<<
>>

Понятие смысла как критерий научности

В наши дни в философских рассуждениях о науке гораздо большую роль, чем прежде, начинает играть понятие смысла. В ряде случаев оно заменяет понятие истины. Зададимся вопросом: на каком основании в классической науке мы называем теории прошлого научными, если они опровергнуты последующим развитием науки как ложные? Или в неклас- сике, теории прошлого сохраняют свое логическое и историческое значение, теорий много и все они равноправны, в том числе, по-видимому, и с точки зрения их истинности.
Можно ли считать, что все они истинны? В первом случае все прошлые теории ложны, и тем не менее мы имеем историю науки, историю научных теорий. Во втором случае все теории истинны, хотя каждая из них по-своему, не так, как другие, представляет природу, одну и ту же природу, один и тот же предмет исследования. Налицо явный релятивизм. Получается, что или наука в своей истории, да и в современности при наличии конкурирующих теорий состоит почти исключительно (за вычетом одной единственной истинной теории) из ложного знания, или все теории в прошлом и настоящем истинны, истин столько, сколько существует научных теорий. Похоже, что истинность не является столь уж надежным критерием научности даже в классическом естествознании. Истина здесь — довольно-таки мимолетное свойство знания. Им обладает только господствующая на данный момент теория, и то очень непродолжительное время, она постоянно пребывает в состоянии ожидания неизбежного опровержения.

Чем же определяется научность знания? Вот тут-то и выдвигается на передний план понятие смысла. Все прошлые теории с точки зрения классической науки ложны, они опровергнуты последующим развитием естествознания, но в то же время они обладают смыслом, с ними можно спорить, их можно опровергать, и с этой точки зрения они научны (вспомним в связи с этим теорию фальсификационизма К.Поппера). Что касается множественности сосуществующих, не опровергнутых теорий в неклассической науке, то они обладают правом считаться научными по той же причине, все они обладают смыслом. Только если в классике наличие смысла означает возможность для данной теории быть опровергнутой, то в неклассике обладание смыслом предоставляет право на интерсубъективное общение с другими обладающими смыслом теориями на равных. При этом субъект каждой теории в неклассической или постнеклассической науке считает свою позицию единственно истинной, но своих оппонентов признает партнерами, достойными дискуссии и обсуждения, только по той причине, что их взгляды обладают смыслом, а значит — они научны. Плюрализм в естествознании базируется не на том, что все высказываемые взгляды одинаково истинны, а на том, что все они обладают смыслом. С бессмысленными высказываниями в науке никто не спорит, не дискутирует и никто их не опровергает. На них просто не обращают внимания.

Однако в классической науке понятие смысла остается в тени, там главное — истинно или ложно то или иное высказывание.

То, что оно в любом случае обладает смыслом, принимается как нечто само собой разумеющееся. Как и во многих других случаях (о них говорилось выше), этот момент (обладание смыслом) в классике не играл особой роли, хотя и присутствовал. В неклассической науке он выдвигается на передний план, здесь главное — обладание смыслом, а истинна или ложна та или иная теория - не столь важно. В любом случае ее можно обсуждать, с ней можно спорить, она научна. Наука Средних веков, например, очень отличается от науки Нового времени, и не в последнюю очередь в силу своей включенности в средневековую культуру. Многие научные идеи той науки с позиций современности, безусловно, ложны, но они представляют науку Средних веков, и их следует рассматривать как органический элемент, как составляющую этой исторической эпохи. Нельзя выкинуть из истории ту или иную культуру, даже если она не похожа на нашу и нам не нравится. То же относится и к науке.

Заключение

Разумеется, такая переориентация в понимании естествознания порождает массу трудностей. Вот одна из них. Согласно новым взглядам, наука каждой исторической эпохи или - возьмем другую крайность с точки зрения масштабности — научные результаты, получаемые в разных лабораториях, зависят от контекста, а не вьгводятся из прошлого (из предыдущего знания). Контекст в свою очередь каждый раз другой и, кроме того, не является наукой. Это культура, социальное устройство, доминирование той или иной религии (историческая эпоха) или же организация работы, личностные отношения, качество экспериментального оборудования и т.д. (научная лаборатория). Разные условия, разный контекст порождают разную науку, разные результаты исследования. Почему же каждый раз мы говорим все-таки о науке? Имеем ли мы на это право? Может ли ненаука породить науку? Или вытекающая отсюда проблема возможности логического общения (соизмеримости — по Куну) между разными теориями-парадигмами, каждая из которых выросла на собственных основаниях, независимо от предыдущего знания, обладает собственной логикой? Не отсюда ли такое распространение получили в прошлом веке идеи диалогизма и интерсубъективности?

Наконец, если принять, что смысл есть критерий научности, то нельзя не учитывать того обстоятельства, что смыслом обладают совсем не только научные положения (впрочем, как и истинными являются не только предложения науки). Можно ли считать, что смысл научных идей как-то отличается от смысла утверждений здравого смысла? И еще. Если делается ударение на несхожести науки разных эпох или результатов, получаемых в разных лабораториях, то что же вкладывается в понятие науки такого, что нам позволяет каждый раз говорить все-таки именно о ней? И если мы пойдем по пути поиска общих черт, не приведет ли нас это обратно к понятию классической науки, которая в любой разновидности научного исследования искала черты, сближающие именно этот тип работы ученого с классикой? Для второй половины прошлого века характерно искать различия в разных случаях научной деятельности, подчеркивать непохожесть процедур получения результатов в разных лабораториях, что обусловливается разнообразием контекстов, формирующих знание и определяющих тип научного исследования. Но в итоге получается, что наука как бы растворяется в контексте, поглощается им. Появляется необходимость определения устойчивости (а не изменчивости) науки как таковой, ее отличия от других форм деятельности, от контекста.

Можно было бы и еще найти требующие решения проблемы, но достаточно и обозначенных. Исследования в этих направлениях уже ведутся, есть и кое-какие обнадеживающие результаты. Но это уже тема другой статьи.

Примечания 1

См.: Merton R.K. Science, Technology and Society in Seventeenth Century. England. N. Y., 1970. А также: Merton R.K. On Theoretical Sociology. N. Y., 1967. 2

Кун Т. Структура научных революций. М., 1975. 3

О проблемах, которые поднимаются в ходе этих дискуссий, я писала в своих прошлых работах, в частности, в книге: Философия из хаоса. Ж.Де- лёз и постмодернизм в философии, науке, религии. М., 2004. 4

Мамардашвили М.К Стрела познания. Набросок естественноисторической гносеологии. Школа «Языки русской культуры». М., 1996. 5

Подробно эти вопросы я рассматриваю в других своих работах: об идеях М.Мамардашвили в статье: Об истоках рациональности нового научного знания // Эпистемология & философия науки. 2005. Т. 2. N° 1; о понимании науки Ж.Делёзом в кн.: Философия из хаоса. Ж.Делёз и постмодеризм в философии, науке, религии. М., 2004; о теории катастроф Р.Тома в ст.: Изменчивость и устойчивость в науке // Вопр. философии. 2005. № 2.

В качестве исключения можно назвать книгу А.Декандоля: A.De Candolle. Histoire des sciences et des savants depuis deux siecles. Geneve—Bale—Lyon, 1873. Уэвелл В. История индуктивных наук. СПб., 1867.

McMullin Е. The Rational and the Social in the History of Science // Brown J.R. (ed.) Scietific Rationality: the Sociological Turn. Dordrecht etc., 1984 (Ser. in philosophy of science / Univ. of Western Ontario; Vol. 25). P. 127.

McMullin E. The Rational and the Social in the History of Science / Scientific Rationality: The Sociological Turn P. 147.

<< | >>
Источник: А. Л. Никифоров (ред.). Понятие истины в социогуманитарном познании [Текст] / Рос. акад. наук, Ин-т философии ; - М.: ИФРАН. - 212 с.. 2008

Еще по теме Понятие смысла как критерий научности:

  1. Наука как деятельность по производству знаний и система знаний. Критерии научности. Особенности языка науки
  2. Критерии научности. Проблема демаркации
  3. § 2. Понятие, критерии и признаки несостоятельности (банкротства)
  4. 1.1. ПОНЯТИЕ СМЫСЛА В ГУМАНИТАРНЫХ НАУКАХ
  5. 6. Понятие правового государства и его критерии.
  6. ПРИРОДА: СМЫСЛ ПОНЯТИЯ ?
  7. Предельные основания познания как критерий истины.
  8. Принцип научности
  9. А. Различный смысл понятия опыта
  10. Модельный эксперимент как критерий истинности теории
  11. 10. БОГ КАК СМЫСЛ ЖИЗНИ И МИРА
  12. 1.2.2. Смысл КАК ИНТЕГРАТИВНАЯ ОСНОВА ЛИЧНОСТИ
  13. 1.2.3. Смысл КАК СТРУКТУРНЫЙ ЭЛЕМЕНТ СОЗНАНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  14. 4.3. Идея метода и смыслы понятия методики
  15. §1.2. Гуманистический смысл понятий социализации и аккультурации
  16. Ценность как смысл.