<<
>>

Жанры поэзии

Одним из наиболее распространенных в Греции, начиная с гомеровского периода, видов литературного творчества были гимны — поэтические произведения, написанные чаще всего гекзаметром, которые исполнялись певцом под аккомпанемент кифары или форминги (так называемый стиль мелики).
Первоначально этот поэтический жанр появился в рамках культовой песни. Наиболее ранние из них относятся к так называемому гомеровскому циклу, так как их создание в античности приписывалось Гомеру. В этот цикл входили 34 произведения. В них содержатся повествования о каком-либо эпизоде из «биографии» определенного бога, рассказ о его рождении, странствиях, подвигах, учреждении культа. Самыми известными являются первые пять гимнов: первый посвящен Деметре и повествует о ее странствиях в поисках похищенной дочери, пребывании в Аттике и учреждении культа богини в аттическом поселении Элев- сине; второй рассказывает об истории любви Афродиты к троянскому царевичу Анхису; в третьем говорится, как хитрый Гермес, едва появившись на свет, сумел украсть стадо чудесных коров у самого Аполлона, имевшего дар предвидения, а затем сделал лиру из панциря черепахи. Четвертый и пятый гимны посвящены Аполлону: один из них предназначался для исполнения на острове Делос, где, по преданию, тот родился, а другой — для пения во время празднования в Дельфах. Там, согласно мифологической традиции, Аполлон остановился после долгих странствований по Греции, победил у подножия горы Парнас чудовищного змея Пифона, основал свое святилище и велел построить храм для оракула. Остальные гимны гомеровского цикла значительно уступали этим и по объему, и по стилю изложения. Среди них выделялся гимн Дионису, посвященный мифологическому сюжету, где этого бога, появившегося в образе прекрасного юноши, пытались захватить пираты в надежде получить за него богатый выкуп. Однако Дионис проявил свою божественную сущность: прорастил на мачте корабля виноградные лозы, сотворил вино, затем превратился в льва, а на пиратов напустил медведицу, в результате чего те от испуга бросились в воду и превратились там в дельфинов.
Очевидно, эти гимны не были просто славословием в честь какого-либо бога, а являлись своеобразным «вступлением» к религиозной церемонии. В более поздние периоды появилось множество типов гимнов, относящихся к разным сторонам жизни древнегреческого общества. Ведущее положение осталось за религиозными гимнами, среди которых можно выделить дифирамбы, пеаны, парфении и другие. Дифирамбы являлись культовыми песнями бога Диониса. Наибольшего развития они достигли на рубеже VII—VI вв. до н. э. в творчестве поэта Ариона. С этих пор в дифирамбах стали чередоваться хоровые партии, составленные из симметричных строф (их исполняли иногда довольно большие хоры из 50 человек), с сольными песнями корифея. Дифирамб в подобной форме послужил основой для возникновения театрального жанра трагедии. Впрочем, сюжеты этого вида гимна уже в скором времени вышли за пределы мифа о Дионисе. Постепенно, начиная с V в. до н. э., форма исполнения дифирамба начинает изменяться. Симметричность строф в хоровых партиях исчезает, объем сольной партии значительно увеличивается. В творчестве поэта Тимофея дифирамб окончательно превращается в сольную песню. В различных районах Греции интерес к этому виду гимна был неодинаков. Например, в Афинах он падает в конце IV—III вв. до н. э., а на острове Делос традиция исполнения дифирамбов сохранялась до 172 г. до н. э. Пеан первоначально исполнялся в честь бога Аполлона, позже появились также пеаны, посвященные богам Дионису и Асклепию и даже простым людям. Парфении («девичьи песни») представляли собой гимны, прославлявшие Артемиду и, возможно, Афину, которые, как известно, были богинями-девственницами. Немалая часть гимнов была посвящена свадебному празднеству. Существовало два типа таких песен: гименей и эпиталамий. В этих гимнах звучало пожелание счастья молодым. Большое значение имели и френы — погребальные песни, представляющие собой плач по умершему. Эпоха архаики явилась одной из важнейших в истории Древней Греции. В этот период практически на всей территории Эллады происходила коренная ломка социально-экономических отношений, что было связано со значительными изменениями в хозяйственном укладе жизни и с развитием товарно-денежных отношений.
Этот процесс начался прежде всего на территории малоазийских греческих поселений, но затем распространился и на континентальную Грецию. Уже во время гомеровского периода в Элладе завершился переход от общинной собственности на землю к частной, в связи с чем в греческих общинах реальная власть перешла в руки ограниченного круга знатных родов. Это соответствует такой форме правления, как олигархия. Особенно быстро этот процесс начал развиваться после возникновения монетной системы. Греки познакомились с этим видом экономических отношений в Лидии в VII в. до н. э., и он быстро распространился повсеместно. Внутри общин назревали серьезные политические противоречия между правящей верхушкой и простыми общинниками. Особенно сильно эти разногласия стали проявляться, когда население полисов начало возрастать и обнаружилась нехватка продовольствия для их жителей. Определенным выходом из сложившегося положения стало создание колоний, куда могли свободно переселиться все желающие. Основание города-колонии было важным шагом и сопровождалось многими религиозными церемониями. Новая волна греческой экспансии значительно превосходила ту, которая была в кри- то-микенский период, теперь основные направления колонизации были направлены на запад (Сицилия и Южная Италия) и на северо-восток (побережье Черного моря). Греческие поселения появились даже в Египте и на Киренаике. Очень активно в этот период стала развиваться торговля. Из колонии в метрополию шли зерно и продукты рыболовства, из Греции же вывозились вино, оливковое масло и произведения ремесленного труда. Торговля из презираемого ремесла постепенно превращалась в весьма прибыльное дело. Наряду с прежней земельной аристократией появилась и новая торговая. Однако создание колоний не могло разрешить все политические противоречия, и во многих полисах стали происходить столкновения между различными политическими партиями, перераставшие порой в кровавые междоусобицы. Стала очевидна необходимость принятия новых сводов законов, определявших политико-экономические отношения внутри полиса.
В этот период известны такие законодатели, как Дра- конт (621 г. до н. э.) и Солон (594 г. до н. э.) из Афин, Залевк из Локр Эпизефирских, Харонд из Катаны (VII в. до н. э.). В то же время завершилось становление новой формы политического управления того или иного полиса. Для развития искусства и литературы определенное значение имело и установление в некоторых полисах тиранической власти, так как тираны, желая придать своему правлению блеск, покровительствовали поэтам и художникам, возводили величественные постройки. В целом в период архаики в политической жизни полиса все большее значение стала приобретать деятельность отдельных видных деятелей в том числе и их выступления перед большим скоплением народа, что оказало значительное влияние на развитие ораторского искусства и поэзии, так как слова, облеченные в ритмическую форму, легко запоминались и передавались из уст в уста к чему и стремились выступавшие. Таким образом, в поэзии наметился переход от безымянных сочинений к индивидуальным произведениям, где отражались субъективные переживания человека. Менялись и темы поэзии. От изображения идеального мира богов и героев она стала переходить к отражению современной ей жизни. Значительного развития достигла лирика, хотя данный термин грекам известен не был и появился лишь в эллинистическую эпоху, являясь первоначально синонимом термина «ме- лоо, обозначавшего в то время все жанры лирических произведений Первоначально лирика была тесно связана с музыкой и представляла собой совокупность различных лирических песен, развившихся из определенных типов гимнов, но вскоре появились и отошедшие от музыки поэтические произведения. Простейшими формами лирики являются элегия и ямб, очень рано ставшие самостоятельными литературными стилями. Интересно, что в древности их даже не причисляли к лирике. К жанру элегии в античной поэзии относили произведения, написанные элегическим дистихом и первоначально исполнявшиеся в сопровождении флейты. Элегический дистих представлял собой двустишие, состоявшее из гексаметра и пентаметра. Первый был таким же, как и в эпических поэмах. Второй являлся пятистопным стихотворным размером, делившимся паузой (цезурой) на две ритмические равные половины, каждая из которых содержит два с половиной дактиля, причем в первой половине стиха дактиль мог заменяться спондеем. Элегия как жанр возникла в Ионии. Термин «элегия» также малоазийского происхождения. По мнению одних ученых, в его основе лежит название одного из типов погребальной песни, по мнению других — тростника, из которого изготовлялись флейты. Так или иначе элегия очень рано освободилась от влияния музыки и стала одним из наиболее распространенных поэтических жан- ров, использовавшихся в основном для самовыражения личности. Ямб — двусложная стопа, состоящая из краткого (безударного) и долгого (ударного) слогов. Наиболее распространенным ямбическим стихом был триметр, который состоял из трех пар стоп (диподий), каждая из которых была объединена одним сильным ударением. Название «ямб» связывали с мифом о богине Деметре, точнее, с тем его моментом, когда она, глубоко опечаленная исчезновением своей дочери Коры (Персефоны), пришла ко двору элевсинского царя Келея, где грубая шутка служанки Ямбы рассмешила ее. Первоначально ямбический стих служил только для сатирических произведений. Однако в дальнейшем этот стихотворный размер, наиболее близкий к разговорной речи, стал применяться и в произведениях иного типа, прежде всего в диалогах театральных драм. Широко был распространен и трохеический размер — двусложная стопа, состоящая из долгого (ударного) и краткого (безударного) слогов. Обычным трохеическим стихом был тетраметр, состоящий из четырех диподий. У трохеического тетраметра последняя стопа была усеченной. Наиболее часто тетраметр применялся в диалогах для обозначения взволнованного состояния говорящего. Последней формой греческого стихосложения был анапест — трехсложная стопа, в которой долгий (ударный) слог следовал за двумя краткими (безударными). Этот размер применялся в эмбатериях — маршевых песнях. Позже анапесты часто использовались в драме для песен, сопровождавших вступление хора в орхестру, и в некоторых песнях комедии. В творчестве древнейших греческих поэтов основным мотивом являлся призыв сограждан к ратным подвигам, что было связано с политической обстановкой того времени. Одним из первых известных нам поэтов, писавших в жанре элегии, был Коллин, живший в первой половине VII до н. э. в Эфесе (Малая Азия). В то время данный район подвергался опустошительным набегам со стороны киммерийцев и трерийцев. Неудивительно, что в единственном дошедшем до нашего времени (в четырех отрывках всего 25 стихов) произведении этого автора содержится страстный призыв к согражданам сплотиться перед лицом врага. Используя гомеровскую лексику, он рисует образ идеального воина — храброго, не стремящегося к личной славе, но готового исполнить свой гражданский долг. Именно такой защитник Отчизны, по мнению Каллина, пользуется наибольшим почетом среди сограждан не только при жизни, но и после своей смерти. Одним из наиболее известных древнейших греческих поэтов был Тиртей (вторая половина VII в. до н. э.). Его имя в Греции было окружено многочисленными легендами. По одной из них, он был хромым учителем из Афин, присланным гражданами этого полиса спартанцам в качестве насмешливого ответа на их просьбу о военной помощи в войне с мессенцами, с которой те обратились к афинянам по совету дельфийского оракула. Однако помощь Тиртея оказалась неоценимее, чем содействие любого военного отряда. Стихи поэта оказали настолько сильное моральное воздействие на спартанцев, что они стали одерживать одну победу за другой. Лакедемоняне же отрицали правдоподобность этой легенды и утверждали, что Тиртей был гражданином Спарты. Одним из доводов, говорящих в пользу этого мнения, является то, что в некоторых стихах поэт говорит «мы». Это может свидетельствовать о непосредственном участии поэта в боях. Существует и третья версия биографии поэта, согласно которой он был выходцем из малоазийского города Милета, переехавшим жить в Спарту. В пользу этого говорит тот факт, что свои стихи Тиртей писал на ионическом диалекте. Кроме того, известно, что такие знаменитые древнегреческие поэты, как Алк- ман и Терпандр, также были уроженцами других мест, переселившимися в Спарту. В любом случае следует заметить, что стихи этого поэта пользовались в Греции огромной популярностью. Их читали перед началом битвы для воодушевления войск, учили в школах, считая лучшим примером патриотических произведений. В эллинистическую эпоху александрийские филологи издали стихи Тиртея в пяти книгах, из которых до нашего времени сохранилось несколько фрагментов, в том числе и довольно крупных. В одном из них поэт, обращаясь к спартанцам, называет их потомками Геракла и призывает к совершению подвигов, угодных богу войны Аресу. Он говорит о глубоком почтении, живущем в сердцах граждан, к памяти воина, погибшего во славу родного полиса или во имя его защиты, и напоминает о великом позоре, который ждет труса, уклоняющегося от боя. Ряд элегий Тиртея был объединен под общим названием «Добрые законы», где он высказывал одобрение по отношению к существовавшим в Спарте законам. Близка к этим произведениям и маршевая песня — эмбатерий, в ней спартанские граждане вновь призывались поэтом к ратным подвигам. Одним из наиболее своеобразных древнегреческих поэтов VII в. до н. э. был Архилох (около 680—640 гг. до н. э.). Он родился на острове Парос и являлся сыном местного аристократа и рабыни-фракиянки, поэтому был хоть и свободным, но лишенным политических прав гражданина человеком. Архилох прожил весьма бурную жизнь. Лишенный надежды на какую-либо политическую карьеру, он избрал стезю наемника. За свой родной полис Архилох сражался на острове Фасос, где еще его прадедом была основана колония, и на фракийском побережье с саийцами, иногда выступая в качестве командира отряда. В роли наемника он побывал на острове Эвбея и в Южной Италии. В конце концов поэт и погиб в одной из битв с жителями острова Наксос. Все это ясно показывает, что Архилох имел характер авантюриста и никак не подходил под традиционный образ аэда. Он известен прежде всего своими элегиями и язвительными ямбами, но также писал басни и гимны. До наших дней, к сожалению, из них сохранилось всего около сотни небольших отрывков. Некоторые из его произведений были весьма популярны, например, написанный им гимн Гераклу исполнялся на Олимпийских играх в течение многих веков. Память о поэте долгое время сохранялась на его родине, где был даже установлен его культ, в котором Архилох почитался как герой (полубог). Древнегреческие филологи ставили его наравне с Гомером, считая основоположником нового направления в литературе, причем жанра по своей сути противоположного гомеровскому и, в сущности, порывающего с ним. Действительно, он стал первой ярко выраженной индивидуальностью в древнегреческой поэтической литературе. Имя Архилоха вскоре стало нарицательным для обозначения мастера язвительной насмешки. В таком значении оно встречается даже в произведениях некоторых римских авторов. Пожалуй, самым известным событием его жизни стало сватовство к Необуле — дочери знатного паросца Ликамба. Легенда утверждает, что тот первоначально согласился на свадьбу, но затем отказал Архилоху. Все эти события ярко отражены в произведениях поэта. В первых стихах, посвященных Необуле, Архилох нежными словами и яркими красками описывает красоту своей избранницы и, как всякий влюбленный, предается мечтаниям. Но после получения отказа тон произведений начинает меняться. В них еще сохраняются слова мольбы, обращенные к девушке, но имеются и гневные речи, предназначенные ее отцу, где содержались упреки, обвиняющие его в нарушении данного слова. Однако в последних произведениях, посвященных этой теме, оскорблениям подвергается и сама Не- обула, причем многие выражения Архилоха были грубой бранью. Предание утверждает, что, не вынеся унижения, Необула и ее сестры покончили с собой. Современные исследователи считают подобный финал вымышленным, и это дает им основание сомневаться в правдивости всей истории. Темы почти всех других произведений поэта связаны с войной. Он нашел в ней источник и доходов, и вдохновения. Он называл себя служителем как богинь искусства (муз), так и бога войны Ареса. При этом Архилох резко отошел от традиционного идеала гомеровского героя-воина с его понятиями о чести. Например, поэт, не стыдясь, рассказывал о победе над врагом, полученной благодаря огромному численному превосходству над ним. Более того, он спокойно поведал о самом позорном для гомеровского героя поступке — своем бегстве с поля боя, во время которого был вынужден бросить свой щит. Он делал это столь непринужденно потому, что верил в призрачность посмертной славы, к которой так стремились герои Гомера. Архилох часто говорил, что никто не поминает добрым словом умерших, поэтому живущие должны прославить себя среди живущих и не заботиться о судьбе своего имени после смерти. Однако иногда выражал в своих произведениях и глубокие чувства. Такова, например, элегия на смерть его зятя Перикла, погибшего в кораблекрушении. Главный смысл творчества Архилох передал в одном из лучших стихотворений, дошедшем до нас, к сожалению, лишь в отрывках. В нем так же, как и в элегии на смерть Перикла, он призывает твердо встречать любые беды, преодолевая в душе скорбь от потерь, смело смотреть в будущее, советует не слишком радоваться успехам и не слишком огорчаться неудачам. В какой-то степени Архилох являлся фаталистом: в ударах судьбы был склонен видеть волю богов и выражал готовность полностью ее принять. Еще одним известным представителем ямбической поэзии этого периода был Симонид Аморгский (конец VII в. до н. э.) с острова Самос. Так как он был приверженцем демократии, то после происшедшего на острове аристократического политического переворота вынужден был переселиться на Аморг — один из Кикладских островов. Наиболее известным произведением этого поэта является сатира, где он утверждает, что женщина — величайшее зло, созданное Зевсом. Он называет десять типов женщин, которые, как считает, происходят от свиньи, лисицы, собаки, осла, ласки, лошади, обезьяны, пчелы, земли и воды. Единственным положительным типом женщины Симонид считает тот, который происходит от пчелы. У всех же остальных он находит серьезные пороки. В отличие от произведений Архи- лоха, в этой сатире нет личных мотивов, она носит общий характер и близка к дидактическим стихам Гесиода. Очень своеобразным поэтом был Гиппонакт Эфесский (вторая половина VI в. до н. э.). Он был изгнан из родного полиса за нападки на местных правителей и скитался по Греции. До нашего времени сохранились лишь небольшие отрывки из его наследия. Особенностью произведений этого поэта является то, что они написаны оригинальным размером — холиямбом, то есть «хромым ямбом», который представляет собой ямбический стих, где шестая стопа была трохеическая, в результате чего ритм стиха получал неожиданный излом и производил особенно сильное впечатление. Еще одной отличительной чертой его стихотворений являлся слог, которым они были написаны. Для автора характерны грубый тон и вульгарный язык. Довольно часто применял этот поэт и варваризмы из лидийского наречия. В целом для стихотворений Гиппонакта свойственен весьма откровенный натурализм. Самого себя поэт изображал в этих произведениях нищим, полуголодным оборванцем. В одном из стихов он просит Гермеса послать ему насущные веши — одежду, плащ, сандалии, деньги. Однако современные исследователи полагают, что скорее всего этот образ был своеобразной маской, призванной эпатировать слушателей, так как по дошедшим до нашего времени фрагментам можно с уверенностью говорить о высокой степени его поэтической подготовки. Следует заметить, что Гиппонакт был одним из первых, кто начал писать пародии на Гомера и Архилоха. Еще одним знаменитым поэтом периода архаики стал Мим- нерм Колофонский (Колофон — город в Малой Азии), живший около 600 г. до н. э. Он был родоначальником такой формы элегии, где отражались мотивы грусти и меланхолии. Одной из причин этого явления стал, возможно, тот факт, что в это время Колофон и зависимый от него город Смирна были покорены Лидийским царством. В современный ему период Мимнерм не видел ничего величественного, что могло побудить его сограждан к военным подвигам, поэтому произведений воинственного характера у него немного, да и те посвящены только восхвалению прошлых событий. Поэт ищет утешения лишь в личных наслаждениях, прежде всего любовных. Не случайно такие известные поэты более позднего времени, как Каллимах, Тибулл, Проперций, считали Мимнерма родоначальником любовной элегии. Созданный им сборник элегий назывался «Нанно», по имени флейтистки — возлюбленной поэта. В этих элегиях автор прославлял тему личной любви, но она соседствовала с пессимистическими настроениями и мотивами смысла жизни, смерти и старости. Так, он советовал не дожидаться страшной, по его мнению, старости и при ее приближении добровольно уйти из жизни. С конца VII в. до н. э. Древняя Греция и прежде всего ее ма- лоазийские владения подверглись нападению азиатских народов — сначала лидийцев, а затем персов. Это вызвало переселение достаточно значительной части греческого населения мало- азийских областей на территорию Эллады, что благотворно отразилось на развитии ее искусства и литературы, так как мало- азийские греки имели более высокий уровень культуры. Кроме того, одной из главных тем художественных произведений в этот период становится патриотическая. Наиболее знаменитым поэтом такого направления был Солон Афинский (около 635—560 гг. до н. э.), который, впрочем, более известен не своими литературными произведениями, а законодательной деятельностью. Он происходил из знатного, но обедневшего рода и, чтобы поправить финансовые дела, начал заниматься торговлей, благодаря чему побывал во многих городах и странах. Положение Солона в афинском обществе тех лет характеризуется той особенностью, что по своему положению он занимал промежуточное место между простым народом (демосом) и аристократией, которые находились в острой политической борьбе друг с другом, поэтому в своих произведениях Солон мог обращаться к обеим сторонам. Одной из главных политических проблем Афин того времени был захват их соседями (мегарцами) принадлежавшего полису острова Саламин. Все попытки афинян вернуть свою собственность ни к чему не привели. Мегарцы, укрепившиеся на острове, отбивали все атаки афинских отрядов. Тогда, согласно легенде, афинское народное собрание запретило под страхом смерти вообще упоминать об этом острове. Поэтому Солон, чтобы устыдить своих сограждан, сначала распространил слух о наступившем у него сумасшествии, а затем при большом стечении народа продекламировал на площади элегию «Саламин». К сожалению, из этого произведения, состоявшего, по сообщениям, более чем из 100 стихов, сохранилось лишь восемь. В этой элегии автор говорил, что потеря Саламина является для полиса настоящим позором, и ему даже стыдно называться афинянином и лучше быть гражданином самого маленького островка. По свидетельству древних историков, впечатление от услышанного было настолько велико, что афиняне тут же взялись за оружие и на этот раз отбили остров у своих соперников. Солон прекрасно понимал, к каким губительным последствиям может привести государство внутренняя междоусобица, поэтому своими произведениями старался так воздействовать на общественное сознание, чтобы свести раздоры между противоборствующими группами к минимуму. Он обращался к враждующим партиям с призывом прийти к соглашению. Особенно Солон настаивал на отказе богатыми от своих чрезмерных притязаний. По его мнению, каждому человеку свойственно стремление к богатству, но на пользу ему пойдет только состояние, заработанное честным трудом. Корыстолюбие же и неудержимая алчность афинских богачей может стать источником бедствий не только для них, но и для всех Афин, так как боги, покровительствующие полису, не прощают высокомерия и нарушения справедливости, поэтому они могут отвернуться от города и сурово наказать виновных или их потомков. Подобная направленность литературного творчества Солона снискала ему известность и доверие обеих партий, и в 594 г. до н. э. он был избран на должность архонта с чрезвычайными полномочиями для того, чтобы в качестве посредника разработать и принять законы, которые бы уладили все раздоры в афинском обществе. Солон выполнил это поручение, но вскоре и аристократы, и демос стали выражать недовольство проведенными им реформами: первые рассчитывали, что он ограничится лишь незначительными изменениями, а вторые ждали более радикальных преобразований. Солону пришлось в своих элегиях разъяснять сущность и значение введенных им законов. Он говорил, что могучим щитом реформ прикрыл и тех, и других, не позволив, таким образом, ни одной из сторон слишком сильно увеличить возможность своего влияния на жизнь афинского общества. Эти произведения являются весьма ценным источником по афинской истории того времени, так как объясняют существовавшие тогда экономические и социально-политические отношения. Наиболее ярко эти картины обрисованы в двух больших элегиях — «Завещание самому себе» и «Завещание афинянам», где очень выразительно рассказывается о социальных бедствиях, царивших в афинском обществе до реформ Солона. Очень интересно его ямбическое стихотворение, в котором поэт нарисовал картину суда перед престолом Времени, где сама богиня Гея-Земля, освобожденная от бремени стоявших на ней долговых столбов, дает свидетельство в защиту реформ Солона. Очень много рассуждает автор и о высоком предназначении Афин. Любопытно его мнение о самом себе: «В старости с каждым я днем многому снова учусь». О взглядах на человеческую жизнь он рассказывает в элегии «О семилетках жизни», где делит жизнь и деятельность человека на десять семилеток. Возражая Мимнерму, Солон высказывает свое пожелание дожить до 80 лет. В целом поэзия этого великого афинского деятеля, несмотря на ее сильно выраженную политическую направленность, отличается яркими и богатыми поэтическими образами, что ставит Солона в один ряд с лучшими древнегреческими поэтами. Не случайно греческие историки считали его одним из семи великих мудрецов древности. Политическая борьба, схожая с афинской, происходила и в других древнегреческих полисах, в том числе в одном из главных соперников Афин — Мегарах. Она отразилась в творчестве поэта Феогнида Мегарского (вторая половина VI — первая половина V в. до н. э.). Это был типичный аристократ с ярко выраженной идеологией. В результате политической борьбы поэт был изгнан из родного полиса и долго скитался по Элладе и ее колониям (Спарте, острову Евбея, Сицилии). Все его элегии были обращены к друзьям, прежде всего к юному Кирну, сыну Полипая. До нашего времени дошел сборник произведений Феогнида, который делится на две части разного объема. В первой (значительно большей — 1230 стихов) содержатся элегии и элегические двустишия, имеющие в основном назидательный характер. Во второй части, совсем небольшой, содержатся произведения любовного содержания. Впрочем, учитывая тот факт, что даже в первой части далеко не все произведения принадлежали самому Феогниду, а иногда они являлись творениями таких известных поэтов, как Тиртей, Мимнерм и Солон, то многие исследователи выражают сильное сомнение в действительной принадлежности этого раздела самому Феогниду. В первой части сборника собраны произведения, где автор высказал свои мысли о высоком предназначении поэзии, он также уверен в исключительности собственных стихов и в том, что своим творчеством навеки прославляет не только себя, но и своих друзей. Однако более всего поэта интересовали социальные и политические вопросы, где он выступал как непримиримый сторонник аристократического правления. И это неудивительно, если учитывать, что Феогнид в результате народных выступлений был лишен своих земельных владений, изгнан из полиса и в странствиях познал бедность. Поэт горько жаловался на несправедливость богов и продолжал в своих произведениях выступать за кастовую замкнутость и исключительность аристократии. При этом он вынужден был признать, что для знатного человека бедность хуже болезни и что лучше умереть, чем жить в бедности. В своих произведениях Феогнид сетовал на то, что после демократического переворота хозяевами в полисе стали простолюдины, которые, по его словам, до этого даже не знали дорогу в стены города, одевались в козлиные шкуры и не имели никакого представления о законах и судопроизводстве. Не менее обидным казался ему тот факт, что сами аристократы стали постепенно отказываться от своих прежних принципов и идеалов в погоне за новой ценностью — богатством. Однако Феогнид не только жаловался на злую судьбу, но и горел жаждой мщения, призывая аристократов обуздать народ и вновь взять власть в свои руки. Похожий характер носят его нравоучения, которые он давал Кирну. Феогнид советовал тому хранить верность аристократическим идеалам, поддерживать дружеские отношения только с равными и избегать дурных связей. Следует заметить, что поэтические произведения этого автора пользовались большой популярностью у афинских олигархов второй половины V в. до н. э. Очевидно, кто-то из них и составил дошедший до нас сборник элегий Феогнида. Весьма распространенным в период архаики был такой жанр древнегреческой поэзии, как мелика — стихотворное произведение, декламация которого сопровождалась игрой струнного инструмента (кифары или форминги). Существовало два вида медики — сольная (монодийная), звучавшая в узком кругу участников дружеского пира или какого-либо религиозного культа, и хоровая, исполнявшаяся на общенародных торжествах в честь того или иного божества или победителя на спортивных играх. Имелись также мелические произведения с мифологическим сюжетом. В поэтическом плане мелика отличалась от элегической и ямбической поэзии большим богатством своего стихотворного оформления, так как допускала комбинации стоп разного количества мор. Наиболее часто в таких произведениях встречались логаэды, которые являлись соединением трохеических стоп с дактилическими. Впервые жанр медики распространился на острове Лесбос у западного берега Малой Азии, на котором раньше, чем в иных районах Эллады, начался культурный подъем. Одним из самых первых поэтов этого жанра был Терпандр (VII в. до н. э.), считавшийся изобретателем семиструнной лиры. До нашего времени сохранились так называемые номы — отрывки из мелических произведений хорового типа. Однако большинство исследователей выражают сомнения в подлинности авторства Терпандра. Известен также поэт Арион (вторая половина VII в. до н. э. — первая половина VI в. до н. э.), которому древние источники приписывают основной вклад в окончательное литературное оформление дифирамба (хоровой песни, посвященной тому или иному событию «биографии» бога Диониса), где этот автор стал чередовать хоровые партии, составленные из симметричных строф, с сольными песнями корифея. Биография поэта точно не известна и окружена большим количеством легенд. Однако имеются достоверные сообщения о том, что Арион много путешествовал, побывал в Сицилии и Южной Италии, довольно долго жил в Коринфе при дворе тирана Периандра, благодаря чему его поэтические принципы получили достаточно широкое распространение в греческом мире. К сожалению, ни одно из произведений Ариона до нашего времени не сохранилось. Интересно, что оба поэта для создания своих произведений использовали дорийский диалект. Одним из наиболее известных представителей сольной мелики был Алкей (около 626—622 гг. до н. э.). Он родился в Мити- лене — столице острова Лесбос и принадлежал к знатному и древнему аристократическому роду. Его жизнь была бурной и насыщенной. Еще в молодости он принял участие в войне против Афин за Сигей (область Троады). Дома же поэт весьма активно участвовал в политической борьбе. Сначала он вместе с братьями и друзьями сражался против тирании Меланхра и Мирсила. Сперва борьба для заговорщиков шла неудачно, но затем, благодаря большой помощи Лидии, тирания была низвергнута, а Мирсил убит. Однако теперь, стремясь захватить власть, различные аристократические дома оказались втянутыми в междоусобицу. Правителем стал Питтак, прежний союзник Алкея по борьбе с тиранами, который управлял полисом с 590 г. до н. э. до 580 г. до н. э. Кроме того, политическими противниками Алкея и его друзей были аристократические роды Археанакти- дов, Клеанактидов и др. Неудивительно, что в результате всех этих политических перипетий Алкей дважды подвергался изгнаниям из родного города, во время которых он побывал в Египте, Вавилоне, Аскалоне и других местах. Однако поэт смог примириться с Питтаком и вернуться домой. Понятно, что центральное место в поэзии Алкея занимает тема политической борьбы. Целый ряд его стихотворных произведений объединен в цикл «Песни борьбы». Один из наиболее ярких образов, содержащийся в этих стихотворениях, — это сравнение государства, в котором идет внутренняя междоусобица, с кораблем, попавшим в губительный шторм. Действия враждующих сторон уподобляются ветрам, налетающим на корабль со всех сторон. Однако Алкей в своих стихах не стремился быть объективным. Он был абсолютно уверен в правоте своей партии и не стеснялся, например, выражать в одном из своих произведений торжество по поводу гибели тирана Мирсила. Поэт также любил подвергать насмешкам своего главного политического противника — Питтака. А в одном из произведений содержится страстная просьба к Зевсу покарать враждебные автору аристократические роды Археа- нактидов, Гиррадиев и Клеанактидов; за это Алкей обещал Зевсу совершить в его честь щедрое возлияние. Немалое место в творчестве Алкея занимают и произведения, посвященные войне. В одном из боев с афинянами войско, где сражался Алкей, было разбито, а он был вынужден бросить свой щит, как это сделал Архилох, и, как тот, писал затем об этом без особого стыда. В другом произведении поэт приветствует и поздравляет с наградой своего брата Артеменида, участвовавшего в качестве наемника в одном из походов вавилонян. Значительное место в творчестве Алкея занимала религиозная тематика. Среди его произведений известны гимны в честь Аполлона, Гермеса, Афины и других богов. К сожалению, эти произведения поэта дошли до нашего времени лишь в незначительных отрывках. Достаточно известным является лишь гимн, посвященный возвращению Аполлона с крайнего севера, сохранившийся благодаря пересказу писателя более позднего времени Гимерия. Застолье является одной из любимых тем Алкея. Уже в древности было замечено, что свое желание выпить он оправдывает любой погодой. Вообще, вино у Алкея выступает как универсальное лекарство от всех горестей. Встречались в поэзии Алкея и любовные мотивы. До нашего времени, правда, дошли лишь незначительные отрывки подобных произведений поэта, однако, по сообщениям древних источников, он любил воспевать красоту молодых девушек и мальчиков. Александрийские филологи собрали произведения Алкея в десяти книгах, из которых до нас дошло только 500 стихов, записанных на папирусных свитках. Одной из немногих известных древнегреческих женщин, сумевших добиться всеобщего признания своего таланта и права творить, была поэтесса Сапфо (родилась около 620 г. до н. э.). Она была современницей Алкея и, по некоторым данным, находилась с ним в дружественных отношениях. Она также принадлежала к знатному роду. Политические интриги ее не интересовали, но все же поэтессе пришлось с ними столкнуться, так как некоторое время Сапфо была вынуждена провести с семьей в изгнании. Ее биография окутана ореолом загадочности и таинственности, ведь она была слишком необычной для Древней Греции личностью. Одна из связанных с ней легенд утверждает, что поэтесса покончила с собой, бросившись в Ионическое море с Левкадской скалы из-за неразделенной любви к прекрасному Фаону. Однако подавляющее большинство современных исследователей полагают, что она дожила до преклонного возраста и умерла, окруженная почетом и уважением своих сограждан. Одной из основных сфер деятельности Сапфо, кроме поэзии, было руководство фиасом — культовой общиной, посвященной богине Афродите. Ее членами были молодые девушки, готовившиеся к замужеству. Там они обучались поэтическому искусству, музыке, пению, иногда участвуя в составе хора на религиозных церемониях. В общине могли жить не только уроженки Лесбоса, но и девушки из других районов Греции. Все они были окружены большой любовью и заботой. Красота и нежность многих воспитанниц Сапфо были воспеты ею в стихах. Александрийские филологи издали девять книг поэтессы, содержавших большое количество ее стихотворений, однако полностью сохранилось только одно ее творение и еще одно почти полностью (без заключительной строфы). Несколько произведений Сапфо известны в более или менее крупных отрывках, остальные лишь в незначительных фрагментах. Главная тема поэзии Сапфо — это, конечно, любовь. Все ее творчество пронизано мотивами мук ревности, расставания, тоски по уехавшей подруге. Так сильно и выразительно говорить о своих чувствах до нее не удавалось ни одному поэту. Любовь причиняет ей фактически физические страдания: «Снова терзает меня расслабляющая члены любовь, сладостно-горькое чудовище, от которого нет защиты». Изображая состояние влюбленного, Сапфо стремится показать его внутренние переживания, описывая их в конкретно-чувственной форме («огонь под кожей», «звон в ушах» и т. д.). Знаменит ее «Гимн Афродите», где поэтесса призывает богиню любви помочь ей. Большую часть произведений Сапфо составляли эпитала- мии — свадебные песни, которые пелись вечером, когда невесту провожали при свете факелов в дом жениха. Часто подобные песни исполнялись двумя хорами. В этом случае хор юношей выражал радость, что их приятелю досталась такая славная «добыча», хор же девушек горевал, что от них уходит подруга. Первые возносили хвалу вечерней звезде как подательнице счастья, а вторые упрекали ее как виновницу скорби. Подобные песни Сапфо полны ярких сравнений и образов. Например, в одной из них она сравнивает невесту со сладким яблоком, висящим высоко на ветке, и называет счастливцем жениха, который смог достать его. Имеются в поэзии Сапфо и такие традиционные для свадебных песен мотивы, как насмешка над женихом или дружкой. В свои свадебные песни она часто включала некоторые мифологические сюжеты, например, об Атридах, о похищении Елены, о свадьбе Гектора и Андромахи. Встречались в поэзии Сапфо и личные мотивы. Из одного стихотворения можно узнать, что у поэтессы была дочь Клеида, которую она нежно любила. Отразился в ее творчестве и скандал, происшедший с ее братом Хараком, который, по словам Геродота, будучи по торговым делам в городе Киренаике (Северная Африка), увлекся там гетерой Родопидой. Эта связь бросала тень на репутацию знатной семьи, и все ее члены пытались образумить молодого человека. Наконец, было получено известие, что Харак возвращается домой. Сапфо, испытав от этого большую радость, в одном из стихотворений обращается к морским богиням Нереидам с просьбой благополучно доставить ее брата домой, чтобы восстановилось семейное счастье. Однако радость по поводу возвращения брата была преждевременной, так как его разрыв с Родопидой оказался только временным. Поэзия Сапфо, наполненная особенной силой и красотой, пользовалась большой популярностью во все времена. Недаром Платон назвал ее «десятой музой». Большое влияние Сапфо оказала на развитие поэзии в России. Начиная с XVII в. появляется большое количество переводов ее произведений. Еще одним представителем сольной лирики был Анакреонт (около 570 г. до н.э. — первая четверть V в. до н. э.). Его жизнь не отличалась особыми потрясениями. Он родился в городе Теос, расположенном в Малой Азии. В 545 г. до н. э., после захвата этого полиса персами, поэт переселился в Абдеру (Фракия), затем долгое время жил на острове Самос при дворе тирана Поликрата до трагической гибели последнего. Позже Анакреонт принял приглашение афинского тирана Гиппарха, сына Писистрата, после убийства которого переселился в Фессалию, где жил при дворе царя Эхекратида из рода Авеладов. Неудивительно, что вся жизнь Анакреонта прошла в пышных придворных празднествах, пирах и любовных приключениях, при полном отсутствии каких-либо политических интересов и принципов. Соответственно темами его творчества были любовь, вино и женщины. Однако, в отличие от Сапфо, к своим чувствам он относился очень легко, для него это были не мучительные переживания или душевное потрясение, а легкая и приятная игра, способная доставить удовольствие. Несмотря на то что Анакреонт создавал произведения разного жанра (гимны, элегии, застольные песни, эпиграммы и т. д.), все они посвящены исключительно радостям жизни. Эти увлечения он сохранил до глубокой старости. В одном из своих поздних стихотворений он признается, как сильно боится смерти, как страстно желает подольше не покидать полную наслаждений жизнь и уходить в мрачный Тартар. Александрийские филологи издали произведения Анакреонта в пяти книгах, из которых до нас дошли лишь скудные отрывки. Легкость содержания и формы, музыкальность строфы привели к большой популярности его творчества. И в эпоху эллинизма, и во времена Римского государства появилось большое количество поэтов, подражавших Анакреонту. Его поэзия была популярна и в более поздние времена, в том числе и в нашей стране. Как уже было сказано выше, кроме элегий и гимнов, в VI в. до н. э. в Элладе получили широкое распространение и некоторые другие жанры поэзии. Одним из них были сколии — застольные песни, исполнявшиеся на пиру поочередно всеми его участниками. Это название произошло от греческого слова «кривой», что было связано с обычаем передавать во время этих песен миртовую ветвь от одного участника к другому в «кривом порядке». Многие сколии имели политическое содержание. Известны, например, сколии в честь «тираноубийц» Гармодия и Аристогитона, лишивших жизни в 514 г. до н. э. афинского тирана Гиппарха. Иногда застольные песни исполнялись на совместных обедах представителей гетерий (аристократических союзов, члены которых были объединены дружескими и политическими связями). В таком случае в них часто высмеивались соперники данной гетерии. Достаточно распространенными в период поздней архаики были и гномы — изречения, сентенции, в которых содержались краткие, но меткие поучения. Обычно они представляли собой элегическое двустишие, иногда — в более ранний период — из двух гексаметров. Наиболее известным автором подобных произведений являлся Фокилид. Почти все свои высказывания он начинал выражением: «Вот Фокилида слова», чтобы увековечить свое авторство. Затем аналогичным образом стали поступать и другие поэты. Интересно, что своими гномами был известен и афинский тиран Гиппарх. Еще одним популярным древнегреческим поэтическим жанром была эпиграмма. В переводе это слово обозначает «надпись», и первоначально под ней подразумевалась объяснительная надпись, которую греки еще с древнейших времен помещали на надгробный памятник и любые другие предметы, приносимые в жертву какому-либо богу (чаще всего это были сосуды, треножники и т. д.). Все это привело к формированию таких своеобразных черт эпиграммы, как краткость и анонимность. Позже эпиграммой стали называть любое законченное по форме краткое стихотворное произведение, посвященное определенному лицу, событию или предмету. В этот период она чаще всего не имела того язвительного и сатирического значения, как в более поздние времена. Создателем литературной формы эпиграммы античные источники называют поэта Симонида Кеосского, произведения которого отличались краткостью, выразительностью и остроумием, поэтому производили большое впечатление на слушателей и читателей. Значительная часть эпиграмм Симонида была посвящена греко-персидской войне. Наиболее известной из них была надпись на памятнике, установленном на месте гибели спартанского царя Леонида и его воинов в Фермопильском ущелье: «О путник, поведай всем гражданам Лакедемона: здесь мы в могиле лежим, честно исполнив закон». В жанре эпиграммы писали и другие поэты того времени, но данный жанр никогда не рассматривался в качестве основного. Своего расцвета эпиграмма достигла только в период эллинизма. Широко распространена в Древней Греции была хоровая мелика. Песня, исполняемая хором, выражала настроение большой группы людей, поэтому приурочивалась обычно к большим религиозным или общественным праздникам. Понятно, что подобные произведения имели более сложные поэтические формы и способы музыкального сопровождения, чем обычная моно- дийная медика, этим и объясняется их большая величественность. Наиболее распространенными формами хоровой лирики были уже упоминавшиеся выше различные песнопения и гимны в честь какого-либо бога. Эти произведения обычно исполнялись хорами мужчин или мальчиков, но существовали некото- рые формы подобных песнопений для хора девушек: парфении («девичьи песни») — гимны в честь богинь Артемиды и Афины. Известны были и эпиникии (победные песни), сочинявшиеся в честь победителя на спортивных играх или, реже, в честь победы на поле боя. В Древней Греции спортивным состязаниям придавали очень важное значение. Существовало несколько общегреческих игр, проводившихся через определенные промежутки времени: Олимпийские игры в честь Зевса в Олимпии (Элида), Пифийские в честь Аполлона в Дельфах, Немейские в честь Зевса в Немее (Арголида), Истмийские в честь Посейдона на Истме (Коринфский перешеек). Ход состязаний на этих играх обставлялся очень торжественно, а имя победителя в том или ином виде состязаний становилось известно по всей Греции и приносило славу и почет как ему самому, так и его полису в целом. Неудивительно, что не только родственники и друзья победителя, но и все граждане полиса старались прославить такого человека, устраивая пышные празднества в его честь на месте проведения состязаний и после возвращения победителя в родной полис. Очень часто в честь победителя воздвигались статуи или назначалась государственная пенсия. Эпиникию в прославлении героя состязаний принадлежала особая роль. Он сочинялся по заказу кого-либо из родственников, друзей победителя или всей его общины и исполнялся хором по прибытии виновника торжества на родину. В этой песне прославлялись и собственные достоинства победителя, и доблесть его предков, членов рода и общины. В эпиникий обязательно включался мифологический сюжет, связанный либо с местом проведения состязаний, либо с родным городом победителя. Часто, впрочем, миф служил лишь своеобразной иллюстрацией к высказываниям нравоучительного характера. Наиболее известными авторами эпиникиев были Симонид Кеосский и Пиндар. Следует заметить, что так как среди участников греческих спортивных игр большую часть составляли аристократы, имевшие достаточно свободного времени и средств для участия в регулярных тренировках, то с развитием в полисах демократических норм управления значение эпиникия как поэтического жанра уменьшилось. Одним из первых известных на сегодняшний день авторов хоровой медики был уже упоминавшийся Терпандр (VII в. до н. э.) с острова Лесбос. К сожалению, его биография в настоящее время почти не известна. По сообщениям древних источников, он переселился в Спарту и свои основные произведения создал именно там. В сущности, Терпандра можно считать родоначальником спартанской лирической поэзии. Сохранилось несколько фрагментов религиозных гимнов, которые ему приписывали, но большинство современных исследователей не считает их подлинными. Одним из наиболее известных авторов хоровых песен был Алкман (вторая половина VII в. до н. э.). Он родился в Сардах (Лидия), но большую часть жизни прожил в Спарте, что в определенной степени вызывает удивление, так как тематика его творчества совсем не подходила к суровым и воинственным нравам Лакедемона. Александрийские филологи издали произведения Алкмана в шести книгах, из которых до нашего времени сохранились лишь отрывки, но они тем не менее дают достаточно ясное представление о характере поэзии этого автора. Ее особенностью было то, что Алкман впервые применил для хоровой мелики симметричные строфы, составленные из различных метрических единиц. Наиболее характерной была трехчленная строфическая композиция, состоящая из строфы, антистрофы и эпода. Такая композиция происходила от древнего религиозного ритуала — торжественного шествия вокруг алтаря, где совершались жертвоприношения. Строфа и антистрофа совпадали по ритму и мелодии, эпод же несколько отличался от них; вся эта композиция многократно повторялась, причем строфическая композиция не зависела от грамматических пауз в тексте. Тематика творчества Алкмана была довольно широка: он писал религиозные гимны, эпиталамии (брачные песни), любовные стихотворения, иногда и космогонические произведения, но особенно известны его парфении. Сохранившиеся отрывки позволяют судить о принципах построения этих гимнов. Сначала шел мифологический сюжет, главным мотивом которого было предостережение смертных от гордыни, затем этот вывод закреплялся в соответствующей сентенции; завершался гимн прославлением предводительницы хора в форме, близкой к фольклорным сравнениям. Часто в своих гимнах Алкман воспевал красоту и других участниц хора, иронично отзывался о самом себе как о «всепожирающем Алкмане, любителе спартанских блюд». В творчестве поэта встречаются также необыкновенно красивые описания природы. Один из сохранившихся отрывков, где описывался ночной покой природы, послужил основой для стихотворения «Горные вершины» немецкого поэта Гёте, переведенного на русский язык М.Ю. Лермонтовым. В целом поэзия Алкмана отличалась остроумием, изяществом и некоторой игриво- стью. Поэт пользовался в Спарте большим уважением. Памятник ему стоял там по крайней мере до II в. н. э. Еще одним известным поэтом, писавшим хоровую мелику, был Стесихор (конец VII в. до н. э. — первая половина VI в. до н. э.). Подлинное его имя было Тисий, а Стесихор («Устроитель хоров») было прозвищем. Он родился и жил на Сицилии. Древние ученые говорили о важной роли, которую сыграл Стесихор в развитии греческой поэзии. В это нетрудно поверить, если принять во внимание тот факт, что александрийское издание трудов поэта включало 26 книг, из них до нас дошли лишь незначительные отрывки, самый большой из которых включал в себя семь стихов. Характерной чертой поэзии этого автора было использование им греческих эпических сказаний в качестве сюжета для своих лирических произведений. Например, известны его хоровые песни: «Герионеида» (посвященная победе Геракла над трехтелым великаном Герионом), «Разрушение Илиона», «Елена», «Фиваида», «Орестея». Все эти темы указывают на тесную связь поэта со Спартой. Особенностью этих произведений была смелая обработка Стесихором мифологического материала, когда он развивал мотивы, лишь намеченные в мифе, и использовал некоторые новшества, воспринятые позже древнегреческой драмой (например, поэт инициатором заговора против Агамемнона назвал его жену Клитемнестру и ввел в повествование ее сон, предвещающий появление мстителя за убитого царя). В композиционном плане Стесихор очень широко применял триаду, то есть троичный принцип построения лирических песен, и с ее помощью придавал хоровой мелике законченный вид. Хоровые песни более ранних поэтов состояли из нескольких строф, объединенных по определенной ритмической схеме. Термин «строфа» в переводе с греческого обозначает «поворот». Первоначально хор исполнял песню, находясь в движении. Поворот хора завершает одну часть, после чего начинается вторая, тождественная первой по своему метрическому и музыкальному составу. Триада же состояла из сочетания трех групп стихов: строфы, антистрофы (в дословном переводе — «обратный поворот»), совершенно сходной с ней по музыкальному оформлению, и эпода (припева), который включал в себя группу стихов в новой комбинации. В большом лирическом произведении такая триада могла встречаться несколько раз. Вскоре этот способ построения лирических песен распространился повсеместно. С этого же времени окончательно утвердилось использование дорийского диалекта в торжественных песнопениях. Последние находки папирусных свитков с произведениями поэта позволяют предположить, что повествовательные в них части исполнялись сольным певцом, возможно самим Стесихором, между партиями хора. С мелическим произведением «Елена» связана одна легенда. Это произведение строго соответствовало гомеровскому изложению событий о бегстве Елены с Парисом, и, естественно, в нем содержались нелестные отзывы о красавице. Однако вскоре после его создания поэта неожиданно поразила слепота. Он обратился за советом к оракулу, и тот поведал ему, что наказание наложила на него разгневанная насмешкой Елена, которую в некоторых местах, прежде всего в Спарте, почитали как богиню красоты, но поэт получит исцеление, если исправит свой проступок. И тогда Стесихор написал «Панодию», то есть «Песнь отречения», где прославил Елену как верную жену, спасенную от позора богами, давшими Парису вместо нее призрак. После этого акта раскаяния поэту было возвращено зрение. Однако Стесихор сочинял не только произведения хоровой медики, но и лирические стихотворения. Например, в «Радине» рассказывается трогательная история о любви девушки к своему двоюродному брату. Об этом узнает тиран, по приказу которого влюбленные были схвачены и казнены, о чем впоследствии жестокий правитель горько сожалел. В другом произведении, под названием «Калика», рассказывалось о девушке Калике, погибшей от неразделенной любви. Продолжателем традиций Стесихора был Ивик из Регия, что в Южной Италии (вторая половина VI в. до н. э.). Он много странствовал по греческим колониям в Италии как певец и поэт, весьма радушно принимаемый при дворах тиранов — По- ликрата на Самосе, Периандра в Коринфе и др. Легенда гласит, что Ивик был убит разбойниками, изобличить которых помогла стая журавлей. Это сказание легло в основу баллады Шиллера, переведенной на русский язык В.А. Жуковским под названием «Ивиковы журавли». Придворная жизнь не могла не наложить сильный отпечаток на характер и тематику поэзии Ивика, основными мотивами которой являлись лесть правителям и воспевание любви. Его сочинения были изданы александрийскими филологами в семи томах, но до нашего времени сохранились лишь незначительные отрывки. Единственный сохранившийся достаточно крупный фрагмент (более 40 стихов) принадлежит к жанру энкоймии — хвалебной песни, прославлявшей определенное лицо и исполнявшейся во время торжественного шествия или пира под музыку флейты, форминги или лиры. Очевидно, Ивик впервые ввел этот жанр в мелику. В сохранившемся фрагменте поэт восхвалял юного сына Поликрата, используя при этом имена и сравнения поэм Гомера. Не менее известны были и любовные песни Ивика, где он выступал продолжателем традиций Сапфо, описывая любовное чувство как стихийную силу, потрясение, целиком захватывающее человека. Одним из наиболее известных представителей древнегреческой торжественной мелики был Симонид Кеосский (556—468 гг. до н. э.), о котором уже упоминалось в тексте. Он вел в основном придворную жизнь, переезжая от одного тирана к другому, жил в Афинах, Фессалии, на Сицилии, где и умер. Симонид имел, очевидно, достаточно большое политическое влияние, так как, согласно сообщениям античных источников, предотвратил надвигавшуюся войну между Агригентом и Сиракузами. Творчество поэта отличалось большим разнообразием: он писал эпи- никии (победные песни), парфении (религиозные гимны для исполнения хором девушек), энкомии (хвалебные песни), дифирамбы (песнь в честь Диониса или какого-либо мифологического персонажа), эпитафии (надгробные надписи), эпиграммы (короткие стихотворения, посвященные какому-либо человеку или событию), френы (плачи по умершим), от которых до нашего времени сохранились лишь фрагменты. Наиболее известными были френы Симонида, отличавшиеся пронизывавшим их искренним чувством глубокой печали и простотой изложения. Они говорили близким умершего о бренности и быстротечности человеческой жизни. Иногда поэт использовал для оформления своих френов мифологические сюжеты. Сейчас известны отрывки нескольких таких френов. Один из них посвящен мифу о Персее. Деду этого мифологического героя Акрисию было предсказано, что он погибнет от руки сына своей дочери Данаи, поэтому она была заточена в глубокое подземелье. Однако Зевс проник к ней в виде золотого дождя. От их союза родился Персей. Когда об этом узнал Акрисий, то приказал бросить дочь с внуком в море, посадив их в ларец. Френ представляет собой плач Данаи над своим сыном с ее жалобами Зевсу и мольбой о помощи. Поэту удалось показать резкий контраст между смертельным ужасом матери и полной беззаботностью младенца. Автор очень ярко передал чувство материнской нежности к младенцу и глубокую тревогу женщины о его судьбе. Еще один френ, посвященный памяти павшим при Фермопилах, больше напоминает энкомий, прославляющий героев. По всей Греции были известны его эпитафии, где поэт воспевал героизм защитников Фермопил, Марафона и Саламина. По своим взглядам на этические проблемы он был предвестником «золотой середины». Высшую добродетель Симонид считал доступной только для богов. Человеку же, по его мнению, добродетельные поступки следовало совершать «по мере возможности». Дурные поступки людей он оправдывал, если они были совершены непреднамеренно. А с необходимостью, по его словам, не могут бороться даже боги. Достойным гражданином, по мнению Симонида, являлся тот человек, кто сознательно не делал ничего позорного и всегда поступал в интересах «полезной для государства справедливости». В Греции поэзия Симонида пользовалась огромной популярностью не только в те времена, когда он жил, но и в более поздний период. Его произведения изучались в школах, в них черпали примеры для иллюстрации своих идей и принципов. Однако уже в конце V в. до н. э. представители радикальной афинской молодежи считали Симонида старомодным. В этот период существовали и другие поэты, писавшие в жанре хоровой медики, произведения которых, к сожалению, либо вообще не дошли до нашего времени, либо сохранились лишь в крайне незначительных отрывках. Например, о Ласе из Гермиона известно, что он прославился своими дифирамбами. Некоторое время поэт жил в Афинах при дворе тирана Гиппарха. Его называют учителем знаменитого поэта Пиндара. Поэтесса Коринна (первая половина V в. до н. э.) была второй из прославившихся литературными работами греческих женщин. Она была родом из Танагры (Беотия). Коринна также считалась учительницей Пиндара, часто вступала с ним в поэтические состязания и иногда одерживала верх. Сохранившиеся отрывки из ее песен, написанных в жанре хоровой медики, свидетельствуют о том, что в качестве их основы поэтесса использовала местные беотийские легенды, например, о споре великанов гор Киферо- на и Геликона, о дочерях бога реки Асопа и др. Известен также поэт Тимокреонт Родосский, живший в первой половине V в. до н. э. Он писал произведения политической направленности, где высмеивал Симонида и Фемистокла, противопоставляя последнему Аристида. Величайшим представителем хоровой лирики, по единодушному признанию античных источников, был Пиндар (518—438 гг. До н. э.). Он родился в местечке Кинокесфалы вблизи Фив и был их гражданином. По своему происхождению Пиндар был Дорийцем и принадлежал к знатному роду. Литературной дея тельностью он стал заниматься еще в ранней молодости, считая себя учеником Ласа и Коринны. Первое произведение Пиндара, известное сейчас, было написано в 498 г. до н. э. В дальнейшем он создавал песни, относящиеся практически ко всем жанрам хоровой медики. Свое последнее произведение Пиндар написал, будучи уже в весьма преклонном возрасте. Оно относится к 446 г. до н. э. Александрийские филологи издали произведения поэта в семнадцати книгах, из которых до нашего времени полностью сохранились лишь четыре книги эпикиниев, собранных в каждой книге соответственно месту проведения состязания: Олимпийские (14 поэм), Пифийские (12), Немейские (11) и Истмий- ские (8). Остальные произведения Пиндара (пеаны, дифирамбы, парфении и другие) известны только в отрывках. Те жанры, в которых работал Пиндар, определили основной круг его заказчиков: аристократы из Беотии и с острова Эгина, правители полисов Сицилии, царь Кирены (город на северном побережье Африки). Только представители высших слоев греческого общества могли позволить себе содержание лошадей и колесниц для участия в колесничных гонках, а также могли оплачивать занятия тренеров для подготовки к участию в состязаниях по бегу и кулачному бою, так как все это стоило очень дорого. В поэмах Пиндара даны яркие картины побед на соревнованиях колесниц тиранов Гиерона, Ферона, Аркесилая Киренского, афинского аристократа Мегакла, состязаний по бегу, борьбе, в которых участвовали мужчины и мальчики из разных греческих полисов. Однако поэт вовсе не желал, чтобы его произведения были лишь хорошо оплаченными славословиями в адрес победителя. Прославляя своих заказчиков, он почти не уделял внимания собственно описанию победы, видя в ней лишь милость богов. Поэтому автор постоянно напоминает о непостижимости божественной воли, неустойчивости человеческого счастья, предостерегая своих слушателей от гордыни и попыток сравняться с богами. Еще одним необходимым условием для победы является предельное напряжение всех собственных сил атлета. Впрочем, не менее важным, по мнению поэта, был и безупречный нравственный уровень спортсмена, его врожденная доблесть, что определяется благородным происхождением. Здесь заметна обычная аристократическая точка зрения, связанная прежде всего с происхождением самого поэта. В эпиникиях Пиндара часто упоминается о знатности рода его заказчика, который, по греческой традиции, возводится к богам или знаменитым мифологическим героям. В подтверждение этому приводится миф о его предках и их славных деяниях. Иногда миф используется как иллюстрация печальной судьбы смертных, имевших непомерную гордыню и заносчивость и справедливо наказанных за это богами. Часто встречается в произведениях Пиндара и мотив воспевания местности, где происходят данные игры. По своей структуре эпини- кии поэта состоят из череды сменяющих друг друга триад, каждая из которых посвящена какой-либо одной теме. Но поэт часто пренебрегает этим правилом и не соблюдает границ между триадами. Язык Пиндара очень богат, восходит к обычному диалекту хоровой мелики, но вместе с тем близок и к речи эпоса и трагедии. Кроме того, он часто употреблял смелые эпитеты и метафоры, новообразования, которые придавали его произведениям возвышенность и торжественность. Следует заметить, что аристократическое мировоззрение Пиндара не менялось с течением всей его жизни и постепенно приходило в противоречие с процессом развития греческих полисов, в большинстве которых развивались демократические принципы управления, знать утрачивала свое привилегированное положение. Но такие мотивы творчества Пиндара, как воспевание усилий, направленных на достижение поставленной цели, утверждения о необходимости смертным обеспечить себе благоволение богов, были отнюдь не чужды и представителям демократических партий греческих полисов. Последним знаменитым древнегреческим поэтом, работавшим в жанре хоровой мелики, был Вакхилид (около 505—450 гг. до н. э.). Он был племянником известного поэта Симонида, о котором рассказывалось выше. Родился Вакхилид на острове Кеос. Вместе со своим дядей он отправился на Сицилию, где был радушно принят правителями полисов острова и стал их придворным поэтом. Он создавал произведения, относящиеся к различным жанрам хоровой мелики: гимны, дифирамбы, пеаны, эпиникии, энкоймии. Античные источники называли его одним из наиболее выдающихся лирических поэтов Эллады. Александрийские филологи издали его произведения в девяти книгах. Однако к XIX в. были известны лишь незначительные отрывки из богатейшего наследия Вакхилида. Легко понять, каким подарком стала для ученых находка в 1896 г. египетского папируса, где содержался целый сборник произведений этого поэта: 14 эпи- никиев и 6 дифирамбов в различной степени сохранности и несколько фрагментов других его стихотворений. В своих эпиникиях Вакхилид следовал традициям Пиндара: прославляя победителя, он уделял мало внимания собственно победе, часто напоминая своему герою об ограниченности человеческих возможностей. При этом, в отличие от Пиндара, доблесть он считал не врожденным свойством, а способностью человека соответствовать стоящей перед ним задаче. Мифологический сюжет в произведениях Вакхилида был не менее важен, чем в поэзии Пиндара, так как он позволял поэту четче выразить свою мысль, проиллюстрировав ее соответствующим примером из мифологии. Единственный сохранившийся в достаточно крупном фрагменте дифирамб Вакхилида посвящен прославлению подвигов знаменитого афинского героя Тесея (он считался учредителем политического устройства Афин), совершенных им во время его пути по Коринфскому перешейку в поисках отца (афинского царя Эгея). Он был создан под впечатлением от побед афинян над персами в греко-персидских войнах. Особый интерес это произведение вызывает потому, что дифирамбы являлись непосредственными предшественниками древнегреческой трагедии. Дифирамб Вакхилида уже имел диалогическую форму и предполагал определенное мимическое действие. Однако следует помнить, что он создавался в конце 70-х гг. V в. до н. э., когда на сцене уже начали ставить свои произведения Эсхил и другие древнегреческие трагики, поэтому в данном случае невозможно с уверенностью утверждать, повлиял ли дифирамб на трагедию или трагедия на дифирамб. Вакхилид находился под сильным влиянием Пиндара и Гомера. Это отражалось как в мотивах его творчества, так и в стиле его произведений, в особенностях использования эпитетов. Тем не менее в творчестве поэта есть ряд своеобразных черт. Это наиболее заметно в использовании мифологического материала. Он сосредоточивает свое внимание только на том сюжете мифа, который иллюстрирует высказываемую поэтом мысль, после чего рассказ обрывается. Язык и стиль произведений Вакхилида проще, спокойнее и выдержаннее, чем у Пиндара. Дорический диалект в них сочетается с выражениями ионического и эолийского вариантов греческого языка. Вакхилид весьма гордился своим поэтическим даром и любил сравнивать его с парящим в вышине орлом. Однако поэзия ближайшего соперника Вакхилида — Пиндара — пользовалась все же большей популярностью. За Вакхилидом же современники признали славу «медоречивого кеосского соловья». В целом можно с уверенностью сказать, что в поэзии Пиндара и Вакхилида жанр эпиникия достиг вершины своего развития. Однако в связи с падением влияния аристократии, которая составляла основную часть атлетов, выступавших на общегреческих соревнованиях, количество заказов на произведения этого жанра резко сократилось, в результате чего в Древней Греции практически прекратилось создание новых эпиникиев. Мелика не могла существовать без музыкального сопровождения. Уже в эпоху архаики греки имели развитые музыкальные традиции. О появлении в Элладе музыки было сложено немало легенд. Первыми греческими музыкантами, согласно мифу, были Орфей, его ученик Мусей, а также Лин и Амфион. Первоначально греки не знали музыкальных инструментов, но у древнейших обитателей Фракии, Аркадии и Беотии уже были популярны простые песни, основанные на нескольких звуках. Честь создания первого греческого музыкального инструмента мифологическая традиция приписывает богу Гермесу, который изготовил лиру и отдал ее своему брату Аполлону. Она предназначалась для аккомпанирования певцу и первоначально имела четыре струны. В дальнейшем лира была усовершенствована: количество струн увеличилось до семи. Введение этого новшества античные источники приписывают основателю спартанской музыкальной школы Терпандру с острова Лесбос (VII в. до н. э.). Дальнейшее совершенствование лиры привело к возникновению кифары, которая целиком изготовлялась из дерева и по размеру превосходила лиру, поэтому давала более сильный звук. Духовая музыка пришла в Грецию с Востока из Малой Азии, где в этот период наиболее распространенным был инструмент, называемый греками аулос, что обычно ошибочно переводится как «флейта», хотя он больше напоминал современный кларнет. В целом вся история развития музыки в Греции состояла из борьбы между лирой и аулосом, между спокойной и величественной манерой игры на кифаре и страстными, буйными азиатскими музыкальными мотивами. Наиболее распространенным музыкальным произведением в Древней Греции был номос — композиция для сольного исполнения или сопровождения певческих партий. История развития номоса для кифары связана с такими именами, как Терпандр с Лесбоса, Лисандр из Сикиона и др. Аулетика (то есть композиция для аулоса) пришла в Элладу из Фригии. Позже для развития этого направления музыки многое сделали Полимнест из Колофона (VII в. до н. э.) и Саккад из Аргоса (VII в. до н. э.). Известны также имена Эвмолпа, Ягниса и Олимпа. Естественно, что первоначально музыка использовалась в основном лишь на религиозных торжествах. Благодаря этому она, как и хоровая медика, быстро распространилась по всем греческим полисам, включая Спарту. Наибольшее развитие но- мос получил, конечно, в Дельфах как в главном греческом религиозном центре. Там даже стали проводить особые соревнования для композиторов и исполнителей номоса для кифары. Именно там впервые прозвучал пифийский номос в честь победы Аполлона над змеем Пифоном, созданный Саккадом из Аргоса. Это произведение в древности считалось шедевром греческой музыки. Для современного слушателя древнегреческая музыка показалась бы весьма странной. Греки не знали полифонии и музыкальной гармонии в современном понимании этих терминов. Их музыка была в основном монодийной, то есть одноголосой. В том случае, когда певец аккомпанировал себе на музыкальном инструменте, то сопровождение шло в унисон песне или в той же октаве. Музыка инструментов была тихой, а ее звуковой диапазон весьма ограниченным. Тем не менее у греческих мелодий было два очень важных достоинства: точное соответствие музыкальной формы форме словесной и хорошо развитая ритмика мелодии. Особенностью греческих мелодий являлось и то, что музыкант начинал с самого высокого тона и затем старался достичь тона низшего. Одной из важнейших проблем быстрого распространения музыки и хранения мелодий является музыкальная запись. Греки уже в архаический период применяли ее достаточно широко. Сначала научились записывать инструментальную музыку, а затем и вокальную. Эти системы записи довольно сильно отличались друг от друга. Для записи использовались буквы греческого алфавита, но пришлось ввести и некоторые дополнительные знаки, например перевернутые буквы. Так как в греческих мелодиях огромное значение имел ритм, то была разработана особая система обозначения долгих и кратких интервалов. Опираясь на все вышеизложенное, можно сделать вывод о том, что эпоха древнегреческой архаики в литературном плане ознаменовалась, прежде всего, развитием лирики, при этом наиболее известные поэты того времени жили либо в Малой Азии, либо на островах Эгейского и Ионического морей. Древнегреческие театральные представления В эпоху классики центром литературной жизни Эллады стали Афины, наибольшего же развития в тот период достиг театр, в котором существовали такие жанры, как трагедия и комедия. Древнегреческая трагедия, что в буквальном переводе обозначает «песнь козлов», возникла из хоровой песни, точнее, из дифирамба — гимна, посвященного Дионису. Он исполнялся хором «сатиров» — одетых в козлиные шкуры мужчин, изображавших всегда веселых спутников бога винограда и виноделия. Такие хоры появились примерно в VII в. до н. э. Культ Диониса был первоначально только народным, но афинский тиран Пи- систрат учредил общегосударственный праздник Великих Дионисий, что и послужило одним из основных условий возникновения трагедии. Превращение хоровой песни в театральную драму происходило постепенно и выражалось в введении в действие сначала одного, а затем нескольких актеров, ведущих диалог с хором или друг с другом. При этом важная роль хора и музыкального сопровождения в развитии действия сохранялась на протяжении всего периода древнегреческой классики даже тогда, когда основное внимание зрителей было перенесено с хора на игру актеров. В целом трагедия складывалась из двух тесно взаимодействующих друг с другом частей — лирико-орхестро- вой, исполняемой хором, не связанной непосредственно с основным действием, и сценической (миметической), состоящей из монологов и диалогов. Хор участвовал и в этой части трагедии через корифея — своего главу. Лирическая партия пелась, а сценическая состояла из рецитаций под аккомпанемент флейты. Таким образом, в трагедии соединялись разговорная речь, декламация под музыку и собственно пение. При этом следует помнить, что древнегреческое пение стояло ближе к декламации под музыку, чем к вокалу, в то же время рецитации актеров того времени больше напоминали пение, чем современные сценические монологи и диалоги. В трагедии сценической части обычно предшествовали фрагменты, написанные лирическими стихотворными размерами. Пение подобных фрагментов сопровождалось выразительной жестикуляцией. Кроме чистых речевых и хоровых сцен, в классической греческой трагедии существовал и так называемый коммос — совместная певческая партия актера и хора. Роль и значение музыкального сопровождения в греческой трагедии менялись с течением времени. У Эсхила хоровые партии отличались свободой и разнообразием композиции. Софокл резко ограничил значение музыки в своих пьесах, так как она только мешала развитию динамичного действия, которым отличались трагедии этого автора. Вместе с тем музыкальное сопровождение хоровых партий произведений Софокла отличалось редкой гармонией и совершенством своей структуры. Еврипид же подошел к проблеме музыкального сопровождения трагедий по-другому. Он лишил хор прежнего значения, теперь хоровые партии были мало связаны с основным действием. Но актеры у него исполняли большие сольные арии, наполненные ярко выраженной экспрессией. Их исполнение требовало большого мастерства, что привело к росту профессионализма актеров в этом жанре и к выделению театральной музыки в самостоятельный вид искусства. В эпоху классики трагедия имела то же значение, что и гомеровские поэмы в архаический период. Она выполняла не только собственно эстетические функции (доставляла зрителям наслаждение от увиденного), но и дидактические (ее сюжет должен был потрясти зрителей, предостеречь их от безнравственных поступков, показав на примере судеб известных мифологических героев действие божественных законов, управляющих земной жизнью). Театральные представления в Древней Греции отличались рядом характерных особенностей. Так как они возникли из религиозных гимнов в честь Диониса, то и в дальнейшем продолжали оставаться тесно связанными с культом этого бога, хотя их содержание уже никак с ним не соотносилось. Наиболее полно известна организация театральных постановок в Афинах. Там драмы ставились три раза в год во время празднеств в честь Диониса. Основные театральные постановки демонстрировались зрителям на празднике Великих Дионисий (в марте), когда они продолжались пять дней. Впервые трагедии были показаны на этом празднестве в 534 г. до н. э., а около 500 г. до н. э. стали обязательными компонентами. С 486 г. до н. э. на Великих Дионисиях стали демонстрировать и комедии. В первый день торжеств происходила церемония их открытия. На второй день разыгрывались три-пять комедий. Дни с третьего по пятый были посвящены тетралогиям. Каждый день ставился один такой цикл, написанный одним автором. В тетралогию входили три трагедии, объединенные общим сюжетом и героями, и одна са- тировская драма, также посвященная данному мифологическому сюжету. Но она представляла сюжет в веселой, ироничной манере, что позволяло зрителям снять психологическое напряжение от увиденных трагедий. Театральные постановки во время Великих Дионисий имели характер состязаний между авторами тетралогий, хорегами (богатыми гражданами, на чьи деньги осуществлялась постановка произведений) и протагонистами (первыми актерами, которых назначал афинский архонт, ведавший религиозными церемониями и театральными постановками на данном празднике). Итоги такого состязания подводила особая комиссия из десяти человек, избираемых из граждан перед началом празднеств. После завершения трехдневных представлений подводились итоги и объявлялись результаты. Все участники театральных состязаний получали награды, но победу приносило лишь первое место, третье же было равносильно провалу постановки. Решение комиссии публиковалось для всеобщего обозрения в виде надписи на мраморной плите. Такие протоколы назывались ди- даскалиями. На них указывались год, обозначаемый именем первого архонта, имена поэтов, названия исполненных произведений, имена хорегов и первых актеров, присужденные премии. Подлинных дидаскалий сохранилось достаточно много, и они представляют очень большую ценность, так как способны многое прояснить в истории развития древнегреческого театра. Однако большинство из дошедших до нас протоколов относится лишь к IV в. до н. э., что создает неполную картину древнегреческой театральной жизни. Свод дидаскалий составил Аристотель, но этот его труд был, к сожалению, утерян. Из него сохранились лишь некоторые цитаты, приводившиеся в работах других древних авторов. Праздник Леней (конец января) также не обходился без театральных представлений, причем в основном это были комедии (впервые стали демонстрироваться на нем в 442 г. до н. э.), однако с 433 г. до н. э. во время этого праздника театральные представления стали включать и трагедии. Во время Малых Дионисий (сельских), отмечавшихся в декабре, повторялись те пьесы, что были поставлены на Великих Дионисиях. С IV в. до н. э. порядок показа пьес в театральных представлениях сильно изменился. Сначала стали демонстрировать сатировскую драму, за ней следовала одна из старых трагедий, а затем шли новые постановки. Древнегреческие театры отличались двумя характерными особенностями: простотой своего устройства и очень большой вместимостью. И это не удивительно, ведь они были рассчитаны на то, чтобы в них собирались практически все жители полиса, а также приглашенные на религиозный праздник иностранные гости. Многие театры вмещали в себя по нескольку десятков тысяч зрителей. Например, в театре в Мегалополе (IV в. до н. э.) представление могли одновременно смотреть 44 тыс. зрителей. Из-за больших размеров греческие театры не могли иметь крышу, которая бы защищала зрителей от непогоды. Чаще всего театры строились на склонах холмов, где располагался театром (места для зрителей). Другими элементами греческого театра были орхестра (круглая площадка, предназначенная первоначально для плясок хора, а затем и для выступления'актеров) и скена (сначала палатка, а затем постоянная постройка для хранения театральной бутафории и переодевания актеров). Первые театры имели временный характер, и их строили заново перед каждым торжеством. Затем появились и постоянные театры с каменными скамьями. Их форма утвердилась не сразу. Однако уже в V в. до н. э. получила распространение в основном правильная подковообразная форма. В первых рядах имелись места для почетных зрителей. Орхестра отделялась каменным бортом и утрамбовывалась или мостилась каменными плитами. На ней воздвигался алтарь Диониса. Сценические постройки в классическую эпоху были деревянными, каменными они стали лишь в III в. до н. э. Скена в эпоху поздней классики представляла собой прямоугольное, обычно двухэтажное сооружение. Позднее, уже в эллинистическую эпоху (около III в. до н. э.), когда значение хора в театральном представлении резко снизилось и его выступления начали играть лишь роль необязательного дивертисмента, появилась необходимость заострить внимание зрителей на игре актеров, в связи с чем перед зданием скены стали устраивать проскений — сцену в современном понимании этого термина: очень высокую, но узкую (около трех метров шириной) площадку для выступления. Он состоял из ряда столбов с деревянным перекрытием — логейоном. Два прохода на орхестру (пароды) отделяли скену от аналемм — подпорных стенок, которыми завершался театрон. По бокам скены в эпоху классики часто имелись особые высокие выступы — параскении, которые, как бы охватывая основное место действия, не давали рассеяться звукам голосов актеров, что было важно, учитывая большие размеры греческих театров. В эпоху эллинизма параскении исчезли. Для усиления звука в некоторых театрах использовались особые резонирующие урны, располагавшиеся под скамьями зрителей. Театральное оборудование у греков было довольно простым. Представления могли идти только днем, так как никаким искусственным освещением театр не располагал. Занавес, очевидно, отсутствовал. Существовали некоторые сценические приспособления для создания тех или иных эффектов. Например, появление в воздухе богов демонстрировалось с помощью особой подъемной машины. При необходимости также устраивались специальные возвышения (теолойгеон), откуда боги произносили свои речи. О происходящем за сценой зрителям обычно просто рассказывали, но существовала и особая машина (эккикле- ма) — деревянная площадка на колесах, выдвигавшаяся через дверь скены, чтобы показать происходящее внутри дома. Появление призраков из подземного мира осуществлялось с помощью так называемой дсороковой лестницы (Харон — перевозчик душ умерших в царство Аида), которая вела в подвальное помещение. Первоначально декораций не существовало, и драматургам приходилось рассчитывать лишь на воображение зрителей, но после усложнения композиции пьес и расширения их тематики появилась необходимость художественного оформления орхестры и скены. Древнегреческие декорации представляли собой разрисованные деревянные доски (съемные), которыми закрывались проемы в стене скены и между полуколоннами про- скения. Подобные доски могли также выдвигаться из параске- ниев. Кроме того, по бокам скены располагались периак- ты — треугольные вращающиеся призмы, на каждой из которых изображалась особая декорация — пинака. Изобретение декораций Аристотель приписывал Софоклу. Манера игры древнегреческих актеров также весьма отличалась от современной. Из-за огромных размеров греческих театров зрители не могли хорошо разглядеть лица актеров и детали их нарядов, это привело к тому, что в этих областях представления древнегреческая традиция отличалась большой условностью. Актеры выходили в длинных костюмах, напоминавших жреческие торжественные одеяния. Для придания величественности образам их героев изображали большого роста, что достигалось с помощью высокой обуви — котурнов, толстых подкладок под одеждой и т. д. На лица актеры надевали традиционные маски, которые должны были изображать тот или иной тип сценического персонажа либо определенное душевное состояние. Все маски были с раскрытым ртом, чтобы голос исполнителя мог свободно звучать. В сатировских же драмах и комедиях сценические образы должны были вызывать смех зрителей, поэтому костюмы и маски, применяемые в этих видах пьес, отличались нарочитой уродливостью. Организация театрального представления также сильно отличалась от современной. В театральных постановках были заняты исключительно мужчины, которые играли и женские роли. Первоначально главным действующим лицом был хор. В трагедии он состоял сначала из 12, а затем из 15 человек и обычно изображал жителей (мужчин или женщин) местности, где по сценарию происходило действие пьесы. Часто песни хора выражали настроение той общественно-политической группы, которой симпатизировал автор произведения. В комедии же хор состоял из 24 человек и мог изображать не только людей, но и животных, фантастических существ и даже отвлеченные понятия. В особых партиях хора (парабазах) раскрывался смысл всей комедии. Однако, как уже говорилось, в IV в. до н. э. роль хора настолько снизилась, что многие драматурги стали обходиться без него. Актеры в трагедиях появились уже в самом начале развития этого жанра, и в дальнейшем менялись только их число и степень активности по ходу пьесы. Так как театральные постановки считались важным компонентом государственных празднеств, то участие в них было для граждан полиса даже почетной обязанностью. Первоначально в роли единственного актера трагедии выступали сами ее авторы. Но постепенно количество актеров увеличилось сначала до двух, а затем до трех человек. Иногда автор в силу тех или иных причин не мог принять личное участие в постановке, что порождало необходимость приглашать актеров «со стороны». Первоначально это были любители, но затем появились профессиональные актеры с выработанной техникой и индивидуальной манерой игры. Известно, например, что игравший в трагедиях Эсхила актер Минниск имел довольно сдержанную манеру игры, а Каллипид, выступавший в трагедиях Софокла, отличался страстной игрой. Когда в трагедиях стали принимать участие сразу несколько актеров, то начали складываться небольшие коллективы, напоминающие современные актерские труппы. Когда отбирали пьесы для постановки на празднике, то архонт, распоряжавшийся проведением торжеств, назначал автору не только хорега, на средства которого осуществлялась постановка данной пьесы, но и первого актера (протагониста), а тот был обязан найти двух других (девтераго- ниста и тритагониста), которыми становились обычно его друзья, имевшие уже хорошо отрепетированную манеру взаимодействия. В IV в. до н. э. стали создаваться профессиональные организации актеров — союзы «мастеров Диониса» (так они назывались в Древней Греции), которые защищали профессиональные интересы своих членов и организовывали приглашения их на работу во время различных праздничных постановок. Профессия актера была весьма почетной. Самые известные актеры считались лицами неприкосновенными и даже во время войны могли свободно переезжать из одного полиса в другой, благодаря чему часто выполняли функции послов. Бывали случаи, когда они играли важную роль во внутриполисной политике. Например, Эсхин из обычного актера стал крупным афинским политическим деятелем — лидером промакедонской партии. Древнегреческие ораторы во многом старались подражать знаменитым актерам, например Демосфен учился у актера Сатира. Первоначально театральные представления считались частью религиозного культа, а потому зрители не платили за их посещение. Однако постепенно расходы государства на содержание театров настолько возросли, что пришлось вводить плату за вход, составлявшую два обола. Иногда содержание театра отдавалось на откуп богатым гражданам, которые и взимали плату за вход. Но поскольку посещение театральных представлений приравнивалось к участию в религиозных церемониях, то возможность их посещения обеспечивалась всем гражданам, для чего беднейшим из них государство выдавало так называемые «зрелищные деньги» (теорикон). Билеты имели вид жетонов. На них указывались не отдельные места, а «клинья», на которые разбивался театрон лучеобразными лестницами. Каждый такой «клин» занимали граждане одной филы (в Аттике). Места в первых рядах предназначались для почетных посетителей: высших должностных лиц, членов иностранных делегаций и людей, оказавших государству большие услуги (любопытно, что в Афинах к ним причислялись и потомки «тираноубийц» Гармодия и Аристоги- тона, убивших в 514 г. до н. э. афинского тирана Гиппарха, сына Писистрата). Следует заметить, что посещать театр могли не только мужчины, но также женщины и дети. Правда, двум последним категориям зрителей разрешалось бывать только на трагедиях, так как считалось, что эти пьесы способствуют воспитанию у зрителей возвышенных и патриотических чувств. Но присутствовать на комедиях, довольно часто содержавших определенные вольности, им категорически запрещалось. Возможно, иногда театр посещали и рабы, которые были обязаны сопровождать своих хозяев, когда те выходили из дому. Оваций древнегреческая публика не знала и выражала свое одобрение или неодобрение игре актеров или содержанию пьесы соответствующими громкими криками.
<< | >>
Источник: Савельев А.Е.. Культура Древней Греции: Учеб, пособие. — М.: Высшая школа.. 2008

Еще по теме Жанры поэзии:

  1. 3. ПОВЕСТВОВАТЕЛЬНАЯ И ЛИРИЧЕСКАЯ ПОЭЗИЯ ПОСЛЕ ЛОМОНОСОВА
  2. 1. УПАДОК ПОЭЗИИ
  3. МУЗЫКАЛЬНЫЕ ЖАНРЫ
  4. РАЗГОВОР О ПОЭЗИИ
  5. ФРАГМЕНТЫ ПО ЛИТЕРАТУРЕ И ПОЭЗИИ (Из литературных записных книжек)
  6. ПОЭЗИЯ 50 — 60-х ГОДОВ
  7. Римская драма и поэзия
  8. Жанры поэзии
  9. Неоакмеизм в поэзии
  10. Классическая санскритская поэзия
  11. ГЛАВА II. СЛОВО В ПОЭЗИИ И СЛОВО В РОМАНЕ
  12. § 4. ПОЭЗИЯ И ПРОЗА
  13. § 1. О ПОНЯТИИ «ЖАНР»
  14. § 2. ПОНЯТИЕ «СОДЕРЖАТЕЛЬНАЯ ФОРМА» В ПРИМЕНЕНИИ К ЖАНРАМ
  15. § 1. Жанровый канон и мышление жанрами
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -