<<
>>

Классификация наук и предмет философии в ее соотношении с теологией.

Разрушительной части философской доктрины Бэкона, выявившей призраки — препятствия в деле эффективного познания, противопоставлена система позитивной науки (scientia), понимаемой очень широко.
При этом существенно, что Веруламец отходит от традиционной аристотелевской, в принципе онтологической, классификации наук. Ее бэконовский принцип выявился в контексте гуманистической культуры, сугубо ориентированной на жизнь человека. Свою классификацию Веруламец основал на давно выявившейся к тому времени триаде познавательных способностей человеческой души: 1) память; 2) воображение (фантазия); 3) разум. Им соответствуют и три сферы бытия. Менее всего им соответствует поэзия, трактуемая как изображение нереальной действительности, существующей вне сознания, а в зависимости от запросов человеческого сердца, его эмоций. История в соответствии с антично-средневековой традицией ее понимания и самим этим древнегреческим термином означала описание единичных фактов и событий. Гражданская история (historia civilis) описывает явления человеческого общества. Для главной же интенции философии Бэкона 485

значительно важнее естественная история (historia naturalis) — описание многообразных фактов природы.

Принципиальное значение, однако, в бэконовской классификации наук имеет его трактовка философии. В отличие от истории она является познанием максимально обобщенным. Главные объекты философии — Бог, природа и человек, частично — в познавательном аспекте — нами уже затронутый.

Проблема Бога решается в общем аспекте концепции «двух истин» — варианте, четко выявившемся в позднем номинализме. Впрочем, у Бэкона здесь имеются и свои нюансы, с которыми мы встречались у некоторых гуманистов. Веруламец выделяет прежде всего богооткровен- ную теологию (theologia inspirata), основанную на Священном Писании и не поддающуюся никакому рационалистическому анализу и прояснению.

Максимы человеческой морали так или иначе ориентированы на такую сугубо авторитарную теологию. Государственный деятель отлично понимал необходимость этой теологии-религии как духовной пищи народных масс. Мыслитель же полностью отделял ее от философии. «Искать в философии теологию, — писал автор "О достоинстве и приумножении наук", — это то же самое, что искать живых среди мертвых, точно так же, наоборот, искать философию в теологии — это то же самое, что искать мертвых среди живых» (XI 31, т. I, с. 519).

Если богооткровенная теология, основанная на понятии непознаваемого Бога, выражает его мистифицирующую функцию, то естественная теология (theologia naturalis), игравшая весьма значительную роль в системе Аквината, напротив, стремится прояснить понятие Бога, принимая во внимание некоторые существенные особенности самой природы и выявляя тем самым интеллектуализирующую сторону этого понятия. Но более важный компонент философии Бэкона — природа и ее эффективное познание, что уже было подчеркнуто в самом начале этого раздела, — натуральная, естественная философия. Ее глубинный, теоретический аспект, вскрывающий подлинную истину природы, объясняется светоносными опытами, без выявления которых невозможны плодоносные опыты, создающие в интересах человека то, чего непосредственно в первозданной природе не бывает.

В этом контексте Бэкон воспроизводит весьма важное — в принципе аристотелевское — деление естественной философии на физику и метафизику. Веруламец вносит здесь значительную поправку в сложившуюся традицию. Поскольку сам Аристотель именовал то, что после него стало называться метафизикой, первой философией, автор «Достоинства и приумножения наук» стал трактовать ее всеобщей наукой (scientia universalis), «общей матерью всех наук» (XI 31, т. 1, с. 199), предшествующей всем другим. Сюда он относил такие признаки знания, как правило равенства двух величин через третье, отсутствие бесследной гибели чего бы то ни было в процессе изменения и др. Но это содержание «первой философии» осталось у эмпириста в сущности не раскрытым.

Другое дело метафизика, которая у Аристотеля и в последую- 486 щей традиции заключала в себе важнейшую для задачи, решаемой

Бэконом, трактовку четырех решающих причин бытия и знания.

Материальную и действующую, как причины ближайшие, Веруламец отнес к сфере физики. Их выявление ведет к плодоносным опытам. Однако за ними скрываются причины формальные, которые изучает метафизика и без выявления которых, как увидим, невозможны светоносные опыты. Правда, к сфере метафизики относятся и целевые причины, наполняющие родовые призраки и совершенно бесполезные для реального знания, ибо они характерны для действий человека, а отнюдь не природы.

Для интенции действенности философии Бэкона весьма показательно, что физика и метафизика составляют ее теоретическую компоненту. Практическая же состоит в том, что открытия физики использует механика, а выявление форм метафизикой открывает возможность для естественной магии, с которой мы уже встречались у итальянских натурфилософов и которая может создавать то, чего в природе непосредственно не бывает. Так, автор «Новой Атлантиды» верит в возможности превращения одних веществ в другие, включая изготовление золота (о чем так мечтали алхимики), создание новых видов животных, омоложение человека и многие технические чудеса.

Последний раздел философии Бэкона составляет учение о человеке, который в индивидуальном плане составляет предмет антропологии (philosophia humana), обнимающей как его тело, так и душу, а как член общества — предмет гражданской философии (philosophia civilis). В своей психологии Веруламец дал мало нового по сравнению с Телезио. Подобно последнему, он признает душу телесную, концентрирующую ощущения и движения, происходящие в теле под воздействием внешних вещей. Разумную же душу он называет богооткровенной. Ее отношение к чувственной не ясно. Относя ее трактовку скорее к религии, автор «Достоинства и приумножения наук» считает, что «истинная и настоящая моральная философия... является всего лишь служанкой теологии» (XI 31, т. 1, с. 413). Здесь — существенная конкретизация концепции «двух истин».

<< | >>
Источник: В.В. Соколов. Философия как история философии. — М.: Академический Проект. — 843 с. — (Фундаментальный учебник).. 2010

Еще по теме Классификация наук и предмет философии в ее соотношении с теологией.:

  1. ПРЕДМЕТ, СТАТУС ФИЛОСОФИИ РЕЛИГИИ. ФИЛОСОФИЯ РЕЛИГИИ И РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ
  2. 2. Философия и медицина Средневековья
  3. ЕСТЕСТВЕННАЯ ЛИ НАУКА ИСТОРИЯ?
  4. Философия в ее отношении к теологии и религии.
  5. Еретические учения и движения в западноевропейском Средневековье.
  6. Классификация наук и предмет философии в ее соотношении с теологией.
  7. ПРИКЛАДНАЯ ЭТИКА - СМ. ЭТИКА
  8. ТЕОРИЯ ЦЕННОСТЕЙ - СМ. АКСИОЛОГИЯ ФЕМИНИЗМ - СМ. ФИЛОСОФИЯ ФЕМИНИЗМА
  9. БАЛ и БАР Э. - см. НЕОМАРКСИЗМ, ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ
  10. VII. Преодоление темпорализированной философии первоистока: Деррида и его критика фоноцентризма
  11. Б.М.КЕДРОВ: ПУТЬ ЖИЗНИ И ВЕКТОР МЫСЛИ (материалы «круглого стола»)
  12. ФИЛОСОФИЯ ДРЕВНОСТИ И СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
  13. Понятие отражения в философии и естественнных науках. Отражение и информация. Отражение и изоморфизм
  14. II. Очерк психиатрических учений, имевших соотношение с уголовным правом, начиная с древнейших времен и до Моrеl'я включительно