<<
>>

Понятие относительной утраты

  Среди различных понятий, используемых авторами «Американского солдата» для интерпретации своих многообразных материалов, есть одно, которое занимает значительное место. Это понятие относительной утраты.
Его центральное значение в какой-то мере подтверждается тем, что оно является одним из двух понятий, на которые специально обращено внимание читателей в главе, служащей вступлением к двум томам «Американского солдата». Как полагают сами авторы (после краткого упоминания концепций различного профиля): «Ради упорядочения иным способом несопоставимых эмпирических данных вводятся другие концептуальные средства, и прежде всего теория относительной утраты» (I, 52).

Хотя понятие относительной утраты часто используется на страницах этих томов для интерпретации разнообразных установок различных категорий людей, отличающихся, например, по возрасту, образованию и семейному положению, оно нигде не находит формального определения. Однако, как мы сейчас покажем, основные черты этого понятия постепенно выявляются из разных примеров, в которых оно используется. Например, уже в самом первом случае такого использования авторы обращаются к природе теоретической полезности данного понятия и его возможного сходства с другими установившимися понятиями социологической теории:

Идея [относительной утраты] простая, почти очевидная; и хотя она нужна для согласования данных (особенно в последних главах), ее пригодность не слишком очевидна в начале. Эта идея, очевидно, имеет сходство с такими хорошо известными социологическими понятиями, как «социальная система референтных координат», «образцы ожиданий» или «определения ситуации», и она отчасти включает в себя эти понятия (I, 125).

Отсутствие формального определения относительной утраты не является большой помехой. Во всяком случае, авторы избежали укоренившейся традиции в работах по социологической теории — они насыщены бесчисленными определениями, которые остаются неиспользованными.

Вместо эксплицитного определения понятия мы можем систематизировать множество разрозненных случаев, приведенных в этих материалах. Мы можем понять действительный операционный характер понятия, имея дело с различными, на первый взгляд никак не соизмеримыми типами ситуаций, в которых авторы используют это понятие.

Следующий перечень представляет, хотя в слишком сокращенной форме, каждое исследование, в котором какая-либо версия понятия относительной утраты (или похожего понятия, такого как относительный статус) явным образом используется авторами «Американского солдата»: О призванном в армию женатом мужчине: «Сравнивая себя со своими неженатыми товарищами в армии, он мог считать, что призыв в армию требует большей жертвы от него, чем от них; а сравнивая себя со своими женатыми гражданскими друзьями, он мог считать, что ему предложили принести такие жертвы, которых они избежали совершенно» (1, 125). Обычный выпускник средней школы или колледжа являлся наиболее очевидным кандидатом для призыва; связанные с профессиональной занятостью пограничные ситуации гораздо чаще возникали в груп-

пах с более низким образовательным уровнем. Как правило, не имеющий среднего образования человек, который был призван в армию, мог указать на многих своих знакомых, которые имели не больше прав на отсрочку, чем он сам, но тем не менее получили отсрочку на профессиональной почве; когда они сравнивают себя со своими гражданскими друзьями, то скорее всего считают, что от них требуют принести жертвы, от которых другие подобные им люди были освобождены» (I, 127). «Понятие относительной утраты особенно подходит для оценки роли образования в удовлетворенности статусом или работой, а также для некоторых аспектов одобрения или критики в армии. Более образованный человек, обладая более высоким уровнем притязаний, чем менее образованный, должен больше потерять в своих собственных глазах и в глазах своих друзей из-за неуспеха в достижении определенного статуса в армии. Следовательно, если цель, которой он добивается, не была достигнута, то фрустрация будет больше для него, чем для других...» (I, 153) «...понятие дифференцированной утраты и вознаграждения...

может помочь нам понять некоторые из психологических процессов, относящихся к этой проблеме. В обшем, это, конечно, верно, и то, что солдаты, находящиеся за рубежом, страдают из-за большого отрыва от домашних привязанностей и от многих удобств жизни в Соединенных Штатах, к которым они привыкли. Но также верно, что по сравнению с фронтовиками солдаты, находящиеся за рубежом в тылу театра военных действий, испытывают намного меньшую утрату, чем действительно сражающийся человек» (I, 172). «Понятие дифференцированной утраты могло бы привести нас к исследованию причины, по которой действительно испытавшие больше лишений группы солдат выглядят не слишком требовательными по сравнению с теми, кто испытал меньше лишений... чем меньше различие между офицерами и солдатами в обладании скудными привилегиями (крайний случай — это реальный бой), тем меньше вероятность критики офицеров солдатами и тем легче для солдата принять неизбежность утраты»

(I, 181).

даты (в данном звании и с данной выслугой) скорее, чем другие, будут выражать неудовлетворенность медленным продвижением по службе. Сходные феномены проявляются при исследовании различных родов войск» (I, 250). «Исходя из обследования военнослужащих, представленного ранее в этой главе, можно было бы ожидать, что отношение офицеров к продвижению по службе, как и у тех военнослужащих, будет отражать некоторое взаимоотношение между их уровнем ожиданий и их уровнем достижений по сравнению с уровнем их знакомых. Таким образом, мы можем ожидать, что капитан, который был произведен в звание через больший промежуток времени по сравнению с другими капитанами, будет менее удовлетворен продвижением по службе, чем лейтенант, получивший звание в относительно короткий срок» (I, 179). «...вероятно, негры, как северных, так и южных штатов, при размещении на Юге могут в значительной мере находиться под влиянием совсем иной психологической компенсации; их установки можно понять, если мы рассмотрим их ситуацию как ситуацию относительного статуса.

Солдат-негр обладает положением сравнительного благополучия и достоинства по сравнению с большинством негритянских граждан, которых он видит в городах южных штатов (I, 563). Проще говоря, психологическая ценность армейской жизни для солдат-негров в южных штатах (по сравнению с гражданскими неграми- южанами) намного превосходит психологическую ценность армейской жизни для солдат-негров в Северных штатах (по сравнению с гражданскими неграми-северянами» (I, 564).

Эти девять отрывков содержат существенные утверждения, в ко* торых понятие относительной утраты или родственные понятия были прямо использованы для объяснения казавшихся аномальными или противоречивыми данных[400]. К этому явному употреблению понятий мы позднее добавим несколько примеров, которые не интерпретировались авторами с точки зрения теории референтных групп, но которые кажутся тем не менее объяснимыми в пределах этой теории.

Следует отметить, что во всех этих случаях понятие относительной утраты служит одной и той же теоретической цели: оно используется как объясняющая опосредующая переменная. Исследования

были запланированы для изучения мнений и установок американских солдат: например, их отношения к призыву на военную службу или их оценки возможностей для продвижения по службе. Эти установки обычно воспринимаются как зависимая переменная. Анализ данных показывает, что эти установки различны среди солдат с различным статусом: например, более старшие по возрасту и женатые мужчины высказывают большее возмущение по поводу призыва в армию, чем молодые и неженатые; те, кто обладает статусом выпускника средней школы или колледжа, были не слишком оптимистичны по отношению к своим перспективам продвижения по службе в армии. Эти атрибуты статуса, в общем, рассматриваются как независимые переменные. Когда взаимосвязь между независимыми и зависимыми переменными установлена, проблема заключается в том, чтобы объяснить, почему более образованные люди обычно менее оптимистичны по поводу своих возможностей продвижения по службе в армии или почему женатые мужчины выражают большее возмущение по поводу своего призыва на военную службу. В этом пункте объяснения вводится понятие относительной утраты. Структура анализа выглядит так: женатый человек (независимая переменная) чаще спрашивает о законности своего призыва в армию (зависимая переменная), поскольку он оценивает ситуацию в референтной системе координат (независимая переменная), возникающей благодаря сопоставлению себя с другими женатыми мужчинами, по-прежнему ведущими гражданский образ жизни, которые избежали призыва полностью, или благодаря сравнению с неженатыми военнослужащими, чей призыв в армию не вызвал жертв, достойных сравнения. Таким образом, мы можем определить основную функцию понятия относительной утраты как функцию предварительного понятия, объясняющего «свершившиеся факты». Оно стремится объяснить различия в установках солдат, обладающих различным социальным статусом. И поскольку объяснение «свершившихся фактов» играет особую роль для дальнейшего развития теории, позднее мы подробнее рассмотрим эту характеристику понятия относительной утраты[401].

Сопоставление этих ключевых отрывков служит более важной задаче, чем скудное обобщение оригинального материала. Поскольку исследования, использующие понятие относительной утраты, связаны с различными проблемами и рассеяны по страницам «Американского солдата», то, разумеется, их не рассматривали с точки зрения их общей теоретической связи. Сопоставление отрывков дает возможность фактически одновременно рассмотреть нескольких интерпретаций, и мы можем выявить центральные категории, которые Исследовательский сектор, очевидно, рассматривал как основания для сравнения, которые имеют значение для изучаемых установок и оценок солдат. А как только выявляются категории анализа, разработанные Исследовательским сектором, то могут быть исследованы их логические связи. Полученные формулировки, как мы полагаем, имеют значение для дальнейшего развития теории референтных групп.

Если мы будем рассуждать индуктивно, то увидим, что, по мнению Исследовательского сектора, у наблюдаемых солдат существует три вида референтных стандартов. Первый из них относится к тем случаям, в которых, по их мнению, на установки или оценки людей влияет сравнение с ситуацией других людей, с которыми они действительно общались, были в постоянных социальных отношениях (например, «женатые гражданские друзья» солдата в отрывке 1 или «знакомые» человека, не имеющего среднего образования, в отрывке 2).

Второе предполагаемое основание для сравнения относится к тем людям, которые в определенном отношении обладают таким же статусом или той же самой социальной категорией (как в случае с капитаном, который сравнивает свою участь «с другими капитанами» в отрывке 7), однако прямой социальный контакт между ними не считается обязательным.

И третий тип сравнения относится к тем, кто обладает в некотором важном для данного случая отношении другим статусом или относится к другой социальной категории, как в примере с тыловыми солдатами по сравнению с фронтовиками в отрывке 4 или рядовыми

гнуто фактами и не может считаться истинным на основе полученных данных». Из настоящего изложения станет понятно, что предложения, входящие в понятие относительной утраты, легко поддаются эмпирической фальсификации, если они действительно неверны. Чтобы понять одну из причин нашего акцентирования эмпирической ориентации социологической теории как непрерывного/шяшиыя, следует рассмотреть последствия пренебрежения этим фактом, продемонстрированного в книге: Nathan Glazer, «‘The American Soldier’ as science», Commentary, 1949, 8,487—496. — Примеч. автора.

солдатами по сравнению с офицерами в отрывке 5 (социальное взаимодействие между ними в этих случаях не обязательно).

Мы поняли из рассмотренных случаев, что чаще всего солдаты берут за основу для сравнения группы или личности, не просто подпадающие под один из этих трех типов сравнения, но имеющие различные комбинации таких типов. Самым обыкновенным из возможных сравнений является сравнение с товарищами, обладающими тем же самым статусом (например, окончивший школу человек сравнивает себя с друзьями с таким же образовательным уровнем в отрывке 6), или с различными незнакомыми «другими», которые обладают статусом, сходным в некотором характерном отношении и несходным в других отношениях (например, солдат-негр сравнивает себя с гражданским негром в отрывках 8 и 9).

Если эти атрибуты личности или группы, которые служат в качестве предполагаемых стандартов для сравнения, систематизировать в виде таблицы, концептуальная структура понятия относительной утраты (или родственных понятий) становится наиболее очевидной. Схематичное упорядочение дает нам возможность разместить не только стандарты для сравнения, наиболее часто используемые при объяснении данных в Исследовательском секторе, но и дополнительные стандарты сравнения, не получившие достаточного места в их интерпретациях. Таким образом, мы создаем возможность для систематического изучения теоретической сущности понятия «относительная утрата» как объясняющего средства и указываем на вопросы, с помощью которых возможно расширение и углубление теории референтно-группового поведения.

На самом деле группы или личности, рассматриваемые как основа для сравнения в девяти предложенных отрывках, очевидно, имеют несколько характерных атрибутов. Существование постоянных социальных отношений между человеком и теми людьми, которые приняты за основу для сравнения, указывает на то, что в соответствии с этим они находятся в общей членской группе, или внутренней группе, а отсутствие постоянных отношений указывает на то, что они находятся в не-членской, или внешней, группе. Когда мы переходим к сравнительному статусу, предполагаемая классификация становится несколько сложнее: люди, представляющие основу для сравнения, могут обладать тем же самым статусом, что и субъект, или иным статусом, который может быть выше, ниже или однопорядковым. Итак, совокупность пунктов для сравнения, предложенная в интерпретациях Исследовательского сектора, может быть представлена следующим образом:

Атрибуты личности, социальные категории и группы, принятые людьми в качестве стандартов для сравнения*

В

постоянных социальных отношениях с человеком

Одинаковый

статус

Различный социальный статус

Выше

Ниже

Одно

порядковый

Да (членская, или

внутренняя,

группа)

№ 1 женатые друзья

№2

знакомые без среднего образования №6 друзья с таким же образовательным уровнем

N° 5 офицеры

№8,9 гражданские негры в Южных штатах

№ 3 друзья №7

знакомые

Ориентация личности

Нет (нечленская, или внешняя, фуппа)

№ 4 солдаты в США или в на фронте

№ 6 солдаты того же призыва

№ 7 другие капитаны

№ 5 офицеры

№8,9

гражданские

негры

Южных

штатов

Рассмотрение этой таблицы переменных величин, которые осмыслены с помощью понятия относительной утраты, сразу направляет наше внимание к нескольким эмпирическим и теоретическим проблемам. Эти проблемы, как сейчас станет очевидно, имеют не только особое отношение к понятию относительной утраты, но и более общее отношение к теории референтно-группового поведения.

Как видно из предварительного обзора случаев, содержащихся в таблице, в отдельных случаях авторы «Американского солдата» считают, что люди берут в качестве основы для сравнения ситуацию людей,' с которыми они находились в прямом социальном взаимодействии: в первую очередь внутреннюю группу друзей и знакомых. А в Других случаях возможные стандарты сравнения возникают благода- Номера относятся к соответствующим отрывкам, которые здесь условно классифицированы. — Примеч. автора.

ря тем социальным категориям людей, с которыми человек не находится в постоянных социальных отношениях (солдаты на фронте, другие капитаны и т.д.). Этих «других», с которыми человек не вступает во взаимодействие, мы определим как не-членскую группу, или внешнюю, группу, для того чтобы выдвинуть на первый план взаимосвязь понятия относительной утраты с теорией референтных групп[402]. Поскольку в этих объяснениях как членские, так и не-членские группы (т.е. внутренние группы и внешние группы) фактически были рассмотрены как возможные социальные эталоны сравнения, мы сразу подходим к важнейшим вопросам в развиваемой теории референтногруппового поведения: при каких условиях для самооценки и формирования установок в качестве эталонов берутся товарищи внутри своей собственной группы, а при каких условиях значимые стандарты сравнения обеспечивают внешние, не-членские группы?

Референтные группы в принципе почти неисчислимы: любые группы, в которых человек является членом (их сравнительно немного), а также группы, в которых человек не является членом (их, конечно, множество), могут стать референтной основой для формирования собственных установок, оценок и поведения. Здесь возникает новый ряд проблем, требующих теоретической формулировки и дальнейшего эмпирического исследования. Как видно из схематичной классификации примеров из «Американского солдата», человек может быть ориентирован на какую-либо одну или несколько различных видов групп и статусов: членские группы и не-членские группы, статусы подобные его собственному или иные — либо более высокие или низкие, либо несравнимые в социальном отношении с его собственным. Следовательно, здесь возникает новая проблема: если

столь многочисленные группы или статусы, с их возможно расходящимися и даже противоречивыми нормами и стандартами, рассматриваются человеком как референтные ориентиры, то как разрешаются такие несоответствия?[403]

Эти первоначальные вопросы помогают уточнить область нашего исследования. Уже давно существует достаточно верная идея, согласно которой люди действуют в рамках определенной социаль- но-референтной системы координат, существующей в группах, к которым они принадлежат. Если бы теория референтных групп занималась только этим, она была бы просто новой терминологией для старых социологических проблем, которые всегда были сосредоточены на групповой детерминации поведения. Однако нам известно, что люди при формировании своего поведения и оценок часто ориентируются на группы иные, чем их собственная группа. И именно эти проблемы, относящиеся к ориентации на не-членские группы, представляют исключительный интерес в теории референтных групп. В конце концов, разумеется, теория должна достигнуть такого уровня обобщения, чтобы она могла объяснить оба вида ориентации, то есть ориентации как на членскую, так и не-членскую группы, но ее ближайшая основная задача — исследовать процессы, благодаря которым человек соотносит себя с группами, к которым он не принадлежит.

Следовательно, теория референтных групп стремится систематизировать решающие факторы и последствия тех процессов оценки и самооценки, в которых человек принимает ценности и стандарты других людей и групп в качестве референтной системы координат[404].

Из нашего краткого предварительного исследования очевидно, что исследования в «Американском солдате», применяющие понятие относительной утраты, могут стать катализатором, ускоряющим теоретическое осмысление и формулировку проблем для дальнейших эмпирических исследований. И после того как мы определенно связали понятие относительной утраты с теорией референтно-группового поведения, нам станет яснее сущность этих формулировок при более подробном рассмотрении некоторых из использованных примеров.

Авторы «Американского солдата», развивая предложенное ими понятие относительной утраты, в целом концентрировали свое внимание на компоненте утраты более, чем на компоненте относительности. Так сказать, в центре их внимания больше была относительная утрата, чем относительная утрата. Причина этого совершенно очевидна, принимая во внимания бросающиеся в глаза, характерные для службы в армии утраты. В целом американцы рассматривают службу в вооруженных силах в лучшем случае как неохотно признаваемую, жестокую неизбежность:

Подавляющее большинство людей не хочет идти в армию добровольно... для того чтобы роль солдата была признана, возможно, требуется склонность к подчинению в характере человека, по крайней мере это касается первоначальной установки... в пассивном отношении к военной службе заложено относительное отсутствие своей идентификации с широкими социальными целями, которые могли бы отвлечь от повседневных фрустраций в новом окружении. Поэтому новобранцы должны обостренно воспринимать черты утраты в армейской жизни. (I, 208—209)

Следовательно, наиболее часто выбираются для изучения именно эти образцы реакции на ситуацию утраты, и понятие относительной утраты развивалось первоначально для объяснения этих образцов реакции. Из самогр понятия относительной утраты видно, что оно используется главным образом для оценки чувства неудовлетворенности, особенно в случаях, когда объективная ситуация, как кажется на первый взгляд, не может вызвать подобное чувство. Это не означает, что понятие использовалось только для объяснения чувства неудовлетворенности, утраты и несправедливости, так как на практике сравнение своей собственной ситуации с ситуацией других часто приводило солдат в состояние относительного удовлетворения. Однако кажется, что в основном удовлетворение, возникающее из такого сравнения с другими, играет роль компенсации чрезмерной неудовлетворенности. В случаях сложного сравнения, например, неудовлетворенность человека, служащего за границей в тылу, преимущественно усиливается при сравнении с теми, кто служит в Соединенных Штатах, но смягчается удовлетворенностью своим положением при сравнении с фронтовиками. (1,173)

Хотя сами авторы явно признают, что «утрата» является несущественным и частным компонентом понятия «относительной утраты», тогда как смысловым ядром понятия является ударение на «относительном» характере социального и психологического опыта. Это можно увидеть в тех местах текста, где авторы вводят понятие относитель

ной утраты и указывают на его родство с другими социологическими понятиями, такими как «социально-референтная система координат», «образцы ожиданий» или «определение ситуации». (I, 125) Именно компонент относительности и эталоны сравнения при самооценке являются общими для этих понятий.

Понятие относительной утраты, не ограниченное тем конкретным материалом, который первоначально предлагался для его объяснения, можно обобщить и связать с более широким теоретическим содержанием. Относительную утрату можно рассмотреть как специальное понятие в теории референтных групп. И так как «Американский солдат» дает систематические эмпирические данные, а не просто излагает взгляды на понятие относительной утраты, то, возможно, открывается путь для последовательного уточнения основных переменных и, следовательно, могут быть намечены дальнейшие кумулятивные исследования, но уже имеющие теоретическое основание.

Тем не менее все это является покалишь планом. Действительно ли «Американский солдат» выполнил такую функцию для теории референтных групп, можно определить, только рассмотрев более подробно те из опубликованных в этом журнале исследований, которые имеют отношение к этой теории.

На предыдущих страницах мы проанализировали нескольких примеров, связанных с обоснованием и разработкой проблем теории референтных групп, кратко указав на родственные проблемы, которым еще не уделили внимания. Теперь наша задача собрать для каждого случая существенные факты и основные объяснения, подробно изложенные Исследовательским сектором, а затем сделать вывод об их определенном значении для теории референтных групп.

В качестве предисловия, можно сказать, что эти случаи дают возможность сформулировать широкий круг конкретных проблем, которые будут подробно рассмотрены и которые мы кратко перечислим в следующем перечне:

членские группы как референтные группы;

конфликтные референтные группы и референтные группы взаимной поддержки;

единообразие поведения, выводимое из теории референтных групп; статистические показатели социальной структуры; теория референтных групп и социальная мобильность; функции позитивной ориентации на не-членские группы; социальные процессы, поддерживающие или сдерживающие эти ориентации;

психологические и социальные функции институтов, регулирующих переход от одной членской группы к другой;

обзор концепций, родственных теории референтных групп.

<< | >>
Источник: Мертон Р.. Социальная теория и социальная структура. 2006

Еще по теме Понятие относительной утраты:

  1. § 1. Понятие и юридическая классификация вещей как объектов гражданских прав
  2. Введение О ПОНЯТИИ «ГЕОПОЛИТИКА*
  3. Понятие и трагедия культуры
  4. § 1. Понятие военной безопасности
  5. Основные понятия
  6. Понятие отражения в философии и естественнных науках. Отражение и информация. Отражение и изоморфизм
  7. 1.3. Понятие и содержание морального (неимущественного) вреда
  8. 1. Понятие и система обязательственного права. Понятие гражданско-правового обязательства
  9. Отдел второй. Основные выводы по главным вопросам учения о формах виновности в связи с очерком возникновения и хода развития понятия виновности
  10. § 1. Понятиеи цели государства. Его идея и сущность
  11. У Прибалтики отсутствует понятие «меньшего зла»
  12. 1. Понятие, признаки, свойства доказательств
  13. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ ПРАВА: СИНТЕТИЧЕСКИЙ ПОДХОД
  14. Понятие относительной утраты
  15. Членская группа как референтная группа
  16. Многочисленные референтные группы