<<
>>

ТРАНСФОРМАЦИЯ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ МЕЖДУ НЕКОММЕРЧЕСКИМ СЕКТОРОМ И ГОСУДАРСТВОМ


Некоммерческий сектор в европейских государствах формировался в условиях отсутствия целенаправленного финансирования, как это происходило в России. Общественные инициативы зачастую не приобретали организационной структуры.
Но, как показывает в своем исследовании Роберт Патнэм (Патнэм, 1996), функционирование объединений граждан было важным этапом, на котором происходило накопление «социального капитала» в обществе. Значительная часть общественных организаций развивалась в качестве благотворительных структур, которые работали за счет пожертвований и взносов. В середине XX века подавляющее большинство организаций представляли собой т. н. «grass-root organizations», которые объединяли небольшое количество граждан, за
интересованных в решении какой-то определенной проблемы. По мере своего развития некоммерческий сектор стал проникать в такие важные сферы, как здравоохранение и образование, что способствовало постепенному включению объединений граждан в процесс выработки и реализации проводимого государством политического курса. Важным результатом на этом этапе стало возникновение практики государственного финансирования социально-значимых проектов, осуществляемых некоммерческими организациями.
Дальнейшее развитие общественной активности привело к появлению организаций нового типа, которые отстаивают нематериальные интересы и ценности (экологические организации, организации защиты животных и т. д.). Такие объединения существуют в основном за счет членских взносов и, кроме того, имеют независимые финансовые источники для реализации своей деятельности. К отдельной категории можно отнести и правозащитные организации, отстаивающие интересы граждан перед государством, которое нередко выступает в качестве нарушителя их прав. Таким образом, структура современного некоммерческого сектора в европейских государствах довольно сложная, что оказывает влияние на выстраивание взаимоотношений с другими политическими и экономическими акторами. Так, важным последствием развития некоммерческого сектора в направлении его дифференциации стал концептуальный сдвиг в понимании роли НКО: от позиции «НКО как гражданское общество» к позиции «НКО как полноценный субъект политики» (Демидов, 2007: 4). Действительно, некоммерческие организации оказались чрезвычайно эффективны в выполнении государственных функций, прежде всего в сфере социальной политики. Выполнение определенных задач постепенно передается некоммерческим структурам, которые постепенно увеличивают свою роль не только в реализации, но и в процессе выработки политического курса.
Обращаясь к российским реалиям, следует отметить несколько важных особенностей развития некоммерческого сектора в регионах РФ.
Во-первых, влияние грантовой поддержки западных фондов. Так, многие исследователи отмечают большое влияние притока иностранных средств на развитие некоммерческого сектора в России (Henderson, 2002). При этом не всегда такая поддержка имела исключительно положительное воздействие. Систематическая финансовая помощь из негосударственных источников зачастую провоцировала инертный характер деятельности НКО, которые не стремились развиваться и привлекать альтернативные механизмы финансирования для осуществления своей
деятельности (например, привлечение волонтеров, бизнес-структур). Это привело к финансовой зависимости некоммерческих организаций и нестабильности их деятельности — исчезновение поддержки из одного источника приводит к блокированию деятельности всей организации. На определенной стадии доступ к альтернативным источникам финансирования из западных фондов способствовал институциональному становлению НКО, которые могли осуществлять относительно независимую от государства деятельность. Вместе с тем такая ситуация совершенно не стимулировала развитие механизмов взаимодействия с властными структурами. И еще одно важное следствие — разделение некоммерческого сектора. К одной категории относятся социально-ориентированные организации (НКО «старого типа», например ДОСААФ, ветеранские объединения), которые вынуждены заручаться финансовой поддержкой властей. К другой — организации нового типа (экологические, правозащитные и молодежные объединения), которые ведут относительно самостоятельную деятельность. Такой раскол препятствует объединению усилий НКО по отстаиванию своих интересов, что, несомненно, снижает роль некоммерческого сектора в политическом процессе региона.
Во-вторых, в 1990-е годы органы власти федерального и регионального уровней не проводили какую-либо специальную политику в отношении третьего сектора. Региональным политическим элитам приходилось одновременно решать проблемы социально-экономического и политического характера (Оффе, 2003). Поэтому налаживание контактов с некоммерческими объединениями носило несистематический характер и приводило к раздельному сосуществованию общественной и политической жизни региона. Конечно, во всех официальных документах провозглашалась поддержка гражданских инициатив, но на деле органы власти не стремились содействовать развитию некоммерческого сектора, так как не рассматривали его в качестве значимой силы. Вместе с тем различное финансовое положение тех или иных НКО во многом определяло их отношения с региональными властями. Особенно заметными эти тенденции становятся с начала 2000-х годов, когда федеральный центр стал предпринимать активные шаги для выстраивания определенной политики в отношении НКО.
Характеризуя современный этап развития взаимоотношений между органами власти и некоммерческим сектором, можно выделить основную тенденцию: создание системы контроля над общественными силами с целью воздействия на общественное мнение в условиях отсутствия демократических механизмов, посредством которых происходит формирование
кредита легитимности для действующей власти, — парламента и средств массовой информации. Подчинение этих проводников общественного мнения правящей элите сопровождается созданием условий для адекватного восприятия этих механизмов, а именно структурирование некоммерческого сектора в качестве зависимой от государства среды, формирующей необходимую властям поддержку проводимого политического курса. Это стало возможным благодаря проведению в жизнь таких целенаправленных мер, как формирование региональных консультативных органов, усиление финансирования НКО со стороны государства, создание административных барьеров для регистрации общественных объединений и внедрение механизма контроля над финансовой деятельностью НКО. В отсутствие систематической поддержки НКО со стороны бизнес- структур и при постепенном сокращении возможностей для реализации проектов за счет иностранных фондов, государственные средства являются, по сути, единственным источником финансирования. В этих условиях формирование консультативного органа приводит к возникновению монополии на представительство интересов организаций, которые задействованы в социальной сфере. Это способствует институционализации раскола некоммерческого сектора и сужению круга реципиентов государственного финансирования.
<< | >>
Источник: В. Гельман, О. Маргания. Пути модернизации: траектории, развилки и тупики : Сборник статей. — СПб. : Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге. — 408 с.. 2010

Еще по теме ТРАНСФОРМАЦИЯ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ МЕЖДУ НЕКОММЕРЧЕСКИМ СЕКТОРОМ И ГОСУДАРСТВОМ:

  1. Обмен жидкостей между водными секторами в организме человека
  2. ТРАНСФОРМАЦИЯ ГОСУДАРСТВА
  3. Взаимоотношения между организмами
  4. Взаимоотношения государства и общества в XX в.
  5. § 2. ГРУППЫ, РАЗДЕЛЯЕМЫЕ ПО ХАРАКТЕРУ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ИХ ЧЛЕНАМИ
  6. § 2. ХАРАКТЕРИСТИКА НЕКОТОРЫХ ВИДОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ПОРЯДКА ПОДЧИНЕННОСТИ И УСТАВНЫХ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ВОЕННОСЛУЖАЩИМИ
  7. Взаимоотношения между различными уровнями гендерной системы
  8. 3.13.8. Проблема взаимоотношения между производительными силами и производственными отношениями
  9. КТО ВЫИГРЫВАЕТ? О ТРАНСФОРМАЦИИ ПОНЯТИЯ И ФОРМ ГОСУДАРСТВА И ПОЛИТИКИ ВО ВТОРОМ МОДЕРНЕ
  10. Взаимоотношения с капиталистическими государствами
  11. Проблема членства России в НАТО и ее влияние на развитие взаимоотношений между ними
  12. 828. Взаимоотношения семьи и государства.
  13. 14. Признается действительным соглашение сторон о применении к отношениям по заключенному между ними контракту Общих условий поставок, предназначенных для контрактов между партнерами из других государств
  14. Димитров Н.Н.. Российское государство и религия: правовые основы взаимоотношений: монография, 2011