Континентальная блокада и подготовка к войне с Наполеоном

Последствиями борьбы с Наполеоном

стали войны России с Турцией и Швецией.

Еще при Павле I русский и турецкий флоты совместно боролись с французами на Средиземном море.

В 1805 г. Россия заключила с Турцией мирный договор, по секретной статье которого Оттоманская империя присоединялась к третьей коалиции. Однако Наполеон сумел использовать русско-турецкие противоречия относительно положения православных народов в Турции: их властителем был турецкий султан, но покровителем — единоверный русский царь. Кроме того, французский император пригрозил Турции пройти по ее европейским владениям огнем и мечом, а в случае мира пообещал вернуть Крым и Причерноморье. Турецкий султан Селим был вынужден выбирать, какая из военных сил в Европе опаснее. Победы Наполеона 1805—1806 гг. склонили его занять сторону Франции и пойти на обострение отношений с Россией. «Нельзя не признавать императора, который победил двух императоров», — говорил султан Селим.

Турция стала нарушать важнейшие статьи существовавших договоров. Россия усилила помощь восставшим сербам. Война началась осенью 1806 г. и тянулась с перерывами на мирные переговоры до весны 1812 г. Почти каждый год менялись русские главнокомандующие, но крупные успехи не приходили. Лишь в 1811 г., когда во главе армии был поставлен М. И. Кутузов, были одержаны решающие победы. Сначала Кутузов проявил себя незаурядным полководцем, заманив в ловушку и заставив капитулировать турецкую армию у крепости Рущук на Дунае. Затем он продемонстрировал свой дипломатический гений, заключив Бухарестский мир с Турцией за месяц до начала войны с Наполеоном (исхитрившись при этом еще и приобрести для России Бессарабию!). На юге России освободилась более чем пятидесятитысячная армия. Как писал историк Е. В. Тарле: «Наполеон был в ярости, называя турок болванами, и это еще был один из самых вежливых эпитетов, которыми он их награждал после Бухарестского мира»50.

Война со Швецией была прямым продолжением Тильзитского мира с Францией. Наполеон использовал Россию для того, чтобы склонить Швецию к участию в континентальной блокаде. Однако сам император Александр увидел в этом принуждении возможность завершить целую череду русско-шведских конфликтов, постоянно возникавших со Смутного времени. Целью его стало присоединение Финляндии — в то время входившей

51

во владения шведов — для перенесения границ подальше от Петербурга. В начале 1808 г. русские войска вторглись в Финляндию, но война оказалась непростой: на море господство англо-шведского флота было подавляющим. Когда русская армия уходила в глубь Финляндии, неприятельский флот высаживал десант у нее в тылу. Затем в очередной раз был применен давний стратегический прием: русские летом отступают, а зимой наступают. Зимой 1809 г., когда лед сковал продвижение флота, военные действия были перенесены на территорию Швеции. Колонны под командованием Багратиона и Барклая де Толли неожиданно для всех пересекли ледяные нагромождения Ботнического залива и атаковали шведские войска прямо на зимних квартирах. Поражение Швеции было столь впечатляющим, что там произошел государственный переворот и новый король немедленно предложил перемирие, а вскоре и мир. По Фридрихсгамскому миру 1809 г. Россия вынудила Швецию формально присоединиться к континентальной блокаде, а также приобрела Финляндию и Аландские острова.

Александр повел в Финляндии весьма умную политику: он дал краю широкую автономию на правах Великого княжества, сохранил конституцию и государственный язык, подтвердил все старинные права и привилегии финнов, отменил подать, которую они платили Швеции на покрытие долгов, облегчил торговлю, уничтожив внутренние таможни, но сохранив таможенную границу с Россией. «Для округления» нового государства (а Александр подчеркивал, что Финляндия — государство, а не губерния) ему была придана Выборгская губерния, сто лет перед этим принадлежавшая России. Император как бы желал подчеркнуть, что ему приятно вводить либеральные и конституционные начала, ограничивающие его власть как Великого князя Финляндского.

Не менее искусно Александр I повел себя как дипломат в отношениях с побежденной Швецией. Ее новым наследным принцем, будущим королем стал маршал Франции и дальний родственник Наполеона Бернадот. Казалось бы, Наполеон заполучил надежнейшего союзника. Однако новый наследный принц Швеции, по иронии судьбы с дней революционной молодости носивший на груди татуировку со словами «Смерть королям и тиранам!», стеснялся и этой татуировки, и своего «наполеоновского» прошлого. Александр добился личного расположения Бернадота, ловко польстив ему как якобы единственному полководцу и политику, способному затмить славу Наполеона. Смягчил император и горечь потери Финляндии: он предложил «в компенсацию» (надо сказать, более чем достаточную) Норвегию, которую в случае войны с Наполеоном можно будет отобрать у союзницы последнего— Дании. 24 марта/5 апреля 1812 г. был заключен русско-шведский союзный договор, и Франция лишилась потенциального союзника к северу от России.

52

Присоединившись к континентальной блокаде и даже воюя за нее, Россия теряла важнейшего торгового партнера — Англию. В России стало исчезать

Все, чем для прихоти обильной

Торгует Лондон щепетильный

И по Балтическим волнам

За лес и сало возит нам...51

Россия лишалась товаров, поставлявшихся через Англию: тростникового сахара (делать свой, свекольный, еще только учились), чая, кофе, табака, специй, железа, хлопчатобумажных, шелковых и шерстяных тканей и изделий (например, ниток) и т. п. Мало того, российские производители сырья (не только леса и сала, но и пеньки, дегтя, льна, хлеба, меди) также не могли реализовывать свою продукцию.

Развитие торговли с Францией не могло компенсировать утраченного. Из почти 1000 иностранных судов, приходивших ежегодно в Петербург и Кронштадт, чуть ли не каждое второе было английским, — и только примерно каждое двухсотое — французским. В целом объем торговли с Францией был в десятки раз меньше, чем с Англией. При этом Франция поставляла предметы роскоши, а из Англии ввозились товары «народного потребления». Без прорыва континентальной блокады в России никак не могла остановиться инфляция: бумажные деньги обесценились вдвое, втрое, а к 1811 г. — вчетверо! Как вспоминал современник: «Только когда вдруг вздорожал сахар и дошел до ста рублей пуд, тут только почувствовали невыгоды этого мира. Наполеона... тогда ненавидели»52.

При этом Александру стало известно, что в самой Франции Наполеон тайно разрешил выдавать лицензии на право доставлять и продавать английские товары! Тогда и нашелся путь обхода тильзитской статьи о континентальной блокаде. Дело в том, что запрет торговать с Англией не распространялся на торговлю с нейтральными странами (например, с США). И вот в российские порты стали приходить корабли с «нейтральными» товарами, имевшими английское происхождение. Специальное «Положение о нейтральной торговле на 1811 год» заметно упрощало доступ в русские порты всем судам, кроме английских. Практически одновременно были подняты пошлины на ввозившиеся сухим путем предметы роскоши и вина (основные товары французского экспорта). «Уж лучше бы он дал мне пощечину», — комментировал Наполеон новую торговую политику Александра.

Политические договоренности Тильзита соблюдались так же плохо, как и экономические. Наполеон не содействовал примирению России и Турции, как обещал в Тильзите, а наоборот, всячески подогревал военный конфликт. Он присоединил к Франции Голландию и Вечный город — Рим, оккупиро-

53

вал немецкие ганзейские города Любек, Гамбург и Бремен (во имя поддержания континентальной блокады), а также заодно лежащее между ними герцогство Ольденбургское, неприкосновенность которого была оговорена специальной 12-й статьей Тильзитского договора. Эта акция затрагивала интересы русской императорской фамилии, поскольку замужем за наследником герцога Ольденбургского была сестра императора Александра Екатерина Павловна. В свою очередь, Россия сделала шаг, обозначавший фактическое непризнание Наполеона равноправным в семье европейских монархов. Императору Франции, собравшемуся в начале 1810 г. породниться с кем-нибудь из законных монархов, было отказано в руке сестры Александра Анны Павловны.

Весьма болезненной была польская проблема. В созданное Тильзитским договором герцогство Варшавское Наполеон с 1810 г. поставлял оружие, надеясь иметь надежный плацдарм у самых границ России. Более того, он угрожал восстановить Польшу в границах, существовавших до ее раздела 1772 г. Александр видел в этом желание спровоцировать Россию на агрессию, но он прекрасно понимал, что с его стороны разрыв и агрессия — это ошибка. «Из этого ничего не выйдет, в нынешних обстоятельствах я твердо решился не совершать ее», — писал русский царь своему польскому другу Чарторыйскому 31 января 1811 г.53

При всей напряженности обстановки послы и сами императоры лицемерно обменивались постоянными заверениями в том, что войны не будет, что основы Тильзитского договора соблюдаются, что все дипломатические конфликты основаны на недоразумениях и т. д. Русский посол А. Б. Куракин на рождественском приеме в Париже 25 декабря 1811 г. даже провозгласил тост «За нерушимую дружбу двух императоров!».

А за спинами политиков начиная с 1810 г. шла спешная подготовка к войне: готовились войска, создавались запасы вооружения и боеприпасов, шпионы собирали секретную информацию, дипломаты осторожно выясняли позиции европейских держав на случай будущего конфликта. Наполеон буквально «под пушками Даву», как писал историк Сорель, добился от бывших союзников России — Австрии и Пруссии — обязательства выставить крупные силы в случае войны с Россией. Однако Александр тотчас получил уверения от прусского короля и австрийского правительства в том, что выставленные войска постараются причинить России как можно меньше вреда (подобно тому, как это делал русский корпус во время франко-австрийской войны 1809 г.). Прусский король уверял Александра: «Мы не совершим зла больше, чем того потребует жестокая необходимость»54. Так и случилось: 20-тысячный прусский корпус всю кампанию 1812 г. изображал осаду Риги и в декабре 1812 г. перешел на сторону русских, 30-тысяч-

54

ный австрийский корпус простоял под Луцком, на Украине, и на сторону русских перешел в январе 1813 г.

В 1811 г. Наполеон, инструктируя посла Лористона, говорил, что не будет воевать с Россией только из-за торговых тарифов или герцогства Ольденбургского. Он упомянул «два возможных и единственных случая возникновения войны»: мир Александра с Англией и новое усиление русских позиций на Балканах55. Именно эти два ключевых момента решились к лету 1812 г. На юге, как уже говорилось, Кутузов заключил выгодный Бухарестский мирный договор с Турцией. Осенью 1811 г. в Лондоне прошли успешные переговоры о заключении русско-английского союза, и в течение зимы — весны 1812 г. в Стокгольме сторонами были подготовлены все необходимые документы. Как раз в это время Наполеон заявил: «Всякий, кто протягивает руку Англии и прорывает континентальную блокаду, объявляет себя врагом императора!» Но уже в самом начале лета Александр писал сестре: «Я надеюсь в скором времени известить Вас о мире с Англией, но пока — никому ни слова! »56 Вопрос был решен до вторжения Наполеона (фактически договор был подписан 6 июля 1812 г.). Препятствий для начала войны больше не оставалось.

<< | >>
Источник: Д.И. Олейников. История России с 1801 по 1917 год. Курс лекций : пособие для вузов / Д. И. Олейников. — М. : Дрофа. — 414 с.. 2005

Еще по теме Континентальная блокада и подготовка к войне с Наполеоном:

  1. Континентальная блокада и дворянская конституция
  2. ПОДГОТОВКА К ВОЙНЕ
  3. ПОДГОТОВКА К ВОЙНЕ
  4. Подготовка к войне
  5. Блокада и фрустрация
  6. 3. ИНФОРМАЦИОННАЯ БЛОКАДА РЕГИОНА: МЕХАНИЗМЫ ДЕЙСТВИЯ
  7. ЕЩЕ О НАПОЛЕОНЕ
  8. § 12. КОНТИНЕНТАЛЬНЫЙ ШЕЛЬФ
  9. НАПОЛЕОН
  10. Первый Континентальный конгресс
  11. Первые войны с Наполеоном
  12. 6. Александр I и Наполеон Бонапарт
  13. Континентальные фации
  14. ХРАМОВНИКИ НАПОЛЕОНА
  15. Урок 2. Франция под властью Наполеона
  16. Причины поражения армии Наполеона.
  17. 11.3. Методические особенности экстремальной подготовки Методы подготовки
  18.  2. Особенности корпораций в континентальной Европе
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -