечера свое колесо, вышивай с утра до вечера иглой — тогда я заплачу тебе столько, сколько крестьянин и крестьянка не заработают на окучивании и прополке!» — так в течение последних сорока—пятидесяти лет говорит все больше людей в стране, обращаясь к напмм беднякам. Но они не говорят им: ты при этом станешь калекой или зачахнешь от этого одностороннего труда. Они не говорят им: когда инди- ана * больше не будет пользоваться таким спросом, когда будет изобретена прядильная машина, когда вышивки выйдут из моды, ты со своими искривленньим'и руками, ослабевшими ногами и отсиженным задом так же не сможешь заниматься другим фабричным трудом, как не сможешь больше взять в руки мотыгу или топор. Ты до самой старости бесповоротно останешься голодным нищим. Ты не умеешь делать ничего, кроме того, чему тебя выучили. Ты пожертвовал своей общей физической силой и общим физическим развитием ради одностороннего и парализующего тебя навыка 'и того мнимого заработка, который он дает тебе*. У них, конечно, давно уже перед глазами были примеры такой гйбели людей; но белый хлеб, ветчина, вино, водка и желание щегольнуть, естественно, производили большее впечатление, чем эти опасности. К тому же худшие из родителей гнали своих детей, вплоть да самых маленьких, к этим столам, станкам и машинам. Что этим негодяям за дело было до того, что их дети могли зачахнуть? Они еще делили с детьми заработанные теми белый хлеб, ветчину, вино и водку. Во многих местах бедные дети уже в школе, где им пришлось находиться в подобном же положении, были подготовлены к ужасным условиям фабричного помещения. Родители забирали их из школы и посылали на фабрику, где по крайней мере хоть на пропитание что-то заработать можно. Таким образом в стране появились тысячи чахнущих людей. Теперь им уже не платят такой заработной платы, на кото
рую можно 'покупать белый хлеб и ветчину. Но бедствие в стране достигло такого уровня, что во многих местах у нас, больше чем где бы то ни было в Европе, народ и его физическое состояние нуждаются в противовесе против последствий эгоизма владельцев больших и маленьких фабричных предприятий. Противовеса против глубокого вреда, нанесенного организму, и против физического ослабления нужно 'искать в мудрости правительства и в возрождающейся силе нравственных чувств человеческого сердца.
Дело заключается не только в том, что бесчисленное множество настоящих бедняков находится в таком состоянии, что они больше похожи на привидения, чем на людей. Наши заблуждения относительно того, что нам необходимо и чем мы должны быть в физическом отношении, вызвали в направлении мыслей даже более обеспеченных и -более здоровых людей такие отклонения и слабость, которые выражаются в удивительных странностях. Во многих местах, если хочешь считаться добропорядочным и почтенным человеком, ты даже в самую сильную жару не имеешь lt;права снять кафтан и накинуть его на шею или на плечо. Твои дети все лето должны носить чулки и головные уборы. Они не смеют лазать на деревья, прыгать через канавы и т. п. Самая неуклюжая чопорность в этих местностях стала каким-то признаком добропорядочности. В этих местностях ты не посмел бы перед своей дверью рубить дрова, даже если бы таким образом хотел уберечь себя от простуды.
Физическому упадку, достигшему наибольшей степени в результате развития хлопчатобумажной и шелковой промышленности, предшествовал период, отличающийся тем, что все носили парики и шпаги. Это создало основу нашего повсеместного физического ослабления и развития чопорности как в высших, так и в низших сословиях. Новая чопорная и недалекая администрация мешает молодежи во всех ее развлечениях. Национальные праздники, выражающие старый могучий народный дух, перестали нравиться, их постепенно изгнали с наших равнин, оттесни'в в горы *. Но и в горах значение праздников приниж'ено: они уже перестали служить выражением силы народа, перестали играть роль средства выявления и прославления сильных мужей страны; они уже не смогли с основанием претендовать на внимание

и доверие самого народа, превратившись в .платные зрелища для иностранцев — любителей балагана и для оплачивающих эти зрелища богачей. Если мы в настоящее время хотим восстановить внешний блеск этих праздников, не стремясь возродить при этом сам народ, в них не будет уже прежнего существа. Они не удовлетворят тех, кто стремится к восстановлению старины. Нас же, таких, какие мы есть, они удовлетворят, помогут скоротать время и создадут для нас ту иллюзию, которая соответствует нашему собственному желанию.
Но если все обстоит таким образом, друг отечества, если это действительно так, то как ты можешь хотеть, чтобы оно так и осталось? Можешь ли ты желать, чтобы народ твоего отечества как в отношении своего положения, своих обычаев, семейного и школьного воспитания, так и в физическом отношении все больше ослаблялся и вырождался? Нет, ты не можешь этого хотеть, как вы, отцы и матери, не можете желать зла для себя и ваших детей. Ты не можешь хотеть этого, как не может хотеть настоящий учитель, чтобы в школах погасла вся жизнь, веселость, физическая и умственная деятельность детей. Средства против этого должны быть для вас священны, как для вас священны ваши дети, дом, как священен для вас сам бог.
С раннего возраста ребенок нуждается в возможности свободного и всестороннего приложения своей физической деятельности и удовлетворения естественной потребности в движении. С раннего возраста он нуждается в свободном всестороннем развитии своих физических задатков, чтобы, обладая общим физическим развитием, он и при выполнении какого-либо одного вида труда не потерял бодрости духа и здоровья; чтобы он не утратил способности прилагать свои силы свободно и разносторонне. Он нуждается в этом, чтобы в случае необходимости мог взяться за плуг и мотыгу и сажать картофель, если .прекратится фабричный заработок; заняться плетением корзин и изделий из соломы, если нечего будет прясть и вышивать; взяться за садоводство и огородничество, если прекратится сучение ниток -и ткачество. О-н должен суметь таким же образом перейти от этих занятий к прежним, когда обстоятельства изменятся. Короче говоря, ребенок должен получить силу и сноровку, чтобы стать способным во всех своих земных делах дейст-

Общий вид на Ивердон со стороны Невшательского озера Вдали — замок с аллеей тополей и местом для игр и купания воспитанников


Общий вид на Ивердон со стороны Невшательского озера Вдали — замок с аллеей тополей и местом для игр и купания воспитанников

вовать согласно тем требованиям, которые предъявляют к нему данная ситуация и обстоятельства.
Физическое воспитание, которое действительно получали и которым действительно обладали дети наших предков, должно даваться и нашим детям. Их дух, народный дух гимнастики, снова должен быть восстановлен. Этот дух не страдает односторонностью, и его нельзя насильственно вызвать никакими народными праздниками. Подлинные народные праздники, напротив, могут являться лишь выражением подлинного наличия этого народного духа. Дома и в школе, за работой в поле и во время воскресных игр и развлечений он должен быть всегда и повсюду столь же действенным и видимым, как в Альпах и во время .пастушеских праздников. Он должен проявляться во взглядах народа на свои физические потребности и способы их удовлетворения. Однако достичь этого совершенно невозможно, если с раннего возраста не пробуждать и не поддерживать в ребенке высокое, живое, самостоятельное чувство силы, чтобы само оно побуждало ребенка ко всему, что в этом отношении надо добиваться ради блага родины.
Но где же начинается развитие этого чувства? Как его вызвать и как сохранить? Безусловно, оно начинается там, где сама природа приступает к развитию ребенка. Несомненно, оно требует в первую очередь пристального внимания к данному вопросу. Каким передает природа ребенка для воспитания и что в нем предлагает она воспитывать? Иными словами, какие вообще заложены в природе человека физические задатки, требующие развития? Что делает физическая природа человека для раскрытия подобных задатков ребенка? Что должно еще добавить к этой деятельности природы человеческое искусство воспитания?
Природа создает ребенка как неделимое целое, как действительно органическое единство с разносторонними нравственными, умственными и физическими задатками. Она безусловно хочет, чтобы ни один из этих задатков не остался неразвитым. Там, где действует природа, где ребенок остается под ее подлинным и надежным руководством, она раскрывает эти задатки одновременно и в их гармоническом единстве. Развитие одного не только неразрывно связано с развитием другого; природа развивает каждый из этих задатков посредст
вом других и черёз них: развитие чувств становится средством развития ума, развитие ума влечет за собой развитие тела, и наоборот.
Наблюдая за тем, как природа развивает все задатки ребенка одновременно и при этом один через другой, мы ясно видим: она, опять-таки, имеет в виду при развитии сердца, ума и тела отнюдь не специальные, единичные нравственные, умственные /или физические навыки. Она, вечно ясная и уверенная в своей деятельности, все увязывает воедино: не только подчиняет одно упражнение другому, но и извлекает в человеке одно умение 'из другого. Так и дерево выгоняет из корня ствол, из ствола— ветви и веточки, из них — цветы, из цветов — плоды; оно не путает при этом ни одной из этих важных составных частей с другой. Природа пробуждает в ребенке не какой-нибудь один вид умственных сил и деятельности сознания, а все их; не какое-нибудь одно или несколько предпочитаемых ею чувств сердца, а все сердечные чувства. Таково же ее влияние и на физическое развитие ребенка. Она старается достичь не преимущественно умения прыгать, плавать, рубить дрова и т. д.; она старается добиться, чтобы ребенок вообще мог уверенно, энергично и в полном объеме владеть своими руками и ногами. Она не допускает, чтобы ребенок, не способный еще с достаточной силой и уверенностью владеть своими членами вообще, имел доступ к овладению отдельными изощренными приемами и движениями рук и ног. Кроме того, в тех случаях, когда дело касается навыков, в которых ребенок редко нуждается, воздействие природы в общем и в отдельных ее проявлениях лишено силы и привлекательности. Однако оно сильно, деятельно, богато побуждениями и напористо во всех других случаях, когда речь идет о навыках, всегда, ежедневно и ежечасно необходимых ребенку. В своем воздействии на ребенка природа придает прыжкам несравненно меньшее значение, чем ходьбе, а танцам значительно меньшее, чем прыжкам; фехтованию — значительно меньшее, нежели пилке, топке и строганию; верховой езде гораздо меньшее, чем резанию, молотьбе и тюмолу.
Могут возразить, что резание, молотьба, помол — это действия общественного, а не естественного человека. Это неверно. Общественный человек с точки зрения

влияния его природы на его развитие является таким же естественным, как и дикарь. Природа человека, поскольку она сама по себе оказывает воздействие, в общественной жизни действует по тем же точно законам, по которым действует, когда человек находится в диком состоянии. При этом природа пользуется в общественной жизни тем большим количеством средств воспитания, чем больше она отходит от применения этих средств в их естественном виде. Между тем ни в коем случае нельзя считать, что в результате строгания, точки, помола и молотьбы нарушается естественность влияния природы на наше физическое воспитание, так как эта деятельность, исходящая из повседневных потребностей людей, является разносторонней, разнообразной и изменяющейся. Наоборот, естественность методов воздействия природы значительно больше страдает в результате неорганизованного применения редко используемых вспомогательных и образовательных средств — танцев, фехтования и верхо'вой езды, гармонически не увязанного со всем единством требований человеческой природы.
Поэтому чем больше первоначальные средства физического воспитания ребенка исходят из нужд и потребностей самого его существа, тем более они природосообразны. То же самое можно сказать о нравственном и умственном развитии. Средства физического развития каждый раз идут в ногу со средствами нравственного воспитания и умственного развития.
Это обстоятельство очень важно, чтобы правильно оценить все непосредственные преимущества, которыми для физического развития обладает простой народ з своем положении по сравнению с высшими сословиями. Это следует особенно учитывать при подготовке его к труду в индустрии и в тех случаях, когда горькая нужда заставляет нарушить естественно, но* медленно совершающийся процесс развития детей и занять их трудом, дающим возможность заработать себе на хлеб.
Однако для осуществления совершенно естественного и самостоятельного физического воспитания эти соображения еще недостаточны. Нам нужно попытаться глубже проникнуть в суть того, что же природа дает ребенку для его физического развития. Для этого не требуется какого-либо особенно острого ума. Достаточно
самого простого здравого смысла, так как ответ лежит совсем близко к поверхности.
Основой побуждения при всякой чувственной необходимости и потребности, основой всего, из чего природа исходит в самом ребенке как средоточии чувственного развития, является не что иное, как стремление само- го ребенка к деятельности. Его рука тянется ко всему; она все тащит в рот. Его ноги находятся в непрерывном движении. Он играет сам с собой. Он играет со всем окружающим. Он все бросает так же, как все старается схватить. Это непрерывное стремление ребенка к движению, эту игру ребенка со своим собственным телом, природа сделала настоящим исходным пунктом физического воспитания и дала путеводную нить к естественной, элементарной, законченной трактовке последнего.
Чтобы ребенок мог двигаться, природа дала всем членам его тела суставы. Его игры, движения, его стремление к деятельности являются, конечно, не чем иным, как упражнениями суставов. Природа ведет ребенка путем постепенного расширения деятельности его органов чувств к постепенному, последовательному развитию работы его суставов. Если ребенок в совершенстве владеет движениями во всех своих суставах, если он ловок в выполнении всех возможных для тела движений и положений, тогда, значит, природа закончила дело его физического развития.
Если мы -пойдем дальше и рассмотрим описанную выше деятельность природы еще с точки зрения того, что она дает ребенку в отношении необходимых для него окружения и условий главным образом через его родителей, то мы обнаружим высокую степень совпадения со сказанным вьгше. Все, что природа вложила в самого ребенка, чего она хочет добиться через вложенные в него инстинкты, к чему она принуждает его через нужду и потребности, она вложила одновременно и в его окружение; то же самое она хочет осуществить через его мать, то же самое она заставляет его делать посредством домашнего окружения.
До известного момента развитие элементарных средств образования непосредственно вытекает из природы ребенка и его естественного окружения. Во всяком случае, эти средства, необходимые для развития сердца, ума и тела, непосредственно вытекают из живой любви 19 И. Г. Песталоцци, т. з              289
матери к ребенку и из восприимчивости к лю'бв'и, присущей ему самому. Как в матери, так и в ребенке эти средства проявляются и набирают силы через нужду и потребности, свойственные их положению; оно является почтой, на которой раскрывается их любовь.
Обстоятельства, под влиянием которых какое-нибудь средство образования получает первоначальное развитие, всегда возбуждают способности человека в их полном объеме. Настоящие средства образования воздействуют на все задатки ребенка. Если мы глубже вникнем в вопрос о происхождении элементарных средств обучения и о ходе их естественного развития, то окажется, что общим корнем, из которого исходит развитие человека, является все то, что требуется для самых необходимых забот о ребенке. Такое образование гарантировано ему природой благодаря инстинкту матери.
Исходные положения физического элементарного образования в этом отношении так легки, просты и повсюду применимы, что их, собственно говоря, совсем нельзя считать искусством. Их отличительным свойством является величайшая простота. Каждая мать знает и применяет их. Она заставляет ребенка сначала стоять на столе, потом на лавке, держа его за обе ручки; поздней она ставит его на пол, держа только за одну ручку, затем только за один палец. Ребенок стоит. Теперь она учит его ходить. Едва он это освоит, как мать учит его стоять у нее на коленях, кивать ей головкой, наклоняться, кланяться ей. Отец идет дальше: он ставит ребенка обеими ножками себе на ботинки и качает его в этом положении. А вот он ставит в комнату .чурбан, и дети должны вскакивать на него, перепрыгивать. Еще позднее отец велит им лазить‘на деревья, кататься на льду. Он кружит их, учит бросать шар, размахивать бичом и т. д. Словом, отец делает все так, как этого требуют сами задатки и побуждения физической природы ребенка.
Бесспорно, что эта деятельность отца и матери, направленная на физическое развитие ребенка, является отнюдь не односторонней. Развитие у него всесторонней способности и навыков к движению согласно законам, на которых основано строение его тела, несомненно заложено в самом ребенке. Его руки и ноги, кисти и ступни, все его суставы и мышцы приводятся в движение и упражняются хотя и бессознательно, но тем не менее в
необходимой последовательности, по ступеням; все тело ребенка со всеми его членами становится сильным и выносливым, полным энергии и подвижности.
Естественная домашняя гимнастика, которую я рассматриваю как единственную основу искусственной гимнастики, удовлетворяющей потребности человеческого развития, воздействует не только на физические силы человека во всем их объеме. Она требует также всесторонней деятельности интеллектуальных сил ребенка. Присмотримся с этой точки зрения поближе к тому, что делает мать, и мы убедимся, что она побуждает ребенка относиться с пристальным вниманием ко всему окружающему, внимательно наблюдать за самим собой. У ребенка вырабатывается отчетливое сознание того, в каком отношении находятся существующие вне его вещи к его силе и какое отношение существует между его силой и вещами вне его. Мать укрепляет это сознание, знакомя ребенка с названиями предметов, находящихся в столь тесной связи с его силами. Увлекательность, свойственная этим упражнениям, побуждает ребенка к свободной игре наблюдения. Упражнения определяют и всесторонне расширяют круг опыта ребенка, обосновывают смысл его существования, знакомят его с горестями и радостями жизни, прививают ему отчетливое сознание того, что приятно человеку и что причиняет ему боль. Упражнения всесторонне воздействуют на умственные силы ребенка — воображение, память, комбинаторные способности, силу суждения, изобретательность.
Упражнения предъявляют требования не только к уму ребенка; они захватывают и приводят в движение все его эмоц'ии, все силы сердца, вплоть до самых нежных и чувствительных. Связанные своим истоком с сердцем отца и матери, они являются не чем иным, как упражнениями в силе сердечных качеств ребенка, его любви. Они связаны со всем, что ребенок сильно любит, со всеми побуждениями ребенка к любви. Они связаны с разбуженным у него полным доверием, чувством благодарности и высокой чистотой невинности.
Но они не только пробуждают и оживляют эти присущие ребенку чувства. Они подымают ребенка до подлинной способности деятельно воплощать эти взгляды и чувства. По крайней мере, это происходит там, где мать 19*              291

еще близка к «природе, где блеск почета и грязь денежного сундука не порывали до последней нитки священные связи семейных отношений. Так бывает, по крайней мере, там, где навеки неразлучные члены одной семьи помогают друг другу; где хорошая мать предпочитает видеть своего грудного младенца на руках его малолетней сестренки, чем на руках прислуги, которую нанимают на три месяца или на полгода. В таких семьях девочка с малых лет может оказывать помощь любящей матери, выполняя ее поручения: принести или отнести какую- нибудь вещь, качать колыбель младенца, брать его на руки, играть с ним, водить и носить его. Девочка может заменять ребенку мать. Она уже не притрагивается к деревянной кукле, ей доступны высшие радости. Она подвязывает чулочки не кукле, а своей сестричке; надевает ботиночки не кукле, а братишке. Применение физической силы у этого ребенка стало также применением силы нравственной. Наградой ему служит благодарность матери. Ее брат так же помогает отцу, который платит ему за это благодарностью. Души этих детей — девочки и мальчика — возвышаются. Они возвышаются благодаря священной, естественной связи между упражнением физических сил, с одной стороны, и нравственных и умственных сил — с другой.
Искусственные средства физического воспитания должны учить тому, чтобы соблюдалась важная связь между развитием физических навыков и общим развитием всех сил человеческой природы. Общее развитие не должно успокаиваться на физическом развитии человека; следуя природе, оно должно привести его в полную гармонию с умственным и нравственным развитием. Таким образом создается определенный исходный пункт и своеобразная последовательность упражнений, соответствующая указаниям природы.
Присмотримся к ней поближе.
Ребенок — не растение, которому предназначено вечно быть связанным со своим корнем и которое не может жить обособленно от него. Напротив, назначение ребенка заключается в том, чтобы стать самостоятельным и независимым от тех средств, которые применялись для развития всех его сил. Из самых необходимых забот о ребенке, которые являются корнем всего его воспитания, вырастает именно та самостоятельность, при помощи
которой он отделяется и должен отделиться от этого корня.
Вечный естественный закон развития человеческого рода заключается в следующем: по мере того как растет самостоятельность ребенка, уменьшается необходимость заботы о нем; по мере же уменьшения необходимости в 'первоначальных заботах о ребенке ослабляется инстинкт, или естественное побуждение, матери заботиться
о              нем. Ребенок начинает сам заботиться о себе. Заботы матери и самообслуживание постепенно, через ряд ступеней ведут к самостоятельности. Промежуточным состоянием, или, вернее,.переходным пунктом между начинающимся самообслуживанием и полной самостоятельностью, являются школьное образование, подготовка к мастерству и профессиональное образование. Самостоятельность ребенка, стоящая выше потребности матери заботиться о нем, всегда проявляется в трех направлениях. В нравственном отношении это самодеятельность любви, в умственном — самодеятельность мышления, в физическом — самодеятельность тела.
Поскольку эта самодеятельность разбужена естественным путем, поскольку любовь, мышление и физические движения ребенка являются следствиями самых необходимых забот со стороны матери, 'постольку каждое из этих проявлений является 'вместе с тем и проявлением всей совокупности человеческих задатков. Каждый шаг в воспитании, который исходит от материнской привязанности, материнской заботы, имеет воспитательное значение для всей природы человека в целом; он одновременно воздействует на нравственные, умственные и физические силы ребенка. Благодаря элементарной естественности исходного пункта нравственного, умственного и физического развития человечества вся совокупность этих средств 1в своих 'результатах сплавляется воедино — в образование человека вообще. В этой естественности элементарного исходного пункта человеческого воспитания каждый раз человек действут как целое, то есть действует весь человек. Каждое из этих начальных упражнений во (всех трех направлениях нашего воспитания каждый раз является проявлением человеческой природы как целого, во всей ее полноте.
Чем более природосообразную жизнь ведут родители ребенка, тем в большей степени они делают это в своих
собственных интересах. Чем ближе к -природе их жизнь, тем более неиспорченным и естественным является их собственное стремление к такой жизни. Кроме того, они обычно потому и живут сообразно 'природе, что стремление быть ближе к своему ребенку и потребность в этом коренятся 'в их (положении и в обстоятельствах их жизни.
В трудностях жизни 'бедных людей взаимосвязь материнской заботы и самодеятельности ребенка является одинаково благодетельной для матери и ребенка. Забота
о              детях ложится тяжелым бременем на 'бесчисленных бедняков, которым и без того достаточно трудно прожить жизнь, не потеряв при этом совести и чести. Он i вынуждены делать все -возможное, чтобы дети не только содержали самих -себя, но еще и помогали родителям. Не смейся над этим, дочка! Походи-ка /по деревням, посмотри на увядшие груди матерей. Понаблюдай-ка за тем, как они прядут ночи напролет, чтобы утром иметь возможность купить на два крейцера картошки, а потом подумай, насколько развитая самодеятельность ребенка может облегчить 'бремя бедной матери!
Не стану, однако, уклоняться в сторону. В результате перехода от любовных забот матери к самодеятельности и самообслуживанию у детей развивается способность самим находить себе занятие, самостоятельно развлекаться. Сознание этой способности становится для них активным побуждением к независимому и самостоятельному существованию вне родительского круга забот. Они стремятся найти развлечения и занятия, (стараются за'вязать связи (вне рамок семейного круга. Они нуждаются 'в расширении своего духовного богатства и запросов; для них важно отточить свои силы, как можно чаще применяя их в столкновении с окружающей средой. Это происходит (благодаря расширению круга их совместной жизни с другими лю'дьми и благодаря всем удовольствиям и страданиям, которые они совместно с ними переживают. Естественность начального воспитания, благородная, возвышающая любовь матери являются недостаточными для подготовки ребенка ко всем трудностям, с которыми ему придется столкнуться на нашей поросшей терниями и чертополохом земле. Дети стремятся уйти из семьи, вырваться из-под материнской опеки, окунуться в жизнь со всеми ее терниями. Счастье,

если хорошая мать поведет их за руку в этот «все расширяющийся круг, предъявляющий все большие требования к их силам.
Пожелаем, чтобы было побольше таких счастливых людей и 'поменьше родителей, которые даже в тот период, когда природа доверяет ребенка исключительно заботам родителей, не могут и не хотят дать своим детям необходимое им в это время естественное элементарное образование. Пожелаем, чтобы не нашлось родителей, у которых не хватит здравого смысла и образования для выполнения даже этого первого начального пункта своего долга. Но даже если они выполнят его в полной мере, природа не может слишком долго оставлять детей на попечении родителей ввиду необходимости развития у них самостоятельности. По мере того как растет внутреннее душевное богатство детей и расширяется круг их опыта, возникает потребность в искусственных мерах воспитания, появляется необходимость в школе *...

<< | >>
Источник: И. Г. Песталоцци. Избранные педагогические сочинения в трех томах.Том 3. 1965 {original}

Еще по теме О ФИЗИЧЕСКОМ ВОСПИТАНИИ КАК ОСНОВЕ ОПЫТА ПОСТРОЕНИЯ ЭЛЕМЕНТАРНОЙ ГИМНАСТИКИ, СОДЕРЖАЩЕЙ последовательный ряд ФИЗИЧЕСКИХ УПРАЖНЕНИЙ:

  1. Тема 4. ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРЫ КАК СОЦИАЛЬНАЯ СИСТЕМА. ЦЕЛЬ, ЗАДАЧИ И ОСНОВЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ В ОБЩЕСТВЕ
  2. 5.1. Понятие о средствах. Физические упражнения - основное специфическое средство формирования физической культуры личности
  3. 5.8. Нагрузка и отдых как взаимосвязанные компоненты выполнения физических упражнений
  4. 5.4. Классификация физических упражнений
  5. 5.3. Содержание и форма физических упражнений
  6. Тема 7. ПРИНЦИПЫ ЗАНЯТИЙ ФИЗИЧЕСКИМИ УПРАЖНЕНИЯМИ
  7. 5.2. Факторы, определяющие эффективность воздействия физических упражнений
  8. 5.5. Понятие о технике физических упражнений
  9. 5.6. Характеристики техники физических упражнений
  10. § 6. Воспитание физической культуры личности
  11. I. ЛИЦА ФИЗИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ФИЗИЧЕСКОЙ ЛИЧНОСТИ: ЕЕ НАЧАЛО И КОНЕЦ
  12. СУЩНОСТЬ И СИСТЕМА ФИЗИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ ШКОЛЬНИКОВ
  13. ЗАНЯТИЕ № 21 ТЕМА: ВОСПИТАНИЕ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ ЛИЧНОСТИ
  14. § 6. Воспитание физической культуры учащихся
  15. Глава 4 ЖИЗНЬ В ФИЗИЧЕСКОЙ ПЛОСКОСТИ (физическом теле)
  16. ФИЗИЧЕСКИЕ И НРАВСТВЕННЫЕ АСПЕКТЫ АНТИАЛКОГОЛЬНОГО И АНТИНИКОТИНОВОГО ВОСПИТАНИЯ
  17. Тема 2. Специальные физические упражнения для изучения психомоторики спортсменов