Задать вопрос юристу

Андрей Михайлович Курбский (1528—1583)

А. М. Курбский — один из ближайших сподвижников Ивана IV, играл видную роль в период реформ середины XVI в. Опасаясь опалы за близость к казненным Иваном IV феодалам, в 1564 г. бежал, в Литву. В 1573 г.
написал политический памфлет «История о великом князе Московском», в котором отразил идеологию крупной аристократии, выступавшей против укрепления самодержавной власти. В своем имении в местечке Миляновичи на Волыни Курбский организовал кружок образованных людей, сам «уже в сединах» изучил * Материал об А. М. Курбском и комментарий к нему составлен Е. Н. Дзюба. латинский язык и занялся переводом богословских сочинений. Участниками кружка Курбского были переведены «Парадоксы» Цицерона, отрывок «О силлогизме» из «Диалектики» И. Спангенберга. Отдавая предпочтение духовному просвещению, А. Курбский считал необходимым также изучение «внешних наук», в особенности языков, философии, риторики, астрономии. Значение этих наук он раскрывал в своих предисловиях к сочинениям византийских богословов Иоанна Златоуста, Иоанна Дамаскина. Курбский призывал своих соотечественников учиться, советовал искать нужных учителей за границей. Он призывал к изучению античной философии, рассматривая ее как составную часть греко-славянской культурной традиции. Не имея достаточной образованности, утверждал Курбский, нельзя «понять книг учителей наших», поскольку они «мудре и пре- красне под мерами и чины грамотическими и риторскими философским обычаем писали». Отрицательное отношение Курбского к «латинской науке» связано в основном с его неприятием идейной направленности преподавания в католических иезуитских школах, которые служили целям окатоличивания украинцев и белорусов. Отрывок из предисловия к переводу книги Иоанна Дамаскина* «Источник знания» ...А того ради, яко рехом, прилежати нам подобает трудолюбие ко прочитанию священных писаний... И не токмо священным, но и внешным учитися потщимся, яко Григорий Богослов2 глаголет... Се слышите, возлюбленные, иж многажды того ради писаний возбра- няють нам читати и навыкати внешных, иже бы прелесть их самых не открылася и всем явственна не была... К тому да будет сие вам ведомо, аще не будем со прилежанием прочитати и учитися, не будем учителей нашых книг разумети, ибо они были мудры и искусны, мудре и прекрасне под мерами и чины грамотическими и риторскими философским обычаем писали и якобы град твердый на превысочайшей горе догматы благочестия нам оставили со безщислен- ными различными оборонении, сиречь, непреодолимыми свидетель- ствы, яко с пращами огнистыми направили и яко мужи крепкие и стрелы в тулех готовые положили и уготовали писания свои, но по пребостях таковых, кому действовати и стреляти. Чего ж ради мы боимся и ленимся уже уготованным действовати... О науках же внешных простые христиане не ведають, а многие их и страшатся (понеже ельнинских философе обретение), по речен- ному: убоятся страха, и деже не бе страха. А сего ради мы кратце изьявим. Иж видели древние мужие родоначальники скоро по размещению языков, иж род человеческий в скотоподобие накланяется и телесным сластем прилежить, а душевными добротами тлеет, и сего ради последним родом перволепотные доброты украшения добро- хотствующе описали, сиречь словесные науки, ими же человек был украшен от бога...
Грамматику написали, которая частью учит, яко пря мо подобает человеку глаголити, а частью, яко прямо писати: а две части оставляю долготы ради речения. А реторику написали, которая учит зело прекрасне и превосходне глаголити, ово вкратце много и разум замыкающе, ово пространне разширяюще, но и то под мерами не допущающе со велеречением много звягати. Диалектику написали, которая учит, яко мерами слогни складати, чем правду и истину от лжи и потвори разделити. Естественную философию написали, о всех естественных бытствах телесных и безтелесных, яже елико их от бога в существо приведенны... Нравонаказательйую философию написали, ею же царства и гражаньства благочиние правятся, которая научает правде и разумности, мужеству и целомудрию и тым добротам душевным, которые от тех походят, яко от начальных добродетелей... [2, с. 366]. . Отрывок из предисловия к переводу книги Иоанна Златоуста1 «Новый Маргарит» ...Помянух же и обращахся в скорбех ко господу моему со вздыхании тяжкими и со слезами, просяще помощи и заступления, да отвратит гнев свой и да не презрит унынием потребитися и утешающи ми ся в книжных делах и разумы высочайших древних мужей про- хождах. Прочитах, разсмотрях физических2 и обучахся и навыках этических3. Часто же обращахся и прочитах сродные мои священные писания, ими же праотцы мои были по душе воспитаны. И случило ми ся, часто вникающему в них вспамятати о преподобном Максиме4, новом исповеднике, ибо прилучило ми ся с ним некогда беседовати. И вопросих его о книгах великих учителей наших восточных: если бы все преведены от грецка языка в словенский, и где суть? Если у сербов, альбо у болгаров суть, або у иных языков словенских? Он же отвещал ми, иж не преведены суть во словенский, но в грецком все обретаются, а не токмо в словенский, но ни в латинский язык недозво- лены были преложитися, аще и зело их римляне5 желали и многие прошения о том чинили. ...И приехав мне уже ту от отечества моего с сожалением потщахся латиньску языку приучатися того ради, иж бы могл преложити на свой язык, что еще не преложено; иж наших учителей чуждые наслаждаются, а мы гладом духовным таем, на свои зряще. И того ради немало лет изнурих в грамотических, и в диалектических, и в прочих науках приучахся... Всякое сопротивное со противным вкупе пребывати не может. А иж нечистота чистоте сопротивна, того ради, не очистився очищати других не может. Несовершен будучи, сам учити других не может; а иж неискусный несть совершен; того ради иных учити не может. Всяк искусився словесных и делательных совершен есть; а всяк совершенный во учениях словесных и свидетельствовавший в делах добрых, уже искушен. А про то иных учити, просвещати может, яко от сокровища духовного уже подающе и умножающе талант ему вданный... [4].
<< | >>
Источник: С.Д. Бабишин, Б. Н. Митюров. Антология педагогической мысли Древней Руси и Русского государства XIV — XVII вв. 1985

Еще по теме Андрей Михайлович Курбский (1528—1583):

  1. Кампания 1528?1529 гг.
  2. Иван Федоров (ок. 1510—1583)
  3. О Николае Михайловиче Карамзине
  4. ОТЕЦ ОТЕЧЕСТВА КНЯЗЬ ДМИТРИЙ МИХАЙЛОВИЧ ПОЖАРСКИЙ
  5. ОТЗЫВ НА РАБОТУ Н. Н. ВОРОНИНА «АНДРЕЙ БОГОЛЮБСКИЙ»
  6. Андрей Иванович ЖЕЛЯБОВ
  7. ОСТЕРМАН АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ
  8. УШАКОВ АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ
  9. УЛОЖЕНИЕ ЦАРЯ АЛЕКСЕЯ МИХАЙЛОВИЧА и НОВОУКАЗНЫЕ СТАТЬИ
  10. Глава VI ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ АНДРЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ. Г. 1294-1304.
  11. Сергей Михайлович СТЕПНЯК-КРАВЧИНСКИЙ
  12. Глава I ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ АНДРЕЙ. Г. 1169-1174
  13. Воронин Н.Н.. Андрей Боголюбский, 2007
  14. Свердлов Яков Михайлович (1885 — 1919)