ВВЕДЕНИЕ

В последние годы все большее внимание юридической науки привлекает проблема эффективности советского законодательства1 Исследования в этом направлении позволят ответить на ряд практически важных вопросов достаточны ли предпосылки для того, чтобы граждане и организации добровольно осуществляли права и исполняли обязанности, если нет, то какими средствами лучше воз действовать на поведение сторон—установлением поощрения либо введением санкций за возможные нарушения (в свою очередь наказанием может быть либо применение мер оперативного воздействия, либо возложение на нарушителя невыгодных имущественных последствий, и таком случае важно дать эжошомичсгкос обопюпап и. размера эчих имущек-ппсшных последа тип и i д Вмесге с тем для поиокош срсдсш, которые Moiyi привести к повышению эффективности законодательна.!, важным представляется и другое направление HCC'ICIO 1 См, например, М П Лебедев. Об эффективности воздси ствия социалистического права на общественные отношения («Советское государство и право» 1963 г № 1, стр 22—31) А М Яковлев, Социальная эффективность уголовного закона («Советское государство и право» 1967 г № 10, стр 55—63) И С Самощепко, В И Никитинский, О рсэульпт ix действия норм права, «Ученые записки ВНИИСЗ» впп 20 М 1970, стр 3—20, А С Пашков, Л С Яви ч Эффективность действия правовой нормы (К методологии и методике социочоппс около исследования) («Советское государство и право» 1970 г .№ Ч стр 40—48), В И Никитинский, Эффективность норм тру дового права, «Юридическая литература», 1971, М II Б р i г и и с к и и. Повысить эффективность OTBCTCTBCHHOCIII в \оэянс1венш1\ обязательствах («Советское государство и гцпво» IQ7^ r № 8, стр 79—84) ватой, именно изучение'того, каким образом правоотношения реализуются в поведении их участников, насколько этот прощеюс при данных условиях является оптимальным, есть ли пути его дальнейшего совершенствования и т. д. Разумеется, невозможной одной сравнительно небольшой работе рассмотреть все эти проблемы. В данной книге на^при.мере одного из видов гражданских правоотношений?-'обязательственных — пред-шринята попытка проанализировать законодательство об исполнении, проследить^прр^еос^ исполнения обязанностей каждой из сторон, ^выявить ^соотношение между обязанностью и фактическим поведением должника, установить последовательность совершения действий каждым из субъектов, правоотношения. Термин «обязательство» имеет несколько значений. Он используется для обозначения: 1) документа, выдаваемого должником кредитору, 2) отдельной обязанности, 3) обязанности с соответствующим ей правомочием, 4) совокупности обязанностей с соответствующими правомочиями, объединенных по тем или иным признакам1. Иногда сами обязательственные правоотношения называют договорами2.' ) Представляется, что употребление одного термина для обозначения стольких понятий, «• тому же сходных между собой, вряд ли оправдано. Необходимо не "только различать понятия «обязательство» и «обязанность», но и* обозначать их различными терминами. В главной норме обязательственного права—ч. 1 ст. 33 Основ, гражданского законодательства3—разграничение понятий выдержано четко: обязанность (вместе с противостоящим ей правомочием) названа составной частью обязательства. ' Однако следует отметить,, что в целом законодательство в этом отношении не всегда последовательно и термины «обязательство» и, «обязанность» часто употребляются как взаимозаменяемые. Достаточно проанализи- ' Ом. М. М Агарков, Обязательство по советскому гражданскому праву, Юриздат, 1940, ..стр. 15; «Гражданское право», т. I, Юриадат, 1944, стр.^288—289; «Советское гражданское право», т. 1, «Юридическая литература», 1965, стр. 425. 2 См. «Гражданский кодекс РСФСР», учебно-практическое по» собие, ч. 1, Свердловск, 1965, етр, ЗйО. 3 В дальнейшем именуются — Основь!. ровать CT.icr. 169—176 ГК РСФСР1, чтобы убедиться в справедливости такого вывода. Например, в соответствии со ст. 170 ГК «кредитор вправе 'не принимать исполнения обязательства по частям». Совершенно очевидно, что речь здесь идет о принятии исполнения по отдельной обязанности, а не по обязательству в целом, поскольку последнее включает и обязанности, возложенные на самого кpeдитqpa, по которым он, следовательно, никак не может принимать исполнения. Это обстоятельство порождает определенные затруднения в толковании и применении норм права. В настоящей работе термин «обязательство» используется только для обозначения соответствующего правоотношения в целом. Обязанность же признается лишь одним из элементов обязательства2. Рассмотрим "несколько подробнее понятие обязанности. Обязанность всегда возникает как составная часть обязательственного или иного правоотношения. Последнее представляет собой 'в известном смысле программу ^будущих взаимных действий его участников, которая означает возможность совершения определенных действий в 'будущем. Так, в соответствии с содержанием обязательственного правоотношения, основанного на договоре займа, заимодавец может потребовать возврата переданных взаймы денег или вещей, а другая сторона обязана возвратить предмет долга. Каждая возможность становится действительностью в поведении соответствующих лиц. Часто совершение определенного действия участником правоотношения закон оставляет на усмотрение тех субъектов, от которых оно должно исходить. Например, сдавший вещь на хранение вправе явиться за нею раньше времени или в согласованный сторонами срок либо вообще не предъявлять тре- ' В дальнейшем именуется—ГК 2 Четкое проведение различий между указанными понятиями влечет некоторые осложнения, так как при изложении содержания нормы права зачастую приходится использовать не тот термин, ко торый указан законодателем, а тот, который имелся в виду Например, в цитироваяной ст. 170 ГК вместо термина «обязательство» 'следует употребить термин «обязаиность» Такая замена не меняет смысла нормы, но приводит ее в соответствие с ч. 1 ст. 33 Основ (ч, 1 ст. 168 ГК). бовавдия о ее возврате. Но столь же часто усмотрение других субъектов правоотношения ограничено либо вообще сведено к нулю. Например, в соответствии с тем же договором хранения хранителю предстоит лишь вернуть принятую от 'контр агента 'вещь в сохранности, в Противном 'случае встанет вопрос о 'выплате ее стоимости и возмещении убытков. Ограничивая усмотрение хранителя (и других лид, которые находятся в ' аналогичном положении), закон тем самым создает'высокую степень вероятности того, что предусмотренное и желательное для другой стороны поведение станет реальностью. В законодательстве и юридической литературе возможность первого рода (в частности, она имеется у лица, сдавшего вещь на хранение) обычно называют правом, субъективным правом, правомочием, а возможность второго 'рода — обязанностью (в приведенном примере она возложена на хранителя). '. N •' Таким образом, обязанность, как и право,—возможность совершения некоторого действия, но ее отличительная особенность заключается в угрозе применить к обязанному лицу санкции, если оно допустит нарушение. По предположению законодателя санкции настолько невыгодны для носителя обязанности, что у него остается единственный выход— следовать установленному предписанию, Видимо, чтобы подчеркнуть крайнюю ограниченность должника в выборе, иногда утверждают, что обязанность есть необходимость совершения определенного действия1.' Хотя термин «необходимость» н подчеркивает то обстоятельство, что носитель обязанности ограничен в выборе вариантов поведения либо ".ему вообще не предоставлено никакой правомерной .альтернативы, использование его в данном случае неправильно по существу. Даже при наличии угрозы очень сурового 'наказания выбор все-таки остается. Убедительным доказательством этому являются сравнительно нередкие факты, когда от- ' См. Б. Л. Назаров, Некоторые вопросы советских социалистических правоотношений,- «Ученые записки ВЮЗИ», 'вып. 11, М., 1960, стр. 77; О. Э. Лейст, Санкции в советском праве, Госюр-издат, '1962, стр. 50; С. Ф. Кечекьян, Нормы права и правоотношения («Советское государство и право» 1955 г. № 2, стр. 25). дельные граждане и организации вместо правомерного поведения умышленно нарушают закон. О. Э. Лепет, 'подробно доказывая, что существо обязанности полно выражается словом «необходимость», в то же время признает, что, «определяя юридические обязанности, государство исходит не из невозможности, а, напротив, из признания возможности противоправного поведения»1. Сущность обязанности не становится я'сней, если поведение лица, на которого она возложена, называть должным'поведением2, ибо при этом происходит лишь замена термина «обязанность» его синонимам. В отличие от обязанности, понятия которой закон не дает, понятие обязательства сформулировано в ч. 1 ст. '33 Основ следующим образом: «В силу обязательства одно лицо (должник) обязано саверинить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. п. либо воздержаться от определенного действия, а 'кредитор имеет право требовать от должника (исполнения его обязанности». Отсюда следует, что обязательство представляет собой сочетание каждой отдельной обязанности с корреспондирующим правомочием. В литературе также неоднократно прямо или косвенно высказывалась 'подобная точка зрения3. Но в действительности участники обязательственного •правоотношения чаще всего имеют две и более обязанности (с корреспондирующими правомочиями), которые находятся между собой в неразрывном единстве4.
Сложный характер обязательственного правоотношения косвенно признает и действующее законодательство: ' О. .Э. Л ей с т, указ соч., стр. 52. 2 С,м. Н. Г. Александров, Юридическая норма и правоотношение, М., 1947, стр. 9; О. С. Иоффе, Советское гражданское право, «Юридическая литература», 1967, стр. 89; В. П. Г р и-б а н о в, Основные проблемы осуществления и защиты гражданских прав, автореферат докт. диос., М., 1970, стр. 7. 3 См., например, И. Б. Новицкий, Л. А. Л у н ц, Общее учение об обязательстве, Госюриздат, 1950, стр. 50, 133, 134; «Советское гражданское право», «Высшая школа», 1967, стр. 196; «Основы советского права», «Юридическая литература», 1968, стр. 53—54. 4'Подробнее ом. В. С. Толстой, Понятие обязательства по советскому гражданскому праву, «Ученые записки ВЮЗИ», вып. XIX, 1971, стр. 108—110. вслед за общим ''определением обязательства Основы переходят к^регулироваяию' отдельных его 'видов. Статья 44 Основ,'например, передачу продукции, принятие и оп- •латуее называет обязанностями сторон, заключивших договор поставки.'Во'исполнение своих обязанностей по договору контрактации сдающая и заготовительная организации должны совершить целый ряд действий: передать обусловленный предмет, принять его, "оплатить, выдать аванс, оказать колхозу эдли совхозу содействие в производстве продукции, а также транспортировке ее на приемные пункты (ст. 52 Основ). Значит, по смыслу указанных статей обязательство—это .не обязанность с соответствующим ей правомочием (как вытекает из содержания ч. 1 ст. 33 Основ), а весь комплекс, перечисленных в них прав и обязанностей. Все изложенное убеждает в том, что тенденция рассматривать обязательство как сочетание правомочия с обязанностью несостоятельна. Правы авторы, по мнению которых обязательство является не тем иным, как правоотношением, причем в подавляющем большинстве случаев сложным1. , Приводившееся выше определение обязательства, данное в ч. 1 ст. 33 Основ, не только до предела ограничивает его содержание, упоминая лишь о 'праве и обязанности в единственном числе, но заключает в -себе еще одну неточность, а именно: признает допустимым установление обязанности воздерживаться от совершения положительного действия. 'Аналогичное правило было и в ГК 1922 года.'Такая позиция законодателя не встречает возражений в литературе2. Более того, иногда в качестве особого вида выделяют, так называемые обязательства с отрицательным содержанием3. ' См. «Гражданское право», т. I, «Юридическая литература», 1969, стр. 435—436. - 2 См. М. М. А г а р к о в, Обязательство по советскому гражданскому праву, стр.'И, 41; И. Б. Новицкий, Л. А. Лун ц, Общее учение об обязательстве, стр. 55; «Советское гражданское право», учебник для юридических школ, Госюриздат, 1950, стр. 231; Д. М. Генкин, Право собственности в СССР, Госюриздат, 1961, стр. 44; М. И.Брагинский, Общее учение о хозяйственных договорах, .Минск, 1967, стр. 146;" «Советское гражданское право», т. I, «Высшая школа», 1968, стр. 408, 409, 441; «Советское гражданское право», т. I, изд-во ЛГУ, 1971, стр. 357—358. , 3 См. «Советское гражданское право», т. 1, «Юридическая литература», 1965, стр. 429. Вместе с тем в литературе наметился несколько иной подход к решению данного вопроса. О. С. Иоффе обращает внимание на то, что действие и воздержат нс от него не являются равнозначными формами поведения в обязательстве, поскольку «самая природа [последнего приводит к тому, что бездействие неизбежно играет в нем подчиненную роль по отношению к действию»'. В. П. Грибанов отмечает, что обязательства, в которых должнику надлежит воздерживаться от совершения определенного действия, «встречаются лишь как побочные, неразрывно связанные с переходом 'имущественных бла1г»2. Верно, договоры и административные акты никогда не устанавливают в качестве самостоятельной цели обязанность воздержания от положительного действия. Примеров подобного рода нет в законодательстве, и они не приводятся в литературе, за исключением одного—обязательства «собственника домовладения не IIp&пятc^вo-вать проезду через его двор на время возведения строения на соседнем участке»3. Однако еще необходимо доказать, бездействует ли собственник или, наоборот, создает необходимые для проезда условия путем совершения положительных действий: открывает ворота, убирает с 'пути предметы и т. л. Что же касается сложщых обязательственных прапо-отигошсший, то действитслыно в нормах 'лражуютского права нередко в числе других указаний можно встретит) и предписание тому или иному субъекту воздерживаться от положительного действия. Но такой запрет необходимо рассматривать в совокупности с другими постановлениями данного или иных законодательных актов. Тогда становится понятным его настоящий смысл Как известно, содержание субъективното права определяется в законе посредством указания типа поведения, которое разрешается управомочепному4. Соответст- 1 О. С. И о ф ф е. Советское гражданское право (ьурс лекций), изд-во ЛГУ, 1958, стр. 372. См. также «Советское гражданское право», т.I,1971, стр. 358. 2 «Гражданское право», т. 1, 1969, стр. 432. 3 «Советское гражданское право», т. 1, 1965, стр 429. 4 См. О. С. Иоффе, В. П. Грибанов, Пределы осуществления субъективных гражданских прав («Советское государство и право» 1964 г. № 7, стр. 77). •вующим опаооаолг6 (лредпйсанием типа поведения) ус-танавливаютсяУ-,обязайноста должника. Определить тип дозволяемого^или,'"предписываемого поведения можно: 1) путем^ прямого указания на него либо 2) путем ис-ключения^всех 'остальных типов-кроме того, который желателен для законодателя и для самих участников правоотношения. Первый из названных приемов применяется в подавляющем большинстве случаев. Установление ' обязанности должника вторым способом также имеет место. Таким образом, формулирование обязанностей должяика в отрицательной форме представляет собой всего лишь один ив приемов законодательной техники. Например, .в соответствии .с п. 12 Типового постановочного договора «впредь до первой постановки произведения театром или впредь до истечения срока на постановку... автор обязуется без письмеядюго согласия театра не разрешать публичного исполнения своего произведения иному театру того же города». Отсюда вытекает, будго автору предписывается воздержаться от указанного положительного действия. Однако в формулировке п. 12 можно сделать акцент на праве театра, а именно, изложить его в такой редакции: нцредь до первой постановки или истечения срока на постановку произведения автор предоставляет толыко театру, с которым заключен договор, право »а использование его произведения в данном городе, если иное не 'будет предусмотрено последующим игисьменньш соглашением. Значит, обязанность автора воздерживаться от действия оказывается фактически его правом совершить строго установленное действие. Равным образом и запрещение заказчику использовать для ювоих нужд и эксплуатации здания и сооружения, не законченные строительством', можно изложить как разрешение 'использовать их только после окончания строительства. Таким образом, .когда признают возможность 'бездействия в обязательстве, исходят' из способа изложения правовой нормы, за'бывая при этом, что соответствующая редакции есть только средство сформулировать закон кратко и четко. 1 См. п. 55 Правил о договорах подряда на капитальное строительство (СП СССР 1970 г. № 2, ст. 11). 10 На основе всего изложенного можно сделать вывод, что обязательством является относительное гражданское правоот ношение', содержание которого составляют одна или несколько обязанностей (с соответствующими правомочиями) совершить положительные д е ii-ст в и я. Положительное действие как отличительный признак служит наиболее надежным критерием, с помощью которого обязательственные правоотношения можно отграничить от правоотношений абсолютных, где, как известно, обязанность лиц, противостоящих управомоченному, состоит только в воздержании от определенного положительного действия. Совершение того действия, от которого граждане и организации должны вюзвдржшватося, означает нарушение обязанности в абсолютном правоотношении. В качестве критерия для разграничения можно использовать и субъектный состав указанных двух видов правоотношений. Но этот критерий пригоден не всегда. Достаточно сослаться на пример отношении, возникающих из публичного обещания награды за лучшее выполнение работы: с момента объявления конкурса и до истечения срока представления работ соотвсгсшу-ющей организации противостоит право неопределенного множества л ищ, .каждое из которых можсг продюгсыяпь результат своего труда и требовать принятия его к рассмотрению. И это не единственный случай, когда состав участников обязательственного правоотношения остается неопределенным в течение некоторого времени2. Указанная отличительная особенность обязательственного правоотношений—обязанность должника совершить только положительное действие—дает основание отнести к обязательствам и те гражданские правоотношения, .видовую принадлежность которых закон не определяет. ' В настоящей работе не рассматриваются так называемые внутрихозяйственные и хозяйственно-управленческие обязательства (см. И. А. Танчук, В. П. Еф и мочкин, Т. Е. А б о в а. Хозяйственные обявательства, «Юридическая литература», 1970, стр. 54—122). 2 Другие примеры юм. в работе: Е А Ф л е ii ш и ц. Абсолютная природа права собственности, «Проблемы гражданского и административного права», изд-во ЛГУ, 1962, стр 222—225. 11
| >>
Источник: в. с. толстой. ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ. 1973

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. 1. ВВЕДЕНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. Постановка проблемы (введение)
  4. Введение
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. Введение:
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. Введение
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -