<<
>>

Этнолингвистическая классификация

              Этнолингвистическая карта Африки достаточно пестра. Не все языки народов, населяю

щих этот континент, изучены настолько, чтобы создать не вызывающую никаких сомнений классификацию.

Ученые держав-метрополий нередко сознательно преувеличивали их число и непохожесть. Например, немецкий африканист К. Мейнхоф насчитывал в 20—30-е годы только среди банту 184 языка; бельгиец Г. ван Бюльк в 50-е годы число самостоятельных языков лишь в одном Бельгийском Конго (современный Заир) доводил до 518 и т. п. Напротив, некоторые современные африканские ученые преувеличивают сходство языков Африки. Так, Т. Обенга полагает, что население всей Центральной, Восточной и Южной Африки говорит на одном языке — банту; различия же между ними (например, между суахили и киши- конго) лишь диалектальные. В Африке давно начали складываться немногие крупные языки, на которых говорит большинство населения. На малоизученных многочисленных языках и диалектах говорит абсолютное меньшинство.

Бесспорной классификации языков Африки пока нет. Долгое вре-

мя наиболее распространенной была классификация африканистов* лингвистов К- М. Дока и Дж. Гринберга. Она использовалась и в советских изданиях (Народы Африки. М., 1954; работы А. С. Орловой и Б. В. Андрианова). Согласно ей все языки коренного населения Африки делились на 5 больших семей: I) семито-хамитская; II) языков Судана с подразделениями: 1) гвинейская или ква; 2) манде; 3) бантоид- ные языки (западнобантоидная, центральнобантоидная и восточнобан- тоидная группы); 4) канури; 5) кордофанская; 6) нилотская; 7) неклассифицированные языки Судана; III) семья языков банту с семью подгруппами; IV) койсанские языки; V) полинезийская семья (малагасийский язык).

В последние годы она была пересмотрена и уточнена. Было предложено еще несколько вариантов. Самым распространенным ныне является вариант, переработанный самим Дж.

Гринбергом. Он представлен в большинстве мировых справочников и университетских курсов (в том числе в советском издании «Страны и народы. Земля и человечество». М., 1978, стр. 192—195). В нем произведена перегруппировка суданских языков и банту. Последние включены в большую нигеро- кордофанскую семью, а языки Судана разделены: значительная их часть вместе с банту образует нигеро-конголезскую семью; другая большая группа выделена в самостоятельную нило-сахарскую семью. Для семито-хамитской семьи принято название — афразийские языки, так как прежнее не охватывало всей совокупности этих языков, среди которых помимо семитских и хамитских, есть также кушитские, берберские, чадские и другие языки.

Ныне этнолингвистическая классификация Африки выглядит следующим образом (перечисляются, естественно, не все языки и народы Африки, а наиболее значительные или типичные).

Афразийская семья более однородна, чем другие. В нее входят семитская, кушитская, берберская, чадская группы языков. Для всех семитских языков характерна внутренняя флексия (т. е. изменение глагола по наклонениям, видам, временам, лицам производится путем замены гласных внутри основы), довольно близок и словарный состав. Народы, говорящие на семитских языках, живут в северной и северо-восточной частях континента. Большинство их земель лежит за пределами тропической Африки. Однако и в ее границах число людей, говорящих на этих языках, достаточно велико.. На арабском языке говорит часть населения Мавритании, Мали, Западной Сахары, Чада, Республики Судан. К семитской же группе относятся языки крупнейших народов Эфиопии. Это прежде всего североэфиопские языки: тигре, тигринья, гыэз. Первые два — это живые языки, на которых говорят жители Эритреи и сопредельных областей. Гыэз — язык мертвый, ныне он используется только церковниками, но почти на всем протяжении истории Эфиопии был языком культуры и богослужения.

Другая подгруппа — языки южноэфиопские. Они, в свою очередь, делятся на западные (амхара или амаринья — государственный язык Эфиопии, западные диалекты гураге) и восточные (восточные диалекты гураге, харари).

Самый распространенный язык этой группы — ам-

харский, на котором помимо собственно амхара говорят и другие народы страны.

Кушитская группа более разнообразна. Это языки народов Эфиопии, Судана, Сомали, Джибути, северо-востока Кении. Между Нилом и Красным морем, на северо-востоке Судана, живут беджа, говорящие на языке, бедауйе. Северные беджа — это бишарин, абабде, хадендоа; южные — бени-амер. В Эфиопии на языках той же кушитской группы говорят сахо; данакиль (часть их живет в Сомали); гал- ла-оромо (часть живет на севере Кении); сидамо и гимира в юго-восточной Эфиопии; агау в горах. К этой же группе принадлежит язык сомали, носители которого составляют основное население Сомали, а также живут в восточной Эфиопии и северной Кении.

Берберская группа также достаточно обширна. Правда, значительная часть берберского населения сосредоточена в странах Северной Африки, но и южнее — в Мавритании, Мали, Нигере есть народы, говорящие на берберских языках. Самый значительный из них — туареги или имошаг (язык — тамашек).

Наконец, последняя группа, входящая в афразийскую семью — чадская. На языках этой группы говорит население северной Нигерии, Нигера и соседних стран. Самый распространенный язык ее — хауса. В этом языке лингвисты находили отдельные черты, роднившие его с бантоидными языками. Поэтому долгое время место его в общей языковой классификации было неопределенным, и нередко его рассматривали изолированно. Вокруг хауса, к югу и востоку от озера Чад, живет целый ряд небольших народов, языки которых близки хауса. Это, «апример, котоко, музгу, карекаре и др. Язык хауса используется и многими другими народами, иногда далеко за пределами расселения собственно хауса. На этом языке, языке древнего торгового народа, как на втором, говорят многие, связанные с хауса торговыми интересами. Кроме того, за последние годы торговцы-хауса широко расселились-за пределами Нигерии, их можно встретить, например, в* Сенегале и Гамбии, в Габоне.

Вторая большая языковая семья i— нигеро-кордофанская.

Она делится на две группы, которые, в свою очередь, состоят из более мелких подразделений — подгрупп. Шесть таких подгрупп формируют н и- геро-конголезскую группу: это западноатлантическая, манде, вольтская, ква, бенуэ-конголезская и адамауа-восточная подгруппы.

На западноатлантических языках говорит население атлантического побережья Африки от устья реки Сенегал до Либерии: народы Сенегала, Гамбии, Гвинеи, Гвинеи-Бисау, Сьерра-Леоне, Либерии. Эти языки не представляют собой законченного единства, но их объединяют некоторые общие особенности, в частности наличие классов имен существительных. Волоф и серер в Сенегале; баланте, биафада, бид- вого в Гвинее-Бисау; буллом, темне в Сьерра-Леоне; гола в Нигерии говорят на языках этой подгруппы. Современные лингвисты относят к ней и фульфульде, язык народа фульбе, живущего разбросанно во всех этих странах и в Нигере, Мали, Камеруне и др.

Верховья рек Сенегала и Гамбии — место обитания народов манде. Они составляют почти половину населения Гамбии,'Либерии, Ma

ли, Сьерра-Леоне. Лингвисты делят эти языки на северные — манде- тан и южные — манде-фу (по числительному «десять»). К северным манде относятся языки наиболее многочисленных народов этого региона. Это мандинго с тремя диалектами (бамбара, малинке, бамана или диула) и сонинке. На языках северных манде говорят также хасонке, азер, торонке, каранко, ваи и др. В южную группу включают coco (су- су), кпелле, менде, тома (лома), гбанде, гагу, а также языки Нигерии: кенга, шанга и буса.

Вольтская подгруппа объединяет языки народов, живущих к востоку от манде. Это языки Верхней Вольты и южных областей Мали. На них говорят моей, груси (гурунси), гурма, кусаси, таленси, касена, кан, лоби и другие народы в Верхней Вольте. На территории Мали на языках этой подгруппы говорят бобо, догон (хабе), сенуфо.

Подгруппа ква (гвинейская) — одна из самых значительных и наиболее изученных из языков Западной Африки. Это языки народов, живущих по берегам Гвинейского залива: аброн и близкие им народы в Республике Берег Слоновой Кости; тви, фанти, ашанти вместе с некоторыми другими, составляющие группу акан, — в Гане; эве — в Того и Бенине; ибо, йоруба и нупе — в южной Нигерии. Пограничные районы Берега Слоновой Кости и Либерии населяют кру.

Бенуэ-конголезская подгруппа, пожалуй, самая многочисленная. Она объединяет народы, живущие в средней части Северной Нигерии, к северу от долины Нигера и по обоим берегам реки Бенуэ и на востоке южной Нигерии, в Камеруне, Габоне, Конго, Заире, Анголе, Намибии, ЮАР, Ботсване, Лесото, Свазиленде, Кении, Уганде, Танзании, Руанде, Бурунди, Малави, Замбии, Зимбабве, Мозамбике, т. е. во всеЗ центральной, восточной и южной части материка. В Нигерии — это тив, джукун, ибибио; в Камеруне — те же тив и джукун, бамилеке. Эти языки изучены еще сравнительно плохо.

Остальные языки, известные под общим названием банту (в переводе — люди), давно уже в сфере исследования лингвистов Ч Эти языки имеют очень много сходных черт в грамматическом строе, в словарном запасе. Многие языки взаимопонимаемы.

Народы банту расселены следующим образом. В Камеруне живут дуала, яунде, мпонгве, фанг и др. В северо-восточной области расселения народов банту — банколе, баганда (Уганда); кикуйю, акамба (Кения); баньяруанда и барунди (Руанда и Бурунди, восточные районы Заира). В средней и нижней части бассейна реки Конго живут баконго, умбунду, бакеле, бангала и др. В центральной части Заира, Замбии — балуба, бабемба, тонга.

Материковая часть Танзании и Мозамбик заселены ваньямвези, вагого, вахехе, маконде. Южнее их живут ваньянджа, ваяо и др. Вдоль

1 Важная особенность языков банту — наличие классов имен существительных с особым префиксом и согласование с помощью префиксов же всех членов предложения с существительным. Показатель понятия «народ», «люди» — префикс «ба», «ва», «ова» (последний — для западных и юго-западных районов); понятия языка — «ки», «чи», «киши». В тексте пособия принято употребление корня с префиксами для названия народа (за исключением названий народов Юга: зулусов, тсвана, коса и др.); без префикса — для языка (балуба — народ; луба — язык народа балуба).

побережья Индийского океана — места обитания васуахили, говорящих на языке суахили с его диалектами (кимвита, киунгуджи, кинг- вана).

Население ЮАР, Ботсваны, Лесото, Зимбабве говорит на языках банту, воспринявших от древнего населения этих районов (бушменов и готтентотов) щелкающие звуки. Это народы групп нгуни (зулу и ан- гони, коса и свази); суто (педи, басуто, бечуана, коламо); тсонга (рон- га, тсонга, тсва). К ним примыкают машона.

Юго-Западную Африку (Анголу и Намибию) населяют овагереро, овимбунду, куньяма и другие народы. На землях Анголы, Заира и Замбии живут балунда, лучази и бачокве.

. На языках банту говорят и пигмеи Камеруна, Габона, Конго, Заира, Руанды, Уганды, расселенные по лесным зонам этих стран.

Наконец, последняя подгруппа нигеро-конголезской группы — адамауа-восточная. На языках этой подгруппы говорит население нагорья Адамауа в Северном Камеруне, ЦАР, крайнего северо-запада Заира (бамум, дака, чамба, банда и др.). К ним примыкают языки их восточных соседей: азанде, сере-мунду, мба в пограничных районах Заира, ЦАР и Республики Судан. На языках сере-мунду говорит и небольшая группа пигмеев бамбути по берегам реки Итури.

Население, говорящее на языках кордофанской группы ниге- ро-кордофанской семьи, не столь многочисленно и занимает значительно меньшую территорию. Это народы Кордофана в Республике Судан. Языки их мало изучены лингвистами, но можно сказать, что они довольно обособлены. Пять подгрупп, на которые делят кордофанские языки, включают по 1—2 языка: коалиб (язык коалиб); тегали (язык тегали); талади (язык талади); тумтум (язык тумтум); катла (язык катла).

Нило-сахарская семья языков более многочисленна и разнообраз- иа. Ее также разделяют на группы: сонга и, сахарскую, маба, фур, шари-нильскую, кома.

Народы, говорящие на языках первых четырех, заселяют сахельские зоны Центрального Судана и прилегающие южные районы пустынь. Они невелики по численности. Сонга и живут в Мали. Сахарская группа объединяет канури, живущих в Нигере, Нигерии, Чаде, и тубу, чьи наиболее компактные поселения сосредоточены в Чаде, а отдельные группы этого кочевого народа издавна живут в пустынных районах Нигера. В эту же группу входит язык народа канембу, живущего по берегам озера Чад (в Нигерии, Чаде, Камеруне).

На границах Чада и Судана живут маба, а в западных районах Судана — фуры, конджара, там а.

На языках шари-нильской группы говорят народы, ныне живущие в бассейнах рек Шари и Нила или ведущие происхождение из этого района. Ее составляют подгруппы; восточносуданская, центральносуданская, берта, кунама. Народы, говорящие на языках восточносуданской подгруппы, в настоящее время расселились довольно широко с севера на юг в Северо-Восточной и Восточной Африке. Это динка, занимающие берега Белого Нила; их ближайшие соседи нуэр, шиллук и луо. Южнее, в пределах южной Эфиопии, южного Судана,

Кении, Уганды и Танзании, живут бари (в верхнем течении Нила), ло- туко (в южной части Судана и на северо-западе Кении), туркана (на границе Кении и Эфиопии), сук, карамоджо и .нанди (в Кении), масаи (в Кении и Танзании). К этой же группе относятся языки нубийцев (в долине Нила южнее Асуана) и небольших племен бареа (в Эритрее) и тама, даго, мурле (в южных приграничных районах Судана и Эфиопии).

Центральносуданская подгруппа объединяет языки народов багир- ми и мору-мангбету. Багирми и близкие им некогда многочисленные, а ныне почти исчезнувшие племена бонго, сара, булала и другие населяют южную часть Чада, ЦАР и Камеруна. На языках мору-мангбету говорит население северо-восточного Заира.

На языках ^подгруппы берта говорят народы южного Судана на границах с Эфиопией; подгруппы кунама — народы северо-западной Эфиопии, группы кома — крайнего запада этой страны, живущие вдоль границ с Суданом.

На койсанских языках говорят когда-то занимавшие всю Центральную, Южную и Восточную Африку готтентоты и бушмены. Ныне- они живут разбросанно в Ботсване, Намибии, Анголе, ЮАР. Отдельные группы бушменов сохранились в Зимбабве и Танзании (сандаве и хадзапи). Название этой языковой семьи связано со словами «кой-ко- ин» (люди людей) — самоназвания готтентотов и «саан» — названия,, данного ими бушменам. К этой же семье относятся языки дамара • в Намибии.

Все вышеперечисленные языковые семьи — автохтонного происхождения. Они сложились и развивались в пределах африканского материка, хотя в процессе этнической истории носители их расселились- далеко от мест формирования. Наряду с ними в Африке бытуют языки внеконтинентального происхождения.

Австронезийская семья языков представлена малагасийским языком, на котором говорит население Мадагаскара. Этот язык близок языкам малайско-полинезийской группы.

Широко распространены языки индоевропейской семьи. На языках романских (французском, португальском, испанском) и германских (английском, африкаанс — языке потомков голландских колонистов в; ЮАР) говорят не только европейцы, переселившиеся в Африку или живущие здесь уже в течение нескольких поколений (в ЮАР, Анголе,. Зимбабве и других странах), но и значительная часть африканцев. Для большинства африканцев — это второй, официальный язык; есть и немногочисленная местная городская верхушка, для которой связи со своей этнической группой прерваны и родным языком является европейский. Индоевропейские языки родные и для довольно многочисленных «цветных», происходящих от смешанных браков (а чаще внебрачных связей) между европейцами и местными жителями. Особенно много их в ЮАР. В результате взаимовлияния французского, английского' и португальского языков с местными сложились креольские языки, на Маврикии — «креоли» (на основе французского), на островах Сан- Томе и Принсипи — «креоло» (на базе старопортугальского), в Сьерра-Леоне и Гамбии — «крио» (как результат интерференции англо

язычного креольского языка освобожденных американских негров-ра- бов, английского и местных языков, в том числе йоруба).

На индоевропейских языках говорит и часть индийского населения Южной, Восточной Африки и островов Индийского океана. В ЮАР на хинди и гуджарати говорит почти 30% индийцев, почти 50% индомав- рикийцев говорят на хинди и урду; почти все индийцы Кении и Танзании пользуются гуджарати, урду, хинди, панджаби, маратхи.

Часть индийского населения Африки говорит я а языках дравидийской группы. Это тамили и телугу, в основном в ЮАР и на Маврикии; незначительная группа индо-маврикийцев — на языках мунда.

В настоящее время в Африке насчитывают примерно 200—250 крупных народов. Лишь немногие из них живут в пределах одной страны (амхара — в Эфиопии, йоруба — в Нигерии). Некоторые кочевые и полукочевые народы давно широко расселились за пределы первоначальной этнической территории и оказались ныне в разных государствах (фульбе — в Западной Африке, галла — в Восточной и др.). Но и большинство народов, сохранивших свою этническую территорию, оказались разорванными политическими границами, искусственно созданными в период колониального раздела континента. Так, мандинго живут в Сенегале, Мали, Республике Берег Слоновой Кости, Либерии, Гвинее; баконго — в Заире, Конго и Анголе; балунда — в Анголе, Заире и Замбии; сомалийцы — в Сомали, Эфиопии, Кении и т. д.

83 африканских народа насчитывают более 1 млн. каждый и составляют более 80% населения континента. Наиболее крупные из них в Африке южнее Сахары — хауса. (более 25 млн., как второй язык использует еще около 10 млн. человек); амхара (более 13 млн.), ибо и фульбе (примерно по 15 млн.), йоруба (около 20 млн.), баньяруанда (около 5 млн.), баконго (примерно 3 млн.)... На языке суахили (в том числе в качестве второго языка) говорят более 40 млн. человек.

Целый ряд языков народов Африки в последнее время распространяется за пределы расселения народа-носителя, становясь языками межэтнического общения.. В Западной Африке это хауса и мандинго (особенно его диалект диула); в Восточной — суахили; в Центральной — лингала.

После достижения независимости государств Африки встал вопрос о выборе . государственного языка взамен языка бывшей метрополии. Еще ранее в некоторых колониях власти предпринимали попытки создать некие заменители местных языков. Такова, например, попытка создания искусственного языка «килета» в Бельгийском Конго (ныне Заир). Название языка состоит из префикса «ки» — показателя понятия «язык» во многих языках банту и французского слова «л’ета» — государство, На основе грамматического строя и лексики киконго, а также используя французскую лексику, бельгийские миссионеры создали особый язык, внедряли его в радиовещание, издавали газеты и т. п., но эта попытка не имела успеха.

Африканские политические деятели пошли по другому пути — по пути выбора одного из местных языков. Эта задача не всегда легка. В целом ряде стран нет преобладающего народа и языка, понятного

большинству населения, поэтому трудно выделить один язык как государственный, не вызывая нездоровой зависти других народов. Иногда делаются попытки наделить равными правами несколько языков (в Мали обсуждается вопрос об использовании 5 языков, в Нигерии — 3, Гане — 4 и т. д.). Лишь несколько стран объявили местные языки государственными: Эфиопия (амхарский), Сомали (сомали), Малагасийская республика (малагасийский), Танзания (суахили). В некоторых странах признаны как равноправные государственные местные и европейские языки: в Руанде (киньяруанда и французский), Бурунди (кирунди и французский), Мавритании (арабский и французский), Малави (малави и английский), Лесото (сесуто и английский), Ботсване (сечвана и английский). В большинстве же государств пока сохраняется язык бывшей метрополии как общегосударственный, а местные языки используются как общепровинциальные или общеобластные. Во многих странах радиопередачи ведутся на нескольких языках: в Мали — на 9; Уганде — на 18; Кении — на 17; Нигерии — на 10; Сьерра- Леоне— на 9; Камеруне — на 11 и т. п. На многих местных языках издаются местные газеты, популярные брошюры пропагандистского, медицинского, просветительного характера. Нередко в странах Африки в англо- и франкоязычных периодических изданиях отводятся разделы для публикаций на местных языках.

Использование языков в печати, на радио, появление литературы на местных языках стимулируют их развитие. Такие языки получают все большее распространение за пределами обитания их носителей,, обогащаются, укрепляются и нередко вытесняют другие языки. Наиболее яркий пример такого рода—быстрое развитие суахили, который даже стал одним из рабочих языков Организации Объединенных Наций. Напротив, языки, оставшиеся и ныне бесписьменными, теряют популярность, имеют тенденцию к обеднению, уменьшению числа носителей и в перспективе — возможному исчезновению. Продолжается объективный процесс укрупнения и распространения немногих языков.

<< | >>
Источник: Львова Э.С.. Этнография Африки. 1984

Еще по теме Этнолингвистическая классификация:

  1. 3.2. Классификация федераций
  2. 3.2. Классификация федераций
  3. 2. Типология цивилизаций. Содержание, признаки, перспективы планетарной и русской цивилизаций
  4. А. В. Майоров ГАЛИЦКО-ВОЛЫНСКАЯ РУСЬ
  5. КОММЕНТАРИИ
  6. 1.2. СТРУКТУРА КУЛЬТУРЫ
  7. Вера в двойника
  8. § 2. Статистические источники
  9. ETHNIE, ЭТНИЧЕСКИЙ, ЭТНИЧНОСТЬ, ЭТНИЧЕСКАЯ ГРУППА, ЭТНИЗМ
  10. 4. Этноисторические аспекты
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -