<<
>>

Конвенция ООН 1988 г. о международном финансовом лизинге.

Стремительное развитие операций финансового лизинга обусловило разработку Международным институтом унификации частного права УНИДРУА проекта Конвенции о международном финансовом лизинге, которая была принята на международной конференции ООН в Оттаве в 1988 г.
<*>. С 1 января 1999 г. Российская Федерация является участником данной Конвенции <**>. -------------------------------- <*> На данной конференции была также принята Конвенция ООН о международном факторинге, в которой Россия не участвует. <**> Конвенция подписана 13 государствами, ратифицирована Францией, Италией, Нигерией, Панамой, Венгрией, Латвией, Российской Федерацией, Беларусью и Узбекистаном (см. Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. N 16-ФЗ "О присоединении Российской Федерации к Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге" // СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 787). Данная Конвенция представляет собой четвертый после Венской конвенции 1980 г. и Женевской конвенции 1983 г. успешный опыт унификации материально-правовых норм в сфере международных коммерческих отношений. Значение данной Конвенции состоит в том, что она создает единый правовой режим для одного из сложнейших видов таких отношений <*>. -------------------------------- <*> Впервые к данной тематике обратилась в 1991 г. Е.В. Кабатова (см.: Кабатова Е.В. Лизинг: понятие, правовое регулирование, международная унификация. М.: Наука, 1991). См. также: Вилкова Н.Г. Международная финансовая аренда (лизинг) // Правовое регулирование внешнеэкономической деятельности. С. 359 - 373. Конвенция насчитывает 25 статей, разделенных на три главы. В отношении сферы применения Конвенции в ней выделяется два критерия: первый - затрагивающий круг отношений, к которым применяются ее положения, и второй - определяющий круг участников таких отношений. Согласно ст. 1, Конвенция регулирует сделки финансового лизинга, в которых одна сторона (лизингодатель): а) заключает по спецификации другой стороны (лизингополучателя) договор (договор поставки) с третьей стороной (поставщиком), в соответствии с которым лизингодатель приобретает комплектное оборудование, средства производства или иное оборудование на условиях, одобренных лизингополучателем в той мере, в которой они затрагивают его интересы, и б) заключает договор (договор лизинга) с лизингополучателем, предоставляя ему право использовать оборудование взамен на выплату периодических платежей. Сделка финансового лизинга определяется Конвенцией как сделка, включающая следующие характеристики: а) лизингополучатель определяет оборудование и выбирает поставщика, не полагаясь в первую очередь на опыт и суждение лизингодателя; б) оборудование приобретается лизингодателем в связи с договором лизинга, который - и поставщик осведомлен об этом - заключен или должен быть заключен между лизингодателем и лизингополучателем; в) периодические платежи, подлежащие выплате по договору лизинга, рассчитываются, в частности, с учетом амортизации всей или существенной части стоимости оборудования. Таким образом, сделка обладает следующими характеристиками: во-первых, лизингополучатель определяет оборудование и выбирает поставщика, не полагаясь в первую очередь на компетенцию и суждение лизингодателя; во-вторых, оборудование приобретается лизингодателем в связи с договором финансового лизинга, который заключен или должен быть заключен между лизингодателем и лизингополучателем, о котором известно поставщику; в-третьих, арендные платежи, указанные в договоре лизинга, подсчитываются с учетом амортизации всей или значительной части стоимости оборудования. Конвенция применяется не только в отношении сделок финансового лизинга оборудования, но также и в случае одной или более сделок сублизинга одного и того же оборудования, если каждая такая сделка отвечает признакам сделки финансового лизинга или иным образом подпадает под регулирование Конвенцией, как если бы лицо, у которого первый лизингодатель приобрел оборудование, было поставщиком и как если бы договор, в соответствии с которым было таким образом приобретено оборудование, был договором поставки (ст.
2). Как и Венская конвенция 1980 г., данная Конвенция не применяется к сделкам финансового лизинга на оборудование, которое должно быть использовано в основном для личных, семейных или домашних целей лизингополучателя. Иными словами, действие Конвенции распространяется на сделки, реализуемые в рамках коммерческого оборота его участниками. Следовательно, из сферы действия Конвенции исключен обычный договор аренды, краткосрочная аренда (прокат) и аренда для потребительских целей. При включении оборудования в состав недвижимости положения Конвенции продолжают применяться к такому оборудованию. Такое включение или закрепление оборудования в качестве недвижимости, а также взаимоотношения лизингодателя и лица, обладающего вещными правами на недвижимость, определяются по праву страны местонахождения такой недвижимости. Конвенция применяется, если коммерческие предприятия лизингодателя и пользователя находятся в разных государствах и: а) эти государства и государство, где находится предприятие поставщика, являются договаривающимися государствами; б) договор поставки и договор лизинга регулируются правом договаривающегося государства (ст. 3 Конвенции). Таким образом, в случае выбора в качестве надлежащего права конкретного договора права Беларуси, Венгрии, Италии, Латвии, Нигерии, Панамы, России, Франции или Узбекистана ее предписания будут регламентировать правоотношения сторон такого договора, даже если их коммерческие предприятия находятся в странах, в Конвенции не участвующих. Применение данной Конвенции может быть исключено только в случае, если каждая из сторон договора на поставку и каждая из сторон договора финансового лизинга согласятся его исключить, т.е. в отличие от правил отступления от Венской конвенции данная Конвенция предполагает наличие согласия на такое отступление всех трех участников операции. Если применение Конвенции не отменено сторонами, как указано выше, стороны в своих отношениях могут отступать от тех или иных ее положений или вносить изменения в возможные последствия, кроме положений, касающихся предусмотренных п. 3 ст. 8 и подп. б п. 3 и п. 4 ст. 13 критериев ответственности (ст. 5 Конвенции). Аналогично Венской конвенции 1980 г. данная Конвенция содержит специальные правила ее толкования, существо которых сводится к тому, что необходимо учитывать ее предмет и цели, определенные в преамбуле, ее международный характер и необходимость содействовать достижению единообразия в ее применении и соблюдению добросовестности в международной торговле. Также аналогично Венской конвенции 1980 г. Оттавская конвенция определяет критерии ее восполнения: вопросы, относящиеся к предмету регулирования данной Конвенции, которые прямо в ней не разрешены, подлежат разрешению в соответствии с общими принципами, на которых она основана, а при отсутствии таких принципов - в соответствии с правом, применимым в силу норм международного частного права (ст. 6). Права и обязанности сторон определяются гл. II (ст. ст. 7 - 13). Учитывая особый характер складывающихся в рамках финансового лизинга отношений, прежде всего расщепление права собственности, когда за лизингодателем как за собственником остается право распоряжения оборудованием (в период действия договора финансовой аренды - в пределах, определенных данным договором, а после его истечения - без каких-либо ограничений), а за лизингополучателем - право владения и пользования оборудованием, Конвенция особое внимание уделяет защите вещных прав лизингодателя на имущество, находящееся у лизингополучателя, а также содержит четыре коллизионные нормы в отношении отдельных видов оборудования, наиболее часто являющегося предметом договора финансового лизинга. При этом перечисленные далее правила Конвенции не применяются, если положения любого другого международного договора предписывают признание вещных прав лизингодателя на оборудование. В Конвенции выделяются отражающие особенности правоотношений сторон правила, направленные на защиту имущественных прав лизингодателя в случае банкротства лизингополучателя, а также прав кредиторов, имеющих документ о наложении ареста на имущество или судебный исполнительный лист (например, при обращении к принудительному исполнению иностранного арбитражного решения). Так, имущественные права лизингодателя в оборудовании действительны против управляющего конкурсной массой лизингополучателя при банкротстве последнего и кредиторов, включая кредиторов, имеющих приказ о наложении ареста на имущество или судебный исполнительный лист. Для этого Конвенцией определяются и коллизионные нормы: применимым правом на момент, когда лицо, упомянутое в п. 1 статьи 7, становится управомоченным ссылаться на указанные правила, является право следующего государства: а) в отношении зарегистрированного судна - право государства, в котором оно зарегистрировано на имя собственника (для целей данного подпункта фрахтователь судна без экипажа не признается собственником); б) в отношении летательного аппарата, зарегистрированного в соответствии с Чикагской конвенцией о международной гражданской авиации от 7 декабря 1944 г., - право государства, где он зарегистрирован; в) в отношении другого оборудования, которое обычно перемещается из одной страны в другую, включая двигатели летательных аппаратов, - право государства, где находится основное коммерческое предприятие лизингополучателя; г) в отношении любого другого оборудования - право государства места нахождения такого оборудования. Указанные правила не затрагивают действия любого иного международного соглашения, согласно которому должны признаваться имущественные права лизингодателя. С учетом особенностей трехстороннего характера финансового лизинга в Конвенции тщательно определены права и обязанности всех участников. Конвенция возлагает на лизингодателя следующие основные обязанности: первая состоит в заключении по спецификации лизингополучателя договора поставки с третьей стороной - поставщиком; вторая - в заключении договора лизинга с лизингополучателем; третья обязанность состоит в том, что лизингодатель в соответствии со ст. 8 Конвенции гарантирует, что спокойное владение лизингополучателя не будет нарушено лицом, имеющим преимущественный титул или право либо заявляющим о преимущественном титуле или праве и действующим по уполномочию суда, если только такой титул, право или претензия не являются результатом действия или упущения лизингополучателя. Во-первых, если иное не предусмотрено Конвенцией или лизинговым соглашением, лизингодатель не несет никакой ответственности перед лизингополучателем в отношении оборудования, за исключением случаев, когда лизингополучатель понес убытки, вызванные тем, что пользователь положился на опыт и суждения лизингодателя, а также вмешательством последнего в выбор поставщика или определение оборудования. Лизингодатель не несет ответственности перед третьими лицами за смерть, вред здоровью или ущерб имуществу, причиненный оборудованием. Если же он выступает в качестве собственника оборудования, приведенные правила не применяются и его ответственность наступает по общим правилам ответственности за причинение вреда. Во-вторых, лизингодатель гарантирует, что спокойное владение лизингополучателя не будет нарушено лицом, обладающим преимущественным правооснованием (титулом) или правом либо претендующим на это и действующим по управомочию суда, если такое правооснование (титул), право или требование не происходят из действия или упущения лизингополучателя. Стороны не могут отступать или изменять действие приведенных правил, если только такое правооснование, право или требование не являются следствием умысла или грубой небрежности или упущения лизингодателя. Эти положения не затрагивают любую более широкую гарантию лизингодателем спокойного владения, которая является обязательной согласно праву, применимому на основании норм международного частного права. С учетом особенностей финансового лизинга в Конвенции предусматривается два специфических случая освобождения лизингодателя от ответственности: - согласно диспозитивной норме п. 1а ст. 8 лизингодатель освобождается от всякой ответственности перед лизингополучателем в отношении оборудования, кроме случаев, когда лизингополучателю причинены убытки вследствие того, что он полагался на опыт и суждение лизингодателя, и вследствие вмешательства последнего в выбор поставщика или спецификаций оборудования (иное может быть согласовано в договоре лизинга); - лизингодатель освобождается от ответственности в отношении третьих лиц в случае причинения оборудованием вреда их жизни, здоровью или имуществу. Однако указанные положения не распространяются на ответственность лизингодателя, выступающего в каком-либо ином качестве, например в качестве собственника. Конструирование ответственности лизингополучателя перед лизингодателем строится в ст. 13 Конвенции согласно основным подходам Венской конвенции 1980 г., а именно в зависимости от характера нарушения, допущенного лизингополучателем: а) в случае нарушения договора лизингополучателем лизингодатель вправе потребовать причитающиеся ему невыплаченные периодические платежи с начислением процентов, а также понесенных убытков; б) если нарушение договора лизингополучателем является существенным, то лизингодатель вправе также потребовать досрочной выплаты сумм будущих периодических платежей, если это предусмотрено договором лизинга, или может расторгнуть договор лизинга и после такого расторжения: - восстановить владение оборудованием; - потребовать возмещение убытков в таких суммах, которые поставили бы лизингодателя в положение, в котором он находился бы при выполнении лизингополучателем договора лизинга в соответствии с его условиями. В договоре стороны могут согласовать порядок исчисления таких убытков. При этом в императивной форме, не допускающей отступление сторон от этого, исполнение такого положения возможно, если только его применение не ведет к взысканию убытков, существенно превышающих размер ответственности в виде убытков, предусмотренных в подп. 2б ст. 13. Второе императивное правило Конвенции состоит в том, что если лизингодатель расторг договор лизинга оборудования, то он уже не вправе приводить в исполнение положение этого договора о досрочной выплате будущих периодических платежей. Однако сумма таких периодических платежей может быть учтена при исчислении размера убытков. Конвенция устанавливает два правила, касающихся реализации лизингодателем своих прав в отношении лизингополучателя: - лизингодатель не может реализовать свое право на досрочные платежи или расторжение договора, если он специальным уведомлением не предоставил лизингополучателю разумную возможность устранить нарушение им договора, насколько это возможно; - лизингодатель не только обязан принять все разумные меры для уменьшения убытков, но при непринятии таких мер он не может требовать возмещения убытков в этой части. Обязанности лизингополучателя, предусмотренные Конвенцией, можно разделить на две группы. Обязанности первой группы касаются договора с лизингодателем и предусмотрены в ст. 1 Конвенции, тогда как обязанности второй группы касаются соблюдения или проявления надлежащей заботливости в отношении предмета договора в виде оборудования и сформулированы в ст. 9 Конвенции: 1) передать лизингодателю спецификацию для заключения последним договора поставки с поставщиком; 2) заключить договор лизинга с лизингодателем; 3) выплачивать лизингодателю периодические платежи в размере, в сроки и в порядке, определенных договором лизинга; 4) проявлять надлежащую заботу в отношении оборудования, использовать его разумным образом; 5) поддерживать его в состоянии, в котором оно было ему передано, с учетом нормального износа и тех изменений в оборудовании, которые согласованы сторонами; 6) возвратить по истечении срока действия договора лизинга оборудование в указанном состоянии; 7) воспользоваться правом покупки оборудования или продолжения его лизинга на последующий период. При наличии трех нарушений в отношении оборудования лизингополучатель имеет определенные права в отношении лизингодателя. К числу таких нарушений ст. 12 Конвенции относит непоставку оборудования, просрочку его поставки, а также несоответствие оборудования условиям договора поставки. В этих случаях: - лизингополучатель имеет в отношении лизингодателя право отказаться от оборудования или расторгнуть договор лизинга. При осуществлении лизингополучателем права расторгнуть договор лизинга он вправе получить обратно любые периодические платежи и другие суммы, выплаченные им авансом, за вычетом разумной стоимости тех выгод, которые лизингополучатель извлек из оборудования; - лизингодатель имеет право исправить свое ненадлежащее исполнение, предложив оборудование, соответствующее договору поставки, как если бы лизингополучатель дал согласие купить оборудование у лизингодателя на тех же условиях, что содержатся в договоре поставки. Предусмотренное ст. 12 право осуществляется таким же образом и утрачивается при тех же обстоятельствах, которые существовали бы, если бы лизингополучатель дал согласие купить оборудование у лизингодателя на тех же условиях, что и в договоре поставки. При этом лизингополучатель вправе приостановить периодические платежи, подлежащие уплате по договору лизинга, до тех пор, пока лизингодатель не исправит своего ненадлежащего исполнения, предложив оборудование, соответствующее договору поставки, или пока лизингополучатель не утратил права на отказ от оборудования. Лизингополучатель не вправе предъявлять лизингодателю никаких других претензий за непоставку, просрочку в поставке или поставку не соответствующего условиям договора лизинга оборудования, если только это не явилось результатом действия или упущения лизингодателя. Важно отметить, что ничто из изложенного содержания ст. 12 Конвенции не затрагивает прав лизингополучателя в отношении поставщика, предусмотренных ст. 10 Конвенции. Лизингополучатель обязан надлежащим образом заботиться об оборудовании, использовать его разумным образом и содержать в состоянии, в котором оно было поставлено, с учетом его естественного износа и изменений, согласованных сторонами. По истечении срока действия лизингового соглашения лизингополучатель обязан возвратить оборудование лизингодателю в указанном состоянии, если только он не реализует свое право на покупку оборудования или на продолжение его использования. В соответствии с этим и отражая трехсторонний характер правоотношений сторон, Конвенция выделяет ряд требований, которые лизингополучатель может предъявить непосредственно поставщику: требования, связанные с непоставкой, с просрочкой в поставке или с поставкой несоответствующего оборудования. По вопросам, находящимся в компетенции лизингодателя, Конвенция определяет, что, если оборудование не поставлено или поставлено с опозданием или не соответствует договору поставки: - лизингополучатель имеет право в отношении лизингодателя отказаться от оборудования или прекратить лизинговое соглашение; - лизингодатель вправе устранить свое несоответствие в предоставлении оборудования согласно договору поставки, как если бы лизингополучатель согласился закупить это оборудование у лизингодателя на тех же условиях, что и условия договора поставки. При этом такое право реализуется и утрачивается при таких же обстоятельствах, что и в случае согласия лизингополучателя приобрести оборудование у лизингодателя на тех же условиях, что и условия договора поставки; - лизингополучатель вправе задерживать выплату лизинговых платежей по лизинговому соглашению до момента устранения лизингодателем несоответствия в исполнении путем предоставления оборудования, соответствующего условиям договора поставки, или до момента утраты лизингополучателем права на отказ от оборудования; - при реализации лизингополучателем своего права на расторжение лизингового соглашения он может потребовать обратно лизинговые платежи и иные суммы, выплаченные им в качестве аванса, за вычетом разумной суммы, учитывающей размер прибыли, которую он мог извлечь в ходе использования оборудования; - лизингополучатель не вправе предъявлять лизингодателю никаких иных претензий за непоставку, просрочку в поставке или поставке несоответствующего оборудования, если только это не явилось результатом действия или упущения лизингодателя. При этом лизингополучатель вправе приостановить периодические платежи, подлежащие уплате по договору лизинга, до тех пор, пока лизингодатель не исправит своего ненадлежащего исполнения, предложив оборудование, соответствующее договору поставки, или пока лизингополучатель не утратил право на отказ от оборудования. В случае нарушения лизингополучателем своих обязанностей лизингодатель имеет право на получение причитающихся ему невыплаченных лизинговых платежей с процентами, а также на возмещение убытков. При наличии существенного нарушения лизингополучателем своих обязанностей лизингодатель может потребовать ускоренной выплаты сумм будущих лизинговых платежей, если это предусмотрено лизинговым соглашением, или расторгнуть лизинговое соглашение и после такого прекращения: а) возвратить владение оборудованием; б) потребовать возмещение убытков в таком размере, при котором он был бы поставлен в положение, в котором он находился бы при надлежащем выполнении лизингополучателем лизингового соглашения. Лизинговым соглашением может быть предусмотрен способ исчисления указанных убытков. Причем это может быть реализовано в судебном порядке в отношениях между сторонами, если только оно не приведет к взысканию убытков, существенно превышающих указанные в п. "б" убытки. Важно отметить, что по Конвенции стороны не могут отступать или изменять действие данных правил. При прекращении лизингодателем лизингового соглашения он не вправе реализовать в судебном порядке требование об ускоренной выплате будущих лизинговых платежей, однако стоимость таких платежей может быть принята во внимание при исчислении размера убытков. Как и предыдущее, данное правило Конвенции носит императивный характер, и стороны не могут отступать от него или изменять его действие. Если лизингодатель предоставил лизингополучателю разумную возможность устранения указанного несоответствия, такой лизингодатель не вправе требовать ускоренной выплаты лизинговых платежей или расторжения договора. Лизингодатель утрачивает право на возмещение убытков, если он не принял разумных мер для уменьшения ущерба. В обязанности поставщика согласно Конвенции входит заключение договора поставки оборудования на условиях, одобренных лизингополучателем в той мере, в которой они затрагивают его интересы. При этом поставщик должен быть осведомлен о том, что договор поставки заключается в связи с договором лизинга. Из особенностей, присущих только договору финансового лизинга, следует правило ст. 10 Конвенции, согласно которому обязанности поставщика по договору поставки распространяются и в отношении лизингополучателя, как если бы последний являлся стороной такого договора и оборудование поставлялось бы непосредственно ему. Однако поставщик не несет ответственности одновременно перед лизингодателем и лизингополучателем за один и тот же ущерб. Хотя лизингополучателю предоставлены достаточно широкие права в связи с договором поставки, в котором он не участвует, однако он не приравнивается полностью к стороне договора поставки и ему не предоставлено права прекратить действие договора поставки или аннулировать его без согласия лизингодателя. С другой стороны, учитывая, что договор поставки заключается лизингодателем и поставщиком в интересах лизингополучателя и на условиях, им одобренных, Конвенция в ст. 11 содержит запрещение нарушения прав лизингополучателя, которые вытекают из договора поставки, заключенного в соответствии с Конвенцией, путем внесения изменений в любое условие договора поставки, предварительно одобренного лизингополучателем, если только он не дал свое согласие на такое изменение. Отдельное правило ст. 14 Конвенции устанавливает неодинаковый для лизингодателя и лизингополучателя режим передачи прав на оборудование как с точки зрения объема передаваемых прав, так и с точки зрения свободы осуществления такой передачи. Лизингодатель вправе передать все принадлежащие ему права на оборудование, либо права, которыми он наделен по договору лизинга, либо часть этих прав или иным образом распорядиться всеми принадлежащими ему правами на оборудование, либо правами, которыми он наделен по договору лизинга, или частью этих прав. Однако такая передача не освобождает лизингодателя от выполнения каких-либо из его обязательств по договору лизинга и не изменяет характер договора лизинга или его правовой режим, установленный Конвенцией. Иными словами, передача лизингодателем принадлежащих ему прав не прекращает договора финансового лизинга. Лизингополучатель вправе передать право пользования оборудованием или любые другие свои права по договору лизинга только с согласия лизингодателя на такую передачу и при соблюдении прав третьих лиц. Конвенция содержит ряд правил, затрагивающих вопросы передачи прав и обязанностей сторон договора международной финансовой аренды. Лизингодателю предоставляется право передать или иным образом распорядиться всеми или лишь некоторыми принадлежащими ему по договору лизинга или связанными с оборудованием правами. Такая передача прав не освобождает лизингодателя от его обязанностей по договору лизинга и не изменяет природу договора лизинга в соответствии с Конвенцией. Как отмечалось, права лизингополучателя намного уже: он может передать право пользования оборудованием или любое другое право по договору лизинга только с согласия лизингодателя и при условии соблюдения прав третьих лиц. Поскольку при приобретении оборудования между лизингодателем и поставщиком заключается договор на поставку, Конвенция не конкретизирует соответствующие правила, выделяя лишь те особенности, которые отражают специфику правоотношений финансового лизинга. Обязанности поставщика по договору поставки действительны в отношении лизингополучателя, как если бы он являлся стороной этого договора и как если бы оборудование поставлялось непосредственно лизингополучателю. Однако поставщик не несет ответственности одновременно перед лизингодателем и лизингополучателем за один и тот же ущерб. При этом лизингополучатель не имеет права на расторжение или аннулирование договора поставки без согласия лизингодателя. Третья глава Конвенции посвящена заключительным положениям, среди которых наибольшее значение имеют следующие. Конвенция не затрагивает действия любого международного договора, который уже заключен или может быть заключен; в частности, она не затрагивает ответственности любого лица в силу существующих или будущих договоров (ст. 17). При наличии в договаривающемся государстве двух или более территориальных единиц, в которых применяются различные правовые системы, такое государство вправе сделать заявление о территориальном применении Конвенции на все такие единицы или только на одну или несколько из них и может в любой момент заменить это заявление новым заявлением (ст. 18). Как и в Венской конвенции 1980 г., в ст. 19 Оттавской конвенции закреплено правило об одинаковых или близких друг к другу правовых нормах. Согласно данной статье два или несколько договаривающихся государств, которые применяют одинаковые или близкие друг к другу правовые нормы по вопросам, регулируемым Конвенцией, вправе в любой момент заявить, что Конвенция не применяется, если поставщик, лизингодатель или лизингополучатель имеют свои коммерческие предприятия в этих государствах. Такие заявления могут быть сделаны совместно или путем взаимных односторонних заявлений. Кроме того, договаривающееся государство, которое применяет одинаковые или близкие друг к другу правовые нормы по вопросам, регулируемым Конвенцией, с одним или несколькими государствами, не являющимися договаривающимися государствами, вправе в любой момент заявить, что Конвенция не применяется, если поставщик, лизингодатель и лизингополучатель имеют свои коммерческие предприятия в этих государствах. При ратификации Российской Федерацией Конвенции она воспользовалась предоставленным ст. 20 Конвенции правом и заявила о том, что вместо положений п. 3 ст. 8 Конвенции она будет применять нормы своего гражданского законодательства (в данном пункте сторонам запрещено отступать от положений п. 2 или вносить изменения в их последствия постольку, поскольку преимущественный титул, право или претензия являются результатом умышленного действия, грубой небрежности или упущения арендодателя). При заключении договора финансовой аренды с партнерами из стран, не участвующих в Оттавской конвенции о международном финансовом лизинге, а также при отсутствии в Конвенции регулирования по тем или иным вопросам, соответствующие вопросы подлежат разрешению на основании норм применимого права. Как отмечалось, ранее действовавшее коллизионное право Российской Федерации (ст. 166 Основ гражданского законодательства 1991 г.), а в настоящее время ст. 1210 части третьей ГК РФ позволяют сторонам согласовать применимое право, а ст. 28 Закона РФ от 7 июля 1993 г. N 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже" обязывает компетентный международный коммерческий арбитраж разрешать спор в соответствии с такими нормами права, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора. При отсутствии каких-либо указаний сторон международный третейский суд применяет право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми. Специальная коллизионная норма в отношении непосредственно договора финансового лизинга в отечественном законодательстве отсутствует. Согласно п. 3 ст. 1211 ГК РФ (ст. 166 Основ гражданского законодательства 1991 г.) в указанной ситуации применяется право страны, где учреждена, имеет место жительства или основное место деятельности сторона, являющаяся наймодателем в договоре имущественного найма, а по терминологии ГК РФ - арендодателем в договоре аренды. Поскольку договор финансового лизинга помещен в гл. 34 ГК РФ "Аренда", коллизионная норма в отношении договора аренды может быть применена и к договору финансового лизинга как разновидности договора аренды. К такому же выводу можно прийти и при использовании коллизионного критерия п. 1 ст. 1211 ч. III ГК РФ, отсылающего, при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве, к праву страны, с которой договор наиболее тесно связан. Таким правом, согласно п. 2 той же статьи, считается, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, право страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора. Данный коллизионный критерий совпадает с основными принципами, зафиксированными в рамках региональной унификации в Римской конвенции и Конвенции Мехико (см. гл. 2). Если лизингодателем является российское юридическое лицо, то к отношениям сторон, не урегулированным или не полностью урегулированным договором финансового лизинга, подлежат применению предписания § 6 гл. 34 ГК РФ, при заключении договора финансового лизинга, подпадающего под действие Оттавской конвенции, будут применяться положения Конвенции, а по вопросам, в ней не урегулированным, - правила ГК РФ. Иные не урегулированные Конвенцией взаимоотношения сторон, например, в связи с согласованием базисных условий поставок, определением порядка разрешения споров и т.п., подлежат определению сторонами или международным коммерческим арбитражем с учетом как действующих международных конвенций, так и правил отечественного законодательства, прежде всего ГК РФ.
<< | >>
Источник: Вилкова Н.Г.. ДОГОВОРНОЕ ПРАВО В МЕЖДУНАРОДНОМ ОБОРОТЕМ.: Стаут. — 510 с. . 2004

Еще по теме Конвенция ООН 1988 г. о международном финансовом лизинге.:

  1. Конвенция ООН 1988 г. о международном факторинге.
  2. Конвенция ООН 1983 г. о представительстве при международной купле-продаже товаров.
  3. § 6. Договор финансовой аренды (лизинга)
  4. 2. Понятие и содержание договора финансовой аренды (лизинга)
  5. 1. Понятие финансовой аренды (лизинга)
  6. § 44. КОНВЕНЦИЯ ООН О МОРСКОЙ ПЕРЕВОЗКЕ ГРУЗОВ 1978 Г.
  7. § 6. Договор финансовой аренды (лизинга)
  8. 24.2. Экологическая деятельность ООН и других международных организаций
  9. Начало деятельности Организации Объединенных Наций. Роль ООН в решении важнейших международных проблем (40—50-е гг.)
  10. § 55. МЕЖДУНАРОДНЫЕ КОНВЕНЦИИ ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПЕРЕВОЗЧИКА ПО ДОГОВОРУ ПЕРЕВОЗКИ ПАССАЖИРА
  11. § 69. МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНВЕНЦИЯ ПО ОХРАНЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ НА МОРЕ 1974 г. (СОЛАС-74)
  12. МЕЖАМЕРИКАНСКАЯ КОНВЕНЦИЯ О ПРАВЕ, ПРИМЕНИМОМ К МЕЖДУНАРОДНЫМ КОНТРАКТАМ (Мехико, 17 марта 1994 года)
  13. КОНВЕНЦИЯ О ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВЕ ПРИ МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛЕ-ПРОДАЖЕ ТОВАРОВ (Женева, 17 февраля 1983 года)
  14. КОНВЕНЦИЯ О ПРАВЕ, ПРИМЕНИМОМ К МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛЕ-ПРОДАЖЕ ТОВАРОВ (ДВИЖИМЫХ МАТЕРИАЛЬНЫХ ВЕЩЕЙ)
  15. Глава IV Международные финансовые и торговые отношения
  16. Китайско-английская конвенция 1906 г. и Конвенция между Россией и Великобританией 1907 г.
  17. 4. Виды лизинга
  18. 3. Исполнение договора лизинга
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -