<<
>>

Влияние разведывательных органов на внешнеполитический курс США

Небывало широкие масштабы разведывательно-подрывной деятельности секретных служб США породили в американской литературе два крайних направления при оценке влияния этих служб на внешнеполитический курс страны.

Сторонники одного из них склонны рассматривать превращение разведывательного сообщества в своего рода государство в государстве, произвольно определяющее некоторые основные направления внешней политики США. К этому направлению относятся ряд публицистов и политических деятелей леволиберального толка, систематически выступающих с критикой ЦРУ. Представители другого направления, наоборот, выступают с тезисом о том, что в расширении масштабов разведывательных операций не кроется никаких опасностей ни для внешней политики США, ни для американского общества. В действительности ни то ни другое направление не освещают подлинного положения вещей.

Мнение о якобы «независимой деятельности» американской разведки, нашедшее, в частности, свое отражение в книге Дэвида Уайза и Томаса Росса «Невидимое правительство», вышедшей в 1964 г., иногда просто выгодно американскому правительству, чтобы свалить вину на ЦРУ за многочисленные провалы во внешнеполитической области. Правительству удобно превращать в случае необходимости «парней из Лэнгли» в «мальчиков для порки». Президент США, выступая в марте 1969 г. перед работниками ЦРУ, особо поблагодарил разведывательную службу за ее готовность нести на себе бремя общественной критики. «Ваши успехи никогда не будут предаваться гласности, а ваши провалы всегда будут обнародо- ваться,— заявил Никсон.— Я ценю это, и я глубоко признателен тем из вас, кто идет на подобную жертву»40. 40

«Washington Post», March 8, 1969.

Конечно, разведывательные органы США не проводят самостоятельной политики, идущей вразрез с основной линией правительства. Вместе с тем нельзя не видеть действительную опасность, связанную с разрастанием разведывательных служб в США. Дело не только в том, что они становятся монопольными носителями самой важной государственной информации, влияющей на принятие серьезных внешнеполитических решений, что имеет большое значение. Существенно то, что разведывательные органы все в большей мере берут на себя саму разработку внешнеполитических акций. По сути дела, американские разведчики давно уже отошли от доктрины отделения «непредвзятой» информации разведки от политических решений. В нынешних условиях на разведки империалистических держав во все большей мере возлагается задача вынесения политических рекомендаций, разработки и осуществления крупных внешнеполитических операций.

Характерно в этом смысле заявление бывшего президента США Трумэна о том, что «Центральное разведывательное управление стало оперативным и временами формулирующим политический курс страны органом правительства» 174.

Так, например, госсекретарь, участвовавший в принятии решения о вторжении на Кубу, а также и Комитет начальников штабов основывались при разработке планов вторжения лишь на сведениях, которые представляло ЦРУ.

Президент Кеннеди, давший согласие на интервенцию, также располагал лишь информацией и оценками ЦРУ. Аллен Даллес, используя свое влияние директора центральной разведки в соответствии с положением об обеспечении секретности разведывательных источников и методов, практически блокировал любую возможность оппозиции своему плану. Как явствует из многих опубликованных мемуаров, в частности воспоминаний Артура Шлезингера, уже сама подготовка операции вызвала к жизни серьезные силы инерции. Президент Кеннеди не знал, что делать с подготовленными наемниками, если запретить вторжение на Кубу 175. Так, логика подготовки агрессии против Кубы, подготовки, подталкиваемой требованиями наиболее реакционных кругов США, пересилила осторожность, которой хотел следовать президент Кеннеди.

Президент Кеннеди в течение какого-то времени пытался оттянуть решение, но Аллен Даллес воздействовал на него, представив свои разведывательные сообщения (включавшие также метеорологические сводки и анализ боевого духа подготовленных отрядов) и заверив президента в том, что операция будет успешной, если она будет проведена в самое ближайшее время. Решение было принято.

Односторонняя ориентация разведывательных служб на тайные подрывные средства осуществления внешней политики приводила к весьма опасным последствиям.

В прошлом даже многие американские послы жаловались на неподконтрольные им действия представителей ЦРУ в стране их пребывания. Президенты США неоднократно специальными директивами пытались закрепить авторитет посла. Тем не менее, как свидетельствует Роджер Хилсмэн, резидент ЦРУ в силу особенностей своего положения имеет много преимуществ: «Действительно, поскольку ЦРУ может держать своих людей в данной стране дольше, чем в ней находится тот или иной посол, руководитель группы ЦРУ часто имеет возможность создать более тесные дружеские отношения с премьер-министрами, королями и президентами, чем послы. А таким образом и приобрести большое влияние. Во многих странах, особенно отсталых..., где деньги широко используются на путях, которые не обеспечивает бюджет государственного департамента..., большинство местных граждан искренне полагает, что руководитель группы ЦРУ является истинным представителем Соединенных Штатов»176.

Теоретически ЦРУ координирует свои операции с другими внешнеполитическими ведомствами, в частности с государственным департаментом. Однако пути этой координации не были точно установлены. Роджер Хилсмэн отмечает, что нередко представители ЦРУ использовали именно такие пути координации, которые обеспечивали им легкое согласие соответствующих ведомств на проведение специальных операций. В результате и возникали сложности и межведомственные трения. Описывая положение, в котором Соединенные Штаты оказались в результате такой практики, Роджер Хилсмэн делает интересное признание: «...тайные подрывные действия слишком часто использовались в качестве инструмента внешней политики, и репутация Соединенных Штатов страдала больше и больше»44.

Внутри самих Соединенных Штатов ЦРУ обеспечило себе серьезную опору в правящих кругах и создало широкую сеть своих тайных филиалов и агентуры по всей стране. Естественную тревогу американской общественности вызывает лишенная гласности деятельность ЦРУ на всей территории США: открытие многочисленных отделений ЦРУ; создание фиктивных деловых фирм, «благотворительных» фондов; широкое привлечение американских граждан для выполнения шпионских заданий во время поездок за рубеж под видом туристов; щедрое субсидирование различных молодежных, культурных и других общественных организаций и научных учреждений с целью впрячь их в колесницу разведки.

ЦРУ стало организацией, оказывающей все большее влияние на американское общественное мнение. Оно распространяет дезинформационные сообщения, пытаясь переложить на других ответственность за инциденты, возникающие в результате операций американских разведок, организует «утечку» секретных сведений, чтобы подогреть панические настроения в США. Все это оказывает опасное влияние на внутриполитическую обстановку в стране. И нужно сказать, в США, особенно у молодого поколения американцев, значительно возросло понимание этой опасности. Недаром журнал «Форин афферс» вынужден был опубликовать в январе 1969 г. статью Уильяма Барндса «Разведка и внешняя политика: дилемма демократии», в которой содержалось следующее знаменательное признание: «ЦРУ, безусловно, более, чем любое другое правительственное ведомство, способствовало отчуждению от правительства США важного сегмента ака- демическо-интеллектуальных кругов и молодежи; появле-

44 Ibid, р. 86.

ние его вербовщиков в университетском городке может в большей мере, чем деятельность вербовщиков любого другого учреждения, способствовать возникновению студенческих беспорядков,,,»177

Попытки разведок влиять на внешнюю и внутреннюю политику США были снова продемонстрированы, когда один из видных сотрудников ЦРУ Виктор Маркетти, работавший помощником заместителя директора этой организации, покинул свой пост и выступил в октябре 1971 г, с разоблачениями в печати. Рассказывая корреспондентам о различных тайных операциях ЦРУ, Маркетти подчеркивал, что на его решении покинуть это учреждение особенно сказались «политические махинации внутри разведывательных организаций».

Видимо, эта сторона дела также повлияла на решение Белого дома изменить управление разведывательными службами и поставить их в большей мере под свой непосредственный контроль. Естественно полагать, что разрядка международной обстановки и утверждение принципов мирного сосуществования в отношениях между государствами с различными общественно-политическими системами должны повлечь за собой ограничение подрывных операций американских разведок на мировой арене.

<< | >>
Источник: ШВЕДКОВ Ю. А (отв.ред.). США: ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ. ОРГАНИЗАЦИЯ, ФУНКЦИИ, УПРАВЛЕНИЕ. 1972

Еще по теме Влияние разведывательных органов на внешнеполитический курс США:

  1. ПРИЛОЖЕНИЕ ДОКУМЕНТЫ, КАСАЮЩИЕСЯ ОРГАНИЗАЦИИ И ФУНКЦИИ РУКОВОДЯЩИХ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИХ ОРГАНОВ США
  2. Новый внешнеполитический курс Г. Трумэна
  3. Внешнеполитический курс первой администрации Р. Рейгана
  4. § 10. «Новый курс» Ф.Рузвельта в США
  5. Новый курс РУЗВЕЛЬТА В США
  6. ШВЕДКОВ Ю. А (отв.ред.). США: ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ. ОРГАНИЗАЦИЯ, ФУНКЦИИ, УПРАВЛЕНИЕ, 1972
  7. Курс США на срыв Женевских соглашений. Образование агрессивного империалистического блока в Юго-Восточной Азии
  8. Поражение в войне с США и его влияние на внутриполитическую ситуацию в стране. Испанский регенерационизм. Политическая динамика в 1902-1923 гг.
  9. РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЕ СООБЩЕСТВО
  10. Структура разведывательных служб
  11. IV.7.2. Престиж органов прокуратуры и его влияние на социально-психологическое самочувствие сотрудников.
  12. СООБЩЕНИЕ БЕЛОГО ДОМА ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ МЕРАХ ПО УЛУЧШЕНИЮ ЭФФЕКТИВНОСТИ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОГО СООБЩЕСТВА ОТ 5 НОЯБРЯ 1971 г.340
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -