<<
>>

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ НАУЧНЫХ РЕСУРСОВ

В широком спектре исторических сдвигов, предопределивших основные особенности нынешних международных отношений, важное место занимают величайшие достижения науки и техники нашего времени. Действительно, трудно сейчас назвать крупную международную проблему, будь то проблема разоружения или укрепления международной безопасности, развития международного общения или использования Мирового океана, в которую не были бы вплетены наряду с социальными, политическими и военными факторами важные аспекты, связанные с научно-технической революцией.

Естественно, что Соединенные Штаты, как наиболее технически оснащенная и продвинувшаяся вперед в научном отношении страна капитализма, пытаются поставить научно-технические достижения на службу своей империалистической внешней политике. При этом важно отметить две вехи. На рубеже 60-х годов запуск советских искусственных спутников произвел эффект шока в правящих кругах США и заставил их уделить повышенное внимание развитию американской науки и использованию ее достижений во внешнеполитических целях. На рубеже 70-х годов сокращение возможностей американского империализма на мировой арене побудило правящие круги США искать дополнительные инструменты для внешней политики, причем использование научно- технических ресурсов стало выходить среди них на одно из первых мест. Это, в частности, нашло свое выражение в провозглашении администрацией Никсона так называемой иовой технологической политики.

Использование околоземного «и космического пространства, сохранение и улучшение внешней среды, развитие телекоммуникаций с помощью искусственных спутников Земли, освоение ресурсов Мирового океана — все эти сложные и перспективные проблемы стали сегодня объектом внимания американской дипломатии как в двусторонних отношениях с другими государствами, так и в деятельности многих международных организаций. Даже военно-политический блок НАТО Вашингтон в последнее время пытается подпереть научно-техническим сотрудничеством его участников.

О растущей роли научно-технических проблем во внешней политике США свидетельствуют следующие цифры. С 1961 по 1971 г. Соединенные Штаты заключили 250 международных соглашении по вопросам научного и технического сотрудничества с 35 странами, направили свой научный и технический персонал в 70 стран. Общие расходы на такое сотрудничество уже составили 300 млн. долл., и они достигнут 500 млн. долл., когда находящиеся в процессе разработки соответствующие проекты будут завершены. При этом около 2/3 этих расходов приходится на долю иностранных государств288.

Несколько иное место в работе американского внешнеполитического механизма занимает использование социально-политических наук. На них в послевоенные годы возлагалась задача не только идеологического обеспечения экспансии американского империализма, но и разработки конкретных проблем для внешнеполитического аппарата. С помощью государственного субсидирования и контрактов развернута широкая сеть научно-исследовательских центров в области международных отношений. В нынешних международных условиях ставится задача обеспечить лучшую координацию в работе этих центров, повысить полезный коэффициент использования их продукции для внешнеполитических нужд.

Механизм увязки внешнеполитических

и научно-технических проблем

Признание значения научных исследований и технических разработок для внешней политики США привело к созданию на разных правительственных уровнях специальных органов, ведающих разработкой общих проблем научной политики США и ее увязкой с внешней политикой.

Так, в 1957 г., после запуска советского искусственного спутника Земли, президент США учредил пост специального помощника по науке н технике. В марте 1959 г. Эйзенхауэр образовал межведомственный Федеральный совет по вопросам науки и техники. В его состав вошли крупные государственные чиновники, как правило, помощники госсекретаря и министров по научно-исследовательским программам в правительственных учреждениях. В функции Совета входило улучшение координации в проведении научных исследований, а также определение наиболее перспективных для них областей. При Совете был создан специальный подкомитет по международным программам.

В 1962 г. по рекомендации подкомиссии Джексона группа специального помощника президента по науке и технике была реорганизована в Управление по науке и технике, его директором стал тот же специальный помощник. На Управление были возложены задачи долгосрочного планирования научной деятельности, мобилизуя ее в первую очередь на решение важных проблем.

Управлению были также поручены мероприятия по усилению возможности в области научной деятельности отдельных государственных ведомств, принимать участие в подборе кадров для них, распространять среди них научную информацию и осуществлять контроль за ее должным использованием. Кроме того, Управление должно было оказывать помощь президенту в разработке и формулировании политики в научно-технической области. Как отмечал известный американский исследователь Юджин Скольников в книге «Наука, техника и американская внешняя политика», «при помощи этого механизма президент получал в свое распоряжение в более готовой и в более полезной форме результаты КОМ петентных стратегических исследований всех групп, существовавших внутри и вне правительства»289.

С течением времени круг проблем, которыми занимался специальный помощник президента по вопросам науки и техники и подчиненное ему управление, расширялся, включая не только вопросы стратегического характера, но и другие проблемы. В их число входили такие внешнеполитические проблемы, как разработка специальной научной программы для Латинской Америки, изучение вопросов научного сотрудничества с Советским Союзом, Японией и другими странами. В сфере внимания Управления по науке и технике при Белом доме постоянно находились вопросы ограничения испытания ядерного оружия, сокращения стратегических вооружений, а также некоторые вопросы оснащения новейшими научно-техническими средствами американских разведывательных служб, в реорганизации которых в 1971 г. принимал участие помощник президента по науке и технике.

Число подразделений при Белом доме, занимающихся координацией разработки различных научно-технических проблем и их увязкой с проблемами внешней политики, возросло. Помимо Управления по науке и технике к ним в настоящее время относятся возглавляемые вице- президентом межведомственные органы — Национальный совет по аэронавтике и космическому пространству, Совет по качеству внешней среды, Управление по политике в области телекоммуникаций. Последнему придается особое значение в связи с бурным развитием средств связи, их большой роли в военных и международных делах.

С укреплением аппарата Белого дома, занятого координацией научно-технических программ и их приспособлением к проблеме внешней политики, многие звенья государственного аппарата также приняли меры к укреплению своей собственной научной организации. Министерство торговли создало пост помощника министра по науке и технике, министерство внутренних дел — пост научного советника министра, министерство сельского хозяйства организовало специальную научную программу. Весьма активизировалось и министерство обороны.

В государственном департаменте США в 1962 г. был создан отдел международных научных проблем, преобразованный в 1965 г. в Управление международных научных и технических проблем. Это Управление дает рекомендации руководству по различным научным аспектам внешней политики, занимается координацией программ научного сотрудничества, а также руководит деятельностью института научных атташе, в качестве которых в посольства направляются специалисты в одной или нескольких областях науки, временно командируемые из университетов или исследовательских центров.

Круг вопросов, которыми занимается Управление, постепенно расширялся. Если раньше проблемы, связанные с разоружением, ядерными испытаниями, атомным и водородным оружием, исследованием и использованием космического пространства, мирным использованием ядерной энергии, находились в ведении специального помощника госсекретаря по атомной энергии и космическому пространству (эта должность была ликвидирована в 1962 г.), то позднее многие из этих вопросов были включены в сферу контроля Управления международных научных и технических проблем.

При непосредственном участии помощника президента по вопросам науки и техннки в 1961 г. формально под руководством госдепартамента было создано Агентство по контролю над вооружениями и разоружению со специальным Управлением науки и техники. При Агентстве было создано также два совета: Совет по исследованиям и Консультативный совет в области социальных наук. Первый представляет директору рекомендации по всем присылаемым в Агентство проектам и предложениям. В него входят помощники директора, генеральный советник и директор-исполнитель, который является председателем Совета по исследованиям. Второй дает консультации и обсуждает программы Агентства в области разоружения и контроля над вооружениями, а также ход выполнения программы Агентства в области социальных наук.

Оба эти Совета представляют собой важнейшие каналы связи между Агентством и научными кругами

США. Именно через них университеты и отдельные ученые знакомятся с планами по проведению исследований и с результатами завершенных работ. В свою очередь члены Совета всегда в курсе научных исследований, проводимых в университетских центрах.

Помимо специальных научных органов, существующих на уровне Белого дома и основных министерств, связанных с осуществлением внешней политики, большое влияние в этой области приобрели и некоторые автономные агентства Вашингтона, такие, как Комиссия по атомной энергии и Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА). Оба эти агентства активно привлекаются внешнеполитическими ведомствами США к формулированию внешней политики в областях, примыкающих к задачам этих ведомств. Комиссия по атомной энергии, например, отвечает за оценку ядерного потенциала Советского Союза и других государств, обладающих атомным и ядерным оружием, и представляет свои соображения и выводы, которые оказывают значительное влияние на процесс разработки предложений по запрещению атомных взрывов и ядерных испытаний, о нераспространении ядерного оружия, по всеобщему и полному разоружению и т. д.

Координация исследований для внешнеполитических нужд

В общем комплексе мер по упорядочению управления внешнеполитической деятельностью, предпринимаемых в последнее время в США, важное значение придается организации научных исследований, которые могли бы помочь руководству лучше определить характер возникающих внешнеполитических проблем, уточнить возможные варианты действий и оценить их вероятные последствия. Можно сказать, что первые устойчивые контакты внешнеполитического аппарата США с научным миром были установлены в период после второй мировой войны. Немалую роль в этом сыграла деятельность американских разведок военного времени, не без успеха искавших и затем использовавших лучших специалистов-аналитиков. После войны специалисты та кого рода, среди которых можно назвать Уолта Ростоу, Артура Шлезингера, Генри Киссинджера (ныне советник Никсона) и других, перешли на работу в университеты и стали готовить новое пополнение специалистов- международников. Для начала 50-х годов стало характерным создание на основе старых кадров и молодого научного пополнения новых научно-исследовательских университетских центров, занимающихся международными проблемами. В 1951 г., в частности, с помощью фондов ЦРУ был создан Центр международных исследований Массачусетского технологического института, а в 1957 г.— соответствующий Гарвардский центр.

По данным госдепартамента в 1967 г. в США насчитывался 191 университетский центр, занятый научно-исследовательскими работами в области международных отношений. Подавляющее большинство этих центров группируется вокруг крупнейших университетов страны: из 191 центра 112 связаны с 12 университетами — Гарвардским, Колумбийским, Принстонским, Калифорнийским (Бёркли), Стэнфордским и др.

По направлениям своих исследований университетские научные центры можно подразделить на функциональные, занимающиеся той или иной областью международных отношений, и региональные, связанные с изучением конкретных стран и районов мира. Среди 131 функционального центра 11 ведут исследования по общим проблемам международных отношений, 13 занимаются изучением социалистического общества и коммунистического движения, 10 связаны с изучением военностратегических проблем. Среди 60 центров, занимающихся региональными исследованиями, 20 ведут исследования по странам Дальнего Востока, особенно по Китаю, 11—по странам Латинской Америки, а другие—по странам Африки, Ближнего Востока, Южной Азии и Западной Европы290.

Значительное число центров занимается изучением вопросов, связанных с теми или иными аспектами внешней политики СССР, его экономики, культуры и т. д.

В системе научно-исследовательских учреждений, о которых идет речь, несколько особняком стоят новейшие специализированные научные центры, полностью или в основном финансируемые военными ведомствами США. Согласно данным, представленным в 1968 г. сенатской комиссии по иностранным делам, за счет военного бюджета финансируется работа пяти таких научно-исследовательских центров, занимающихся среди прочих проблем политическими и социальными исследованиями, а еще 11 менее крупных организаций носят узко специализированный военный характер291.

По контрактам министерства обороны ведут исследовательские работы и частные организации, созданные многими военно-промышленными монополиями. Не без оснований руководитель отдела исследовательских работ Пентагона Джои Фостер, выступая в мае 1968 г. в сенатской комиссии по иностранным делам, назвал и тысячи других научных организаций в числе тех, которые обслуживают военные ведомства Соединенных Штатов.

Научно-исследовательские центры США, занятые изучением международных отношений, до недавнего времени не имели единого координирующего органа. Для обмена научной информацией и обсуждения ключевых проблем их работы использовались разные организационные формы. Функции координации в какой-то мере выполняли такие организации, как Ассоциация политических наук, Национальный научный фонд и др.

Правительством США принимаются меры для того, чтобы обеспечить более четкую координацию исследований международных проблем и повысить их эффективность для использования при разработке внешнеполитических мероприятий. С этой целью за последнее десятилетие было создано несколько новых организаций, играющих роль координирующих центров международных исследований и оказывающих заметную помощь внешнеполитическому механизму. К ним в первую очередь относятся: Межуниверситетский консорциум по проведению политических исследований и Координационная группа по внешнеполитическим исследованиям, созданная при госдепартаменте.

Межуниверситетский консорциум — частная органи- задня. Он создан в 1962 г. Цели его состоят в сборе информации для оказания помощи при проведении различных исследований; развития системы сбора и обработки информации при помощи счетно-вычислительной техники и т. д. Консорциум поддерживает связи с 95 университетами, колледжами и другими научно-исследовательскими центрами как в США, так и за границей (в пяти странах).

Межведомственная Координационная группа по внешнеполитическим исследованиям была создана в 1964 г. с целью улучшения координации внешнеполитических исследований и для ликвидации дублирования, а также для более эффективного использования правительством исследований, проводящихся частными учреждениями. В эту группу входили представители 21 министерства и ведомства, включая Агентство международного развития, Агентство по контролю над вооружениями и разоружению, ЦРУ, министерство обороны и ряд других военных ведомств, государственный департамент, Информационное агентство США, Исполнительное управление президента США и др.

Кроме того, усилия в области более эффективной координации научных исследований принимались и в рамках отдельных ведомств, в частности госдепартамента. С 1966 г. там функционирует Совет по исследованиям, в который входят: руководитель группы планирования и координации, руководители территориальных управлений и руководящие работники Управления разведки и анализа. В рамках последнего создан специальный Отдел внешних исследований.

Однако сейчас признается, что результаты проводившихся научных исследований оказались несоизмеримыми с затраченными на них средствами. В своей основной массе эти 'исследования носили справочный характер, слабо увязывались с разработкой главных внешнеполитических проблем. Многие из них касались второстепенных, узких вопросов, интересовавших отдельные оперативные ведомства, имело место большое распыление и дублирование усилий. Главное внешнеполитическое ведомство (государственный департамент) располагало наименьшими среди других ведомств средствами для размещения заказов на научные исследования, в нем зачастую преобладала недооценка значения рекомендаций, кото рые могли бы явиться результатом глубокого изучения той или иной проблемы.

Между тем усложнение возникающих перед США международных проблем, все большее их переплетение со специальными научными, техническими, военными и другими вопросами делали необходимым дальнейшее развитие и использование комплексных исследований с привлечением специалистов различных областей науки. Это обстоятельство подчеркивалось в ежегодном докладе государственного секретаря Роджерса «Внешняя политика США в 1969—1970 гг.». «По мере того,— отмечалось в докладе,— как внешние сношения становятся все более сложными в результате развития, например, технологии оружия или океанографии, государственный департамент должен опираться на все более широкий круг экспертов и знаний, которые можно получить исключительно в частном секторе»5.

Укрепление механизма планирования и координации исследований в области международных отношений вылилось прежде всего в создание в феврале 1971 г. при Комитете заместителей министров Совета национальной безопасности специального Подкомитета по внешнеполитическим исследованиям. Этот орган был создан вместо существовавшей ранее Координационной группы государственного департамента по проведению внешнеполитических исследований.

В отличие от Координационной группы новый Подкомитет имеет более ограниченный состав. В него входят 6

постоянных членов, представляющих: государственный департамент, министерство обороны, Агентство международного развития, Агентство по контролю над вооружениями и разоружению, Информационное агентство США и аппарат Совета национальной безопасности. 7

других ведомств представлены в этом органе наблюдателями. Подкомитет возглавляется директором Управления разведки и исследований государственного департамента, а обслуживается аппаратом Отдела внешних исследований этого Управления6.

Другое существенное отличие нового Подкомитета состоит в том, что он входит в систему Совета нацио-

6 «United States Foreign Policy 1969—1970. A Report of the Secretary of State». Washington, 1971, p. 322. 6

«Far Horizons», May 1971, p. 1—3.

нальной безопасности, действует по поручению президента и имеет более четко очерченные функции и полномочия.

Координационная группа была по существу лишь форумом для никого не обязывающих обсуждений и обмена информацией. Она не смогла подготовить достаточной базы для определения долгосрочных исследовательских задач, представляющих интерес для ведомств.

Подкомитет по внешнеполитическим исследованиям имеет конкретное поручение подготовить скоординированную исследовательскую программу, которая отражала бы не только «цели и приоритеты» отдельных ведомств, но и общие правительственные задачи в данной области. Такая программа, рассчитанная на несколько лет, должна устанавливать ответственность каждого ведомства за тот или иной ее участок, а также отражать проекты, требующие совместного финансирования со стороны ряда ведомств. В постоянную функцию Подкомитета входит наблюдение за улучшением обмена информацией о проводимых исследованиях между отдельными правительственными ведомствами, а также между этими ведомствами и частными научно-исследовательскими центрами.

Как явствует из материалов госдепартамента, важную роль при осуществлении функций Подкомитета, особенно в части налаживания обмена научной информацией, будут играть сложившиеся на более низком уровне координационные органы. К ним относятся: Отдел внешних исследований в Управлении разведки и исследований государственного департамента, центр документов при этом отделе. Следует, однако, сказать, что руководство государственного департамента расширило функции Совета по внешним исследованиям. В настоящее время Совет несет ответственность также и за планирование и координацию исследовательской программы департамента. Он принимает окончательные решения об исследовательских проектах, разрабатывает критерии полезности этих проектов и утверждает ежегодную исследовательскую программу государственного департамента в целом до представления ее государственному секретарю.

В свете нынешнего подхода к задачам научных исследований для внешнеполитических нужд уже перерас пределяются ассигнования на их проведение. Общие масштабы таких ассигнований в 1970 г. составили 20,8 млн, долл, Хотя министерство обороны и сохранило главенствующее положение среди других федеральных министерств и агентств и в проведении научно-исследовательских работ для нужд внешней политики, однако его j ассигнования уменьшились почти наполовину и состави- вили 6,2 млн, долл.

Имеющиеся данные о правительственных ассигнованиях на внешнеполитические исследования в 1971 г. свидетельствуют о том, что при сокращении общих масштабов выделяемых средств ассигнования на осуществление главных исследовательских работ, интересующих руководство, по существу возрастают. Так, аппарату Совета национальной безопасности, возглавляемому Киссинджером, в 1971 г, было выделено на исследования в области международных отношений 200 тыс, долл. Такие же ассигнования государственного департамента возросли со 125 до 444,5 тыс, долл,, причем 202,7 тыс, долл, были переданы государственному департаменту министерством обороны для проведения исследований по во- енно-политическим проблемам, представляющим интерес для обоих ведомств. Кроме того, Управление по научному и культурному обмену государственного департамента израсходовало 114 тыс, долл, на организацию специальных исследовательских проектов, связанных с его сферой деятельности 7,

Как видно из сообщений американской печати, научные исследования считаются в аппарате СНБ важным инструментом, позволяющим глубже прочертить возможные варианты позиции США по наиболее крупным и сложным международным проблемам до представления их президенту.

Такой подход, например, имел место при подготовке американской стороны к переговорам по ограничению стратегических вооружений. Только лишь после завершения первого тура переговоров в Хельсинки в ноябре 1І969 г, специальной рабочей группой аппарата Совета национальной безопасности, возглавляемой известным специалистом в области систем оружия Лоуренсом Лином, было подготовлено с участием правительственных и привлеченных извне специалистов 12 исследований. Кроме того, технические аспекты проблемы были более детально изучены в министерстве обороны и Агентстве по контролю над вооружениями и разоружению.

В государственном департаменте перед осуществляемыми исследованиями ставятся более узкие и конкретные задачи, соответствующие его роли в формулировании политики. Как отмечается в официальных материалах этого ведомства, исследования должны выявлять или уточнять возникновение важных международных ситуаций или тенденций; своевременно предупреждать о появлении тех или иных возможностей для внешней политики США или, наоборот, трудностей и проблем. Кроме того, значение придается и тем работам, где содержатся конкретные рекомендации по улучшению управления во внешнеполитических делах.

Следует отметить, что ассигнования на научные исследования, выделяемые правительственным ведомствам США, включают средства, идущие на оплату научных консультантов этих ведомств, проведение конференций и семинаров с привлечением внешних специалистов и т. д. В настоящее время государственный департамент принимает меры к повышению роли научных и консультативных органов для более продуктивного использования внедепартаментской экспертизы. Об этом свидетельствует, в частности, тот факт, что госсекретарь США Уильям Роджерс встретился 15 октября 1970 г. с членами Комитета по Африке, воссозданного с целью консультирования государственного департамента и правительства в целом по широкому комплексу отношений США с государствами этого района.

Государственный департамент стал чаще организовывать конференции и семинары по различным проблемам международных отношений с привлечением представителей научного мира. В 1971 г. было проведено 6 таких конференций. Апробируются и новые формы привлечения внешних экспертов. С прошлого года в госдепартаменте начала осуществляться программа «ученый- дипломат», предусматривающая приглашение молодых научных работников примерно на недельный срок в различные управления этого ведомства. Каждый из приглашенных прикрепляется к интересующему его сотруднику управления. Научные специалисты включаются в рабо- чую атмосферу соответствующего управления, знакомятся с входящими и исходящими бумагами, анализируют основные политические документы, посещают собрания сотрудников, высказывают свои соображения и идеи, выступают с лекциями. Они встречаются также с руководством того или иного управления, с представителями соответствующих управлений других министерств и ведомств. Поощряется представление госдепартаменту копий выполненных ими исследований и разработок планов на будущее.

Государственный департамент практикует также годичное пребывание старших дипломатов в университетах и колледжах США. Главной целью этого является «восстановление линий коммуникаций между правительством и университетами в особенности в области внешней политики». Кроме того, пребывание в университете способствует «втягиванию» дипломатов в проблемы американского общества после длительного пребывания за границей. С 1962 по 1971 г. 81 дипломат был направлен в 65 колледжей и университетов США8.

Контрактные исследования и научные круги

Процесс привязывания научных исследований к во- енно-политическим задачам США через специализированные и ведомственные научные центры создал благоприятные условия для расширения наиболее преуспевающей прослойки специалистов, связанных с верхушкой американского генералитета, воздействующих на формирование американской внешней политики, но оторванных от интересов широких слоев американского народа. Специалисты типа Уолта Ростоу, Германа Кана, Збигнева Бжезинского, Аллена Энтховена стали главными создателями американских военно-стратегических доктрин, носящих опасный, антидемократический и антигуманный характер.

Констатируя это явление, один из крупнейших американских теоретиков и исследователей в области международных отношений, Г. Моргентау, отмечает в своей книге «Новая внешняя политика для Соединенных Шта-

tr* -Л *

? «Far Hpnzon.s», July 1970, p. 2.

тов»: «Этот сектор научного общества превращается в простой придаток правительственной бюрократии, защищающей и проводящей правительственную политику независимо от ее объективных качеств». Моргентау считает, что в силу «морального разложения» части научных специалистов, работающих на правительственные ведомства, они не в состоянии признавать провалов американской политики, так как такое признание показало бы несостоятельность «интеллектуальных, политических и моральных стандартов тех людей, которые являются инициаторами и проводниками этой политики» 292.

Несмотря на довольно интенсивное привлечение научных ресурсов к деятельности внешнеполитических ведомств, в американской литературе не иссякают жалобы на слабое использование результатов социально-политических исследований американских специалистов. Причины подобных жалоб связаны, конечно, со многими обстоятельствами: и с социальными противоречиями между бюрократической прослойкой и научными кругами, и с частыми неудачами американских исследователей в отношении выполнения отдельных контрактов. Главная же слабость у американской внешней политики и обслуживающей ее буржуазной науки общая — это неспособность найти правильный ответ на колоссальные социально-политические сдвиги, происходящие во всем мире, на вызов, который бросает отжившему капитализму новое, социалистическое общество. Подчинение научных исследований в области международных отношений интересам империалистических монополий и военно-промышленного комплекса США, отход американских исследователей от разработки важнейших проблем, волнующих широкие массы общественности этой страны, безусловно, ослабляют американскую науку. Как указывал в свое время В. И. Ленин, все те, «кто берется за частные вопросы без предварительного решения общих, тот неминуемо будет на каждом шагу бессознательно для себя «натыкаться» на эти общие вопросы. А натыкаться слепо на них в каждом частном случае значит обрекать свою политику на худшие шатания и беспринципность» 293. Расширение правительственных контрактов на проведение научно-исследовательских работ университетами н научно-исследовательскими институтами стало вызывать заметное недовольство в научных кругах Соединенных Штатов. Конечно, это недовольство во многом связано с настроениями американского студенчества, его наиболее радикальной части. Как известно, радикальные студенческие организации довольно активно выступают против вербовочной деятельности ЦРУ и военно-промышленных корпораций в университетских кэмпу- сах, а также давно уже выступают против выполнения университетами военных контрактов. Эта деятельность, во многом связанная с протестом против агрессивной войны США во Вьетнаме, находила и находит отклик среди американской профессуры, особенно у ее более молодых представителей.

Однако в последнее время недовольство военно-политической направленностью правительственных контрактов получило более широкую основу. Оно увязывается с профессиональными соображениями представителей американского научного мира, которые считают, что упор на военные исследования мешает педагогической деятельности, подрывает некоторые фундаментальные исследования в гражданской области и вообще ведет к растрате интеллектуальных ресурсов, которые столь нужны для решения назревших внутренних проблем страны.

Обстановка, сложившаяся в американских университетах, привела к тому, что специализированные научно- исследойательские центры, финансируемые военными ведомствами, вынуждены прервать свои отношения с университетами. Так, Институт оборонных исследований разорвал свои связи с 12 крупными университетами. Стэнфордский научно-исследовательский институт вынужден был отделиться от Стэнфордского университета.

Следует отметить, что подобные настроения начинают все больше и больше тревожить отдельные звенья внешнеполитического механизма и особенно военные ведомства, которые без содействия университетов не в состоянии обеспечить получение желаемых результатов от научно-исследовательских работ. Как писал журнал «Юнайтед стейтс ньюс энд уорлд рипорт», «за волнениями в колледжах кроется потенциально серьезная угроза будущей военной обороне Америки. Эта угроза состоит в том, что научные исследования, которые правительственные органы считают жизненно важными для обороны США, сильно замедлятся или окажутся совсем прерванными»294.

Показательным является и то обстоятельство, что наряду с противодействием военным контрактам правительственных органов увеличивается число индивидуальных и групповых протестов крупных представителей американского научного мира против военно-стратегических установок Вашингтона. Первоначально такие протесты имели место почти исключительно в отношении агрессии во Вьетнаме. В начале 1968 г. широкую известность в США получил отказ профессора Калифорнийского университета (Беркли) Джеральда Берремана продолжать работы по контрактам Пентагона над изучением Гималайских районов Индии. В своем письме сенатору Фулбрайту, датированном 15 января 1968 г., Берреман писал: «В связи с незаконным участием нашей страны в войне во Вьетнаме, я не могу принять деньги на исследовательские работы от ведомства, главный интерес и цель которого заключается в проведении этой войны и осуществлении политики, которая, по всей вероятности, приведет к другим подобным войнам, включая войны в том самом районе, где я осуществлял исследования...» 295 В выступлениях других крупных представителей ученого мира против проводимой правительством политики стали затрагиваться и более широкие проблемы. Как известно, такие крупные американские ученые, как Джером Визнер, Джордж Кистяковский, бывшие советники президента США по вопросам науки, и другие крупные ученые энергично выступали против правительственных планов развертывания системы противоракетной обороны «Сейфгард» (ПРО). По просьбе сенатора Эдварда Кеннеди эти ученые весной 1969 г. подготовили специальный доклад, в котором планы развертывания ПРО характеризовались как дорогостоящая и по существу ненужная затея. В докладе признавались неубедительными утверждения руководителей Пентагона в от ношении военных планов СССР и проводилась мысль о том, что развертывание системы ПРО лишь приведет к новому и ненужному туру в гонке ядерных вооружений, который помешает переговорам с СССР об ограничении стратегических вооружений.

Другим показателем антивоенных настроений в научных кругах Соединенных Штатов является тот факт, что в этой стране издается все большее количество книг с критикой направленности научных исследований, которые готовятся на потребу военных ведомств. Примером тому может служить книга Ральфа Лэппа «Культура оружия». В ней автор решительно выступал против связи научных исследований с военно-промышленным комплексом, коррумпирующим науку и оказывающим пагубное воздействие на американскую политику 296.

Не будет преувеличением сказать, что усиление недовольства в американских научных кругах попытками американского правительства заставить ученых обслуживать военно-промышленный комплекс США является наряду с ростом антивоенных студенческих выступлений отражением новых настроений важной прослойки американской общественности, требующей переключения правительственных ресурсов на решение сложных внутренних проблем США и отказа Вашингтона от глобальных военно-политических планов.

<< | >>
Источник: ШВЕДКОВ Ю. А (отв.ред.). США: ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ. ОРГАНИЗАЦИЯ, ФУНКЦИИ, УПРАВЛЕНИЕ. 1972

Еще по теме ИСПОЛЬЗОВАНИЕ НАУЧНЫХ РЕСУРСОВ:

  1. 15.4. Использование водных ресурсов
  2. Глава 19 Природные ресурсы и их использование
  3. Комплексное использование природных ресурсов
  4. 2. Использование кадровых ресурсов
  5. 7.3. Основные направления использования водных ресурсов
  6. ПРИРОДНЫЕ РЕСУРСЫ И ОГРАНИЧЕНИЯ В ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИИ
  7. 7.6. Основные направления охраны и рационального использования водных ресурсов
  8. Водные ресурсы Беларуси и их использование
  9. Тема 5. ЭКОЛОГО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ И ОХРАНЫ ВОДНЫХ РЕСУРСОВ
  10. Комплексное использование ресурсов, освоение непрерывных и безотходных технологий
  11. У.З. Использование ресурсов и проблемы загрязнения среды
  12. Тема 8. РАЦИОНАЛЬНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ И ОХРАНА РЕСУРСОВ НЕДР
  13. Тема 7. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ И ОХРАНА ЛЕСНЫХ И ДРУГИХ БИОЛОГИЧЕСКИХ РЕСУРСОВ
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -